РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

В конце второй мировой войны немецкими конструкторами были созданы первые в мире противотанковые управляемые реактивные снаряды (ПТУРС), но запустить их в массовое производство не успели.

В послевоенные годы ПТУРСы появились во многих странах мира. Для увеличения мобильности их начали устанавливать на автомобилях и бронированных колесных машинах. Естественно, возник вопрос и о вооружении танков управляемыми противотанковыми снарядами (сейчас общепринята абревиатура ПТУР).

Впервые за рубежом управляемые снаряды (в дальнейшем их будем называть ТУРС - танковый управляемый снаряд) устанавливались на французском легком танке АМХ-13 в 1959-60 годах. Эти танки вооружались ТУРС SS-11 в двух вариантах; по две пусковых на крыше башни или по 4 пусковых на передней стенке башни.


В 1959-60 гг. США закупили во Франции несколько тысяч противотанковых управляемых снарядов SS-11 и SS-10. Были попытки установить эти снаряды на танки М-48 и М-60, но дальше опытных образцов дело не пошло, хотя SS-10 и SS-11 пробивали любую броню любого советского танка (по крайней мере до 1965 г.).

Противотанковые снаряды первого. поколения (в т.ч. SS-10 и SS-11) имели ручное управление по проводам. Оператору приходилось при помощи специальной ручки наводить их на цель. Низкая точность наведения и большое полетное время исключали стрельбу с хода. Ручная система выведения снаряда на линию визирования приводила к образованию значительной непоражаемой зоны (500-600 м). Открытое расположение пусковых установок балочного типа на броне танка делало невозможным перезаряжание пусковой установки под огнем противника. Сами же снаряды подвергались воздействию пуль и осколков, не говоря уже о ядерных взрывах.

В начале 70-х годов в США были приняты нв вооружение ТУРС нового поколения "Шиллейла". Новый ТУРС наводился полуавтоматически по инфракрасному лучу. Запуск "Шиллейлы" производился из 152-мм танковой пушки, которая кроме ракеты стреляла и обычными осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами. "Шиллейлами" американцы оснастили около 1500 легких танков М551 "Шеридан" и 540 средних танков М60А2. В боекомплект М551 входило 10 ТУРС и 20 обычных снарядов, а в М60А2 - 13 ТУРС и 33 обычных снаряда.

Однако в середине 70-х годов производство танков с ТУРС "Шиллейла" было прекращено вследствие высокой стоимости и неудовлетворительной эффективности ТУРС, а также более слабого действия снарядов из 152-мм короткой пушки по сравнению со 105- и 120-мм танковыми пушками.

Попытки западных конструкторов создать ТУРС, которыми можно было стрелять из 105- и 120-мм штатных танковых пушек, оказались неудачными. Опытные образцы подобных ТУРС имели слабое куммулятивное действие и ряд других недостатков.

Таким образом в странах НАТО единственным орудием танка по прежнему остается танковая пушка, хотя еще в начале 80-х годов западные специалисты признали, что на дистанциях свыше 2-2,5 км действие обычных снарядов танковых пушек менее эффективно, чем действие управляемых снарядов.

Совсем по-другому шло развитие танкового ракетного вооружения в СССР.

В 1957 г. в связи с развитием противотанковых управляемых ракет и изменением взглядов руководства на роль ракетного вооружения были развернуты работы по использованию управляемого оружия в танках. Работы выполнялись по трем направлениям:

а) использование пехотных ПТУР в качестве дополнительного вооружения танков;

б) создание комплексов управляемого вооружения танков;

в) создание специальных истребителей танков.

В результате работ по первому направлению в 1963 г. некоторое количество танков Т-54, Т-55, Т-62, Т-10М и ПТ-76Б дополнительно оборудовали ПТУР "Малютка" 9К14. Кроме того, строенная ПУ "Малютка" была установлена на опытном танке об. 167, созданном в 1961 г. на базе Т-62. Строенная пусковая установка (на ПТ-76Б - спаренная) находилась снаружи кормовой части башни в специальных кожухах. Наведение ракет на цель проводилось с помощью штатного танкового прицела.

В 1957 г. началось проектирование первого комплекса ТУРС 2К4 "Дракон". Головным разработчиком комплекса было назначено КБ-1 ГКРЭ (Государственный комитет по радиоэлектронике). Снарядом занимались КБ-1 и ЦКБ-14, шасси - завод №183 (Уралвагонзавод), а прицельными устройствами - ЦКБ-393 (ЦКБ КМЗ).

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

Опытный танк объект 167 с ПТУРС "Малютка"

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

Контейнер для ПТУ PC "Малютка" на башне танка об.167

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

Размещение ПТУРС "Малютка" в контейнере


Комплекс имел полуавтоматическую систему наведения с передачей команд по радиолучу. "Дракон" проектировался для специального танка ИТ-1 (ИТ - истребитель танков) (объект 150), который разрабатывался на Уралвагонзаводе с 1958 г. под руководством Л.Н. Карцева. Танк не имел пушки и был вооружен только пусковой установкой "Дракон". Боекомплект из 15 ракет ЗМ7 помещался под броней танка. Из них 12 помещалось в автоматизированной укладке, осуществлявшей перемещение и подачу снарядов к ПУ.

В апреле 1964 г. два опытных ИТ-1 были переданы на совместные испытания. До конца 1964 г. произвели 94 управляемых пуска "Дракона".

Постановлением Совета Министров СССР № 703-261 от 3.09.1968 г. комплекс "Дракон" был принят на вооружение и выпускался малыми сериями с 1968 по 1970 гг. Так, к примеру, в 1970 г. Ижевский завод изготовил 2000 ракет ЗМ7, а Уралвагонзавод - 20 машин ИТ-1.

В процессе испытаний и эксплуатации комплекс показал высокую надежность (до 96,7%), но его конструктивные недостатки (большие габариты, вес аппаратуры управления в танке составлял 520 кг, устаревшая элементная база, большая мертвая зона и т.д.) и отсутствие пушки на танке послужили причиной снятия ИТ-1 с производства.

Интересно, что уже в упомянутом Постановлении № 703-261 говорилось:

"Проработать в 1968 г. вопрос о целесообразности перевода ракетного оружия "Дракон" на базу Т-64А с одновременным улучшением характеристик вооружения". Но "проработка" показала, что эти работы можно выполнить не ранее 1972 г., когда он уже не сможет конкурировать с перспективными ТУРС.

Следующим комплексом ТУРСов стал "Лотос", разработка которого была начата в ЦКБ-14 (КБП) в 1959 г. Он имел полуавтоматическую систему наведения и передачу команд по инфракрасному лучу. Система управления разрабатывалась ЦКБ КМЗ. Разработчики считали, что система наведения "Лотоса" будет более помехозащищенной, чем система с радиоуправлением. Пусковая установка "Лотоса" имела направляющие балочного типа.

ТУРС "Лотос" предполагалось установить на новом тяжелом танке, проектировавшемся ЧТЗ. Но Постановлением СМ № 141-58 от 17.02.1961 г. разработка этого тяжелого танка была прекращена. Был изготовлен лишь макет тяжелого танка, на котором в 1962 г. проходили заводские испытания ракет "Лотос". Весной 1964 г. на Гороховецком полигоне испытывался комплекс "Лотос", установленный на БТР-60П. Пуск ракет производился как в неподвижном, так и в подвижном инфракрасном луче. Кроме того, был разработан проект установки "Лотоса" на танк Т-64 (объект 432). Тем не менее комплекс на вооружение не приняли. Общие затраты по теме составили 17,5 млн. (тех) рублей.

В 1961 г. началась разработка ТУРС "Тайфун" (заводской индекс 301П). Головным разработчиком "Тайфуна" было ОКБ-16. Систему управления в "Тайфуне" сделали ручной, передача команд производилась по радиолучу. Снаряд 9М15 оснащался кумулятивно-осколочной боевой частью. Причем осколочное действие 9М15 было эквивалентно действию 100-мм гранаты от пушки Д-10, которой вооружались Т-54 и Т-55. Пусковая установка балочного типа.

КБ Кировского завода под руководством Ж. Я. Котина был создан безбашенный ракетный танк об.287, который имел двойное бронирование. Корпус танка сварной, броня комбинированная, состоит из 90-мм брони, затем идет 130 мм лист стеклопластика, потом опять 30 мм брони и 15 мм специального противорадиационного подбоя. Броня танка не пробивалась ни подкалиберными, ни кумулятивными снарядами любых танковых пушек, состоящих тогда на вооружении, Экипаж из двух человек находился в отделении управления в специальной бронированной капсуле и был герметично изолирован от боевого отделения.

Вооружение танка состояло из пусковой установки ТУРС "Тайфун", двух 73-мм пушек 2А25 "Молния" и двух спаренных с орудиями пулеметов.

Вместо башни на крыше корпуса была установлена вращающаяся платформа, в центре которой находился люк для выдвигающейся пусковой установки. ПУ стабилизировали в вертикальной плоскости, что позволяло вести стрельбу ракетами "Тайфун" с ходу на скорости 20-30 км/час.

Слева и справа от люка к платформе были приварены два бронеколпака, в каждом из которых помещались 73-мм орудие и пулемет. В пушках "Молния" использовали боекомплект от пушки 2А28 "Гром" установленной на БМП-1.

Пушка "молния" в качестве механизма заряжания имела два барабана револьверного типа по 8 выстрелов в каждом. Управление всем вооружением осуществлялось дистанционно.

Два танка об.287 в апреле 1964 г. поступили на заводские испытания на Гороховецкий полигон. Из 45 управляемых пусков отмечено 16 попаданий в цель, 18 отказов, 8 промахов и 3 незачтенных пуска. Каждый танк прошел не менее 700 км. К концу 1964 г. испытания были прекращены для устранения выявленных недостатков (ненадежность системы управления ракет, неудовлетворительное действие стрельбы пушек 2А25 и т.д.). Позже работы над "Тайфуном" и вовсе прекратили.

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию
Ракетный танк об.287

Постановлением Совета Министров СССР от 30.03.1963 г. были начаты работы по созданию танка об.775 и двух ракетных комплексов "Астра" и "Рубин". На этапе техпроекта предполагалось выбрать лучший из них.

Ракеты обоих комплексов должны были иметь сверхзвуковые скорости полета, вдвое превышающие скорость "Малютки", "Дракона", "Лотоса" и др. Такими стали первые ТУРС, выстреливаемые из танковой пушки (ПУ).

Головным разработчиком "Астры" было ОКБ-16, а радиоаппаратуру системы управления проектировало ОКБ-668. Решением секции НТС Государственного комитета по оборонной технике от 1.03.1964 г. из двух комплексов выбрали "Рубин", а работы по "Астре" прекратили. К тому времени на "Астру" затратили 601 тыс. рублей.

Головным разработчиком комплекса "Рубин" назначили СКБ (впоследствии КБМ в городе Коломне).

"Рубин" имел полуавтоматическую систему наведения с передачей команд по радиолучу. Комплекс был разработан под специальный ракетный танк "об.775".

В 1962-64 гг. в СКБ-75 (Челябинский тракторный завод) под руководством П. П. Исакова был создан ракетный танк об.775. В ОКБ-9 для него создана ствольная нарезная (32 нареза) пусковая установка Д-126 калибра 125 мм, стрелявшая ТУРС "Тайфун" и неуправляемыми активно-реактивными осколочно-фугасными снарядами "Бур". Максимальная дальность стрельбы "Бурами" - 9 км. Пусковая установка имела автомат заряжания и дистанционно управлялась командиром-оператором. Д-126 была стабилизирована в двух плоскостях стабилизатором 2Э16.

Дизельная силовая установка и трансмиссия об.775 были заимствованы у танка Т-64, но опытный танк (объект 775Т) имел газозаборную установку с двумя двигателями ГТД-350.

Гидропневматическая подвеска позволяла осуществлять ступенчатое изменение клиренса машины.

Оба члена экипажа размещались в изолированной кабине внутри башни. Механик-водитель располагался справа от пусковой установки на подвижном сидении. Он вел наблюдение через смотровые приборы своей вращающейся башенки, которая удерживалась на месте при вращении башни специальными механизмами. При этом механик-водитель и его смотровой прибор постоянно оставались направленными вдоль продольной оси корпуса, чем обеспечивалось непрерывное наблюдение за дорогой.

Танк об.775 не был принят на вооружение из-за того, что экипаж плохо видел поле боя, сложности устройства и низкой надежности системы наведения ТУРС.

На базе об.775 был разработан танк об.780 также с размещением экипажа из трех человек в башне, причем механик-водитель располагался в кабине по оси вращения башни. При повороте башни она вращалась вокруг этой кабины. 125-мм нарезная установка могла стрелять как ТУРС, так и артиллерийскими снарядами обычного типа.

С начала 1964 г. производились баллистические пуски ракет "Рубин", а в конце года и управляемые пуски.

В связи с тем, что танк об.775 не был принят на вооружение, прорабатывался вариант установки "Рубина" в танк Т-64 (об.432). Но при этом выяснилось, что размещение аппаратуры управления "Рубина", занимавшей объем 200 дм3 при весе в 180 кг, в корпусе танка возможно только в отделении механика-водителя, на месте 7 пушечных снарядов и топливного бака на 150 л. Кроме того, полутораметровый снаряд "Рубина" не помещался в Т-64 и требовал модернизации в раздельном исполнении: двигательной установки 820 мм и боевой части с отсеком аппаратуры 680 мм. В конце концов установку "Рубина" в Т-64 сочли нецелесообразной, и работы по теме были закрыты.

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

Ракетный танк об. 775

"Рубин" был последним ТУРСом первого поколения, но прежде, чем переходить к современным ТУРСам, скажем несколько слов о необычном и не имевшем аналогов танковом ракетном комплексе.

В 1968 г. в КБП началось проектирование тактических ракетных комплексов "Таран" и "Шиповник". Оба комплекса должны были иметь единую ракету, но размещаться на различных шасси - "Таран" предназначался для танковых полков и монтировался на танке, а "Шиповник" - для мотострелковых полков и, соответственно, монтировался на базе БМП-1.

Ракета прорабатывалась в двух вариантах: как НУРС и с упрощенной схемой коррекции. Двигатель ракеты был твердотопливный, а боевая часть проектировалась только специальная.

Первоначально "Таран" планировалось установить на танке типа об.287.

Затем в качестве шасси был выбран танк Т-64А. Основным его преимуществом стал круговой обстрел и возможность вести огонь ТУРСами из универсальной пусковой. Для танка Т-64А проектировался ТУРС "Таран-1", близкий по массогабаритным характеристикам к ракете "Таран". "Таран-1" должен иметь осколочно-кумулятивную боевую часть и головку самонаведения, пуск осуществлялся с помощью оптического прицела, т.е. реализовывался принцип "выстрелил и забыл".

Таким образом, танк Т-64А с комплексом "Таран" мог наносить мощные удары спецзарядами по танковым и мотострелковым подразделениям противника. А затем - производить дострел уцелевших единиц бронетехники ТУРСами "Таран-1", находясь вне зоны поражения танковых пушек и ПТУР противника.

Тем не менее, к началу 1972 г. работы по "Тарану" и "Шиповнику" были прекращены, что, вероятно, обуславливалось политическими причинами. Технически же проект вполне могли реализовать.

Итак, ни "Тайфун" с об.287, ни "Рубин" с об.775 на вооружение приняты не были. Тут подобно американцам с "Шиллейлой" конструкторы пошли по пути существенного уменьшения баллистических качеств танковой пушки, что резко снижало боевые возможности танка. Выяснилось, что ТУРС не может заменить танковую пушку и хорош лишь как дополнение к ней, и то, если его установка не ухудшает данные пушки.

В самом деле, ТУРС не годен для стрельбы по пехоте, полевой артиллерии, минометам и т.п., по любым объектам вблизи танка ("мертвой зоне") и на дистанции свыше 4-5 км. ТУРС малоэффективен при стрельбе по танку в окопе или ДОТу из-за возможности увода снаряда в землю или в бруствер окопа вследствии того, что ПТУРС в полете совершает колебательное движение в вертикальной плоскости.

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

Схема танка ИТ-1 (чертил М.Павлов)

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

Управляемый снаряд 9М112М
1 - боевая часть; 2 - маршевый двигатель; 3 - метательное устройство; 4 - поддон; 5 -хвостовой отсек; 6 - аппаратурный отсек; 7 - головной отсек

РАКЕТНЫЕ ТАНКИ, или Как прививали броне чужеродную конструкцию

Выстрел с управляемым снарядом 9М119 . калибра 125-мм для танков Т-72Б, Т-80


В общем, появление ТУРС не поколебало крылатую формулу конструктора Грабина: "Танк - повозка для пушки".

ТУРСы следующего поколения стали попросту управляемыми снарядами танковых пушек, не отличаясь габаритами, внешнему виду от кумулятивных или осколочно-фугасных снарядов. Как и обычные снаряды, ТУРСы для 100-мм и 115-мм пушек имели унитарное, а для 125-мм пушек - раздельно-гильзовое заряжание.

20 мая 1968 г. вышло Постановление Совета Министров СССР о начале проектирования ТУРС нового поколения. Постановление предусматривало конкурсное проектирование ТУРС "Гюрза" и "Кобра". Обе ракеты имели массогабаритные характеристики 125-мм осколочно-фугасного снаряда пушки Д-81 и раздельное заряжание.

Разработка "Гюрзы" проводилась в КБМ под руководством главного конструктора С.П. Непобедимого.

Полуавтоматика системы управления с инфракрасной линией связи создавалась филиалом ЦНИИ Автоматики и Гидравлики Министерства обороны.

Но Красногорский механический завод сильно задержал изготовление "прицела-даяьномера-прибора слежения", создаваемого на базе прицела-дальномера "Кадр-1". В результате "Кобра" значительно обогнала по времени "Гюрзу" и 14 января 1971 г. работы по "Гюрзе" были прекращены, при этом часть завода использовали при проектировании комплекса "Штурм".

Комплекс "Штурм" имел полуавтоматическую систему наведения -наводчик только удерживал марку прицела на цели, а система управления автоматически вела к ней ракету. Команды управления передавались по узконаправленному радиолучу. В состав системы управления 1АЗЗ вошел прицел-дальномер 1Г42, баллистический вычислитель 1В517 и другое оборудование.

Снаряд состоит из двух отсеков, укладываемых в танке, головного и хвостового, соединяемых между собой в лотках механизма заряжания и в процессе движения снаряда в камору пушки.

Для испытаний ТУРС "Кобра" было выделено два танка Т-64А, первый из которых прибыл на Гороховецкий полигон 23.02. 1971 г. В ходе заводских испытаний ТУРС "Кобры" отмечались повышенная вибрация прицела, не допускавшая ведение стрельбы с ходу, недостаточная надежность механизма заряжания и т.д. Впоследствии большинство недостатков удалось устранить.

В 1976 г. на вооружение был принят танк Т-64Б с ТУРС "Кобра".

В 1985 г. на вооружение принимается танк Т-72Б, вооруженный 125-мм гладкоствольной танковой пушкой 2А46М, стрелявшей ракетой 9М119 комплекса "Свирь". Принципиальным отличием "Свири" от "Кобры" была помехозащищенная полуавтоматическая система управления ракетой по лучу лазера.

Почти одновременно поступает на вооружение танка Т-80У комплекс "Рефлекс", имеющий ту же, что и "Свирь" ракету 9М119. Различаются комплексы системой управления.

Для увеличения боевой мощи старых танков в 1983-1985 гг. принимаются на вооружение комплексы 9К116 "Бастион" и 9К116-1 "Шексна", созданные в КБП. Оба комплекса имеют унифицированную ракету 9М117 и почти одинаковые полуавтоматические системы управления. Передача команд осуществляется по лазерному лучу.

Комплекс "Шексна" был установлен на танках Т-62М, вооруженных 115-мм гладкоствольными пушками У5-ТС, а комплекс "Бастион" - на танках Т-55М и Т-55АМ, вооруженных 100-мм нарезной пушкой Д-10ТС-2. Кроме того, осенью 1986 г. комплекс "Бастион-К" прошел государственные корабельные испытания на малом артиллерийском корабле пр. 1208.1 и рекомендовался к принятию на вооружение.

Таким образом, потребовалось почти четверть века, чтобы привить танкам поначалу чужеродную конструкцию - управляемые противотанковые снаряды. В создании ТУРС неоспорим приоритет отечественных конструкций, до сих пор не имеющих аналогов в мире. Бурное развитие вычислительной и лазерной техники создает перспективу появления принципиально новых ТУРС, в частности, реализацию принципа - "выстрелил и забыл".
Автор: Александр Широкорад


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11
  1. Canep 18 мая 2013 08:21
    Спасибо за хорошую статью.
  2. Strashila 18 мая 2013 09:48
    Вещь, так скажем не чужеродная, просто каждому овощу свое время.Сам факт что от этой идей не отказались подтверждает её правильность... потребовалось время чтоб сформировалось понимание , а что собственно надо и в какой форме.
  3. luiswoo 18 мая 2013 12:48
    Что-то про «Хризантему-С» забыли. Не совсем танк, но по назначению тоже самое.
    1. svp67 19 мая 2013 15:35
      Цитата: luiswoo
      Что-то про «Хризантему-С» забыли. Не совсем танк, но по назначению тоже самое.

      Осталось только показать где на ней полноценный ствол танковой пушки...
      1. luiswoo 19 мая 2013 15:48
        А где он у ИТ-1 или Объекта 287?
  4. леликас 18 мая 2013 12:53
    КАК ГОВОРИТСЯ-В ЖИЗНИ ВСЕ НАДО ПОПРОБОВАТЬ ;)
  5. Атаман 18 мая 2013 20:34
    интересная статья
    Атаман
  6. bublic82009 18 мая 2013 20:56
    эх а какова эффективность их?
    bublic82009
  7. bublic82009 18 мая 2013 20:57
    в обычных боевых действиях часто применялись?
    bublic82009
  8. the47th 31 мая 2013 16:45

    Ещё про становление ПТУР на советских танках. Смотреть с 25:15
  9. казак волгский 29 мая 2015 17:45
    хорошая статья. спасибо!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня