«Крысиные тропы» вели в Новый Свет

Поражение гитлеровской Германии во Второй мировой войне заставило многих нацистских деятелей — как представителей высших эшелонов власти, так и заурядных офицеров и унтер-офицеров карательных подразделений, — искать убежище за пределами страны. Те, кому не повезло, попались в руки советских или англо-американских войск, были судимы и приговорены к различным срокам тюремного заключения, а то и к смертной казни. Но очень многим нацистским военным преступникам удалось избежать заслуженного наказания. Некоторые из них прожили до глубокой старости, пережив свои жертвы на полвека, а то и больше. Для того, чтобы не попасть в поле зрения спецслужб заинтересованных государств и не быть арестованными и выданными в те страны, где они совершали военные преступления, многие нацистские преступники меняли имена и фамилии, конспирировались и тщательно скрывали свое прошлое. Однако были и те, кто проживал не таясь, под своими настоящими данными, поскольку обладал уверенностью в собственной безопасности. Хотя нацистские военные преступники проживали после окончания Второй мировой войны в самых разных государствах (даже в Советском Союзе жили затаившиеся полицаи, и далеко не всех из них удалось «вывести на чистую воду», многие так и прожили жизнь, сохранив тайну о подробностях своего участия в войне), можно выделить несколько основных регионов и государств мира, в которых видные и не очень гитлеровцы нашли реальное и безопасное убежище. «Крысиные тропы», как негласно называли сотрудники американских разведывательных служб маршруты «эвакуации» нацистских военных преступников, вели из Европы в ряд стран Латинской Америки, на Ближний Восток и в сами Соединенные Штаты.

Многие страны Латинской Америки в ХХ веке развивались по стандартной модели — военные перевороты приводили к власти очередные хунты генералов и полковников, чаще всего проамериканской и / или ультраправой ориентации. Основная масса населения находилась в нищете, экономически страны сильно зависели от Соединенных Штатов Америки, в меньшей степени — от Великобритании и других европейских государств, но олигархия и латифундисты стремительно богатели и отстаивали свои интересы, в том числе, и с опорой на коррумпированные силовые структуры. Некоторые латиноамериканские военные режимы еще в годы Второй мировой войны практически открыто сочувствовали гитлеровской Германии и фашистской Италии как «авангарду мировой борьбы против коммунизма», а после поражения «стран оси» с готовностью предоставили политическое убежище бывшим военнослужащим гитлеровской армии, войск СС, сотрудникам полиции и спецслужб, а также перечисленным категориям из стран, воевавших на стороне гитлеровской Германии. Среди «запасных аэродромов» нацистских военных преступников особое место всегда занимал Парагвай.

«Рай для нацистов» генерала Стресснера


Парагвай — не имеющее выхода к морю и слабое в экономическом отношении государство Южной Америки, одна из наиболее нищих стран континента, с неблагополучной историей, полной военных переворотов. Основную часть парагвайского населения составляют индейцы — гуарани, однако власть в стране со времени освобождения от испанских колонизаторов принадлежит немногочисленной элите европейского происхождения. Еще с конца XIX в. в Парагвае проживало значительное количество немецкоговорящих эмигрантов из Европы — австрийцев, баварцев, саксонцев, пруссаков, которые постепенно заняли важные позиции в политической и экономической сферах жизнедеятельности парагвайского общества. После Первой мировой войны численность немецкоговорящего населения в Парагвае увеличилась. На границе с Аргентиной была создана целая колония немцев под руководством Адольфа Швельма. Колонисты Швельма играли значительную роль в экономической, а затем и политической жизни Парагвая. Многие этнические немцы и их дети, рожденные в Парагвае, поступали на военную службу в парагвайскую армию, благо страсть к военному делу и дисциплине была у многих выходцев из Центральной Европы в крови.

«Крысиные тропы» вели в Новый Свет


Немцем по происхождению был и Альфредо Стресснер (1912-2006) — будущий диктатор Парагвая, который фактически и превратил страну в «эльдорадо» для нацистских военных преступников.
Альфредо Стресснер был сыном немецкого эмигранта — выходца из Баварии Гуго Штресснера, работавшего счетоводом на пивоварне. Мать будущего диктатора Парагвая Эриберта Матиауда происходила из креольской богатой фамилии, так что Альфредо принадлежал и к парагвайской элите, и к немецкой нации по факту своего происхождения. В шестнадцать лет Стресснер связал свою дальнейшую судьбу с военной карьерой, поступив в военное училище. Он принимал участие в Чакской войне (парагвайско-боливийская война) и за шесть лет, с 1940 по 1948 гг., прошел путь от майора до бригадного генерала. Кстати, генеральские погоны Стресснер надел всего лишь в 36 лет, что сделало его самым молодым генералом во всей Латинской Америке на рассматриваемый период. В 1954 г. Стресснер, бывший уже дивизионным генералом, был назначен главнокомандующим парагвайской армией, а 5 мая 1954 г. совершил военный переворот. В августе 1954 г. были проведены президентские выборы, в соответствии с которыми Стресснер стал легитимным главой парагвайского государства. Кстати, Соединенные Штаты практически сразу после прихода к власти Стресснера предоставили стране многомиллионный кредит — генерал считался проамериканским деятелем в силу своих антикоммунистических убеждений. В силу этнической принадлежности и ультраправых взглядов Альфредо Стресснер всегда испытывал большие симпатии к гитлеровской Германии. Будучи сам немцем по происхождению, он был убежден в том, что немецкие колонисты играют очень позитивную роль в жизни парагвайского государства и могут стать его новой элитой — и политической, и военной, и экономической. Поэтому Стресснер всячески стимулировал существующие немецкие колонии, а также поощрял эмиграцию в Парагвай немцев из Европы. Среди последних было много тех, кто по своим политическим убеждениям и, особенно, в силу боевого прошлого в рядах вермахта или СС, не вписывался в послевоенный мир Западной Европы. Стресснер не возражал против прибытия в Парагвай бывших нацистских военных преступников, которые находили пристанище в многочисленных немецких колониях на востоке страны.

«Крысиные тропы» вели в Новый Свет За время правления Альфредо Стресснера в Парагвае обосновалось большое количество нацистов и фашистов из Германии, Италии, Хорватии и других европейских государств. Пожалуй, наиболее известным нацистским преступником, проживавшим некоторое время в Парагвае, был зловещий доктор Йозеф Менгеле, известный в Латинской Америке как Хосе Менгеле. 27 ноября 1959 г. Альфредо Стресснер предоставил Йозефу Менгеле, бывшему капитану медицинской службы и врачу концлагеря «Освенцим», парагвайское гражданство. Впрочем, в Парагвае Менгеле не задержался, а перебрался в Бразилию, где умер от инсульта во время купания в море в 1979 году. Длительное время в средствах массовой информации распространялась версия о бегстве в Парагвай и одного из наиболее важных «боссов» Третьего Рейха — Мартина Бормана. Напомним, что Мартин Борман бесследно исчез в дни штурма Берлина, и его тело так и не было найдено. Это дало основания многим историкам и журналистам принять версию о возможном бегстве Бормана в Латинскую Америку. В качестве вероятного убежища нацистского лидера назывался Парагвай. Некоторые журналисты утверждали, что им приходилось сталкиваться с Мартином Борманом в Парагвае. Сообщалось, что он скончался в 1957 г. от рака желудка в одном из парагвайских городов. Тем не менее, в 1973 г. в Берлине рабочими были обнаружены человеческие останки, которые предположительно принадлежали Мартину Борману, погибшему 2 мая 1945 г. Лишь в 1998 г. с помощью ДНК-анализа удалось установить, что останки действительно принадлежали начальнику партийной канцелярии и ближайшему соратнику Адольфа Гитлера. Таким образом, версия о парагвайской эмиграции Мартина Бормана была окончательно отвергнута как несостоятельная.

Хунта Перона славилась гостеприимством для нацистов

Не менее надежным убежищем для нацистских военных преступников стала Аргентина. Как и в Парагвае, еще в довоенное время здесь существовала внушительная германская колония. В стране проживало до полумиллиона этнических немцев — и это при общей численности населения на рассматриваемый период в 13 млн. человек. В немецкой среде Аргентины действовала Ассоциация германских благотворительных и культурных обществ, которая была фактически филиалом НСДАП в Латинской Америке. Существовали немецкие спортивные клубы, бравшие за основу модель «штурмовых отрядов» НСДАП. На более высоком уровне наблюдалось развитие экономических связей между Германией и Италией с одной стороны, и Аргентиной с другой стороны. В стране действовали многочисленные филиалы германских компаний. Аргентина поставляла в Германию и Италию химикаты, металлы, мясо и пшеницу. Лишь 27 марта 1945 г. под давлением США и Великобритании Аргентина объявила войну гитлеровской Германии, до этого времени страна сохраняла нейтралитет с явной симпатией гитлеровскому режиму. То есть, для обустройства нацистских преступников в Аргентине существовал вполне благоприятный климат.

«Крысиные тропы» вели в Новый Свет


[В 1946 г. к власти в стране пришел полковник Хуан Доминго Перон (1895-1974) — профессиональный военный, служивший военным атташе в Чили и Испании, а после переворота 1943 г. занимавший пост руководителя департамента труда, а затем министра труда в военном правительстве Аргентины. Перон вошел в историю как националистически и популистски настроенный политик, симпатизировавший праворадикальным идеологиям и снисходительно относившийся к бежавшим из стран Европы нацистским военным преступникам. По мнению Перона, присутствие нацистов — генералов и офицеров вермахта, СС, полиции и спецслужб — на территории Аргентины, в значительной степени играло бы на пользу стране, поскольку позволяло использовать опыт и потенциал гитлеровских, муссолиниевских, вишистских, усташских и прочих военнослужащих и чиновников в интересах аргентинского государства. Посредническую роль в переправке нацистских военных преступников из Европы в Аргентину (как и в другие страны Латинской Америки) играли высокопоставленные иерархи католической церкви. Фактически Ватикан выступил в роли «паспортной службы» для нацистских преступников, снабжая гитлеровских офицеров паспортами или организуя им беспрепятственный выезд из Европы в Латинскую Америку.

Безусловно, самым известным нацистом, скрывшимся в Аргентине, был Адольф Эйхман (1906-1962) — оберштурмбанфюрер СС, руководивший специальным отделом гестапо IV-B-4, ответственным за «окончательное решение еврейского вопроса». Непосредственную помощь в бегстве из Европы в Латинскую Америку этому гитлеровскому соратнику оказали монахи из знаменитого ордена францисканцев. «Крысиные тропы» вели в Новый Свет При помощи католического духовенства Эйхман смог оформить паспорт гражданина Аргентины на имя Рихардо Клемента. После этого он легализовался в Аргентине, где и провел десять лет — с 1950 по 1960 гг. За это время Эйхман сумел даже вывезти из ФРГ свою семью, прибыв в Германию с новым аргентинским паспортом и повторно женившись на своей супруге как другой человек, с целью дальнейшего совместного выезда в Аргентину. Размеренная жизнь нациста в Буэнос-Айресе была прервана сотрудниками израильской разведки «Моссад», которым удалось выследить гитлеровца и похитить его прямо из аргентинской столицы. Доставленный в Израиль Адольф Эйхман был судим и приговорен к смертной казни через повешение за многочисленные преступления против человечества, совершенные им в бытность руководителем отдела гестапо, ответственным за «решение еврейского вопроса».

Полвека благополучно жил в Аргентине Эрих Прибке — гауптштурмфюрер СС, ответственный за убийства коммунистов и евреев на территории Италии в 1944 г. Во время массового убийства в Ардеатинских пещерах от рук нацистов погибло 335 итальянцев. Так нацисты отомстили за нападение итальянских партизан на 11-ю роту 3-го батальона полицейского полка СС «Боцен», во время которого от рук партизан пало 33 немецких полицейских и 67 получили ранения различной степени тяжести. Эрих Прибке непосредственно руководил массовым убийством гражданских итальянцев. Тем не менее, после окончания Второй мировой войны ему удалось бежать из британского лагеря для военнопленных. Прибке добрался до Аргентины, где и нашел пристанище. Примечательно, что в Аргентине он жил под своим настоящим именем и не особо скрывал свое прошлое. В немецкой общине он занял пост председателя попечительского общества немецкой школы Барилоче. Лишь в 1990-е гг. личностью Прибке заинтересовались журналисты. Аргентинские власти арестовали Прибке, но учитывая его преклонный возраст, держали нацистского военного преступника под домашним арестом. Правда, в 1995 г. было принято решение об его экстрадиции в Италию. Однако и после ареста Прибке смог прожить еще восемь лет. В 2013 г. Прибке скончался на сто первом году жизни. Как видим — он прожил очень долго, почти максимум, отпущенный человеку, фактически не ответив за свои злодеяния в годы Второй мировой войны. Аргентина стала его убежищем на долгие годы.

Длительное время жил в Аргентине и Эдвард Рошман — комендант печально известного Рижского гетто и концлагеря Рига — Кайзервальд. После выхода фильма, снятого на основе романа Фредерика Форсайта, Рошман получил прозвище «Рижский мясник». В 1945-1947 гг. Рошман находился в лагере военнопленных у союзников, однако затем был освобожден. В 1947 г. его повторно арестовала британская военная полиция в Граце, но Рошману удалось бежать. С помощью Красного Креста Рошман получил документы на имя Федерико Вегенера и бежал в Аргентину. Там он занялся бизнесом, торговал древесиной, а затем в 1968 г. получил аргентинское гражданство. Тем не менее, поиски Рошмана в Европе продолжались и в 1977 г. аргентинские власти были вынуждены выдать ордер на арест Рошмана. Тогда он бежал в Парагвай, где и умер в том же году.
Помимо германских военных преступников, в Аргентине скрывались и соратники Гитлера из других стран Европы. Так, некоторое время в стране проживал Анте Павелич — лидер хорватских усташей. Он даже занял пост советника по безопасности при Хуане и Эвите Перонах. 10 апреля 1957 г. югославским эмигрантам — сербским четникам Благое Йововичу и Мило Кривокапичу удалось выследить Анте Павелича у его дома и открыть огонь. Павелич получил два ранения в руку, после чего был вынужден покинуть Аргентину и перебраться в Испанию.

По данным современных исследователей, в Аргентине нашли приют до 5 тысяч нацистских военных преступников. Большую роль в приглашении нацистов в страну сыграла Эва Перон — супруга аргентинского диктатора. Как утверждают Леандро Нарлох и Дуда Тейкстейра, Эвита Перон сразу после окончания Второй мировой войны занялась вопросом обустройства нацистских военных преступников в Аргентине. В обмен на аргентинские паспорта Эвита получала крупные суммы денег и драгоценности, которые складывала на счет в швейцарском банке. Но, опять же повторимся, это лишь версия современных историков. Хотя нельзя не допускать вероятности и такого поведения аргентинской «первой леди». По крайней мере, нацисты действительно получили возможность беспрепятственного проживания в Аргентине. Многие из них сделали в этой стране хороший бизнес, возглавили собственные компании, а некоторые продолжали работать в качестве военных и полицейских специалистов в аргентинских силовых структурах. Только после демократизации политической жизни в стране Аргентина перестала быть надежным убежищем для нацистских военных преступников, но вплоть до настоящего времени здесь проживают дети и внуки тех, кто сжигал евреев в печах Освенцима, расстреливал коммунистических партизан в Италии и Югославии, терроризировал мирное население Советского Союза. Многие из них чувствуют себя прекрасно, являясь преуспевающими бизнесменами — наследниками капиталов, сколоченных отцами и дедами, в том числе, и за счет средств, награбленных во время войны.

Чилийское пристанище соратников Гитлера

Еще одним латиноамериканским государством, с радостью встретившим нацистов — эмигрантов из Европы, стало Чили. В 1946 г. президентом Чили стал Габриэль Гонсалес Видела. Стремясь заручиться поддержкой США, этот чилийский политик, первоначально создававший видимость демократического правления, пошел на вывод коммунистов из правительства страны и запрет Коммунистической партии Чили и прокоммунистических профсоюзов. В 1947 г. Чили разорвало дипломатические отношения с СССР. Таким образом, и в этом латиноамериканском государстве на почве утвердившегося в качестве государственной идеологии антикоммунизма были сформированы благоприятные условия для приема нацистских военных преступников. Тем более, что в Чили также еще с довоенных лет проживала внушительная по численности и влиятельная в политическом и экономическом отношении немецкая диаспора. Испанский поэт и писатель Рафаэль Альберти вспоминал, что «В ту пору, в пору шумных побед Гитлера, мне не раз случалось в каком-нибудь селении или городке на юге Чили переходить улицу под настоящим лесом знамен, украшенных свастикой. Однажды в маленькой южной деревушке мне пришлось воспользоваться единственным имевшимся там телефоном, и я оказался вынужденным невольно воздать почесть фюреру. Владелец этого телефона-автомата, немец, изловчился так повесить аппарат, что тому, кто им пользовался, приходилось стоять, вытянув руку кверху, под портретом Гитлера, на котором тот был изображен тоже со вскинутой вверх рукой» (Альберти Р. Признаюсь, я жил. Воспоминания).

«Крысиные тропы» вели в Новый Свет


В 1961 г. на территории Чили была официально создана немецкая колония «Дигнидад», занимавшая площадь в 10 тыс. квадратных километров по соседству с аргентинской границей. Формально колония создавалась для заботы о детях-сиротах, родители которых погибли во время землетрясения в Вальдивии. Попутно колонисты собирались просвещать местных крестьян о передовых методах ведения сельского хозяйства, принятых в Европе. Однако благотворительная деятельность стала лишь прикрытием коммерческой деятельности, приносившей основателям колонии многомиллионные доходы. Поскольку чилийское правительство не облагало колонию налогами, «Дигнидад» быстро превратился в преуспевающую сельскохозяйственную компанию. Производимые в колонии продукты экспортировались в Германию, где пользовались большим спросом. У истоков колонии стоял некто Пауль Шефер — уроженец города Зиегбург с мутной биографией типичного авантюриста. Росший без отца Шефер начинал на улице — ассистентом бродячего циркового артиста. В составе санитарного батальона он воевал на Восточном фронте, где потерял левый глаз. После войны Шефер работал в детском саду при евангелической церкви, однако был с позором изгнан за педофилию. Вместе с единомышленниками — евангелистами он создал религиозную общину под Зиегбургом, принимавшую к себе пострадавших от войны людей — вдов, сирот, беженцев с территории Восточной Германии. Однако вскоре опять разгорелся скандал о развращении малолетних в колонии Шефера. Сектант-педофил принял решение об эмиграции в Латинскую Америку, тем более, что в 1961 г. последовало приглашение от Артуро Машке — посла Чили в ФРГ. Так в Новом свете и появилась немецкая религиозно-коммерческая колония «Дигнидад» под руководством человека со странной биографией и еще более странными наклонностями. Колония Шефера оказывала большую помощь чилийским праворадикальным организациям. Находили в ней приют и бежавшие из Европы нацистские военные преступники, хотя очень многие публикации о «Дигнидаде» едва ли не как о подпольном центре нацизма в Латинской Америке выглядят преувеличением. В годы правления Пиночета колония «Дигнидад» превратилась в одну из опор режима, поскольку Шефер и его соратники активно сотрудничали с пиночетовской тайной полицией. Лишь в 1991 г. деятельность колонии на территории Чили была прекращена — в связи с неоднократными и грубыми нарушениями чилийского законодательства со стороны колонистов.

Сорок лет после окончания Второй мировой войны прожил Вальтер Рауфф (1906-1984), скончавшийся в семидесятисемилетнем возрасте в чилийской столице Сантьяго. Напомним, что Вальтеру Рауффу принадлежало авторство идеи «душегубки» — знаменитого автомобиля «газваген». В таких автомобилях — душегубках нацистские преступники умерщвляли десятки тысяч мирных жителей. Бывший морской офицер, Рауфф в 1941 г. перешел с должности командира корвета в имперскую службу безопасности РСХА, где руководил разработками газвагенов. «Крысиные тропы» вели в Новый Свет После войны он был арестован американскими войсками, помещен в лагерь военнопленных в Римини, но в декабре 1946 г. бежал. Первое время он жил в Сирии, где продолжал работать по специальности — в сирийской контрразведке, однако затем бежал в Латинскую Америку — сначала в Эквадор, а затем в Чили. В 1962 г. чилийская полиция арестовала Рауффа по запросу германской стороны, но суд отказал в экстрадиции бывшего эсэсовца в Германию. Пиночетовский режим тем более отказывал в выдаче Рауффа, а приехавшая в Чили на его поиски Беата Кларсфельд — «охотница за нацистами» — даже была арестована пиночетовской полицией.

Бразилия тоже принимала нацистов

Некоторые нацистские военные преступники нашли приют на территории Бразилии. В отличие от остальных стран Южной Америки, Бразилия принимала реальное участие во Второй мировой войне. Причем война гитлеровской Германии была объявлена Бразилией не в 1944-1945 гг., а в августе 1942 г. В составе войск союзников в Италии воевал 25-тысячный экспедиционный корпус бразильской армии. И, тем не менее, Бразилия также стала приютом для многих нацистских военных преступников. Объяснялось это, опять же, наличием в стране многочисленной немецкой диаспоры, обладавшей сильными позициями в политической и экономической жизни Бразилии, а также праворадикальными настроениями значительной части бразильских высших и старших офицеров армии, полиции и спецслужб. Большим влиянием в стране пользовалась идеология т.н. «бразильского интегрализма», имевшая много общего с итальянским фашизмом. У истоков интегрализма стоял писатель Плиниу Салгаду, создавший в 1932 г. интегралистское движение. Флаг интегралистов представлял собой голубое полотнище с белым кругом посередине и греческой буквой Σ в центре. Однако, учитывая специфику расового и национального состава населения Бразилии, интегралистское движение отказалось от расизма, присущего гитлеровскому нацизму и открыло доступ представителям всех рас Бразилии, включая негроидов. Интегралисты с симпатией и сочувствием относились к итальянским фашистам и даже к германским нацистам, поэтому нет ничего удивительного в том, что после поражения во Второй мировой войне многие нацистские преступники устремились в Бразилию — активисты интегралистского движения всегда были готовы помочь европейским единомышленникам.

В октябре 1947 г. правительство генерала Эурико Гаспара Дутры объявило о расторжении дипломатических отношений с Советским союзом. Тем самым, Бразилия открыто встала на сторону США в «холодной войне», более того — пошла дальше своего старшего партнера, разорвав дипотношения с Советским Союзом и приступив к репрессиям против коммунистов внутри страны. На почве утверждения антикоммунистической идеологии страна и начала предоставлять убежище нацистским военным преступникам. Многие из них прибывали в Бразилию по линии католической церкви, занимавшейся посредничеством между нацистами и латиноамериканскими государствами в вопросах о предоставлении гражданства. В Бразилии вплоть до ареста и выдачи властям ФРГ проживал бывший гауптштурмфюрер СС Франц Штангль — комендант концлагерей Собибор и Треблинка. Только в 1978 г. в Сан-Паулу был арестован Густав Франц Вагнер (1911-1980), служивший в звании обершарфюрера СС заместителем коменданта концентрационного лагеря Собибор. Именно Вагнер нес непосредственную ответственность за убийство в Собиборе 200 тысяч мирных жителей. Нюрнбергский трибунал приговорил Вагнера к смертной казни, но ему удалось бежать и эмигрировать в Латинскую Америку. В Бразилии он жил под чужим именем. Даже после ареста бразильские власти отказали в выдаче Вагнера властям Израиля, ГДР, Польши и Австрии. Тем не менее, бывший нацистский палач погиб при странных обстоятельствах — его труп был найден с ножом в груди. По официальной версии, смерть Вагнера наступила в результате самоубийства.

«Крысиный ход» в Соединенные Штаты

Несмотря на то, что Соединенные Штаты Америки сами принимали участие во Второй мировой войне в качестве одного из лидеров стран антигитлеровской коалиции, путь многих нацистских военных преступников после окончания войны лежал в США. Конечно, США не могли открыто принимать у себя одиозных персонажей вроде комендантов концентрационных лагерей, поэтому последние находили пристанище в странах Латинской Америки. Но в Соединенных Штатах укрылось большое количество коллаборационистов и предателей из европейских стран, в годы войны сотрудничавших с гитлеровской Германией. Американцы как люди прагматичные больше смотрели не на идеологию конкретных эмигрантов, а на то, какую пользу они могут принести в «холодной войне» против главного противника США — Советского Союза. Многие нацистские офицеры, тем более — русскоязычные коллаборационисты и предатели, представляли большой интерес для американских спецслужб — и как инструктора, и как специалисты по агитационно-пропагандистской деятельности и психологической войне, и как возможные диверсанты (в первые послевоенные десятилетия, пока еще находились в молодом возрасте). Американские спецслужбы принимали участие в обеспечении «крысиной тропы», созданной францисканским священником — хорватом Крунославом Драгановичем. Драганович занимался обеспечением «эвакуации» военных преступников хорватского усташского режима в США и страны Латинской Америки. С этой целью была организована сложная цепочка с центром в колледже Сан-Жироламо в Риме. Первое время созданная Драгановичем система укрывала хорватских военных преступников на территории собственно Рима. При этом Ватикан постоянно отказывал британским спецслужбам и военной полиции в праве проведения рейда с целью выявления скрывающихся нацистских преступников. В 1950 г. американские спецслужбы сами стали использовать созданную Крунославом Драгановичем сеть для вывоза нацистских преступников — прежде всего, ученых и специалистов в сфере разведки и контрразведки. Кстати, именно Драганович обеспечивал бегство хорватского диктатора Анте Павелича в Аргентину.

По каналу, созданному Драгановичем, эмигрировал в Латинскую Америку и Клаус Барби (Барбье) по прозвищу «Лионский мясник» — гауптштурмюрер СС, руководивший гестапо в Лионе. «Крысиные тропы» вели в Новый Свет После окончания войны Клаус Барби был завербован американской разведкой. Естественно, что проживать в США Барби не мог — слишком заметной фигурой в нацистских спецслужбах он являлся в прошлом, но зато он получил возможность беспрепятственного проживания в Латинской Америке. В 1951г. Барби эвакуировался в Боливию, где получил боливийское гражданство под фамилией Клаус Альтманн. Во время проживания в Боливии он выступал в качестве консультанта местных спецслужб, по некоторым сведениям был советником боливийской контрразведки во время операции по разгрому партизанского отряда Эрнесто Че Гевары. В 1980-1981 гг. Барби занимал должность советника по безопасности при президенте Боливии Луисе Гарсиа Месе, но в 1983 г. был все же выдан Франции, где получил пожизненный срок и умер в 1991 г. в тюрьме в 77-летнем возрасте.
Собственно в США укрылось большое количество нацистских военных преступников и коллаборационистов из славянских стран Восточной Европы. Их американская разведка стремилась использовать для борьбы с коммунистическим влиянием в славянских странах. В Соединенных Штатах Америки поселился усташский министр внутренних дел Андрия Артукович (1899-1988) — один из инициаторов геноцида евреев, сербов и цыган на территории «Независимого Государства Хорватия» в годы Второй мировой войны. На протяжении сорока лет он благополучно проживал в Калифорнии и лишь в 1986 г. был арестован и выдан Югославии, где его приговорили к смертной казни, но в силу старческого слабоумия заменили меру наказания на пожизненное заключение. Спустя два года 88-летний Артукович скончался.

Благополучно проживал в США и дожил до старости Мыкола Лебедь (1909-1998) — украинский коллаборационист, сторонник Степана Бандеры, который был одним из инициаторов «Волынской резни». После войны американские спецслужбы приняли решение о возможности сотрудничества с ними Мыколы Лебедя. После этого украинскому националисту было оказано содействие в натурализации в США. Лебедь сотрудничал с ЦРУ, а свои дни закончил в Питтсбурге в США, умерев в возрасте 87 лет. Племянник Мыколы Лебедя Маркиан Паславский, американский предприниматель и офицер американской армии в запасе, погиб в августе 2014 г. под Иловайском, сражаясь в составе прокиевского батальона «Донбасс».

Помимо военных преступников, в США эмигрировали многие нацистские ученые. В рамках операции «Скрепка» американскими спецслужбами были созданы условия для переезда и натурализации в США целого ряда ведущих специалистов Третьего Рейха, среди которых были ученые — ракетчики Вернер фон Браун, Эрих Нойберт, Теодор Поппель, Аугуст Шульце и многие другие. В Райт Фильд было переправлено 86 немецких авиационных инженеров. До 1990 г. в США было переселено 1600 немецких ученых. Первое время под контролем американских спеслужб действовал знаменитый Рейнхард Гелен (1902-1979). Профессиональный военный, Гелен занимался оперативными разработками в Генштабе вермахта, в том числе участвовал в планировании операции «Барбаросса». 1 апреля 1942 г. он возглавил армейскую разведку на восточном направлении, а 22 мая 1945 г. сдался в плен американским войскам. На средства американских спецслужб Гелен и начал восстановление германской разведки, первоначально называвшейся «Организацией Гелена», а затем переименованной в БНД — Федеральную разведывательную службу Германии. Гелен стал ее первым руководителем и находился на этой должности до 1968 г., когда передал руководство разведкой своему преемнику на посту руководителя армейской разведки гитлеровской Германии генерал-лейтенанту Герхарду Весселю. Вессель, кстати, также дезертировал из осажденного советскими войсками Берлина вместе с Геленом и предложил американцам услуги по созданию новой специальной службы, которую США могло бы использовать в противостоянии Советскому Союзу.

Таким образом, мы видим, что после окончания Второй мировой войны огромное количество нацистских военных преступников устремилось в «Новый свет» — в Северной и Южной Америке они находили пристанище и более-менее спокойную жизнь. Латиноамериканские государства, прежде всего Парагвай, Аргентина, Чили, Бразилия, Боливия, принимали нацистских преступников, особо не стесняясь. Этому способствовали и влияние немецких диаспор в странах Латинской Америки, и антикоммунистические позиции латиноамериканских военных диктаторов. США действовало более осторожно, стараясь предоставлять убежище либо коллаборационистам из восточноевропейских стран, особенно славянам, которых американские спецслужбы надеялись использовать против СССР, либо немецким ученым и специалистам в военной сфере. Но, помимо Американского континента, «крысиные тропы» вели из освобожденной Европы и в другие регионы мира, в том числе на Ближний Восток. Многие нацисты нашли убежище в арабских странах, но это уже другая, не менее интересная история.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. parusnik 18 мая 2015 07:31
    Спасибо ,Илья , особенно ждём статью о том как нацисты нашли убежище в арабских странах..Очень наверное интересно..
  2. andrei.yandex 18 мая 2015 07:49
    Важнее написать статью какую роль сыграли нацисты Германии в становлении Израиля и о сионистских организациях тесно сотрудничавших до 1941 года с нацисткой Германией. А ещё о операции "Скрепка".
  3. aviator1913 18 мая 2015 13:39
    НУ тогда и про нацистских ученых в СССР можно написать, я помоему только либеральную статью о них читал, хотелось бы что нибудь более нейтральное почитать.
  4. пенсионер 18 мая 2015 19:26
    наиболее известным нацистским преступником, проживавшим некоторое время в Парагвае, был зловещий доктор Йозеф Менгеле, известный в Латинской Америке как Хосе Менгеле.
    Его родственники владели фирмой, в названии которой звучит фамилия Менгеле, до 80-х годов точно. . Даже не комплексовали...
  5. Баюн 18 мая 2015 21:08
    Как-то встречал материал и про русских белогвардейцев в Парагвае. Наши казаки в войне с Боливией сильно помогли. Ряд русских генералов преподавал в университете Асунсьона. Стране просто не хватало профессионалов, вот и принимали всех: и наших бедолаг, и нацистских преступников.
  6. Krushin Sergey 18 мая 2015 23:31
    А кто может сказать о Мюллере?Штирлиц понятно персонаж сценический,а вот крыса Мюллер вполне реальный.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня