Арсенал японских самураев (вторая часть)

Арсенал японских самураев (вторая часть)

Боевой веер гумбай утива. Им можно было подавать сигналы, обмахиваться, но при случае отразить стрелу или даже удар меча, ведь сделан он был из… железа!

Древковым оружием, не имевшим европейских аналогов, были также гэккэн и ягара-могара. Гэккен имел острие в форме вороньего клюва и еще одно в форме полумесяца (развернутое наружу). Гэккэн позволял захватить воина за шею и сбросить с коня. Либо ударить тычком в шею, в чем тоже было мало хорошего, даже несмотря на доспехи. Ягара-могара (или ее разновидность цукубо) представляла собой настоящие грабли Т-образной формы, верхняя часть которых окованная металлом была сплошь утыкана острыми шипами. Такого оружия в арсенале европейских рыцарей не было уж точно, а вот самураи не гнушались его применять. Правда, опять-таки не столько на войне, сколько в мирную эпоху Эдо, чтобы взять преступника живым.



Цукубо

Отдельного упоминания заслуживает и такое японское оружие, как боевые серпы, представлявшие собой клинок в форме вороньего клюва, который закреплялся на древке под прямым углом. Такой серп (кома) на длинной рукояти, превращался в умелых руках в исключительно опасное оружие. У наигамы (или року-сякугама — «серп длиной в шесть сяку») древко было длиной до 1,8 м, а у о-гамы («большого серпа») — до 1,2 м. Эти виды оружия, часто встречаются на рисунках XII — XIII вв., и соответственно о них говорится и в хрониках. Использовали это оружие для того, чтобы подрезать ноги лошадям, а во флоте в качестве багров и даже чтобы рубить морские водоросли, затруднявшие движение лодок по мелководью. Однако таким оружием можно было пользоваться и как европейским клевцом. Тоэй-ноборигама имела длину 1,7 м и Г-образное навершие в виде узкого топора с нижней кромкой, заточенной как у серпа. Во всяком случае, те же самые крестьяне, например, могли очень легко вооружиться такими вот серпами, привязав их к длинным бамбуковым древкам.


Разновидности кусари-гама

Впрочем, серп с рукояткой с приделанной к ней цепью — нагэ-гама или кусари-гама также входил в арсенал самураев и применялся ими для обороны замков и крепостей: его обычно бросали со стены в осаждающих, а затем тащили назад при помощи цепи. В руках умелого воина это оружие было также могло быть очень эффективным. Кусари-гама применялась как самураями, так и легендарными ниндзя. А можно было отцепить от серпа цепь с бойком и… использовать ее в качестве кистеня!


Катаока Хатиро Тамехару с цепным кистенем. Ксилография Утагаро Куниёси (1844 г.)

Древки коротких японских копий и как всего прочего древкового оружия выделывались из дуба, на длинные шел легкий бамбук. Окрашивали их в черный или красный цвет, чтобы он соответствовал цвету доспехов. Для наконечников — что, кстати, для европейцев было совсем не характерно, были придуманы лакированные ножны (разве что только совсем уж невероятная ягара-могара их не имела по вполне объективным причинам!), нередко инкрустированные перламутром и вдобавок матерчатый чехол, предохраняющий их от дождя. Инкрустировалось перламутром также и древко в районе наконечника. В том числе даже у содэ-гарами. И, кстати, тут следует заметить, что копья японских асигару были самыми длинными в мире (до 6,5 м!), то есть длиннее, чем в Европе, и значительно!

Метательные дротики в Японии также были известны и опять же многие из них считались именно женским оружием! Например, дротик ути-нэ длиной около 45 см с оперением как у стрелы. Его держали на специальных держателях над дверью. В случае нападения достаточно было протянуть руку, чтобы схватить его и метнуть!


Японцы считали, что тот, кто мастерски владел таким оружием, как нагината*, мог отражать ей даже летящие в него стрелы. Ксилография Цукиока Ёситоси. Библиотека Конгресса США.

А вот такое оружие, как нагината, во-первых, тоже считалось мечом (хотя в Европе ее бы однозначно назвали алебардой!), а во-вторых, еще и женским оружием! Дочери самурая, когда она выходила замуж, давался в приданое целый набор таких «алебард», а курс фехтования на них девушки, проходили задолго до брака. Впрочем, применяли нагинату женщины и вступив в брак, хотя и не все, конечно. История донесла до нас имя Томоэ Годзэн — одной из немногочисленных женщин-самураев, которая сражалась с мужчинами наравне. Так, в сражении при Авадзи в 1184 году, в котором она участвовала вместе со своим мужем Минамото Ёсинаки, он, видя, что сражение проиграно, приказал ей спасаться и уйти. Однако она рискнула его ослушаться и ринулась на врага. Одного из знатных самураев она ранила нагинатой, стащила с коня, а затем и вовсе прижала к своему седлу и отрезала голову. Только после этого она послушалась приказа своего супруга и покинула поле боя, на котором сам Ёсинака погиб!

А вот что сообщает о Томоэ Годзэн «Хэйкэ Моногатари»: «… Томоэ была чрезвычайно красива, с белой кожей, длинными волосами, очаровательными чертами лица. Она была также искусной лучницей, а в бою на мечах одна стоила сотни воинов. Она готова была биться с демоном или с богом, на коне или пешей. Она обладала великолепным умением укрощать необъезженных лошадей; невредимая спускалась с крутых горных откосов. Какой бы не была битва, Ёсинака всегда посылал ее вперед как своего первого капитана, экипированную отличной броней, огромным мечом и мощным луком. И она всегда совершала больше доблестных деяний, чем кто-либо другой из его войска…»


Ксилография Тоёхара Тиканобу. Томоэ Годзэн отрезает голову врагу!

Конечно, существовали и просто огромные нагинаты для мужчин, и ее более тяжелая разновидность — бисэнто со значительно более массивным клинком, которым можно было вполне отрубить голову не только человеку, но и лошади. Благодаря широкому размаху с их помощью рубили ноги лошадям, , а потом добивали и всадников после их падения на земь. До конца периода Хэйан (794 — 1185) это было оружие пехотинцев и воинов-монахов (сохэи). Благородные же воины (буси) оценили его в ходе войны Гэмпэй (1181 — 1185), ставшей своеобразной переходной эпохой между эпохами Хэйан и Камакура (1185 — 1333). В это время она применяется особенно широко, что определенным образом даже сказалось на самурайских доспехах. Так, поножи сунэатэ потому-то и появились, что нужно было как-то защитить ноги воина от этого страшного оружия. Оно проявило себя и во время монгольских вторжений (1274 и 1281), да и в повседневной жизни нагината играла важную роль как оружие, с помощью которого женщина могла защитить свой домашний очаг.
Столь же важным оружием женщин являлся и кинжал кайкен, с которым они никогда не расставались, а прятали в широком рукаве своего кимоно. Применять его следовало также для защиты родного дома, но главным образом для совершения сугубо женского сэппуку в критических обстоятельствах, которое совершали ударом кайкеном в сонную артерию!


Кинжал кайкен — очень простое и функциональное оружие.

Впрочем, женщины из самурайских семейств учились владеть также и мечом, и случаи, когда они применяли его в бою, известны из истории. Впрочем, известны они также и по историческим романам, хотя насколько все описанное соответствует исторической правде, сказать очень сложно. Ну а кинжалами пользовались не только женщины. Имелись они и в арсенале у самураев, причем не только парный длинному мечу короткий клинок вакидзаси, считавшийся отнюдь не кинжалом, а мечом, но и такие оригинальные «вещицы» как танто и айгути..


Вакидзаси, изготовлен кузнецом (кадзи) Тайкеи Наотанэ (1805 — 1858).

Танто имел цубу нормальных размеров и был похож на уменьшенную копию короткого меча. Айгути (буквально — «раскрытый рот») обычно не имел обмотки рукояти, поэтому покрывавшая ее кожа ската или акулы была очень хорошо видна. Без цубы он не имел и шайб сэппа. Считается, что кинжал танто носили те самураи, что состояли на службе, а айгути — те, что вышли в отставку (вроде бы как доказательство того, что они на что-то способны, потому, что кинжал, пусть даже он и без гарды — все равно кинжал).


Кабутовари, конец XVIII-начало XIX века

Кабутовари (первый иероглиф «шлем» и второй иероглиф «разбивание») — кованная металлическая изогнутая дубинка с заостренным концом и острой гранью тосин, а так же долом — хокоси-хи и куитигаи-хи с небольшим крюком каги у основания цуки — рукояти. Последний защищает кисть от ударов соперника, и ко всему при атаке на противника, мог рассечь мягкие ткани тела, даже через кимоно. Изобретение этого оружия приписывается легендарному оружейнику Масамунэ.

Использовали самураи и оригинального вида стилет — хативара, у которого в отличие от его европейского собрата клинок был не прямым, а изогнутым, да еще и заточку имел с внутренней, вогнутой стороны. Такими тонкими клинками они пробивали панцири друг у друга в рукопашной схватке, но были у них и обоюдоострые клинки с долом, прикрепленные на традиционную японскую рукоять — ёроидоси-танто, причем клинок его был очень похож на наконечник японского копья су-яри. Другим «заточенным наоборот» образцом японского клинкового оружия, был кинжал кубикири-дзукури. Его клинок имел большую кривизну и также имел заточку по вогнутой стороне, а острие так и вовсе отсутствовало. Слово «кубикири» переводится как «отрезатель головы», так что предназначение его понятно. Эти кинжалы носили слуги знатных самураев, чья обязанность состояла в том, чтобы с его помощью отрезать головы мертвым врагам, поскольку те являлись «боевыми трофеями». Безусловно, что так его и применяли в древние времена, но к XVII веку кинжалы кубикири-дзукури носили, в основном, как знак отличия.


Стилет хативара

Другим чисто японским оружием для самообороны были кинжалы дзюттэ. По сути это был… стержень с рукояткой, цилиндрический или многогранный, и без выраженного острия, но зато сбоку у него был массивный крюк. Это оружие, причем, обычно парное, использовали японские полицейские в период Эдо, чтобы обезоруживать вооруженного мечом противника. Клинком и крюком его меч «ловили», после чего вырывали или ломали ударом по лезвию. К кольцу на его рукояти обычно крепился темляк с цветной кистью, по цвету которой определяли ранг полицейского. Существовали целые школы, развивавшие в своих стенах искусство боя на дзюттэ и, в первую очередь, — приемы противодействия этим кинжалом бойцу с самурайским мечом.


Полицейский стилет дзюттэ

Оружием самураев мог быть даже веер тэссэн, который можно было использовать не только для подачи сигналов, но и чтобы отразить им вражескую стрелу или просто в качестве короткой дубинки, а также боевая цепь — кусари с гирей на конце, секира оно и топор масакари.


Топор масакари мог быть очень похож на средневековый европейский…


Боевой веер тэссэн был целиком и полностью сделан из металла и имел вид сложенного веера. Вот только им можно было со страшной силой неожиданно ударить противника по голове!


Самурай Сабуро Ёсихидэ (XII век, умер в 1213) — знаменитый воин, сын Томоэ-Годзэн и Вада Ёсимори, советника Минамото-но Ёритомо. Отличался необыкновенной силой, доблестью и отвагой. Герой многочисленных легенд, среди которых рассказы о его сошествии в ад, о покорении демонов «Они Кигай га Сима», а также о том, как он в 1180 году во время сражения вырвал из земли огромное дерево и использовал его как оружие. Вот и на этой ксилографии, желая подчеркнуть его мощь, художник Кацукава Сюнтэй (1770 — 1820) вооружил его топором ну просто немыслимого размера!

Последние виды оружия могли иметь рукоятку чуть ли не в рост человека, поэтому пользоваться ими было довольно затруднительно, как и «бородатым» топором англо-саксонских хускарлов 1066 года. Но зато их удар разрубал, скорее всего, любые японские доспехи. Естественно, что этим оружием пользовались, чтобы пробиться через двери или ворота в укреплениях врага. Ну а еще их использовали горные отшельники-воины ямабуси, жившие в лесах и прорубавшие себе ими дорогу сквозь заросли.


Топор ямабуси — оно

Но, пожалуй, самым удивительным оружием самурая была деревянная палица канабо, сплошь деревянными либо железными шипами или гвоздями, либо без шипов, но с граненой поверхностью, напоминавшая по форме современную бейсбольную биту и опять-таки чуть ли не в человеческий рост длиной!

Удар такой палицей оставлял противнику совсем немного шансов и тут ему даже меч бы не помог. Интересно, что, судя по старинным японским гравюрам, пусть даже им далеко и не всегда можно доверять, как источнику, такими палицами сражались не только пехотинцы, но даже и всадники! Промежуточным звеном между канабо и тэцубо и являются такие виды вооружения, как арарэбои и нёйбо — еще больших (более двух метров) размеров дубина, кубическая или круглая в сечении толщиной 10-20 см в диаметре сужающаяся к рукояти. Легендарное оружие буси величайшей силы, поскольку делать маховые движения таким тяжелым предметом по силам далеко не каждому. Техника работы с нёйбо на сегодняшний день сохранилась только в школах кукисин-рю.

А вот у стражей императорского дворца были железные палицы кирикобу, которые больше всего были похожи на лом, так что поговорка «против лома нет приема», была, очевидно, известная японцам еще в глубокой древности. Боевой молот в Японии был больше всего похож на пузатую бочку, насаженную на длинную рукоять. Обычно «бочонок» этот был деревянным и лишь изредка оковывался металлом. В отличие от канабо и кирикобу это было оружие простолюдинов, вот только как сложилось такое разделение не известно.


Булава тецубо — тоже из металла и с тупыми шипами была очень короткой, длиной не больше боевого веера!

Булава, похожая на европейские и ближневосточные образцы в Японии хотя и была известна, но большой популярностью не пользовалась и символом военачалия, как в Европе, никогда не считалась! Следует заметить, что каждый самурай ко всему прочему должен был уметь сражаться длинным деревянным посохом — бо, владение которым было приравнено к умению владеть копьем и алебардой!

Что касается фитильных ружей, то японские аркебузы очень сильно отличались от европейских. Начнем с того, что у них наоборот располагался привод фитиля, так называемая жагра. А приклад… к груди вообще при стрельбе не прикладывался! Его рукой прижимали к щеке, а отдачу поглощал тяжелый ствол. По сути это был… очень длинноствольный пистолет — вот даже как!


Танэгасима — японское фитильное ружье, названное так в честь острова, откуда оно распространилось по Японии. Калибр 12,5-мм. Вверху: отдельно ствол и ложа.


Фитильный курок (жагра) и запальное отверстие. Крышка для него на данном образце отсутствует.

Ну, а знали ли японцы пистолеты с короткими стволами? Ведь в Западной Европе рыцарскую конницу уже в том же XVI веке сменила конница латников-пистольеров для которых именно пистолеты оказались идеальным оружием. Да, знали, и называли испорченным европейским словом пистору. Однако большого распространения среди японцев они не получили. Ведь они тоже были с фитильными замками. Но если для пехотинца такой замок был достаточно удобен, то для всадника он не годился, так как ему такой пистолет приходилось держать одной рукой, и что самое неприятное — постоянно следить за состоянием тлеющего в нем фитиля. К тому же эффективность такой конницы всегда была прямо пропорциональна количеству пистолетов у каждого всадника. В Европе замки у пистолетов были колесцовыми, и пистольеры могли иметь их сразу несколько: два в кобурах у седла, еще один-два за поясом и еще два за голенищами сапог. И все они были одномоментно готовы к стрельбе! Японский фитильный пистолет в этом смысле не отличался от пехотной аркебузы. Поэтому больше одного такого пистолета всадник иметь не мог, а если так, то смысла в нем как в оружие не было никакого. Освоить же массовое изготовление сложного колесцового замка японцы в то время не сумели, хотя и изготовляли отдельные его образцы. Отсюда и все их проблемы с этим типом оружия.


Фитильный японский пистолет пистору (или тандзю) с изображением ромба на стволе — эмблемой клана Мэюй.

Интересно, что на Западе хотя и редко, но все же встречались комбинации благородного рыцарского меча с пистолетом, а вот в средневековой Японии их вместе не объединяли никогда, хотя комбинированное оружие там было известно, например, пистолет-вакидзаси, пистолет-курительная трубка. Но это было оружие людей неблагородного звания. Настоящий самурай не смог бы им воспользоваться, не запятнав своей чести!


Японское фитильное оружие тэппо-дзюттэ эпохи Эдо. Предназначалось для скрытого ношения. Вес 580 г.

Знали японцы и об изобретении в Европе во второй половине XVII века штыка-байонета, который рукояткой вставлялся в отверстие ствола. Их было два вида: мечеподобный дзюкэн и копьевидный — дзюсо. Но распространения они также не получили потому, что совершенствование огнестрельного оружия подрывало основы могущества самурайского сословия и очень болезненно воспринималось и правительством и общественным мнением Японии эпохи сёгуната.

* Слова «нагината» в японском языке не склоняется, но почему бы и не следовать в данном случае нормам русского языка?!

Автор выражает признательность компании «Антиквариат Японии» за предоставленную информацию.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Использованы фотографии:
http://antikvariat-japan.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

79 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти