Сыны Ивана

Официальный возраст Керчи – 2600 лет. Даже не знаю, кому первому пришел в голову этот бред: назначить точную дату и тут же ее отпраздновать? Ведь археологи утверждают, что первые люди жили здесь задолго до этого. За это время здесь по разным причинам оказались десятки народов, но мистическим образом русское отчество ИВАНОВИЧ появлялось рядом с именами тех, кто менял этот город к лучшему.

Эдуард ИВАНОВИЧ Тотлебен

Сначала паром «Кавказ-Крым». Потом по раздолбанной дороге с говорящим названием Киммерийское шоссе еду в Крепость «Керчь», или Русскую крепость. Ее сооружение велось с 1857 по 1877 год. Строительство сильной морской крепости, способной преградить путь вражескому флоту в Азовское море, было вызвано поражением России в Крымской войне. В итоге появилась первоклассная крепость, ставшая своеобразным памятником гениальному фортификатору Эдуарду Ивановичу Тотлебену. Ведь в ней он воплотил в жизнь все передовые военно-инженерные идеи того времени.


Сыны Ивана


Немецкая фамилия Тотлебен происходит от девиза «Treu auf Tod und Leben» («Верен до самой смерти»). И граф Эдуард Иванович Тотлебен его полностью оправдал. Русский генерал, знаменитый военный инженер. Этот человек успел за свою жизнь и повоевать на Кавказе (1848-1850), и отличиться в обороне Севастополя в ходе Крымской войны (1854-1857), и поработать главным распорядителем по обороне Черноморского побережья в годы Восточной войны (1877-1878). Строил форты и укрепления в Керчи, Очакове, Одессе, Севастополе, Свеаборге, Динабурге, Николаеве, Выборге, Кронштадте, Киеве и других уязвимых городах Российской Империи.

Контролировал строительство крепости «Керчь» сам Александр II, который трижды посещал город. Российская Империя потратила более 12 миллионов рублей, и, в итоге, получила одну из семи сильнейших крепостей России, опору империи на Черном море.

Сыны Ивана


В крепости меня встречает молодой керченский писатель Дмитрий Марков. Дима оказался очень эмоциональным экскурсоводом: «Мы не так давно здесь гуляем – до 2000 года Крепость была закрыта. В советское время здесь размещалась военная часть, был склад боеприпасов. Вывозили их потом много лет. И до сих пор не уверен, что совсем ничего не завалялось. Крепость наша! Гулять по отсекам, казармам, туннелям, думать о тех, кто нес здесь службу. Бродить по никому не нужному сооружению, пережившему войны, для которых было построено, слушать гулкое эхо в его лабиринтах и радоваться МИРУ!»

Крепость строилась в эпоху гладкоствольного оружия и была завершена, когда появилось нарезное оружие, так что она не участвовала ни в одной из войн, для которых была предназначена, а в годы ВОВ была в значительной степени разрушена из-за бомбардировок — почти не осталось наземных строений, а вообще до нас дошло меньше половины её сооружений.

Сыны Ивана

Сильно пострадала крепость и от вандалов. Внизу — едва ли не единственные сохранившиеся аутентичные кованные ворота, стоявшие во всех переходах из внутренней части крепости в ров. В центра кадра — выход вентиляции.
Сыны Ивана

Крепость «Керчь» спрятана под земляными насыпями, ее сложно заметить с земли, воздуха или воды, но при этом она имеет все традиционные атрибуты классических оборонительных построек: рвы, валы, бойницы, стены.
Сыны Ивана

Они выполнены из естественных местных материалов: ракушечника, красного кирпича, камня-известняка. Последний по структуре был очень вязким. При попадании ядра в стены оно не разлеталось на куски и не поражало большого количества людей.

Сыны Ивана

Обычно при упоминании военного объекта на ум приходят практические, угловатые, без лишних деталей постройки. В крепости Тотлебена все совсем иначе: самые незатейливые здания украшены изумительным орнаментом из кирпича. Огромное фортификационное сооружение, скрытое в прибрежных холмах в самом узком месте Керченского пролива, выглядит потрясающе.

Сыны Ивана

Большинство сооружений крепости сообщаются между собой подземными переходами (потернами). Наиболее продолжительный из них ведет из форта «Тотлебен» к береговым батареям. Длина этого тоннеля около 600 метров, и именно о нем сложено большинство мифов, легенд и просто страшных историй, которые вряд ли имеют хоть что-то общее с правдой.


Сыны Ивана


Ворота, ведущие в Ак-Бурунское укрепление.

Сыны Ивана


Вентиляционная шахта

Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана


Одни из ворот, ведущие из внутренней части крепости в оборонительный ров.

Сыны Ивана


Оборонительный ров.

Сыны Ивана


Полукапонир во рву.

Сыны Ивана


Надпись на внутренней стене рва.

Сыны Ивана


Вид на полукапонир во рву.

Сыны Ивана


Вход в полукапонир из рва.

Сыны Ивана


Вентиляционная шахта.

Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана


Одна из дореволюционных казарм и разрушенная лестница к ней (возможно, уже советского времени).

Сыны Ивана


Вероятно, пороховой погреб.

Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана


Казармы.

Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана


Полуразрушенный во время войны капонир во рву.

Сыны Ивана
Сыны Ивана

Надписи, сделанные, по-видимому, бойцами Красной армии в 1941 году.

Сыны Ивана
Сыны Ивана


Вид с крепости в сторону Митридатовой гряды.

Сыны Ивана


Ров.

Джорджио ИВАНОВИЧ Торричелли

После блужданий по пустынной крепости еду в самый центр города, к подножью горы Митридат. Когда-то на ней стоял красавец-храм – Первый русский музей в Керчи. Пока поднимаемся по величественной лестнице с грифонами на гору, становится ясно: смотреть уже нечего.

…В 1834 году Керчи повезло. Поступило высочайшее распоряжение о кредите в 50000 рублей для постройки здания музея прямо на горе Митридат, а уже в 1835 она была завершена. За образец был взят афинский храм Гефеста (покровителя торговли), располагающийся на агоре (рыночной площади) рядом с акрополем. Архитектором был командирован городской архитектор Одессы Джорджио Иванович Торричелли.

Джорджио Иванович Торичелли - один из крупнейших архитекторов Одессы первой половины XIX века. В 1823-1827 годах он служил в должности "архитекторского помощника", а затем стал городским архитектором Одессы. В 1828 году им составлен генеральный архитектурный план города.

Из зданий и сооружений, спроектированных и построенных в Одессе под надзором Торичелли, можно отметить: Архангело-Михайловский собор (разрушен в 1931 году), Кирху Святого Павла, дворец одесского знакомого Пушкина графа И.О. Витта, Английский клуб (ныне Музей морского флота), ансамбль Биржевой площади, музей Императорского Одесского общества истории и древностей, особняк Толстого (ныне Дом ученых), купеческую биржу (ныне Одесский горсовет) на Приморском бульваре, Сабанеев мост, а также 44 лавки Пале-Рояля.

Только в 1841 году, после всех приготовлений, музей открыл свои двери для публики. «Можно судить о том, какое впечатление он производит со всех сторон Босфора, особенно, когда эта величественная громада, освещенная снизу фронтона доверху, отражается в волнах» - писал швейцарский путешественник Дюбуа де Монпере.

Сыны Ивана


Англо-французы, захватившие 12 мая 1855 года Керчь, разорили музей и устроили в нем пороховой склад. Десант продемонстрировал всю «мощь европейской культуры»: "Дверь музеума выломана... пол мраморный выломан, камины выломаны, стекла в люках выбиты, мебель и шкапы в нишах уничтожены. Древние вещи, хранившиеся в музеуме, расхищены... Мраморные львы и надгробные памятники, бывшие под колонами музеума, все похищены, кроме некоторых, не имеющих значения". По сведениям Н.П. Кондакова, пол музея на несколько вершков был устлан битой посудой и стекла. Оставшиеся ценные вещи (в том числе керамика) были вывезены за границу английским полковником Вестмакетом.

Фактически сотню лет после этого здание переходило из рук в руки. После войны здание служило церковью и содержалось в приличном виде, а после начавшегося в 1880-х оползня его укрепили, затем и отремонтировали — там снова была церковь, а до ВОВ — музей. Здание было столь разрушено в войну, что его фактически нужно было отстраивать заново, чего советы делать не пожелали и в 1959 году снесли одно из ключевых в облике Керчи архитектурных сооружений.

Общественный деятель Эдуард Десятов, с которым я встретилась, выступает за восстановление храма Тезея. Его удивляет многолетнее нежелание городских властей поднять эту проблему на федеральном уровне: «Сохранился подвальный этаж, остались чертежи, картины, рисунки, фотографии. Чего же не хватает? Настоящие керчане знают цену этому храму, они видели его. А новые поколения горожан и руководства, увы, не готовы на поступок, потому что для них храм не существует».
С ним не совсем согласен краевед Константин Ходаковский: "Поддерживаю эту инициативу, но приоритетным в митридатском комплексе должна сейчас стать погибающая лестница — её следует едва ли не заново переложить, а затем часовня, завершающим этапом должен стать Храм Тезея — эти три строения формировали облик города на протяжении более ста лет, и до сих пор Керчь невозможно представить без Митридатской лестницы".
Митридатская лестница

Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
[center]Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана


Константин ИВАНОВИЧ Месаксуди

Мест, связанных с биографией потомственного почетного гражданина Керчи, владельца крупной табачной фабрики, гласного Керчь-Еникальской Думы, старосты Греческой церкви Константина Ивановича Месаксуди – в городе не счесть. К началу XX века семья Месаксуди владела в различных районах города недвижимостью, площадь которой в целом составляла около 145 тысяч кв.м. и оценивалась в 336 336 рублей 50 копеек.

Дом, где находилась фабрика Месаксуди, хорошо сохранился. Интересно, что на внутреннем дворе до сих пор стоит здание, построенное вместе с основными корпусами в 1915 году и повторяющее облик первой фабрики Месаксуди 1867 года, но служившее уже в качестве детского сада для детей рабочих.
Сыны Ивана


Крупнейшее в стране предприятие по выпуску элитных табачных изделий пользовалось заслуженной известностью и поставляло свою продукцию к императорскому двору, а владелец производства приобрел легендарную славу удачливого предпринимателя и щедрого благотворителя. Учредитель табачной фабрики Константин Иванович, а в последующем и его дети Григорий и Дмитрий, управлявшие предприятием, проявляли постоянную заботу о своих рабочих. При заводе существовала касса взаимопомощи, кооператив с более дешевыми, чем в городе, продуктами, детские ясли для детей. Кадровые рабочие получали денежные премии, подарки по случаю бракосочетания и рождения детей. В случае травм или увечий выплачивались пособия. На средства хозяина содержались аптека и амбулатория.

Фабрика была национализирована в 1920 году и просуществовала до 1941 года, оставаясь самым крупным предприятием табачной отрасли в Крыму. Во время Великой Отечественной войны, в 1941 году, по некоторым сведениям, часть оборудования была эвакуирована в Армавир. Оставшиеся станки и запасы сырья оккупанты передали в Феодосию с целью возобновления табачного производства для нужд войск. Предприятие больше не возрождалось.
О визитах потомков Константина Ивановича Месаксуди можно прочитать здесь.Керченский историко-археологический музей


Жорж ИВАНОВИЧ Матрунецкий


Жорж Иванович Матрунецкий родился, жил и творил здесь, в Керчи. Писал он невероятно много, избрав для себя многослойную темперу (друзья утверждают, что красок уходило много, и художник экспериментировал как мог, подмешивая в них различные компоненты). В лихие 90-е ему приходилось подрабатывать оформителем на судостроительном заводе «Залив», но, как ни странно, это никак не сказалось на его творческой манере и сюжетах его картин. Он остается верным однажды выбранной теме, «пишет обобщенный образ Керченского полуострова - узкой полоски суши, заключенной между двумя морями, образ мудрого, бесстрастного, вечного, серого моря».Картинная галерея

Когда-то его отец рабочий-молотобоец Иван Константинович Матрунецкий приехал сюда с Украины и своими руками построил дом, что стоит и ныне на улице Черняховского. Сейчас здесь живет вдова художника Мария и это, пожалуй, единственное место в Керчи, где можно увидеть хотя бы несколько его картин. Я надеюсь, что когда-нибудь здесь обязательно будет дом-музей художника.

Работы Жоржа Матрунецкого есть в Феодосийской картинной галерее, Симферопольском художественном музее, музеях Одессы, Киева, частных коллекциях разных городов и стран… Еще при жизни он не знал скупости и легко дарил свои картины друзьям, галереям, учреждениям, но лишь немногие смогли и захотели сохранить эти полотна для потомков: картины продавались и менялись на продукты в трудные годы, а иногда и просто «исчезали» из местных музеев. Пришло время и им вернуться на Родину.

Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана
Сыны Ивана

P.S. Такие вот разные «Ивановичи».
Автор: Екатерина Царева


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Антропос 19 мая 2015 11:54
    Спасибо автору! Спасибо Ивановичам! Это НАША история, а не юкрейновская и не крымскотатарская. Нет прав на Крым ни у тех, ни у других.
    Нечего крымским татарам трындеть о своём корневище. Тмутараканское княжество в Корчеве существовало ещё за 300 лет до ТМ нашествия и за 500 лет до образования крымского ханства. Корни крымских татар между колючками саксаула в пустынных пердях средней азии.
    Жду моста с нетерпением.
  2. Aleksander 19 мая 2015 15:13
    Уважаемая Екатерина!

    Огромнейшее спасибо за изумительный рассказ о Керчи, за чудесную подборку фотографий и картин. hi
    1. Kerch 22 мая 2015 20:32
      Пожалуйста fellow

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня