Проект колесно-гусеничного танка А-20

В тридцатых годах советские танкостроители активно занимались разработкой колесно-гусеничных танков. Ввиду определенных проблем с ресурсом гусеничного движителя приходилось искать альтернативное решение, которым в итоге стало использование комбинированной ходовой части. В дальнейшем проблемы с гусеницами были решены, что привело к отказу от колесно-гусеничных танков. После этого все отечественные бронемашины этого класса оснащались только гусеничным движителем. Тем не менее, в середине тридцатых годов отсутствовали нужные технологии и материалы, что заставляло конструкторов изучать и разрабатывать несколько проектов одновременно.

Еще до конца войны в Испании советские военные и конструкторы начали обсуждать облик перспективного танка. Бурное развитие противотанковой артиллерии привело к появлению требования об оснащении машин противоснарядной броней, стойкой для орудий калибра 37 и 45 мм. Имелись общие взгляды и на вооружение перспективных танков. Причиной для многочисленных споров была ходовая часть. Специалисты поделились на два лагеря, отстаивавших необходимость использования гусеничного или комбинированного движителя.


Проект колесно-гусеничного танка А-20
Опытный А-20


Главной предпосылкой к созданию колесно-гусеничных танков был низкий ресурс существовавших в то время гусениц. Военные желали получить гусеничный движитель с ресурсом не менее 3000 км. В таком случае можно было отказаться от идеи перегона техники на большие расстояния при помощи колес. Отсутствие требуемых гусениц было аргументом в пользу комбинированного движителя. Одновременно с этим колесно-гусеничная схема усложняла конструкцию танка, а также негативно сказывалась на производстве и эксплуатации. Кроме того, зарубежные страны к этому времени начали переход на полноценную гусеничную технику.

13 октября 1937 года Харьковский паровозный завод им. Коминтерна (ХПЗ) получил техническое задание на разработку нового колесно-гусеничного танка. Эта машина должна была иметь шесть пар ведущих колес, боевую массу на уровне 13-14 т, противоснарядную броню с наклонным расположением листов, а также 45-мм пушку во вращающейся башне и несколько пулеметов. Проект получил обозначение БТ-20.

В марте 1938 года нарком обороны К.Е. Ворошилов выступил с предложением, касавшимся будущего бронетанковых подразделений. В докладной записке на имя председателя Совнаркома он отмечал, что танковым подразделениям нужен только один танк. Для определения наиболее выгодного варианта такой машины нарком предложил разработать два сходных проекта танков с разными движителями. Имея одинаковые защиту и вооружение, новые танки должны были оснащаться колесно-гусеничным и гусеничным движителями.

К сентябрю 1938 года харьковские инженеры закончили разработку проекта БТ-20 и представили его специалистам Наркомата обороны. Сотрудники Автобронетанкового управления рассмотрели проект и утвердили его, внеся некоторые предложения. В частности, предлагалось разработать вариант танка с 76-мм пушкой, предусмотреть возможность кругового наблюдения из башни без использования смотровых приборов и т.д.

Дальнейшие работы велись с учетом предложений АБТУ. Уже в октябре 38-го ХПЗ предъявил комплект чертежей и макеты двух перспективных средних танков, отличавшихся типом ходовой части. Главный военный совет изучил документацию и макеты в начале декабря того же года. Вскоре началась подготовка рабочих чертежей колесно-гусеничного танка, к этому времени получившего новое обозначение А-20. Кроме того, стартовало проектирование гусеничной машины под названием А-20Г. В дальнейшем этот проект получит собственное наименование А-32. Ведущим инженером обоих проектов был А.А. Морозов.



На этом этапе реализации двух проектов возникли серьезные разногласия. Еще осенью 38-го военные соглашались с необходимостью строительства и испытаний двух опытных танков. Однако на заседании Комитета обороны 27 февраля 1939 года представители Наркомата обороны подвергли гусеничный танк А-32 серьезной критике. Колесно-гусеничный А-20, как тогда считалось, имел большую оперативную подвижность. Кроме того, текущее состояние проекта А-32 оставляло желать лучшего. Как следствие, возникли сомнения в необходимости строительства и испытания гусеничной машины.

Тем не менее, главный конструктор ХПЗ М.И. Кошкин настоял на необходимости строительства двух опытных образцов. Согласно различным источникам, военные предлагали закрыть проект А-32 ввиду невозможности быстрого завершения его разработки и строительства опытной машины в приемлемые сроки. Тем не менее, М.И. Кошкин сумел убедить их в необходимости продолжения работ и, как выяснилось позже, был прав. В будущем А-32 после массы доработок был принят на вооружение под индексом Т-34. Средний танк Т-34 стал одной из самых удачных боевых машин времен Великой Отечественной войны.

Танк А-20 по ряду характеристик проигрывал своему гусеничному собрату, однако представляет большой интерес с технической и исторической точки зрения. Так, он стал последним колесно-гусеничным танком Советского Союза. В дальнейшем проблему неприемлемо высокого износа гусениц удалось решить и отказаться от комбинированной ходовой части.

Средний танк А-20 строился по классической компоновке. В передней части бронекорпуса располагался механик-водитель (у левого борта) и стрелок. Позади них имелось боевое отделение с башней. Корму корпуса отдали под двигатель и агрегаты трансмиссии. В башне предусматривались рабочие места командира и наводчика. Командир машины также выполнял обязанности заряжающего.

Бронекорпус машины имел сварную конструкцию. Его предлагалось собирать из нескольких бронелистов толщиной 16-20 мм. Для повышения уровня защиты листы корпуса располагались под углом к вертикали: лобовой лист – под 56°, борта – 35°, кормовой – 45°. Сварная башня изготавливалась из листов толщиной до 25 мм.



Бронирование толщиной до 25 мм, расположенное под рациональными углами, позволило обеспечить защиту от пуль крупнокалиберного стрелкового оружия и малокалиберной артиллерии, а также сохранить боевую массу машины на уровне 18 т.

В корме корпуса располагался дизельный двигатель В-2 мощностью 500 л.с. Трансмиссия состояла из четырехступенчатой трехходовой коробки передач, двух бортовых фрикционов и двух однорядных бортовых редукторов. Использование колесно-гусеничного движителя сказалось на конструкции трансмиссии. Для движения на гусеницах машина должна была использовать расположенные в корме ведущие колеса с гребневым зацеплением. В колесной конфигурации ведущими колесами становились три задние пары опорных катков. Интересен тот факт, что в составе трансмиссии танка А-20 широко использовались агрегаты бронемашины БТ-7М.

Ходовая часть среднего танка А-20 имела по четыре опорных катка на борт. В передней части корпуса крепились направляющие колеса, в кормовой – ведущие. Опорные катки оснащались индивидуальной пружинной подвеской. Три задние пары катков были связаны с трансмиссией и являлись ведущими. Две передние имели механизм поворота для управления машиной при движении «на колесах».

В башне танка установили 45-мм танковую пушку 20-К. Внутри боевого отделения удалось разместить 152 снаряда для пушки. В одной установке с пушкой монтировался спаренный пулемет ДТ калибра 7,62 мм. Еще один пулемет этого же типа находился в шаровой установке лобового листа корпуса. Общий боекомплект двух пулеметов – 2709 патронов.

Наводчик танка А-20 располагал телескопическим и перископическим прицелами. Для наведения орудия использовались механизмы с электрическим и ручным приводами. Командир машины мог следить за обстановкой на поле боя при помощи собственной панорамы.

Связь с другими танками и подразделениями обеспечивалась при помощи радиостанции 71-ТК. Экипаж машины должен был использовать танковое переговорное устройство ТПУ-2.

В начале лета 1939 года завод №183 (новое название ХПЗ) завершил строительство двух опытных танков моделей А-20 и А-32. Колесно-гусеничная машина была передана военному представительству АБТУ 15 июня 39-го. Через два дня военным сдали второй опытный танк. После некоторых предварительных проверок 18 июля стартовали сравнительные полигонные испытания нового танка, продолжавшиеся до 23 августа.

Средний танк А-20 показал достаточно высокие характеристики. На колесном ходу он развивал скорость до 75 км/ч. Максимальная скорость на гусеницах по грунтовой дороге достигала 55-57 км/ч. При движении по шоссе запас хода составлял 400 км. Машина могла подниматься на 39-градусный склон и преодолевать вброд водные преграды глубиной до 1,5 м. В ходе испытаний прототип А-20 прошел по разным трассам 4500 км.


Опытный А-32


В отчете по испытаниям утверждалось, что представленные танки А-20 и А-32 превосходят всю существующую серийную технику по ряду характеристик. В частности, отмечалось значительное повышение уровня защиты в сравнении со старой техникой. Утверждалось, что рациональные углы наклона брони и иные особенности конструкции обеспечивают большую стойкость к снарядам, гранатам и горючей жидкости. По проходимости А-20 и А-32 превосходили существующие танки серии БТ.

Комиссия, проводившая испытания, пришла к выводу, что оба танка отвечают требованиям Наркомата обороны, благодаря чему могут быть приняты на вооружение. Кроме того, комиссия внесла предложение, касавшееся конструкции танка А-32. Эта машина, имевшая определенный запас по увеличению веса, после небольших доработок могла быть оснащена более мощной броней. Наконец, в отчете указывались некоторые недостатки новой бронетехники, которые нужно было устранить.

Новые танки сравнивались не только с серийными, но и друг с другом. В ходе испытаний выяснились некоторые преимущества А-20 в плане подвижности. Эта машина доказала свою способность совершать длительные марши с любой конфигурацией ходовой части. Кроме того, А-20 сохранял требуемую подвижность при потере гусениц или повреждении двух опорных катков. Тем не менее, имелись и недостатки. А-20 уступал гусеничному А-32 в отношении огневой мощи и защиты. Кроме того, колесно-гусеничный танк не имел резервов для модернизации. Его ходовая часть была сильно нагружена, из-за чего при любых заметных доработках машины ее пришлось бы разрабатывать заново.

19 сентября 1939 года Наркомат обороны выступил с предложением принять на вооружение Красной Армии двух новых средних танков. Перед началом сборки первых серийных машин конструкторам завода №183 рекомендовалось исправить выявленные недостатки, а также немного изменить конструкцию корпуса. Лобовой лист корпуса теперь должен был иметь толщину 25 мм, передняя часть днища – 15 мм.

К 1 декабря 1939 года требовалось построить опытную партию танков А-32. В конструкцию первых десяти машин планировалось внести некоторые коррективы (проект А-34). Через месяц харьковские специалисты должны были передать военным первые 10 танков А-20, так же в доработанном варианте. Полномасштабное серийное производство А-20 предполагалось начать с 1 марта 1940 года. Годовой план выпуска установили на уровне 2500 танков. Сборку новых танков должен был осуществлять харьковский завод №183. Изготовление броневых деталей собирались поручить Мариупольскому металлургическому заводу.


Опытные танки на полигоне в Кубинке. Слева направо: БТ-7М, А-20, Т-34 обр. 1940 г., Т-34 обр. 1941 г.


Разработка обновленного проекта А-20 затянулась. Харьковский завод был загружен заказами, из-за чего создание модернизированного проекта было связано с определенными трудностями. Новые проектные работы начались в ноябре 1939 года. Испытать модернизированный А-20 с усиленной броней и ходовой частью планировалось в самом начале 40-го года. Трезво оценивая свои возможности, завод №183 обратился к руководству промышленности с просьбой передать серийный выпуск А-20 другому предприятию. Харьковский завод не мог справиться с полномасштабным производством двух танков одновременно.

По некоторым данным, работы по проекту А-20 продолжались до весны 1940 года. Завод №183 имел определенные планы по этому проекту, а также желал передать строительство серийных танков другому предприятию. По-видимому, желающие начать производство новых средних танков так и не нашлись. В июне 1940 года вышло постановление Политбюро ВКП(б), в соответствии с которым требовалось начать серийное производство средних танков Т-34 (бывший А-32/34) и тяжелых КВ. Танк А-20 в серию не пошел.

Имеются некоторые сведения о дальнейшей судьбе единственного построенного опытного танка А-20. В начале Великой Отечественной войны эту машину включили в танковую роту Семенова, которую, по некоторым данным, сформировали из техники, имевшейся на полигоне 22-го Научно-испытательного автобронетанкового полигона (ныне 38-й НИИ Минобороны, г. Кубинка). В середине ноября 1941 года прототип А-20 пополнил состав 22-й танковой бригады. 1 декабря машина получила небольшие повреждения и уже через несколько дней вернулась в строй. Несколько недель 22-я бригада выполняла боевые задачи совместно с конницей генерал-майора Л.М. Доватора. В середине декабря танк А-20 вновь получил повреждения, после чего был отведен в тыл для ремонта. На этом следы опытной машины теряются. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

Средний танк А-20 не пошел в серию. Тем не менее, его разработка, строительство и испытания имели большое значение для отечественного танкостроения. Несмотря на не вполне успешное завершение, этот проект помог установить реальные перспективы гусеничной и колесно-гусеничной техники. Испытания танков А-20 и А-32 показали, что при существующих технологиях бронетехника с комбинированной ходовой частью стремительно теряет преимущества перед гусеничными машинами, но не может избавиться от врожденных недостатков. Кроме того, А-32 имел определенный запас характеристик для модернизации. В результате обновленный танк А-32 пошел в серию, а машина А-20 так и не вышла из стадии испытаний и доработок, став последним советским колесно-гусеничным танком.


По материалам сайтов:
http://armor.kiev.ua/
http://opoccuu.com/
http://bronetehnika.narod.ru/
http://tankinfo.ru/
http://btvt.narod.ru/
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти