Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Выборы на штыках. Способна ли армия повлиять на исход голосования?

Выборы на штыках. Способна ли армия повлиять на исход голосования?

Мандатом Совета Федерации и фантастическим результатом в 95,6% на муниципальных выборах в конце лета экс-губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко во многом обязана военным. Если точнее, курсантам Военно-космической академии им. А.Ф. Можайского, голосовавшим на участке №1348 Петроградского района Северной столицы. Может ли сценарий «выборов на штыках» повториться в масштабах всей страны в декабре 2011-го и марте 2012 года? Эксперты констатируют очевидное: в своих предпочтениях армия похожа на все российское общество. И так же, как у большинства наших сограждан, у военных нет партии, защищающей их интересы. Возможность выразить протестные настроения (а таких в армейской среде, как говорят, в избытке) при голосовании тоже ограничена. При этом во многих регионах именно армия может стать важным ресурсом для обеспечения высоких рейтингов партии власти...

Обозленные реформой

Чтобы понять настроения в армейской среде, нужно иметь в виду те перемены, которые уже произошли и по-прежнему происходят в вооруженных силах. Ведь последние три года в российской армии идет реформа, именуемая «переходом на новый облик». «В ней главное то, о чем не говорят вслух, – отказ от концепции массовой мобилизационной армии. С советских времен до 2008 года предполагалось, что оборону страны будут осуществлять путем массовой мобилизации от 1,5 до 4 млн резервистов, – рассказывает Александр Гольц, военный эксперт и член редколлегии «Ежедневного журнала». – По нынешним расчетам, на случай войны нужен резерв только в 700 тыс. человек. Этим объясняется избыточное количество офицеров: до начала реформы их было 356 тыс. – один офицер на двух солдат. 80% частей российской армии были сокращенного состава».


Помимо идеологии реформы – непривычной военным, воспитанным «старой школой», – вызывает жаркие споры и ее социальная сторона. «Военный пенсионер получает в 3 раза меньше, чем офицер ФСБ, и в 1,5 раза меньше, чем полицейский. Военные городки сейчас передают в ведение губернаторов, значит, офицерам будут давать квартиры в них «насильно». Например, служил офицер в Забайкалье – там ему и дальше жить придется, – говорит Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа. – При заказе военной техники генералитет интересует только уменьшение расходов, а не ее качество. Армия практически лишилась медицины».

Подавляющее большинство офицеров ненавидит проходящие реформы, констатирует Александр Гольц. «В том числе потому что эти либеральные по сути реформы проводятся вполне советскими методами, – продолжает он. – Людей увольняют из вооруженных сил, используя грязные способы, чтобы не дать им обещанного социального пакета». По закону человек, отслуживший в армии 10 лет и увольняемый не по своей вине, должен получить квартиру Но государство не спешит выполнять это обязательство: под «грязные» сокращения попали, по разным оценкам, от 40 до 70 тыс. офицеров. В результате большинство интернет-ресурсов, связанных с армией, полны критики в адрес министра обороны Анатолия Сердюкова. Есть даже Форум правовой взаимопомощи военнослужащих (http://www.voensud.ru/) – на нем делятся опытом, как грамотно отстаивать свои интересы в суде, когда речь идет об увольнениях и полагающихся льготах.

Погоны вне политики

Вопрос о том, кто готов защищать наши интересы в парламенте, уже давно стал риторическим. На него нет ответа для представителей многих профессий и социальных слоев, и военные не исключение. Несмотря на то что немало отставников заседает в Совете Федерации и Госдуме, полноценного военного лобби в российском парламенте нет. «Практически весь Комитет по обороне Госдумы – бывшие военные. Но вооруженные силы так же атомизированы, как и все российское общество, – отмечает Александр Гольц. – Самые многочисленные митинги военных собирают 1,5 тыс. человек. Комитет по обороне постоянно что-то пытается сделать, но все его члены – чрезвычайно лояльные люди. Все ограничивается частными вещами вроде чуть больших выплат военным пенсионерам».

Считается, что военные отличаются исключительной организованностью. Как следствие, существует немало объединений, призванных отстаивать их интересы, пусть и за рамками парламента. Однако на поверку выясняется, что позиции одних таких организаций безнадежно подорваны, а другие вовсю сотрудничают с властями. В любом случае поле деятельности тех и других ограничивается лишь практической помощью действующим и бывшим членам «военной корпорации», но никак не объединением их в единое политическое движение.

Например, существует мощная организация ветеранов «Боевое братство», в которую входят губернатор Московской области Борис Громов, бывший полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Константин Пуликовский и ряд других чиновников и политиков. Членов «Боевого братства» можно встретить на национал-патриотических мероприятиях, но цель организации – в первую очередь взаимная поддержка ветеранов, а не участие в политической жизни страны. Последнее также затруднительно из-за коррупционных скандалов в Подмосковье и шаткого положения Громова. Ветеран Афганистана Владимир Стрельченко, химкинский мэр и давний товарищ Бориса Громова, находится под прицелом критики чуть ли не всей российской оппозиции. Другой подмосковный «афганский» мэр Юрий Слепцов, возглавлявший Воскресенск, – под следствием за получение взятки.

Последняя яркая публичная акция военных – протест Союза десантников России, который был оскорблен неуважительными высказываниями министра обороны Анатолия Сердюкова. Десантники требовали его отставки и корректировки военной политики. Но протесты сошли на нет со смертью генерала Владислава Ачалова, руководителя союза. А сейчас десантники сотрудничают с Общероссийским народным фронтом. «Активные ветеранские организации есть, но представляющей военных политической силы нет. Нет и полноценных возможностей для лоббистских действий в парламенте», – подытоживает Анатолий Цыганок.

Борьба за бойцов

Выходит, что военным, как и остальным россиянам, придется выбирать из того скудного меню, которое будут представлять собой избирательные бюллетени в декабре. Итак, что же предлагают людям в погонах партии, допущенные до нынешних парламентских выборов? Акцент на вопросах национальной безопасности традиционно делает ЛДПР. Для защиты от возможных военных конфликтов на южной границе «жириновцы» предлагают увеличить расходы на противоракетную и противовоздушную оборону, обозначить «право превентивного ядерного удара» по тем, кто угрожает нашей стране. Интересно, что ЛДПР собирается лоббировать слияние ФСБ и Службы внешней разведки. В некоторой степени реверансом в сторону военных можно считать и включение в предвыборные списки либерал-демократов сына убитого экс-полковника Юрия Буданова, Валерия. «Справедливая Россия» говорит об армии не очень много и главным образом в социальном ключе: обещает довести размер пенсии до 70% от ежемесячного содержания военнослужащего, при расчете трудового стажа службу в армии учитывать по схеме «год за два» (для участников боевых действий – «год за три»). Партия также намерена бороться за то, чтобы в армии запретили служить людям, осужденным за взяточничество.

«Правое дело» выступало за развитие военно-гражданских концернов двойного назначения. Сторонники Михаила Прохорова хотели существенно увеличить льготы военнослужащим и сделать службу в армии добровольной. Впрочем, в сентябре руководство правых со скандалом сменилось. Какие меры в отношении армии будут предлагать новые лидеры партии – пока неясно. КПРФ – жесткий оппонент армейских реформ. К выборам активизировано Движение в поддержку армии (ДПА), ныне выступающее под одними знаменами с Компартией. КПРФ ратует за возрождение советских армейских принципов и идеалов, сохранение всеобщего призыва и повышение социальных гарантий для профессиональных военных. В 2010 году национал-патриоты попытались создать партию «Родина: Здравый смысл», долженствующую объединить остатки некогда популярной «Родины». Защита социальных прав военных и борьба с сокращением армии были одним из приоритетных дел новой партии. Правда, проект зарубили на корню: Минюст отказался его регистрировать.

Что же касается партии власти, то тут главным козырем нужно признать не программу единороссов, а конкретные действия правительства. Важнейшее из них – обещание резкого роста зарплат армейским офицерам. С января 2012 года лейтенант должен будет получать 50 тыс. рублей, полковник – 90 тыс. Правда, эти цифры будут достигнуты за счет увольнения в запас нескольких сотен тысяч военных. Вместе с тем в 2011-м темпы сокращения офицерского корпуса замедлились. Это, так же как и амбициозную программу закупки новых вооружений, эксперты расценивают как предвыборные шаги тандема, рассчитанные на военный электорат.

Их мало, но они в тельняшках

Как же сами военные оценивают усилия политиков? Зимой портал «Военный пенсионер.рф» провел опрос среди своих посетителей о том, какая из выдвигающихся в Госдуму партий может лучше защитить интересы военных пенсионеров. Победила КПРФ – 39,7%, на втором месте «никакая партия» – 36,9%, «Справедливая Россия» набрала 8,9%, ЛДПР - 6,4%, «Яблоко» - 4,3%. Иные данные приводит Левада-Центр. Августовский опрос выявил, что 31% военнослужащих проголосовали бы за «Единую Россию», 16% – за КПРФ, 15% – за ЛДПР и 4% – за справедливороссов. У этих двух опросов есть лишь одна общая черта – число неопределившихся. Доля тех, кто не знает, за кого голосовать, не пойдет на выборы или еще не уверен, примет ли участие в голосовании, в результатах Левада-Центра составляет 34%. Правда, сами исследователи призывают с осторожностью оценивать достоверность этих данных: доля военных в общей выборке опроса из 1,6 тыс. человек была лишь 1,5%. Кроме того, в эту крайне малочисленную группу вошли представили разных силовых структур, а не только армии.

«В 90-х военные голосовали за КПРФ и ЛДПР, в начале нулевых многие поддержали «Единую Россию». Сейчас в основном царит разочарование в официальной политике», – констатирует политтехнолог Станислав Белковский. Однако директор АНО «Центр общественно-политических исследований», подполковник запаса Владимир Евсеев напоминает о неоднородности армии. У офицерства, контрактников и призывников-срочников разнятся не только электоральные предпочтения, но и то, как они будут голосовать фактически. «На офицеров напрямую влиять сложнее, и у них есть определенные приоритеты, – отмечает эксперт. – Они недовольны тем, что происходит в Минобороны, недовольны правящей партией. Им ближе голосование за протестную партию – другое дело, будет ли такая». В итоге, по мнению Владимира Евсеева, явка среди офицеров (их численность он оценил примерно в 200 тыс. человек, не считая членов семей) будет низкой, а их голоса будут размазаны по всему спектру партий.

Иное дело – контрактники. «Они более или менее управляемы, к тому же у них есть семьи, – отмечает г-н Евсеев. – Поэтому они, возможно, поддержат «Единую Россию». Эта категория военных может дать около 100 тыс. голосов, не считая голосов членов их семей. Но легче всего управлять солдатами срочной службы, уверен эксперт: они более других зависимы от начальства, а их собственные взгляды зачастую еще не сформировались. Именно эта 400-тысячная когорта срочников может дать основную явку и основную же поддержку «Единой России» в армейской среде, полагает Владимир Евсеев. Исполнительный директор ассоциации «Голос» Лилия Шибанова отмечает, что явка среди военных существенно выше средней - очевидно, во многом не добровольная. Фальсифицировать результаты голосования военных не намного проще, чем остальных: избирательных участков в воинских частях нет – для голосования их возят на гражданские объекты. Также сложно выяснить, за кого военные голосуют на самом деле: основной метод мониторинга – опрос при выходе с избирательных участков. А там не каждый военный согласится честно отвечать – рядом может быть кто-то из начальства.

Однако практика сильнее теории: прецедент с ошеломляющим результатом Валентины Матвиенко дает четкое представление о том, как может использоваться военный ресурс на выборах. Но какое влияние он может оказать в масштабах страны с ее 142-миллионным населением? На первый взгляд небольшое. «В густонаселенных регионах роль армии будет минимальной», – полагает Владимир Евсеев. Но не стоит забывать, что в России существуют регионы, где гражданское население малочисленно, а доля военных традиционно высока. В таких регионах, особенно с учетом невысокой явки избирателей, военные могут сыграть ключевую роль. По мнению г-на Евсеева, так будут обстоять дела, в частности, в Псковской и отчасти Тульской областях, на Дальнем Востоке (особенно на Камчатке), в северных районах страны (например, в Архангельской области).

Новые декабристы

Когда речь идет одновременно и об армии, и о политике, особенно когда недовольство становится массовым, на языке само собой вертится слово «мятеж». Стоит ли упоминать его сегодня? В теории – да. «В армии идут массовые увольнения. Если бы у людей возникла мысль, объединившись, защищать свои интересы, мы бы имели ситуацию, сложившуюся в Веймарской республике накануне прихода Гитлера к власти. Рейхсвер был одной из мощнейших основ нацистского движения», – говорит Александр Гольц. Что же касается практики, все далеко не так однозначно. В последние годы военные оказывались фигурантами громких уголовных процессов, связанных с экстремизмом. На первый взгляд таких дел было немало. В реальности же речь обычно идет лишь об отдельных военных, примкнувших ко вполне гражданским радикальным группам, но никак не о подпольных организациях не довольных солдат и офицеров.

Так, летом закончился процесс над группой «Север» ныне запрещенного Национал-социалистического общества. Фигуранты дела признаны виновными в 27 убийствах и других тяжких преступлениях. Похождения «НСО-Север» разбирал Московский окружной военный суд, хотя военным среди 13 осужденных был лишь один, Сергей Юров. Другой закончившийся летом процесс над нацистами – питерское дело Боевой террористической организации Боровикова-Воеводина (БТО). Также серия убийств, разбои, незаконный оборот оружия. Из 14 обвиняемых один военный – Андрей Малюгин, до прихода к нацистам воевавший в спецназе в Чечне. По делу БТО присяжные Малюгина оправдали, но уже в конце августа его снова задержали – по подозрению в двух убийствах и попытке изготовить взрывчатку Несколько офицеров Федеральной службы охраны (ФСО) проходят по делу «орловских партизан» – группы националистов из Орла, совершивших серию поджогов, взрывов и убийство. После «партизанского» скандала в академию, одного из преподавателей которой подозревают в организации убийства, назначили нового руководителя, да и ее саму реорганизуют – соединят с также находящимся в Орле научно-исследовательским центром ФСО. А в расследующемся деле группы «приморских партизан» один из фигурантов – дезертир.

Таким образом, сейчас нет и речи об организованном военном подполье. Однако еще недавно в России существовало несколько радикально настроенных групп, состоящих именно из военнослужащих. Например, Движение в поддержку армии (ДПА) генерала Льва Рохлина, участника афганской и чеченской войн. Движение активно действовало в 1997 и 1998 годах, одна ко вскоре Рохлин был убит при весьма туманных обстоятельствах. В ряде публикаций в СМИ и воспоминаниях политиков 90-х убийство Льва Рохлина связывается с планами военного переворота: якобы он должен был возглавить мятеж, но спецслужбы сорвали планы армейских генералов. Преемник Рохлина на посту главы ДПА, депутат-коммунист Виктор Илюхин в феврале этого года провел эпатажный «военный трибунал Общероссийского офицерского собрания по рассмотрению разрушительной деятельности Путина В.В.». Через месяц, 19 марта, Илюхин скончался от инфаркта. Представители КПРФ заявили, что будут вести независимое расследование его смерти.

А в конце декабря 2010 года сотрудники ФСБ задержали Владимира Квачкова, отставного полковника и главу Народного ополчения им. Минина и Пожарского. Это случилось в тот самый день, когда суд решил, что его вина в покушении на Анатолия Чубайса не доказана. «Квачков – выходец из спецназа, а реформы Сердюкова ударили в том числе по таким подразделениям. Речь идет о сокращении нескольких бригад, и для офицеров это совершенно необъяснимая вещь, ведь бригады спецназа – наиболее подготовленная часть нашей армии, – отмечает главный редактор портала «Агентура.Ру» Андрей Солдатов. – У них взгляды Квачкова находят некое понимание». По словам Оксаны Михалкиной, адвоката Владимира Квачкова, еще с начала 2010 года в возглавляемое им движение ФСБ внедряло своих агентов, собиравших информацию на Квачкова и его ближайшее окружение. По версии чекистов, сторонники Квачкова намеревались агитировать военных из нескольких частей «двинуть танки на Кремль». Уголовное дело засекречено, и убедительных доказательств в свою пользу ФСБ общественности не представила.

«За 20 лет, исключая опереточный Союз офицеров Станислава Терехова, в российской армии не возникало организаций офицеров, – говорит Андрей Солдатов. – Попытка Квачкова таковую создать вкупе с некоторой его популярностью могла испугать ФСБ». Появятся ли такие организации, во многом зависит от самих властей. По мнению Александра Гольца, массовые протесты в армии могут начаться, если государство окажется не в силах выполнить свои обязательства по повышению фактически в 3 раза зарплат военным, намеченному на январь 2012 года. Офицеры долгие годы ждали этого, специально не бросали армию. Если их снова обманут, вооруженные силы ожидает или массовый исход наиболее дельных военных, или же переход их в открытую оппозицию властям. Одним словом, эксперты указывают на выжидательную позицию большинства военных: самостоятельной политической силой они не являются, новых декабристов на горизонте нет, но и на особую поддержку с их стороны власти уповать не стоит. «Если в России начнутся серьезные брожения типа арабских, очень многие военные их поддержат. Я уверен, что армию против протестующих использовать не удастся. Какой-нибудь ОМОН – да, внутренние войска – уже не факт. Потому что Сердюков власти авторитета не прибавляет, – считает Алексей Кондауров, экс-депутат Госдумы от КПРФ и генерал-майор КГБ в отставке. – Но сами военные ни на что сейчас не способны».
Первоисточник: http://magazine.rbc.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. Сибиряк 8 октября 2011 11:44
    Всё будет зависить от степени прикормленности начальства и от нормальной гражданской позиции офицеров низшего командного звена (командиров рот и батальонов). Если эти парни, наиболее близко стоящие к солдату, не заб*дят пойти против указаний вышестоящих воспитательных структур, то боец проголосует так, как захочет.
    А если, вдруг, ротный или комбат служит не просто так, за деньги, а реально является для подчиненных старшим товарищем, то можно эти ещё незрелые умы повернуть в нужное русло.
    Я сам комбатом служил в закрытом военном городке на Дальнем Востоке. Свой избирательный участок. Что хочешь, то и делай. Приезжали всякие политиканы, ответственные чиновники из отдела воспитательной работы корпуса в открытую указывали - за кого нужно голосовать. Своим бойцам и офицерам сказал - никого не слушать, голосовать свободно. На всякий случай (а авторитет у меня был, не скрою), перед строем объявил за кого голосовать буду сам. Потом по-тихоньку опрашивали солдат, оказалось, что батальон проголосовал практически единогласно.
    Сибиряк
  2. kesa1111 8 октября 2011 17:46
    Служивым нужно не только голосовать, но и вовремя отрыть склады. С помощью оружия и доброго слова можно сменить власть малой кровью.
    kesa1111
  3. Денис 8 октября 2011 18:29
    запросто может! только генерал нужен,хоть и ругали его у нас когда то
    Пиночет!
  4. 916-й 8 октября 2011 22:33
    Хронология предвыборной активности национально-патриотических движений и общественных объединений:

    17 января 2011 вышло открытое обращение "Другого шанса может не быть!". Суть обращения - объединение всех национально-патриотических сил перед презедентскими выборами-2012 и формирование мощной оппозиции партии власти и ее кандидату Путину. Среди прочих, обращение адресовано В.В. Квачкову, о котором упоминает автор статьи, а также генерал-полковнику Ивашову Л.Г., председателю Военно-Державного Союза России.
    Ссылка: http://znanie-vlast.ru/publ/oppozicija_segodnja/drugogo_shansa_mozhet_ne_byt/7-1
    -0-76

    8 апреля 2011 Военно-Державный Союз России опубликовал "Итоги проведенных консультаций" по вопросу консолидации национально-патриотических сил в современных условиях. В тезисах содержится план формирования единого предвыбороного блока национально патриотических сил.
    Ссылка: http://znanie-vlast.ru/publ/oppozicija_segodnja/drugogo_shansa_mozhet_ne_byt_ito
    gi_provedennykh_konsultacij/7-1-0-107

    16 сентября 2011 вышло информационное сообщение о формировании избирательного блока "Народный Президент".
    Ссылка: http://znanie-vlast.ru/news/informacionnoe_soobshhenie_o_formirovanii_izbirateln
    ogo_bloka_narodnyj_prezident/2011-09-16-451

    Им надо собрать 2 млн. подписей или выдвигать своего кандидата от политической партии, имеющей фракцию в Госдуме.
    916-й
  5. 916-й 8 октября 2011 23:01
    В продолжение предыдущего коммента:

    Если блок "Народный Президент" сможет пробиться на выборы, это будет, как мне представляется, реальная политическая сила, способная остановить Путина и К, очистить, оздоровить и направить страну в правильное русло развития, ну и, соответственно, укрепить Армию, придать ей и кадровому составу подабающий им статус.
    916-й

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня