Эрдогану нужна война


Турция готовит вторжение в Сирию, война может начаться в самое ближайшее время. К этому заявлению одного из руководителей турецкой оппозиции следует отнестись серьезно. Правящая Партия справедливости и развития стремительно теряет популярность, и в преддверии парламентских выборов Анкара может пойти на любые авантюры.

Султанские мечты президента


Выборы главного законодательного органа Турции неизменно вызывают повышенный интерес как внутри страны, так и за ее пределами. Все дело в особенностях политической системы этого государства. Согласно конституции Турция является парламентско-президентской республикой, и именно депутатскому корпусу принадлежит право формировать правительство и избирать премьер-министра.

Однако назначенное на 7 июня голосование важно не только по этой причине. От исхода выборов зависит, удастся ли Тайипу Эрдогану осуществить давно лелеемую мечту — превратить Турцию в чисто президентское государство. Для этого правящей Партии справедливости и развития (ПСР) необходимо добиться в парламенте конституционного большинства — 330 из 550 мест. В этом случае она получит право вынести проект новой конституции на референдум. Если же ПСР сможет провести 367 депутатов, задача станет еще проще: принять основной закон, закрепляющий смену формы правления, можно будет в стенах самого парламента, силами одной-единственной фракции.

Таким образом, ирония июньских выборов заключается в том, что новый парламент может ликвидировать парламентскую форму правления и низвести собственное положение до уровня простого придатка исполнительной власти. Эрдоган не скрывает этой цели. «С привычками старой Турции мы своих целей не достигнем, — заявил он. — Нам необходима президентская система, и я считаю, что выборы 7 июня предоставят возможность сделать это».

Но так ли легок путь от желаемого к действительному? На прошлых выборах ПСР получила почти 50% голосов и 327 мест в парламенте. Большинство, но не настолько убедительное, чтобы осуществить конституционную реформу. Стремясь получить недостающие голоса, правительство Эрдогана попыталось заручиться поддержкой депутатов-курдов и пошло на ряд уступок, расширяющих права этого народа. Затея оказалась неудачной, и теперь Эрдоган, избранный в прошлом году президентом, рассчитывает на убедительную победу своей партии.

Вот только опросы общественного мнения подвергают эти расчеты серьезному сомнению. Социологические агентства прочат правящей партии 38-40%, или менее 300 мест в новом составе парламента. Некоторые прогнозы рисуют еще более безрадостную картину: ПСР не сможет самостоятельно сформировать правительство, а будет вынуждена вступать в коалиции с другими партиями. Как бы то ни было, о новой конституции и «султанских полномочиях» (выражение оппозиции) Эрдогану придется забыть.

Но не таков этот человек, чтобы легко распрощаться с поставленной целью. Присущее ему тщеславие, порой доходящее до маниакальности, толкает Эрдогана к шагам, которые могут иметь самые непредсказуемые последствия — вплоть до провоцирования внутриполитического кризиса и втягивания Турции в кровавые конфликты.

Наказание за «лайк»

Об этом свидетельствует ряд тенденций, первая из которых — резкое «закручивание гаек». В Турции жестко пресекаются малейшие проявления протеста. Под это подведен законодательный базис в виде Закона о внутренней безопасности, принятого силами правящей партии. Согласно этому документу, значительно увеличиваются полномочия полиции. Последняя теперь может без предварительной санкции суда задерживать участников протестных акций на срок до двух суток, проводить личный досмотр «подозрительных лиц», обыскивать автомобили и дома. Не требуется судебного разрешения и на прослушку телефонов. Серьезно расширяются права стражей порядка при разгоне демонстраций. Отныне они могут применять оружие не только в отношении нападающих на них манифестантов, но и тех, кто «делает попытки» напасть. Формулировка, лукавее которой сложно придумать! Кроме того, тюремное заключение до пяти лет грозит тем, кто полностью или частично закрывает лица во время митингов. Эти меры позволили оппозиции говорить о том, что власть пытается опереться на поддержку полиции, а не народа.

Но в эрдогановской Турции преследуют не только за участие в демонстрациях. Наказать могут и за неугодную публикацию в прессе, и даже за простой «лайк» в Фейсбуке! К 23 месяцам условного наказания приговорили журналиста Яшара Элму за то, что тому понравилось сообщение с критикой власти в социальной сети. Бедолагу обвинили в «оскорблении госслужащего». Всего же за последние полгода более семидесяти человек подверглись уголовному преследованию за критику Эрдогана!

Опросы общественного мнения также делятся на «правильные» и «неправильные». В конце апреля известная социологическая компания Gezici Research опубликовала данные исследования, согласно которому рейтинг ПСР опустился до 38%, а три четверти граждан выступают против перехода к президентской форме правления. На следующий день в офис компании нагрянули инспекторы с тотальной проверкой (первой за четыре года!), инициированной непосредственно Министерством финансов.

Продолжается в стране и «охота на ведьм». Под предлогом борьбы с таинственным «международным заговором», во главе которого стоит писатель и проповедник Фетхуллах Гюлен, в Турции продолжаются аресты неугодных политиков, журналистов, военных и даже ученых. Совсем недавно были арестованы бывший глава Научно-технологического исследовательского совета Юджель Алтунбашак и его заместитель. Их обвинили ни много ни мало в прослушивании кабинета самого Эрдогана.

В принципе, подобные вещи для Турции не внове. Политические процессы, давление на неугодные СМИ, блокирование интернет-сайтов и социальных сетей продолжаются несколько лет. Особенности нынешнего наступления на неугодных — в том, что оно может обернуться роковыми последствиями для страны. Опасность потери власти (а в случае создания коалиционного правительства президент вряд ли сможет продолжать вмешиваться в работу правительства и парламента) заставляет Эрдогана отбрасывать последние демократические ширмы.

Чем ближе выборы, тем тревожнее сигналы, поступающие из оппозиционного лагеря. Лидер Народно-республиканской партии (НРП) — второй по влиянию политической силы Турции — Кемаль Кылычдароглу заявил недавно, что в недрах разведки готовится операция по роспуску оппозиционных партий. Ему вторит газета Zaman, предупреждающая об угрозе переворота «под предлогом внешних и внутренних факторов». Что это за факторы, объяснил второй человек в НРП Гюрсель Текин. По его словам, Анкара собирается спровоцировать конфликт с Сирией. Причем в самое ближайшее время, до парламентских выборов.

Экстремисты под покровительством Анкары

Но не произнесены ли эти слова в полемическом запале? К сожалению, анализ последних событий заставляет прислушиваться к предостережениям, подобным тому, что обнародовал Гюрсель Текин. В конце марта отряды сирийских боевиков, костяк которых составляют джихадисты из группировки «Джебхат ан-Нусра», перешли в контрнаступление на северо-западе Сирии. 28 марта они заняли город Идлиб — центр одноименной провинции, а 25 апреля захватили большую часть города Джиср аш-Шугур. Потеря этого населенного пункта довольно болезненна для Дамаска, поскольку Джиср аш-Шугур прикрывает подступы к провинции Латакия — одному из оплотов правительства. Непросто складывается ситуация и на юго-западе, у границ с Израилем и Ливаном, где боевикам удалось отбить несколько важных городов. В непосредственной близости от столицы идут бои с отрядами «Исламского государства».

Связывать эти успехи с силой оппозиции не стоит. Как следует из официального заявления сирийского МИД, наступление боевиков стало возможным благодаря поддержке извне. Идлиб и Джиср аш-Шугур атаковали джихадисты, прошедшие обучение на территории Турции и оснащенные современным оружием. В общей сложности турецко-сирийскую границу перешли 12 тыс. боевиков. В связи с этим официальный Дамаск обратился в Совбез ООН с требованием осудить действия Анкары, которая в открытую нарушает резолюции Совета безопасности, запрещающие финансирование и поддержку террористических организаций (а «Джебхат ан-Нусра» признана террористической и ООН, и Турцией, и США). Нетрудно предугадать, что обращение сирийских властей осталось без ответа.

Однако поддержкой боевиков занимается не только Анкара. 9 мая на турецкой базе Хирфанлы в провинции Кыршехир стартовала программа подготовки бойцов «умеренной» сирийской оппозиции. 40 военнослужащих сил специального назначения США вместе со своими турецкими коллегами должны до конца года обучить, а затем и вооружить 2 тыс. боевиков. Аналогичные «курсы» начнутся в ближайшее время в Иордании, Саудовской Аравии и Катаре. В общей сложности планируется «поставить под ружье» 15 тыс. человек. Если верить заявлениям, звучащим из Вашингтона, эту силу направят против «Исламского государства». В тексте турецко-американского соглашения о подготовке сирийской оппозиции, однако, нет указания цели этой операции. Так что не приходится сомневаться, что, как и прежде, натасканные иностранными инструкторами и вооруженные из-за рубежа боевики станут воевать против законного правительства Сирии.

На это указывает еще ряд признаков. Во-первых, совсем недавно США на год продлили санкции против Дамаска. Главной причиной этого решения называется — вы только вчитайтесь в эти слова! — поддержка сирийскими властями террористических организаций, способствующая «росту экстремизма и разобщенности». Во-вторых, в марте Анкара и Вашингтон договорились о размещении на турецкой авиабазе Инджирлик боевых беспилотников «Рипер». На словах, опять-таки, для борьбы с «Исламским государством». На деле же спустя всего несколько дней средствами сирийской ПВО был сбит американский беспилотник, наблюдавший за передвижением правительственных войск в провинции Латакия. И произошло это, уточним, как раз накануне контрнаступления экстремистов.

Как тут не вспомнить слова Башара Асада, заявившего о том, что в Сирии нет «умеренной» оппозиции, и что все группировки так или иначе связаны с «Исламским государством» и «Джебхат ан-Нусрой»!

И если на Западе еще пытаются хоть как-то закамуфлировать свои действия, турецкие власти открыто заявляют о необходимости свержения Асада и поддерживают тесные связи с террористическими группировками. Например, «Исламское государство» в огромных количествах получает из Турции аммиачную селитру. В Анкаре совершенно невозмутимо объясняют это помощью сирийским фермерам. В Дамаске же указывают на то, что это удобрение является очень удобным сырьем для производства взрывчатки.

Сценарий, при котором в Сирии в самое ближайшее время начнется мощное антиправительственное наступление, представляется вполне реальным. При этом Турция возьмет на себя роль главного пособника экстремистских группировок. Развязывание широкомасштабной войны на собственных рубежах крайне выгодно Эрдогану, поскольку даст ему чрезвычайные полномочия и позволит либо перенести выборы, либо нейтрализовать оппозицию.

Раскол на политическом олимпе

Эти планы, однако, могут натолкнуться на противодействие в самой Турции. Резкие и безрассудные шаги Эрдогана фактически вызвали раскол в Партии справедливости и развития. Президента критикуют даже ближайшие соратники. В первую очередь, за откровенное превышение собственных полномочий. Эрдоган почти постоянно присутствует на заседаниях правительства, дает ему поручения, критикует за решения, пришедшиеся ему не по душе, и т.д. Это привело к тому, что премьер-министр Ахмет Давутоглу недавно демонстративно покинул правительственное заседание, бросив Эрдогану: «Проводите его сами!»

Вице-премьер Бюлент Арынч обрушился на президента с критикой за вмешательство в работу правительства по урегулированию курдской проблемы. А его коллега, зампред правительства по экономическим вопросам Али Бабаджан, высказал недовольство давлением Эрдогана на правление Центробанка с целью снижения процентных ставок.
Крайне болезненной оказалась для президента череда отставок близких ему чиновников. В частности, свой пост покинул глава разведки Хакан Фидан, совсем недавно считавшийся правой рукой Эрдогана. Последний не скрывает своего разочарования, называя отставку Фидана «нецелесообразной».

Громкий подковерный скандал разразился после формирования списка кандидатов от правящей партии. Занимался этим процессом премьер-министр Давутоглу и, как оказалось, не согласовал окончательный вариант списка с Эрдоганом. Президент в ответ поручил спецслужбам тщательно проверить список кандидатов.

За последними склоками на турецком политическом олимпе вырисовывается фигура Абдуллы Гюля. В последние месяцы экс-президент страны ушел в тень, но накануне парламентских выборов неожиданно вернулся на политическую арену. Причем в качестве оппонента Эрдогана. Гюль и прежде занимал позиции менее жесткие, чем нынешний президент, теперь же он открыто выступает против перехода на президентскую модель правления, а также критикует Эрдогана за участие в заседаниях правительства. По словам Гюля, сам он себе такого никогда не позволял. Кроме того, бывший президент признал, что оппозиция, скорее всего, улучшит свой результат 7 июня. Между тем, по многим опросам, Гюлю симпатизируют больше сторонников ПСР, чем Эрдогану, отталкивающему людей свой экспансивностью и непоследовательностью.

Турция стоит перед лицом судьбоносных событий. Можно не сомневаться, что парламентские выборы станут точкой отсчета новой Турции. Страна либо окончательно превратится в игрушку Тайипа Эрдогана, готового жертвовать ею ради собственных капризов, либо найдет в себе силы свернуть с этого пути.
Автор:
Сергей Кожемякин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти