"Кирзач" и "ватник" - синонимы наших Побед!

"Кирзач" и "ватник" - синонимы наших Побед!


Кирзовые сапоги - больше, чем обувь. Иван Плотников, который перед войной наладил их производство, получил Сталинскую премию. После войны же в "кирзачах" ходили все - от стариков до школьников. Они и сегодня в ходу. Потому что надежные.



К Первой мировой войне в долгом армейском противостоянии ботинок и сапог была поставлена точка. Сапоги однозначно победили. Даже в тех армиях, где на изготовление сапог не хватало материала, ноги солдат все равно почти до колена обматывались. Это была вынужденная имитация сапог. В обмотках горчичного цвета прошли войну, например, британские солдаты. Солдаты русской армии, кстати, в Первой мировой были единственными, кто мог позволить себе щеголять в настоящих кожаных сапогах.

Как и о всякой культовой вещи, о кирзовых сапогах ходит масса домыслов и слухов. Так, одним из заблуждений является то, что «кирзачи» получили свое название от «кировского завода», на котором было налажено их производство. На самом деле, свое название легендарные сапоги получили по названию шерстяной ткани Kersey, из которой они изначально изготовлялись.

Также ходит масса заблуждений насчет того, кто первым создал кирзовые сапоги. Приоритет в этом деле принадлежит русскому изобретателю Михаилу Поморцеву. С 1903 года Поморцев стал проводить опыты с заменителями каучука, причём только с теми, составляющие которых производились в России. Уже в 1904 году он получил водонепроницаемый брезент, с успехом испытанный в качестве материала чехлов для артиллерийских орудий и фуражных мешков. Брезентовую ткань, пропитанную смесью парафина, канифоли и яичного желтка он получил в 1904 году. Материал обладал свойствами, практически идентичными коже. Он не пропускал воду, но при этом «дышал». Впервые кирза «понюхала пороха» на Русско-японской войне, где она использовалась для изготовления амуниции для лошадей, сумок и чехлов для артиллерии.

Образцы тканей, разработанных по методу Поморцева, экспонировались Министерством промышленности на международных выставках в Льеже (июль 1905 года) и Милане (июнь 1906 года). В Милане труд Михаила Михайловича был отмечен Золотой медалью. Кроме того, за разработку способов получения заменителей кожи он получил поощрительный отзыв на Воздухоплавательной выставке в Петербурге (1911) и был награждён Малой серебряной медалью на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге в 1913 году.

Когда началась Первая мировая война, М. М. Поморцев предложил безвозмездно использовать изобретённые им заменители кожи для изготовления солдатских сапог. В условиях острой нехватки обуви в войска поставляли какую угодно обувь от лаптей до «парусиновые сапог» и ботинок, то есть сапог с голенищами из брезента. По результатам испытаний опытных партий Военно-промышленный комитет рекомендовал изготовить крупную партию таких сапог для войск, но фабрикантам кожаной обуви это было невыгодно, и они всячески препятствовали передаче заказа, а после кончины Михаила Михайловича в 1916 году и вовсе похоронили это дело.
Сапоги почти на 20 лет «положили на полку».


Возродили производство кирзы уже в 1934 году. Советские ученые Борис Бызов и Сергей Лебедев разработали метод получения дешевого искусственного бутадиен-натриевого каучука, которым пропитывалась ткань, отчего приобретала свойства, схожие с натуральной кожей.

Дальнейшему развитию производства кирзовых сапог мы обязаны Александру Хомутову и Ивану Плотникову. Именно благодаря их усилиям в стране было налажено производство «кирзачей». Боевую проверку они прошли ещё в Советско-финскую войну, но этот опыт закончился неудачно — на морозе сапоги трескались, становились твердыми и ломкими.

Дочь Плотникова Людмила вспоминала, как отец рассказывал ей о комиссии, на которой состоялся «разбор полетов» применения нового материала. У Ивана Васильевича спросили: «Почему ваша кирза такая холодная и не дышит?». Он ответил: «Бык и корова пока еще не поделились с нами всеми своими секретами». К счастью, за такую дерзость химика никак не наказали.

После начала Великой Отечественной войны стало очевидна острая нехватка обуви. В августе 1941 года Ивана Плотникова назначили главным инженером завода «Кожимит», дали ему в распоряжение несколько научных работников и поставили задачу — усовершенствовать технологию изготовления кирзы. Курировал вопрос сам Косыгин. Сроки были крайне сжаты. Множество советских учёных и исследователей работали над усовершенствованием кожзаменителя, и примерно через год производство материала и пошив сапог были налажены.

Обувь из усовершенствованной кирзы оказалась лёгкой, прочной и удобной, отлично держала тепло и не пропускала влагу. 10 апреля 1942 года постановлением СНК СССР Александру Хомутову, Ивану Плотникову и ещё семи работникам промышленности была присуждена Сталинская премия 2-й степени за коренные усовершенствования методов производственной работы в производстве заменителей кожи для армейских сапог.

Кирзовые сапоги снискали за время войны заслуженную славу. Высокие, почти непромокаемые, но при этом дышащие, они позволяли солдатам идти многокилометровые марши по любой дороге и бездорожью. О том, насколько кирзовые сапоги были хороши, можно судить, если сравнить их с американскими военными ботинками (наверное не с самими ботинками, а с подходом к экипировке).

Генерал О. Бредли, автор книги «История солдата», писал, что из-за постоянной сырости американская армия лишилась 12 тысяч строевых солдат за один только месяц. Некоторые из них так и не смогли после этого восстановиться и вернуться на фронт.

О. Бредли писал: «К концу января заболевание ревматизмом ног достигло столь крупных масштабов, что американское командование стало в тупик. Мы были совершенно не подготовлены к этому бедствию отчасти в результате собственной небрежности; к тому времени, когда мы начали инструктировать солдат, какой нужен уход за ногами и что нужно делать, чтобы ботинки не промокали, ревматизм уже распространился по армии с быстротой чумы».
Без высоких сапог и портянок на осеннем и зимнем фронте приходилось несладко.


Можно признать, что портянки не менее гениальное изобретение, чем сами кирзовые сапоги. Впрочем, они неразлучны. Те, кто пробовал носить кирзовые сапоги с носком знает, что носки обязательно рано или поздно скатаются на пятку. Тогда, особенно, если ты на марш-броске, и не можешь остановиться, пиши пропало… Ноги в кровь. Кроме того, портянки удобны ещё и тем, что в случае их намокания, их достаточно намотать другой стороной, тогда нога по-прежнему останется сухой, а мокрая часть портянки будет тем временем высыхать. Просторное голенище «кирзачей» позволяет в холода наматывать по двое портянок (проще использовать зимние), плюс закладывать в них газеты для того, чтобы сохранить тепло.


Эта реклама 1950 года, пожалуй, была необязательной. Кирзовые сапоги после войны стали "народной маркой". На сегодняшний день этой обуви выпущено примерно 150 миллионов пар. Несмотря на разговоры о том, что скоро армию переобуют в берцы, солдаты продолжают носить "кирзачи", делать из них "шурупы" (скатывая гармошкой) и наряжать по случаю дембеля. Где-то на генетическом уровне живет в нас память о том, как прошли маршем наши солдаты в кирзовых сапогах к Великой Победе.
Автор:
Алексей Рудевич
Первоисточник:
http://russian7.ru/2014/08/kak-kirzovye-sapogi-stali-kultom/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти