Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма

Летом 1942 г. войска нацистской Германии и ее сателлитов активизировали наступление на Ростовскую область. По требованию Гитлера, осознававшего потребность вермахта в обеспечении топливом, нацистские армии рвались к богатому нефтью Северному Кавказу. Стратегическое значение для гитлеровской армии представляли и промышленные регионы Донбасса — как западного, входившего в состав Украинской ССР, так и восточного, входившего в состав Ростовской области. Но на земле Донбасса гитлеровцы и их союзники столкнулись с ожесточенным сопротивлением местного населения. Шахтеры — народ лихой и храбрый, и несмотря на отсутствие в этом регионе, некогда звавшемся «Диким полем», естественных условий для партизанской борьбы, против гитлеровцев было развернуто мощное подпольное движение.

Шахты — центр угольной промышленности

В отличие от Ростова-на-Дону, в который гитлеровцам удалось «зайти» дважды — в 1941 и 1942 гг., «столицу Восточного Донбасса» — город Шахты — нацисты смогли захватить лишь в июле 1942 года. Шахты были на тот период небольшим, но развитым в индустриальном отношении городом. Еще в начале XIX века здесь возникли первые поселки — хутора Поповский и Власовский, а в 1830-е гг. при Грушевском руднике, где добывался уголь, появилось Грушевское горное поселение — оно и стало ядром будущего города. После того, как российские власти ликвидировали монополию донского казачества на добычу угля в регионе, началось ускоренное развитие добывающей промышленности и возникшего вокруг рудника поселения. В 1883 г. Грушевское горное поселение было переименовано в город Александровск-Грушевский. После того, как в 1900 г. в Александровске-Грушевском было создано полноценное городское управление с управой и думой, он стал настоящим городом. К 1914 г. численность населения составляла 54 тысячи человек. Основная масса горожан была занята на угледобыче, занимая самые разные должности — от проходчиков до инженеров. Но подлинное индустриальное развитие города началось в конце 1920-х — начале 1930-х гг. При советской власти Шахты превратились в центр угледобычи на востоке Донбасса. Была сделана попытка и выйти за рамки моногородской модели развития — в Шахтах появились медицинский и педагогический техникумы, рабфак. Инженерные кадры для угледобывающих предприятий готовились в соседнем Новочеркасске — в политехническом институте. Перед войной в городе работало 12 шахт, давших стране 4 миллиона 300 тысяч тонн угля только в 1941 году.


Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма


Когда началась Великая Отечественная война, тысячи шахтинцев — и мужчин, и женщин — отправились на фронт. После объявления мобилизации только в первые три дня войны городской военкомат г. Шахты получил 1370 заявлений с просьбой об отправке на фронт. Значительно сократилось число работающих на шахтах горняков — ведь почти все молодые и боеспособные парни и мужчины были мобилизованы в Красную Армию. Но мобилизованных заменяли женщины и подростки, которые бесстрашно отправлялись в забой. Вернулись к работе и пожилые люди — шестидесятилетние шахтеры вспомнили свой богатый опыт. К осени 1941 г. 95% трудовой силы Шахт составляли женщины. Но и они справлялись с работой, выдавая большое количество угля для нужд Красной Армии, военной промышленности и гражданской инфраструктуры.

Оккупация города

В начале июля 1942 г. 1-я танковая армия вермахта, которой командовал генерал-полковник Клейст, повернула на юго-восток от Миллерово и начала наступление в сторону Ростова-на-Дону. 17-я полевая армия, которой командовал генерал-полковник Руофф, выступила из Сталино (ныне — Донецк) и направилась со стороны реки Миус. 17 июля 1942 г. красноармейские подразделения начали покидать Шахты. Одновременно шла эвакуация оборудования и квалифицированного персонала. В эвакуацию увозили, прежде всего, специалистов горного дела из непризывного контингента. Но многие шахтеры, особенно входившие в коммунистический актив, остались на территории города — перед ними была поставлена задача развертывания подпольного и партизанского движения в Шахтах. 21 июля 1942 г. в город вошли гитлеровцы. За три дня до захвата города советское командование приняло решение взорвать несколько ключевых шахт, чтобы они не достались противнику. Шахта имени Артема, шахта имени Красина, имени Фрунзе, шахта «10 лет ЗИ», Артем-ГРЭС — грохот от взрывов этих объектов сотрясал и город Шахты, и окрестные хутора и поселки.

Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма


Захватив город, гитлеровцы, как и везде на оккупированных землях, стали устанавливать свои порядки. Первым делом были переименованы шахтинские площади, улицы, переулки, называвшиеся до оккупации именами революционеров и революционных событий. Разумеется, площадь Ленина переименовали в площадь Адольфа (Адольф-платц), а улицу Победы революции — в Немецкую (Дойчештрассе). Оккупационными властями была создана русскоязычная газета «Шахтинский вестник», открыта четырехлетняя школа для детей до 11 лет — в ней не учили русский язык, а ограничивались немецким и арифметикой. После окончания четырехлетки русским детям продолжать образование запрещалось — с одиннадцати лет они должны были направляться на работы. За 206 дней гитлеровской оккупации из Шахт угнали в германское рабство 3,5 тысячи горожан — самых молодых, крепких и здоровых. В основном это были юноши и девушки в возрасте от 15 до 20 лет — их отправляли в Германию, для работы на промышленных предприятиях и в личных хозяйствах немецких бюргеров. Местное население сгонялось для строительства военного аэродрома и восстановления железнодорожной ветки Каменоломни — Горная. Гитлеровцы рассчитывали, что путем жестоких репрессий против местного населения им удастся относительно быстро восстановить инфраструктуру Восточного Донбасса и использовать угледобывающий район для собственных нужд. Важной задачей было и восстановление коммуникационных возможностей Шахт как значимого узла железнодорожного сообщения. Транспортная инфраструктура требовалась гитлеровцам для использования в дальнейшем наступлении на восток, поэтому тысячи шахтинцев мобилизовывались на строительные и ремонтные работы. Уже после освобождения города стало известно, что за 206 дней оккупации гитлеровцы уничтожили 13 854 местных жителя. Все коммунисты, активисты советской власти, красноармейские командиры и политруки, лица еврейской и цыганской национальности должны были обязательно зарегистрироваться в полиции. За донос на любого человека, входящего в перечисленные выше категории, гитлеровцы обещали приличное материальное вознаграждение — 1000 рублей деньгами или корову.

В августе 1942 г., когда в Ростове-на-Дону гитлеровские оккупанты при содействии местных полицаев убили тысячи ростовчан — лиц еврейской национальности, их родственников, коммунистов и комсомольцев, цыган, в Шахтах также происходило уничтожение еврейского населения города. Около 100 человек — стариков, женщин, детей — было собрано у здания управления полиции. Колонна двинулась под конвоем полицаев в сторону Каменоломен. По мере ее движения к ней присоединялись все новые и новые люди. Местные жители думали, что евреев угоняют в Германию. На самом деле их вели на смерть. Евреи города Шахты были расстреляны в противотанковом рву в окрестностях Каменоломен. После освобождения Шахт в песчаных карьерах в районе хутора Поповский были найдены трупы 94 советских граждан. Среди них были 71 военнослужащий, 20 рабочих, 1 женщина и 2 детей четырех и восьми лет. Все трупы были со следами издевательств и пыток — с выбитыми зубами, оторванными челюстями, проломленными черепами, следами от штыковых ран. Оккупанты и их пособники зверски убивали людей, о которых доносили предатели, зато последние получали свои тридцать серебренников, не задумываясь о грядущей расплате после освобождения города.

Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма


Палачи пришлые и местные

В городе Шахты была сформирована оккупационная военная комендатура во главе с комендантом лейтенантом Артуром Кремером. Именно комендатура фактически управляла городом через бургомистра, решая вопросы с комплектованием рабочих команд в Германию, учетом местного населения, расквартированием воинских подразделений вермахта и союзников на территории города. В начале августа 1942 г. в город прибыла зондеркоманда СД-6, штаб-квартира которой разместилась в здании бывшего 2-го отделения советской милиции. Руководство зондеркомандой осуществлял оберштурмбанфюрер СС Гельфсготт. Тюрьму, в которой гитлеровские палачи пытали советских людей, разместили в бывшем здании управления НКВД. Ее начальником стал местный полицай Залазин. В отряд русской вспомогательной полиции записывались обиженные на советскую власть люди — раскулаченные казаки, бывшие белогвардейцы, но было много и просто корыстных подонков, шедших на сторону гитлеровцев за материальное вознаграждение и возможность безнаказанно грабить мирное население. Отрядом городской вспомогательной полиции командовал раскулаченный казак В.В. Гуров, следователем был П.И. Козловцев, а помощником начальника полиции А.Н. Абраменко. Полицаи отправляли на уничтожение собственных соотечественников — соседей, коллег по работе. Именно полицаи несут ответственность за выдачу сотен шахтинцев гестаповцам, поскольку без пособников со стороны местного населения, немецкие власти не могли получать информацию о принадлежности тех или иных шахтинцев к подполью, коммунистической партии, советскому активу. Кроме того, именно полицаи отличались наибольшей жестокостью и изобретательностью в выборе способов пыток и казней. Полицай Зыков лично выдавливал глаза подпольщикам. Начальник караула Пискунов стал автором страшной идеи о сбрасывании арестованных подпольщиков живьем в шурф шахты — чтобы не тратить пули на расстрел. Но гораздо больше было тех шахтинцев, кто не страшась нерадостных перспектив умереть в застенках гестапо от жестоких пыток или быть застреленным во время карательной операции, вступали на путь подпольной борьбы с гитлеровскими оккупантами.

Подпольная группа Тимофея Холодова

Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма В Западном Донбассе, как известно, действовала знаменитая «Молодая гвардия» героев Краснодона. Восточному Донбассу повезло гораздо меньше — его подпольное движение не было воспето классиками советской литературы и вплоть до сегодняшнего дня о героической борьбе шахтинских подпольщиков вспоминают, разве что, историки, школьные учителя города Шахты да отдельные энтузиасты. Формирование ядра шахтинской подпольной организации началось еще до оккупации города гитлеровцами. Руководство обкома и горкома ВКП (б) прекрасно понимало, что в условиях усиливающегося натиска превосходящего противника город Шахты и его окрестности, рано или поздно, будут захвачены гитлеровскими войсками. Поэтому создание подпольной организации в городе Шахты было решено начать заранее. Ко времени вторжения гитлеровских войск на территорию города Шахты было сформировано 14 подпольных организаций. Десять организаций действовало на шахтах, одна — на ГРЭС имени Артема, а три были сформированы по районному принципу.

Возглавить шахтинское подполье обком ВКП (б) поручил Тимофею Семеновичу Холодову — парторгу шахты имени Воровского. Выбор на Тимофея Холодова пал потому, что он имел большой жизненный опыт, партийный и трудовой стаж, пользовался уважением среди трудового коллектива шахты. К моменту оккупации города Шахты Тимофею Холодову было 37 лет. В 16-летнем возрасте уроженец бедняцкой крестьянской семьи из воронежского села Хлевное поступил на работу в шахту. В 22 года стал членом ВКП (б), а в 1930 г. был направлен в партийную школу. Получив образование, Холодов стал редактором газеты «Шахтер», а в 1939 г. был назначен парторгом шахты имени Воровского. Когда советские войска выходили из Шахт, на Холодова были возложены обязанности секретаря подпольного райкома партии. Ему же вменялось в обязанность и создание подпольной организации, которая должна была развернуть партизанское сопротивление против гитлеровцев на территории Шахт и окрестностей. Верными помощниками Холодова в деле создания подпольной организации стали коммунисты Н.А. Фисунов и Н.И. Гудков. Оба были уже немолодыми людьми, с большим опытом революционной деятельности. Так, Н.И. Гудков служил на броненосце «Потемкин» и участвовал в знаменитом восстании. Никифор Алексеевич Фисунов (1882-1942), несмотря на свои шестьдесят лет, был одним из наиболее активных подпольщиков. В компартию Фисунов вступил еще в 1923 году. Он работал десятником на шахте имени Воровского, где его товарищ Холодов был парторгом. Именно он помогал Холодову организовать взрыв шахты имени Воровского с целью предотвращения возможного использования ресурсов шахты гитлеровскими оккупантами.

В июле 1942 года, еще до того, как гитлеровские части вошли в город, Н.И. Гудков по приказу Тимофея Холодова занялся эвакуацией населения и колхозного скота в отдаленные от фронта районы Советского Союза. Что касается самого Холодова, то он взорвал шахту имени Воровского и перебрался в хутор Кузнецовский Семикаракорского района Ростовской области, где было намного проще скрываться от оккупантов. Штаб-квартира партизанского отряда Холодова была оборудована в помещении паровой мельницы. Именно там подпольщики планировали диверсионные операции, совершавшиеся против объектов гитлеровской военной инфраструктуры и живой силы противника.

Пожилой подпольщик Клименко

Другую подпольную организацию в Шахтах возглавил Иван Тимофеевич Клименко (на фото). Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма Среди всех шахтинских подпольщиков он был одним из наиболее пожилых — Иван Тимофеевич родился в Ростове-на-Дону в 1879 году, ко времени оккупации Шахт ему было уже 63 года. После окончания приходской школы Иван Тимофеевич стал слесарем Главных Владикавказских железнодорожных мастерских. Молодость Ивана Тимофеевича пришлась на годы Первой русской революции. В бурном 1905-м г. он вступил в РСДРП. Таким образом, партийный стаж Ивана Клименко уходил далеко в дореволюционную эпоху. Естественно, за плечами Ивана Тимофеевича были и аресты царской жандармерией, и годы, проведенные в ссылке. Во время Гражданской войны Иван Тимофеевич Клименко как машинист паровоза по специальности был назначен политическим комиссаром в управление военных сообщений 10-й армии РККА. В июле 1919 г., когда большевики эвакуировались из Царицына, именно Клименко руководил выводом всех речных судов по Волге. Сам В.И. Ленин отметил подвиг Клименко. После Гражданской войны Иван Клименко вышел на пенсию по состоянию здоровья — сказывались полученные на фронтах раны. Но и будучи пенсионером, он принимал участие в общественной жизни Шахт, был приглашен на хозяйственную работу и руководил запуском шахтинского трамвая, созданием войлочной фабрики.

Когда началась Великая Отечественная война, оба сына Ивана Тимофеевича Клименко — Борис и Григорий Ивановичи — отправились на фронт и героически погибли, защищая свою страну от гитлеровских захватчиков. Сам Иван Тимофеевич, в силу пожилого возраста, на фронт, разумеется, принят не был. Как коммунист и активный участник революции, он вместе с женой должен был отправиться в эвакуацию. Однако во время переправы через реку Дон транспорт попал под обстрел. Иван Тимофеевич был контужен и вернулся в Шахты, уже занятые немцами. Несмотря на контузию, возраст и общее состояние здоровья, Иван Тимофеевич активно включился в подпольную деятельность и возглавил собственную партизанскую организацию. Подпольная группа, действовавшая под руководством Ивана Клименко, перешла к совершению регулярных нападений на немецкие автотранспорты, поджогам складов и автоцистерн, перевозивших топливо для военной техники вермахта и союзников. Среди наиболее заметных подрывных акций нельзя не назвать взрыв эшелона с военной техникой на станции Каменоломни и взрыв хлебопекарни. Был организован массовый побег военнопленных из лагеря, который действовал на территории шахтинской школы № 10. Спасшиеся красноармейцы прятались во дворах у сочувствующих местных жителей, пользуясь поддержкой подпольной организации. Так, Анна Сергеевна Вязовкина укрывала в своем доме бежавшего из плена красноармейского командира Назарова. Огромных усилий стоило Анне Сергеевне сохранить тайну о присутствии в ее жилище советского офицера, обеспечить его питанием и медицинским уходом. Ведь предатели были вездесущи, и стоило им только узнать о том, что Вязовкина прячет красноармейца — расстреляли бы обоих. Но все обошлось. После освобождения города командир Назаров продолжил службу и стал начальником штаба в одном из зенитных подразделений Красной Армии.

Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма


Страшная смерть героев

Подпольщики наносили серьезный ущерб оккупационным властям, и гитлеровское гестапо прикладывало значительные усилия, чтобы выйти на след советских патриотов. В борьбе с подпольем гитлеровцы опирались на помощь местных предателей из русской вспомогательной полиции и негодяев из числа гражданских лиц, готовых за незначительное материальное вознаграждение поделиться известными им сведениями о местонахождении подпольщиков или принадлежности соседей к подпольной организации. В сентябре 1942 г. секретный сотрудник полиции Табунщиков сообщил в службу безопасности г. Шахты о местонахождении подпольщиков из группы Тимофея Холодова. Вместе с двумя полицейскими Табунщиков прибыл в хутор Кузнецовский, где на паровой мельнице скрывался Холодов. Руководителя подпольной организации арестовали, несколько дней жестоко пытали в застенках шахтинского отдела СД, а затем решили ликвидировать.

16 сентября 1942 г. гестаповцы вывезли Тимофея Холодова в район станции Каменоломни, где расстреляли бесстрашного подпольщика и сбросили его труп в противотанковый ров. Многих других подпольщиков немецкие оккупанты предпочитали сбрасывать в штольни шахт. Был убит гитлеровцами и пожилой коммунист Никифор Фисунов — главный помощник Тимофея Холодова. Так, 5 октября 1942 г. гестаповцами был выслежен Иван Тимофеевич Клименко. Гестаповцы арестовали пожилого коммуниста и бросили его в шахтинскую тюрьму СД, где, как и других подпольщиков, подвергли жестоким пыткам и издевательствам. Ветеран коммунистического движения, и в шестидесятилетнем возрасте не изменивший своей натуре профессионального революционера, не собирался уходить из жизни «пустым». 11 октября 1942 года его, в числе других арестованных подпольщиков, привезли на шахту им. Красина, чтобы сбросить в шахтный ствол. Иван Тимофеевич крикнул «Все равно победа будет за Красной Армией!» и, как только палач — гитлеровец приблизился к нему, схватил палача и полетел в ствол шахты вместе с ним. Для шестидесятитрехлетнего старого революционера прыжок в ствол шахты вместе с гестаповцем стал его последним подвигом, последней битвой во имя свободы и справедливости на родной донской земле.

Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма Подвиг Клименко повторила Ольга Андреевна Мешкова — связная подпольной группы. Эта тридцатитрехлетняя женщина, уроженка станицы Карповской Цимлянского района, до войны работала экспедитором. Самая обычная советская труженица. В шестнадцать лет Ольга Мешкова переехала из станицы в город Шахты. Здесь она трудилась домработницей, затем устроилась на шахту «Октябрьская революция», там же вступила в ВЛКСМ. Общественная активность Мешковой позволила ей стать комсоргом цеха, затем профоргом и членом совета общежития. В 1932 г. Мешкову приняли в ряды ВКП (б), а в 1935 г. она окончила курсы руководящих комсомольских работников. В 1936 г., по решению собрания рабочих шахты, Ольгу Мешкову перевели работать в советскую торговлю.

Несмотря на то, что у Ольги Андреевны было двое малолетних детей, она осталась в оккупированных Шахтах и включилась в деятельность подпольной организации. 10 декабря 1942 года гитлеровцам удалось поймать Мешкову в ее собственном доме, куда она иногда наведывалась к детям. Не учтя урок, преподанный Иваном Тимофеевичем Клименко, гестаповцы привезли Ольгу Андреевну Мешкову на шахту имени Красина. Когда один из полицаев попытался снять с Ольги пуховый платок — очевидно, чтобы забрать себе в качестве «трофея», — героическая подпольщица смогла схватить полицая и вместе с ним полетела в ствол шахты. Всего в стволе шахты имени Красина нашли смерть более трех с половиной тысяч советских патриотов — партизан, подпольщиков, коммунистов и комсомольцев. Сбрасывать людей в шахту для некоторых подонков, находившихся на службе во вспомогательной полиции и гестапо, стало основным занятием — ведь казни проходили с завидной регулярностью, так как шахтинское население не желало мириться с оккупацией города гитлеровцами.

Свою смерть нашел в стволе шахты имени Красина и советский патриот, простой рабочий Василий Михайлович Евлахов. Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма Тридцатипятилетний Евлахов трудился до войны машинистом подъемной машины на шахте Ново-Азовка, в 1934 году вступил в партию. Как активный коммунист, он был избран заместителем председателя шахтного комитета шахты Ново-Азовка, участвовал в судебных заседаниях в качестве народного заседателя. Стремясь избежать ареста, Евлахов перебрался в хутор Бородиновский Раздорского района, но там его схватили полицаи. Выдал коммуниста предатель из числа местных жителей — человек, ради материального блага и лютой ненависти к коммунистам, готовый совершить самый подлый поступок — предательство, выдачу человека на пытки и лютую смерть. Евлахова подвергли жесточайшим пыткам, требуя выдать поименно весь партийный актив Шахт и близлежащих населенных пунктов. Евлахову выкололи глаза, но он так и не назвал ни одного имени. Ослепшего, изуродованного коммуниста сбросили в шахту.

Репрессии против участников подполья продолжались вплоть до освобождения г. Шахты советскими войсками. Так, 7 февраля 1943 г. гитлеровцам удалось выйти на след Игната Павловича Ткаченко. Этот замечательный человек занимался непосредственной организацией укрытия беглых военнопленных и переправкой их через линию фронта. Спасшая красноармейского командира Назарова Анна Сергеевна Вязовкина, о которой мы писали выше, была соседкой Игната Ткаченко. Экспедитор в торговой сети треста «Шахтантрацит», Игнат Павлович Ткаченко с первых дней оккупации принимал участие в подпольной деятельности. Он участвовал в организации знаменитого побега военнопленных из концлагеря в школе № 10. В январе 1943 г. Ткаченко расклеивал листовки, сбрасываемые с пролетающих над городом советских самолетов. Сын Игната Ткаченко Василий Игнатович служил на командной должности в Красной Армии, зять Александр Иванович Устименко был политруком. В конце концов, об этом соседи — предатели донесли в немецкую комендатуру. 7 февраля 1943 г. Игната Ткаченко, его жену Агриппину Васильевну Ткаченко, дочь Александру Игнатовну Устименко и ее племянницу маленькую Лиду арестовали гестаповцы. Александре Устименко удалось спастись бегством, когда ее конвоировал полицай. Игнат Павлович и Агриппина Васильевна были расстреляны немцами, а их тела сброшены в ствол шахты имени Красина.

Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма


Герои — дети: группа Бори Булатова

Помимо взрослых подпольщиков, в антифашистском сопротивлении участвовали и юные шахтинцы. После того, как гестаповцами были уничтожены подпольные организации Клименко и Холодова, коммунистка Галина Михайловна Сосненко сформировала юношескую группу из пионеров, которые стали достойной сменой взрослым подпольщикам. Пионерской группой руководил четырнадцатилетний Боря Булатов, которого ровесники звали «Булат». В своем районе, на шахтинской окраине, он был, как сказали бы сейчас, авторитетным пареньком. У Булатова было много друзей, и почти всех он привел в подпольную группу. В состав группы Булатова входили братья Борис и Слава Биденко, Виталий Чановский, Леня Зусик, Николай Дурасов, Владимир Сафонов, Виктор Коновалов, Леонид Димитров, Евгений Новиков. Имена этих героических подростков вписаны золотыми буквами в историю шахтинского подполья, освобождения города от немецко-фашистских захватчиков.

Занималась группа Булатова всевозможными мелкими диверсиями против гитлеровских подразделений. Однако и эти действия шахтинских пионеров приносили значительный ущерб оккупантам. Юным подпольщикам удалось вывести из строя 1100 автомобилей гитлеровцев, испортить 25 автомобилей с продовольствием, уничтожить 15 тонн горючего. Выслеживая продовольственные обозы, юные патриоты дожидались, пока караул отвлечется, и портили продукты — заливали их бензином, водой. Случались в деятельности ребят и проколы. Так, по подозрению во вредительстве в полицию попал сам Боря Булатов. Били его жестоко — 25 плетей, но парень не сказал ни слова. Даже когда привели его младшего брата и избили плетьми его, а затем дали 25 плетей и матери Бори, юный подпольщик ничего не сказал. Гитлеровцы, подумав, что он действительно невиновен и ничего не знает, отпустили героя — пионера. Пионеры расклеивали листовки, а когда части Красной Армии подступили к Шахтам, именно юные герои помогли советским воинам выявить и уничтожить огневые точки гитлеровцев. Взяв в руки оружие, пионеры из отряда Бори Булатова принимали участие в настоящих боях. В день освобождения Шахт ими было уничтожено 18 гитлеровцев, 36 солдат противника пионерам-героям удалось ранить, а семьдесят оккупантов были захвачены в плен бесстрашными подростками.

Освобождение

После поражения под Сталинградом, немецкая армия потянулась на Запад. Гитлеровские войска проходили, в том числе, и через город Шахты. Здесь были размещены госпиталя, в которых находились сотни немецких раненых. Злые от поражения гитлеровцы постановили каждой шахтинской квартире сдать по комплекту постельного белья для нужд военных госпиталей. Проверкой распоряжения немецкой комендатуры занялись полицаи из вспомогательной полиции. Они обходили жилища шахтинцев, попутно занимаясь банальным грабежом. Мирное население было вынуждено молча сносить издевательства гитлеровских пособников, не гнушавшихся забирать последнее у семей с детьми и стариков.

Тем временем, советские войска продолжали оттеснять оккупантов. Гитлеровские войска, стремительно откатываясь на запад, сумели создать оборонительные позиции на правом берегу реки Северский Донец. Берег реки был высоким, и гитлеровцы решили превратить его в настоящий ледяной вал. Его заливали водой, земля на морозе леденела и превращалась в серьезное препятствие на пути продвигающихся по пятам гитлеровцев советских войск. Советским командованием перед 5-й ударной армией Южного фронта была поставлена тяжелая задача — преодолеть сопротивление гитлеровских войск в районе реки Северский Донец, смять их оборонительные позиции и выйти к Новочеркасску и Шахтам. В начале февраля дивизиям 5-й ударной армии, несмотря на колоссальные человеческие потери, удалось форсировать Северский Донец. Теперь задачи по освобождению Новочеркасска и Шахт становились вполне решаемыми — путь на эти города был открыт.
11 февраля 1943 г. подразделения 258-й стрелковой дивизии 5-й ударной армии, которой командовал полковник С.С. Левин, вышли к окрестностям Шахт. Полки дивизии атаковали и к вечеру 11 февраля освободили от гитлеровцев поселки Каменоломни и им. Красина. По отступавшим немецким войскам наносила удары штурмовая авиация 8-й воздушной армии. Со стороны поселка Горняк в сторону центра Шахт двигались воины 40-й Гвардейской дивизии, а в районе поселка Ново-Азовка — воины 315-й стрелковой дивизии. В ночь с 11 на 12 февраля разведывательные группы 361-й разведывательной роты под командованием капитана А. Силантьева проникли на территорию города с целью проведения разведки и выявления огневых точек противника. Бойцы Силантьева освободили хутор Костиков и выяснили местоположение основных точек немецких снайперов. Атака на Шахты началась утром 12 февраля. На западном берегу реки Грушевка немцы оказали упорное сопротивление, которое, впрочем, было подавлено слаженными действиями советских артиллеристов 90-го полка. Отступая, немцы собирались подорвать многие городские здания, объекты инфраструктуры. Однако советские саперы воспрепятствовали возможным трагедиям. Так, майор Маслов обезвредил мины, заложенные под школой № 5. Здесь содержалось 200 советских солдат и офицеров, попавших в плен, и действия Маслова спасли их от верной смерти.

В середине дня 12 февраля части 258-й стрелковой дивизии вошли в центр города Шахты, а к вечеру полностью очистили шахтинскую землю от остатков гитлеровских войск. Александр Трофимович Литвяк, освобождавший Шахты в составе РККА, вспоминает: «Мы двигались по улице Советской к центру города, и первыми нас встречали местные мальчишки. Они пристраивались к идущим солдатам, старались шагать с ними в ногу, тянули руки, чтоб хотя бы прикоснуться к шинели, автомату или блестящей звездочке на солдатской шапке. Счастью пацанов не было границ. А вдоль дороги стояли местные жители, со слезами на глазах встречали они освободителей. Шахтинцы угощали нас лепешками, сухарями, вареной кукурузой, семечками и горячим чаем».

Шахтинское подполье. Жители Восточного Донбасса против фашизма


Уже на следующий день, 13 февраля, в кинотеатре «Родина» состоялся митинг горожан, посвященный освобождению Шахт от гитлеровской оккупации. Позже город посетили командующий Южным фронтом генерал-лейтенант Родион Яковлевич Малиновский и член Военного совета фронта генерал-майор Никита Сергеевич Хрущев. Советскими органами был подсчитан тот колоссальный ущерб, который 206 дней оккупации и боевые действия нанесли городу Шахты. Указом Президиума Верховного Совета СССР герои — подпольщики Т.С. Холодов, И.Т. Клименко, В.М. Евлахов, О.А. Мешкова были посмертно награждены орденами Отечественной войны 2-й степени. В честь бесстрашных подпольщиков были названы проспекты и улицы, Дворец культуры города Шахты. В 1959 году на шахте им. Красина установили обелиск и памятник работы Ф.С. Комарова, а в 1975 г. поставили большой мемориал. Два обелиска в центре мемориала символизируют террикон шахты. Между ними — фигура горняка, который держит чашу с Вечным огнем. Возле мемориала — надгробная плита, посвященная памяти убитых гитлеровцами советских граждан — жителей города Шахты.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. elenagromova 30 апреля 2015 06:01
    "Вечная память павшим Героям! Вечная слава тем, кто живет!"
  2. jjj 30 апреля 2015 11:50
    Фактически, голая степь с курганами. Редкие перелески. Сопротивляться по соседству с оккупантами, под постоянным наблюдением предателей. Фактически это нелегальная разведка. Герои!
    jjj
  3. фомкин 30 апреля 2015 11:54
    Когда читаешь такое аж пробирает и начинаешь тихо ненавидеть ТВ и наших кормчих, которые предают память наших предков, драпируют Мавзолей и даже совсем стыд потеряли на Т-34, которые готовят к параду, заменили символику Красной Армии, а гвардейскую ленту обозвали георгиевской.

    Вот символ Победы;
  4. kotvov 30 апреля 2015 12:08
    кстати,следы войны остаются до сих пор.знаю место в х.красном(шахты)где остались капониры фашистских орудий.да и немецкие патроны находили в огородах.не скоро земля сотрет все, что происходило на нашей земле в эти страшные годы.
  5. ghbvfrjd 30 апреля 2015 15:50
    Статье плюс, автору жму руку! Люблю и горжусь своим родным городом Шахты!
  6. странник_032 30 апреля 2015 15:56
    Интересный материал,ничего не скажешь.
    Это нынешней киевской шайке полезно почитать. Потому как Донбасс не прогнулся под нацистское отребье тогда,не прогнётся он и сейчас.
    Сами жители Донбасса уже неоднократно на деле доказали,что они достойны своих предков.
    И сегодня не смотря на всякие подлости и гадости происходящие там,Донбасс жил,жив и будет жить дальше.
    Этих людей не покорить. А мы им поможем,если им будет совсем тяжко.
    странник_032
  7. Razvedchik 1 мая 2015 00:26
    Вечная память, слава вечная.
    Ну и какой муд...ла скажет, что Клименко так героически ушедший, "прислужник всемирного сионизма и жидокоммунизма терзавший народ-богоносец"?! А ведь супермонархопатриоты нынешнего разлива так пишут. Вот какими железными людьми были старые большевики, а не "уголовниками утолявшими жажду грабежа и разбоя"! Сомневаюсь что Стариков или хоть кто-нибудь из "едросов" способен на такой героизм. Некоторые пишут что украинский язык придумали большевики и лично Ленин с Кагановичем?!
  8. fox17 2 мая 2015 13:41
    Горжусь своим городом!Живу с нем по сей день.Сам бывший горняк.Мальчишкой благоустраивали на "Красино"мемориал.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня