Япония против США и стратегическое равновесие на Тихом Океане. Часть вторая

«…японская армия — масса плохо одетых, необученных мальчишек от 15 до 18 лет, вооруженных лишь стрелковым оружием такого малого калибра, что практически убить американца из своей винтовки японец не сможет... Мы потерпели урон от ее авиации — погодите, пока вступит в действие наша!»

Япония против США и стратегическое равновесие на Тихом Океане. Часть вторая


Так писал Кларк Ли корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс в Маниле 8 декабря, видимо еще не зная о том, что участь американских воздушных сил на Филиппинах была уже решена. Немного шансов на победу оставалось и у сухопутных, а также военно-морских сил, защищавших острова. Однако американское командование, прекрасно понимая нелепость подобных сообщений, само способствовало распространению изначально ложной информации. В этом оно полностью следовало политике командующего объединенными войсками на Филиппинах генерала Дугласа Макартура. Впоследствии американские официальные источники объясняли это наличием особых секретных директив, входивших в официально принятые еще до войны планы ведения военных действий на Тихом Океане. Они назывались «Радуга 1» «Радуга 2» «Радуга 3» «Радуга 4» и «Радуга 5» –для каждого из гипотетических сценариев войны. Действительно в этих планах учитывалась возможная необходимость оставления Филиппин и других островов в западной части океана из-за недостаточности сил для их успешной обороны. Однако все они так или иначе предписывали активные превентивные действия с целью максимально замедлить продвижение вероятного противника (Японии), а также нанесение ему максимального урона. Первый удар, как уже говорилось в предыдущей части, должен был быть нанесен силами бомбардировочной авиации по японским база на Формозе. Эту возможность Макартур бездарно упустил. А вместе с гибелью ударного соединения бомбардировщиков на аэродроме Кларк-Филд были потеряны надежды и на последующие удары по военно-морским базам Императорского флота. Тем не менее японцы не рассчитывали здесь на быструю победу – согласно их планам, у американцев было достаточно сил, чтобы оборонять по остров Лусон в течение трех месяцев в соответствии с одним из планов («Радуга 3»). Считалось что гипотетически они могли бы продержаться до подхода крупных морских сил (через Панамский канал из Мексиканского залива, так как на Тихом Океане их было недостаточно).


И тут полезно будет рассмотреть в целом положение американских владений в Западной части океана. К началу войны многочисленные мелкие острова, принадлежащие Соединенным Штатам были разделены не только огромными расстояниями в тысячи километров. Большая часть Микронезии или, вернее, Каролинских, Маршалловых, Марианских островов, а также небольшой архипелаг Палау принадлежали Японии (согласно мандату Лиги наций с 1914 года). Расположенные на этих островах военные базы к востоку и к юго-востоку от Филиппин делали очень рискованной эвакуацию американских войск в направлении на восток и северо-восток (к Гавайям). Поэтому в планах «Радуга» рекомендовалось отступать их в южном направлении – в сторону Борнео или Соломоновых островов, а далее – к Австралии. Но там путь американцам тоже можно было по меньшей мере серьезно затруднить, захватив Минданао и другие прилегающие к нему острова, оборона которых войсками филиппинской армии вообще никем не воспринималась всерьез. Таким образом, даже с учетом потери почти всех летающих крепостей, наилучшей стратегией для объединенных сил было организовать оборону острова Лусон и держаться на нем как можно дольше. В случае невозможности удержать весь остров, планами предписывалось закрепиться на полуострове Батаан. К этому можно еще добавить, что достаточного количества транспорта для полной эвакуации в распоряжении американского командования не было, не говоря уже о малочисленности боевых кораблей Азиатского флота. Так что, других вариантов, в общем-то, и не оставалось.

Однако выбор правильной стратегии не был сильной стороной Дугласа Макартура, его вообще трудно назвать сколько нибудь толковым военачальником. Зато он безусловно может считаться гениальным пиарщиком (если использовать современную терминологию). Он, как никто другой среди американских генералов, с блеском умел преподносить свои поражения как выдающиеся и героические победы. Получив известие о гибели стратегических бомбардировщиков он направил всю свою энергию на откровенную дезинформацию, как собственных подчиненных, так и населения Филиппин. Обороной же острова он почти не интересовался и то немногое, что удалось сделать, как мы увидим дальше было заслугой других генералов и офицеров.

А теперь вернемся к военным действиям. Еще 4 декабря с базы на острове Сайпан в море вышла внушительная эскадра – тяжелые крейсера «Како», «Фурутака», «Аоба» и «Кинугаса», вместе с минным заградителем сопровождали десантные суда. В море к ним присоединились еще четыре эсминца (они еще раньше вышли из Хахадзимы). Численность десанта составляла около пяти тысяч человек. Целью этой экспедиции был остров Гуам, один из Марианских островов, принадлежащий США. Вопреки ожиданиям японцев, в декабре 1941 года там не было почти никаких укреплений, гарнизон составлял менее 500 человек и две с половиной сотни туземных полицейских. Самым тяжелым оружием были 7,62-мм пулеметы.

Обращает на себя внимание, насколько крупные силы были выделены для нападения на слабозащищенный остров. Видимо, японцы предполагали встретить там мощные укрепления и готовились к крупной операции. Значение Гуама заключалось в том, что он представлял собой промежуточную базу американского флота, как для оказания помощи войскам на Филиппинах с востока, так и для возможного нападения на японскую часть Марианских островов, прежде всего на базу в Сайпане (800 миль от Гуама).

С 8 по 10 декабря японские бомбардировщики с Сайпана произвели несколько налетов, разрушив крупные постройки и все, что напоминало с воздуха оборонительные сооружения. Затем 10 декабря во второй половине дня на Гуам высадился десант (370 человек) и уже утром следующего дня гарнизон капитулировал. Кораблям обстреливать остров так и не пришлось. Потери японцев в этой операции составляли 10 человек (по другим данным они птеряли только одного человека), американцев – 17.

С захватом Гуама была не только перерезана линия снабжения Филиппин с востока (со стороны Гавайских островов), но и формировался один из важнейших участков оборонительного контура. Без установления контроля над Гуамом и Сайпаном успешное продвижение с востока крупных сил американского флота на этом направлении считалось невозможным.

Следующим и ближайшим звеном контура должен был стать атолл Уэйк (Маршалловы острова), лежащий примерно на полпути между Гавайскими и Марианскими островами. Согласно японским планам, он должен был стать не тольк о дополнительным барьером на пути американского флота к Филиппинам, но и возможным промежуточным пунктом для высадки на Гавайских островах.

На 8 декабря гарнизон Уэйка состоял из 447 морских пехотинцев 1 крепостного батальона и подразделений авиации морской пехоты, 68 моряков и 5 служащих армейской почты. Кроме того здесь находилось около 1200 невооруженных гражданских, занятых главным образом строительными работами на аэродроме и базе подводных лодок. У защитников острова было шесть 127-миллиметровых береговых орудий, двенадцать 76-миллиметровых зениток и два десятка крупнокалиберных пулеметов. А еще – одна эскадрилья «Уайлдкэтов» (12 машин) которую прислали буквально за несколько дней до начала войны.

Если силы, собранные японцами для вторжения на Гуам, были чрезмерно большими, а сам остров – практически незащищен, то для на Уэйк 4 декабря с островов Бонин направился один легкий крейсер «Юбари» и шесть эсминцев Они сопровождали транспорты с десантом численностью 450 или, по другим данным, около тысячи человек. Перед самым вторжением к ним присоединились еще два старых легких крейсера (постройки 1919 года) «Тенрю» и «Тацута». Командовал соединением контр-адмирал Кадзиока Садамити.

Первый налет японской авиации (36 бомбардировщиков) состоялся уже 8 декабря около полудня. Они уничтожили на земле семь самолетов и один тяжело повредили. Ни один японский самолет при этом не сбили. Налеты продолжались до 10 декабря. Было уничтожено много боеприпасов и незначительно повреждены некоторые орудия.

Почему во время первого налета истребители не успели поднять в воздух – вопрос так и оставшийся на совести коммодора Уинфилда Каннингема, командовавшего гарнизоном Уэйка. Известно, что перед самым налетом он, как и все командиры гарнизонов в этой части океана, получил радиограмму о нападении на Пёрл Харбор. Однако даже если это и было действительно его упущением, то во всех остальных своих действиях он проявил исключительный организационный и военный талант. Еще с весны Каннингем принялся укреплять свой маленький форпост, превращая его в настоящую крепость, проводить учения и стрельбы. Особенно важную роль во время первых налетов сыграли построенные по его приказу деревянные макеты береговых орудий. Японцы их успешно разбомбили еще 8-го декабря, а настоящие пушки уцелели.

Утром 11 декабря к острову подошли японские корабли. Кисараги не стал отдавать приказ открыть огонь по расположению береговых батарей, видимо, считая,что они уже уничтожены с воздуха. Японские артиллеристы вели огонь по постройкам в глубине острова, при этом им удалось поджечь нефтехранилище. Но береговые батареи на Уэйке были целы, и обороняющиеся были полны решимости защищаться. Артиллеристы хладнокровно дождались, когда первые корабли подойдут на приемлемую дистанцию и неожиданно открыли ответный огонь. Через несколько минут флагман эскадры «Юбари» получил пробоину чуть выше ватерлинии, а затем еще один снаряд пробил борт эсминца «Хаяте». Последовал страшный взрыв, а когда дым рассеялся, все увидели, что эсминец разорван пополам и тонет. «Юбари» тем временем получил 11 точных попаданий по внешней обшивке. Серьезные повреждения получили также два других эсминца и один транспорт. Последний через какое-то время вынесло на рифовую отмель у южной оконечности атолла.

Япония против США и стратегическое равновесие на Тихом Океане. Часть вторая


Ошеломленные японцы были вынуждены отойти на безопасное расстояние. Но защитники острова не упускали инициативы: в воздух поднялись четыре «Уайлдкэта», несшие по одной 250-килограммовой бомбе. Эта атака была еще большей неожиданностью для японцев и принесла им еще одну крупную потерю. Одна американская бомба взорвалась среди глубинных бомб, сложенных на палубе эсминца «Кисараги», после чего он тоже пошел ко дну со всем экипажем. Были повреждены все три крейсера. Атака истребителей на этом не закончилась, они еще какое-то время штурмовали корабли пулеметным огнем.

В боевом донесении «Юбари» говорилось:
«Хотя неприятель понес серьезные потери во время многочисленных, атак средних бомбардировщиков, он еще сохранил несколько истребителей, береговых батарей и тому подобного. Он яростно контратаковал, и мы были вынуждены отойти».

Потери японцев составили два эсминца и один эсминец-транспорт, около 340 убитых и 65 раненых. Эскадра была вынуждена отправиться обратно для ремонта и подготовки к следующей попытке. Береговые батареи Уэйка сохранили все свои орудия, во время боя погиб только один морской пехотинец. Во время воздушной атаки уцелело два самолета. Были потеряны почти все запасы горючего на острове.

Этот бой стал первым поражением Японии в войне, а кроме того единственный случай во Второй мировой войне, когда высадка морского десанта была сорвана огнем береговой артиллерии.

А самые масштабные военные действия Императорского флота происходили в эти дни у берегов Филиппин.

Первоначальный план вторжения на Филиппинские острова, предусматривал высадку основных сил морских десантов прежде всего для захвата ключевых аэродромов. Сначала 8 декабря планировалось захватить остров Батан в 125 милях к северу от Лусона. Там находился старый заброшенный аэродром, где можно было бы разместить самолеты, прикрывающие дальнейшие действия. Следующим местом высадки десанта должен был стать городок Апарри на северном побережье Лусона. Эта операция была намечена на 10 декабря. В тот же день нужно было захватить и остров Камгуин в 30 милях к северу от Апарри, где была удобная база гидросамолетов. Сам Апарри тоже был важен как место создания авиабаз. И только после этого самый большой десант планировался в заливе Лингаен, у города Росарио – оттуда было удобнее всего наступать на столицу страны Манилу.

Остров Батан был захвачен в соответствии с планом, без сопротивления и без потерь, силами 400 человек. Но эта победа оказалась в сущности бесполезной. Как оказалось, там необходимо было построить новую взлетно-посадочную полосу, но из-за особенностей местного болотистого грунта это так и не удалось сделать.

Больше успеха японцам принесли действия по захвату острова Камгуин в и Апарри. Высадку здесь поддерживали своим огнем легкий крейсер «Натори» и шесть эсминцев. Японцам при этом больше мешало сильное волнение, чем сопротивление американцев. Из-за него высадить десант удалось только со второй попытки и на милю восточнее намеченного планом места. Несмотря на трудности которые испытывал японцы, американские морские пехотинцы вместе с филиппинскими военными не сделали ничего, чтобы воспользоваться этим и сбросить десант в море. Как только первые японские подразделения ворвались в город и на аэродром, защитники покинули их в беспорядочном бегстве. Упорно противодействовали высадке только американские летчики, им удалось потопить один тральщик и нанести повреждения «Натори» и одному эсминцу.

Примерно также в это время развивались события у Вигана – тоже небольшого прибрежного городка на западном побережье Лусона. Плохая погода и налеты американской авиации заставили отложить высадку на сутки и передвинуть плацдарм на несколько миль к югу. Американские самолеты потопили еще один тральщик, а два транспорта были так сильно повреждены, что им пришлось выброситься на берег. Но все же к вечеру 11 декабря высадка в Вигане была успешно завершена. Филиппинские и американские военные снова поспешили поскорее ретироваться.

Одновременно с этими событиями японская авиация продолжала налеты на американские аэродромы со своих баз на Формозе. Силами восьмидесяти бомбардировщиков была фактически уничтожена военно-морская база Кавите в Манильской бухте, а также аэродромы Нильсон и Николе. База была просто уничтожена, сильно пострадали и аэродромы. При этом японским летчикам снова и снова везло – они по прежнему уничтожали американские самолеты на земле. К вечеру 10 декабря у американских ВВС на всем острове Лусон оставалось не более 35 истребителей.

Важные события происходили и на юге Филиппин. Еще с 6 декабря с базы в Палау вышла еще одна японская эскадра с целью захватить Давао – главный порт на острове Минданао, где были удобный аэродром и все условия для стоянки кораблей, а также базы гидросамолетов и летающих лодок «Каталина». Высадке предшествовал мощный налет японской авиации. Американцы не оказали никакого сопротивления в воздухе.
Единственный американский эсминец сумел вырваться из под бомбежки и уйти на юг. Порт и базы были окончательно захвачены 11 декабря.

Однако несмотря на блестящий разгром американской авиации и успешные первые высадки планы вторжения были отложены на десять дней. Одной из причин этого часто называют поражение на острове Уэйк, наглядно показавшее показавшее возможности американских береговых батарей. В действительности основной причиной задержки были сложные погодные условия и определенные сомнения японского командования. Видимо никто не рассчитывал на столь быстрый успех и главные силы десанта еще не были готовы. Кроме того, вице-адмирал Ибо Такахаси командующий Третьим японским флотом располагал информацией о том, что американцы отвели большинство крупных надводных кораблей Азиатского флота США на юг, в Голландскую Ост-Индию. На Филиппинах остались только подводные лодки и вспомогательные суда. Однако адмирал считал, что даже если это и правда, все равно существует опасность опасность возвращения американских кораблей, способных помешать высадке основных сил. Поэтому он считал важным прежде основательно закрепиться на острове Минданао и максимально очистить его от противника. Присутствие на этом острове позволило бы надежно контролировать южные пути к Филиппинам.

На самом деле командующий Азиатским флотом адмирал Томас Харт, учитывая фактический разгром американской авиации на этом театре, решил не посылать подкреплений в северные воды. Вопреки требованиям довоенных планов, американцы отвели все боеспособные корабли, кроме подводных лодок, в Баликпапан – базу на острове Борнео.

Таким образом сухопутные части американской и филиппинской армий на Лусоне почти полностью лишились защиты с воздуха и с моря.
А возникшей паузой в военных действиях на Лусоне, гениально воспользовался Макартур. Причем воспользовался в своей манере. Им была придумана «грандиозная победа» 12 декабря в бухте Лингаен к югу от Вигана. Согласно коммюнике Штаба Объединенных сил в Маниле американским войскам «удалось сорвать высадку десанта и уничтожить после отчаянных боев 54 японских судна».

Когда коммюнике уже отправляли в печать, к начальнику пресс-отдела армии подошел один американский журналист, который только что вернулся из тех мест. Случайно взяв бумагу со стола и прочитав ее, он заявил, что никакого вторжения японцев там не было, а к берегу подходил один японский катер-разведчик. По нему открыли стрельбу все береговые батареи, дав ему возможность зафиксировать свое местоположение. Затем катер невредимый ушел в море.

Офицер начальник пресс-отдела спокойно выслушал журналиста, а потом резко сказал: — «Битва была. Вот отчет о ней».

После этого журналиста вежливо выпроводили из штаба, а готовое коммюнике было опубликовано во всех газетах Манилы.

(Продолжение следует)
Автор: Александр Дантонов


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Alexey RA 18 мая 2015 12:01
    Когда коммюнике уже отправляли в печать, к начальнику пресс-отдела армии подошел один американский журналист, который только что вернулся из тех мест. Случайно взяв бумагу со стола и прочитав ее, он заявил, что никакого вторжения японцев там не было, а к берегу подходил один японский катер-разведчик. По нему открыли стрельбу все береговые батареи, дав ему возможность зафиксировать свое местоположени. Затем катер невредимый ушел в море.

    Офицер начальник пресс-отдела спокойно выслушал журналиста, а потом резко сказал: — «Битва была. Вот отчет о ней».

    После этого журналиста вежливо выпроводили из штаба, а готовое коммюнике было опубликовано во всех газетах Манилы.

    Для того времени - это нормально. Можно ещё вспомнить распиаренный тогда же "таран Келли" 10 декабря 1941. Тогда всем сообщили, что капитан Келли таранил ЛК "Харуна".
    После войны выяснилось, что никакого тарана не было. Но подвиг был. В-17 Келли отбомбился по КРЛ "Нагара" (нанеся лёгкие повреждения). На пути обратно самолёт Келли был перехвачен "Зеро" АГ "Тайнань", и, после неоднократных атак, практически у Кларк-Филд В-17 загорелся. Келли приказал экипажу спасаться, а сам до последнего удерживал горящую машину, давая членам экипажа возможность выпрыгнуть. Сам он покинуть самолёт не успел - машина взорвалась в воздухе.
    Кстати, в бою с Келли участвовал будущий герой Гуадалканала Сабуро Сакаи.
  2. Bassman 18 мая 2015 23:25
    У Мак Артура не было ресурсов чтобы противостоять японцам на первом этапе войны,так как весь американский флот был разделен между Гаваями и Филлипинами,и уничтожался японцами почти одновременно.На Тихоокеанском театре,все сухопутные операции были завязаны на флот.Как снабжение,так и поддержка.После того как японцами был выбит почти весь американский флот,армия была скована и частично деморализована.Как военноначальник МакАртур был очень талантлив,что показали последующие операции американцев.Автор не прав называя его "пиарщиком" и т.д.Специфический характер войны на Тихом океане подробно и увлекательно описан в книге американского автора "Боевой путь Японского Императорского флота".Советую всем прочитать.
    1. Alexey RA 19 мая 2015 10:21
      Цитата: Bassman
      У Мак Артура не было ресурсов чтобы противостоять японцам на первом этапе войны,так как весь американский флот был разделен между Гаваями и Филлипинами,и уничтожался японцами почти одновременно.

      Кхм... а куда Вы дели силы, базирующиеся на ТО побережье США? И Атлантический флот - резерв ТОФ?
      Цитата: Bassman
      На Тихоокеанском театре,все сухопутные операции были завязаны на флот.Как снабжение,так и поддержка.После того как японцами был выбит почти весь американский флот,армия была скована и частично деморализована.

      Флот вообще не планировал особо помогать Филиппинам первый год - даже без Пёрл-Харбора. Потому как по плану второй этап боевых действий на море - ввод в бой главных сил для завоевания господства и начало захвата островов под временные базы - должен был начаться после сосредоточения сил флота. Вроде бы всё правильно... вот только для захвата островов нужна морская пехота. А её до второй половины 1942 у флота не будет: обе бригады МП с 1940 переформируются в дивизии, причём делают это медленно и печально в силу дикой нехватки кадров (которые к тому же раздёргиваются на создание батальонов обороны баз) и техники.
      1. Bassman 21 мая 2015 02:09
        А я и написал что НЕ БЫЛ уничтожен,а уничтожался,то есть были огромные потери.Скажите пожалуйста какие силы базирующиеся на ТО побережье смогли бы остановить Обьедененный флот на первоначальном этапе войны?Американцам повезло,что у них осталось несколько тяж.авианосцев и современных тяжелых крейсеров с помощью которых и победили у Мидуея и которые они берегли как зеница око.Надежда была на строищиеся корабли- на них уповали,копили силы.
        Цитата: Alexey RA
        Флот вообще не планировал особо помогать Филиппинам первый год

        Поэтому и флагманом там был броненосный крейсер "Хьюстон",построенный до Первой мировой войны.Американский флот "обозначал присутствие" в тех водах.И в случае нападения должен был отступать...
  3. Bassman 18 мая 2015 23:36
    Причиной неудачи на Уейке стало ужасное командование операцией ,благодаря которой японцы потеряли эсминец и крейсер (точно не помню), и часть десанта.Не подведи они корабли к береговым батареям на пистолетный выстрел,этой неудачи бы не случилось.
    1. yehat 1 июня 2015 10:42
      вы кое-что упускаете: у японцев очень хорошо была отлажена разведка и ей доверяли.
      командующий принимал решения, исходя из донесений авиации, но остров специальные разведывательные самолеты и экипажи не обследовали, о чем флотские не узнали бы никогда по причине недружбы и конкуренции между родами войск японии и, как следствие, сухости отчетов и взаимопомощи, потому и вышел конфуз. И таких конфузов была масса.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня