Становление советской внешней разведки

Становление советской внешней разведкиВ «НВО» № 12 от 3 апреля с.г. мы рассказали о зарождении внешней разведки органов государственной безопасности нашей страны, отмечающей в декабре 95-летие. Сегодня речь пойдет о деятельности внешней разведки в 1930-е годы, которую определяли два основных фактора: угроза новой мировой войны и попытка советского государства предотвратить ее на основе реализации принципа коллективной безопасности.

РАЗВЕДКА ОПРЕДЕЛЯЕТ ПРИОРИТЕТЫ

Следует отметить, что уже к концу 1920-х годов иностранному отделу удалось организовать «легальные» резидентуры в сопредельных с СССР странах, а также в главных капиталистических государствах Европы – Англии, Франции и Германии. Было положено начало ведению разведки с нелегальных позиций, образована солидная агентурная сеть в кругах белоэмигрантов и важных правительственных учреждениях ряда стран. Внешняя разведка приступила к добыванию научно-технической информации, необходимой для нужд обороны и народного хозяйства СССР.


Активная наступательная деятельность внешней разведки на первых этапах ее становления помогла сорвать агрессивные планы противников Страны Советов и тем самым способствовала созданию благоприятных условий для экономического строительства и укрепления обороноспособности Советского государства.

В то же время с установлением нацистского режима в Германии начался период резкого обострения международной обстановки.

И в Центре, и в резидентурах сотрудникам приходилось работать в очень сложных условиях: не хватало квалифицированных кадров; структура, формы и методы деятельности внешней разведки только начинали складываться; слабой была материально-техническая база. Однако именно в это время закладывались идейно-патриотические основы разведки, накапливался опыт и оттачивалось профессиональное мастерство.

5 февраля 1930 года было принято постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О приоритетных направлениях деятельности ИНО ОГПУ». В нем впервые на высоком политическом и государственном уровне были определены приоритетные направления разведывательной деятельности. Среди задач, поставленных перед внешней разведкой, были, в частности, следующие: выявление планов руководящих кругов Англии, Германии, Франции, Польши, Румынии и Японии относительно финансово-экономической блокады нашей страны; активизация научно-технического направления деятельности разведки.

Безусловно, возможность выполнения этих задач силами аппарата, насчитывавшего немногим более 100 человек, может показаться сейчас просто нереальной. Тем не менее разведка работала довольно успешно. Выполняя данное постановление, внешняя разведка сумела получить большое количество секретной технической информации по различным отраслям промышленности и видам вооружений.

В декабре 1933 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление об активизации внешнеполитической деятельности советского государства в целях предотвращения войны на основе плана коллективной безопасности в Европе.

Задача эта была непростой. Большинство стран, с которыми СССР имел общие границы, проводило в отношении нашего государства откровенно враждебную политику. Некоторые из них, такие как Финляндия, Польша, Румыния и Япония, открыто выступали с территориальными претензиями к нашей стране. Лимитрофы Прибалтики, в которых установились откровенно фашистские режимы, в любой момент могли превратиться в плацдарм нацистской агрессии против СССР.

РАССЕКРЕЧЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ

Особенно непримиримую, антисоветскую позицию, граничившую с антирусским расизмом, занимала Польша. Курс руководства Польши во главе с президентом Юзефом Пилсудским и министром иностранных дел Юзефом Беком на сотрудничество с нацистской Германией стал роковым для польского народа. Польское правительство подписало в январе 1934 года германо-польскую декларацию о неприменении силы. Одновременно оно уведомило Гитлера о своих планах восстановления Польши в границах 1772 года – Польши «от моря до моря». Польская дипломатия, полагая, что безопасность ее границ на Западе обеспечена, методически отвергала все предложения Советского Союза о создании системы коллективной безопасности в Европе и заигрывала с Берлином.

Так, в августе 1939 года в Москве начались переговоры советской, английской и французской делегаций, явившиеся, как оказалось, последней возможностью воспрепятствовать планам германской военщины осуществить вторжение в Польшу и тем самым развязать Вторую мировою войну. Однако обсуждение вопроса о системе коллективной безопасности в Европе путем создания антигитлеровской коалиции в очередной раз провалилось. СССР, не имея общей границы с Германией, мог реально участвовать в такой коалиции при условии пропуска его армии через польскую территорию, что позволяло войти в прямое соприкосновение с германскими вооруженными силами. Это, собственно, и стало камнем преткновения на переговорах.

Польское руководство категорически воспротивилось этому, не осознавая всей полноты угрозы для собственного суверенитета. Варшава заняла позицию, исключающую возможность заключения военного соглашения между СССР, Англией и Францией при участии польской стороны.

Становление советской внешней разведкиКак свидетельствуют рассекреченные Службой внешней разведки (СВР) документы, такая позиция польского руководства не была спонтанным решением, она формировалась годами. Еще во время визитов «нациста № 2» Германа Геринга в Варшаву в 1935 и 1937 годах стороны достигли соглашения о том, что Польша поддержит требования Германии о снятии ограничений на вооружение и идею аншлюса Австрии. Германия, в свою очередь, выразила готовность вместе с Польшей противодействовать политике Советского Союза в Европе. В ходе беседы с маршалом Рыдз-Смиглы 16 февраля 1937 года Геринг заявил, что «канцлер Гитлер поручил ему самым категорическим образом подчеркнуть, что он теперь в большей, чем когда бы то ни было, степени является сторонником политики сближения с Польшей и будет ее продолжать». Геринг отметил: «Гитлер решительно придерживается тезиса о том, что всякий контакт с коммунизмом, а тем самым и с СССР, исключается… Необходимо всегда помнить, что существует большая опасность, угрожающая с Востока, со стороны России, не только Польше, но и Германии. Эту опасность представляет не только большевизм, но Россия как таковая, независимо от того, существует ли в ней монархический, либеральный или другой какой-нибудь строй. В этом отношении интересы Польши и Германии всецело совпадают».

Со своей стороны, маршал Рыдз-Смиглы, ставший преемником маршала Пилсудского после смерти последнего, указал, что «в случае конфликта Польша не намерена становиться на сторону СССР» и что «по отношению к СССР она все более усиливает свою бдительность».

Следует подчеркнуть, что советская внешняя разведка накануне войны располагала в Варшаве хорошими агентурными возможностями, позволявшими получать совершенно секретные документы из польского МИДа, МВД и Генштаба Польши. Содержание этих документов существенно дополняло информационную картину событий тех лет и раскрывало советскому руководству побудительные мотивы решений, принимавшихся польским руководством.

Так, 31 августа 1937 года 2-й отдел польского Генштаба инициировал директиву № 2304/2/37, посвященную работе польской разведки против СССР, в которой указывалось, что конечной целью польской политики является «уничтожение всякой России», а в качестве одного из действенных инструментов ее достижения называлось разжигание сепаратизма на Кавказе, Украине и в Средней Азии с использованием, в частности, возможностей польской военной разведки.

Казалось бы, в той угрожающей ситуации, в которую втягивалась Польша, приоритеты должны были бы быть иными. Тем не менее предусматривалось сосредоточить кадровые, оперативные и финансовые ресурсы для усиления работы с кавказской эмиграцией сепаратистского толка, имея в качестве сверхзадачи дестабилизацию всеми силами и средствами, в том числе и инструментами тайной войны, внутриполитической обстановки в этой части Советского Союза, которая во время войны превратится в тыл Красной армии. Рассекреченные и опубликованные в конце 2009 года СВР имеющиеся в ее распоряжении документы свидетельствуют о том, что в польском Генштабе даже было создано специальное подразделение по работе с национальными меньшинствами на территории СССР.

Обнародованные материалы наглядно свидетельствуют о том, что политика польского руководства и его надежды на германо-польский антисоветский альянс и привели к тому, что англо-франко-советские переговоры военных делегаций пришлось свернуть всего за неделю до начала Второй мировой войны, первой жертвой которой оказалась именно Польша.

Варшава давала понять Берлину, что при определенных условиях Польша может принять участие в войне Германии с СССР, если будут удовлетворены ее захватнические аппетиты, в том числе предоставлен выход к Черному морю. В то же время нацистское руководство Германии имело совершенно иные взгляды на этот вопрос, поэтому не случайно, что Польша стала в 1939 году первым объектом германской экспансии и утратила свою национальную независимость. После того как Западная Украина и Западная Белоруссия были в 1939 году освобождены от польской оккупации и в руки советских органов госбезопасности попали некоторые документы польской «двуйки» (внешней разведки. – В.А.), выяснилось, что Варшава вела активную шпионскую работу против СССР и имела разветвленную агентурную сеть в Москве, Киеве, Одессе, Минске и даже в Ташкенте.

Но вернемся к началу 1930-х годов и деятельности советской внешней разведки в тот период.

РЕОРГАНИЗАЦИЯ РАЗВЕДКИ

1 августа 1931 года на пост начальника внешней разведки органов государственной безопасности был назначен видный чекист, один из создателей советской контрразведки Артур Христианович Артузов.

Откровенно милитаристский курс Берлина, угрожавший самому существованию Советского Союза, потребовал коренной реорганизации советских спецслужб, в первую очередь внешней разведки органов государственной безопасности. В начале 1932 года Артузов внес в Коллегию ОГПУ предложение о перестройке разведывательной работы за рубежом в связи с реальной угрозой прихода к власти в Германии нацистов. Ввиду острой нехватки квалифицированных кадров Артузов поставил перед руководством ОГПУ вопрос об организации специальных курсов для подготовки и переподготовки разведчиков. Эти курсы, рассчитанные на 25 человек, комплектовались специально подобранными оперативными сотрудниками ОГПУ. При этом предпочтение отдавалось лицам, имевшим опыт оперативной работы за рубежом и владевшим иностранными языками. Создание курсов способствовало дальнейшему повышению уровня разведывательной работы за рубежом.

2 ноября 1932 года начальник ИНО ОГПУ Артузов подписал распоряжение о реорганизации внешней разведки. В нем, в частности, говорилось: «Перестроение всей агентурно-оперативной деятельности провести на основе возможного переключения всей работы в случае каких-либо осложнений с «легальных» рельсов (берлинская резидентура) исключительно на подполье».

Необходимость такой реорганизации была вызвана тем, что после относительно благоприятной обстановки для деятельности советских учреждений в Европе в предшествовавшее десятилетие в ряде европейских стран наметилась тенденция к ужесточению режима пребывания работников советских представительств, в том числе и сотрудников внешней разведки.

Здесь также следует подчеркнуть, что одновременно к середине 1930-х годов на Западе усилились антифашистские настроения. Не только простые люди, но и представители высших кругов общества, демократической интеллигенции смотрели в то время на Советский Союз с надеждой, как на силу, которая может противостоять фашизму и агрессии. Именно на таких людей опиралась советская внешняя разведка, искала и находила среди них тех, кто соглашался на сотрудничество по политическим и идейным соображениям.

В этот же период советская внешняя разведка приступила к осуществлению плана приобретения перспективной агентуры среди студентов высших учебных заведений западноевропейских стран в расчете на их внедрение в дальнейшем в интересовавшие Москву правительственные объекты и местные спецслужбы. Артузов подчеркивал по этому поводу, что даже вербовка агентуры среди шифровальщиков внешнеполитических ведомств иностранных государств хотя и открывает путь к проникновению в их тайны, однако не позволяет оказывать непосредственное влияние на политику этих стран. Этого можно добиться лишь путем внедрения своей перспективной агентуры в руководящие государственные и политические круги.

Одной из первых решить эту задачу удалось нелегальной резидентуре НКВД в Англии, где выдающимся советским разведчиком-нелегалом Арнольдом Дейчем была сформирована агентурная группа, получившая впоследствии широкую известность как «Кембриджская пятерка». В нее вошли выпускники привилегированного Кембриджского университета Ким Филби, Дональд Маклин, Гай Берджес, Энтони Блант и Джон Кернкросс.

В истории спецслужб не существовало аналога, подобного «Кембриджской пятерке». Ее деятельность считают высшим достижением не только советской, но и мировой разведывательной практики. В полную силу разведчики проявили себя уже к началу Великой Отечественной войны. Занимая в силу своего происхождения и неординарных личных способностей заметное положение в британском истеблишменте и вращаясь на протяжении многих лет в самых высоких руководящих сферах Англии, члены «Кембриджской пятерки» поставляли в Москву ценнейшую военно-политическую информацию.

Решение сложнейших задач, стоявших в 1930-е годы перед советской разведкой, потребовало мобилизации всех ее внутренних резервов, укрепления материальной базы и кадров, постоянной корректировки конкретных целей. Правительство, как и в предыдущие годы, уделяло самое серьезное внимание повышению ее эффективности. Так, в 1934 году на заседании правительства были рассмотрены вопросы об улучшении работы ИНО ОГПУ и Разведывательного управления РККА и о координации их деятельности.

10 июля 1934 года постановлением ЦИК СССР был образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), в который вошли ряд главков, в том числе Главное управление государственной безопасности (ГУГБ). Иностранный отдел стал самостоятельным отделом ГУГБ НКВД СССР. Его задачи правительство определило следующим образом: «Выявление направленных против СССР заговоров и деятельности иностранных государств, их разведок и генеральных штабов, а также антисоветских политических организаций; вскрытие диверсионной, террористической и шпионской деятельности на территории СССР; руководство деятельностью закордонных резидентур». Разведка продолжала активную работу по освещению деятельности правящих кругов ведущих капиталистических стран Европы, США и Японии и частичному срыву их планов и мероприятий, направленных против СССР.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ

Становление советской внешней разведкиНемало полезного сделала советская разведка в эти годы в Испании.

В апреле 1931 года в результате буржуазно-демократической революции в Испании была свергнута монархия. А в ходе состоявшихся в Испании 16 февраля 1936 года парламентских выборов к власти в стране демократическим путем пришло правительство Народного фронта, представители которого сформировали республиканское правительство левого толка.

Испанские правые, проигравшие выборы, решили добиваться власти насильственным путем, опираясь на поддержку со стороны германских и итальянских фашистов.

В ночь на 18 июля 1936 года радио города Сеуты в Испанском Марокко передало условную фразу: «Над всей Испанией безоблачное небо». Это был сигнал к началу мятежа командного состава испанских колониальных войск в Северной Африке, который возглавил генерал Франсиско Франко. Вскоре мятежникам удалось высадиться на территории Испании, и в стране разразилась кровопролитная гражданская война. Германия и Италия сразу же начали оказывать Франко существенную материальную и военную помощь, а также приступили к направлению в Испанию своих военнослужащих.

В середине сентября 1936 года Политбюро ЦК ВКП(б) постановило оказать республиканскому правительству всестороннюю поддержку. Было принято решение об отправке в Испанию добровольцев-коммунистов.

Одновременно на заседании Политбюро была утверждена кандидатура Орлова в качестве резидента НКВД в Испании и главного советника по внутренней безопасности и контрразведке при республиканском правительстве и Генеральном управлении безопасности республики.

Со всего мира в Испанию на помощь республиканцам спешили добровольцы. Среди них были и советские чекисты-разведчики, в том числе будущие Герои Советского Союза Станислав Ваупшасов, Кирилл Орловский, Николай Прокопюк, Александр Рабцевич. В качестве основной перед ним была поставлена задача по организации партизанских отрядов и диверсионных групп в тылу франкистов.

Представители разведки НКВД при испанском правительстве принимали активное участие в реорганизации испанской контрразведки (СИМ), которая формально подчинялась военному министерству, но на самом деле контролировалась ими. К концу 1937 года советские советники помогли испанскому республиканскому правительству создать Службу периферийной разведки (СИЕП), армейскую контрразведку (СЕ), закордонную разведку (СИЕЕ). Испанские спецслужбы под руководством советских разведчиков вели тайную войну против германских, итальянских, французских и британских спецслужб. В декабре 1936 года по их наводке были арестованы агенты резидентуры военной разведки Франции – Второго бюро генштаба. В июне 1937 года испанская контрразведка обезвредила агентов британской «Сикрет интеллидженс сервис», которые собирали информацию о республиканской армии.

В соответствии с личным указанием Сталина разведка организовала переброску в Испанию нескольких сотен советских добровольцев-интернационалистов. Этот контингент интербригадовцев с большой отдачей использовался в качестве инструкторов военного дела в учебных центрах, руководителей разведывательно-диверсионных групп, бойцов охраны важных объектов, а также военных переводчиков.

Советские чекисты организовали надежную охрану лидеров компартии Испании во главе с Долорес Ибаррури, на которых франкисты готовили покушение. Они наладили работу испанской разведки за границей, в том числе по получению сведений о вербовке и отправке в Испанию штурмовых отрядов СА. С территории Испании они вели также разведку Испанского Марокко, Гибралтара и Франции.

Позже, после поражения республиканцев, в феврале 1939 года сотрудники резидентуры НКВД в Испании осуществили отправку республиканского руководства и лидеров испанской компартии во Францию.

Активно работали по Испании и резидентуры советской внешней разведки в ряде других европейских стран. Так, действовавшая во Франции спецгруппа разведчика-нелегала, старшего майора госбезопасности Якова Серебрянского участвовала в нелегальных поставках оружия испанскому республиканскому правительству. В сентябре 1936 года сотрудникам спецгруппы при помощи агента «Бернадет» удалось закупить у французской фирмы «Девуатин» 12 новых военных самолетов якобы для некой нейтральной страны. Самолеты доставили на приграничный с Испанией аэродром, откуда их под предлогом летных испытаний благополучно перегнали в Барселону.

Разразился неслыханный международный скандал. Президента Франции Блюма и военного министра Пернэ обвинили в покровительстве республиканской Испании. А несколько позже, 31 декабря 1936 года, в советской прессе было опубликовано постановление ЦИК Союза ССР «О награждении за особые заслуги в деле борьбы с контрреволюцией тов. Серебрянского Я.И. орденом Ленина».

За образцовое и самоотверженное выполнение заданий по оказанию помощи республиканской Испании постановлением ЦИК СССР от 13 ноября 1937 года группа сотрудников НКВД была отмечена орденами. Среди них были и сотрудники внешней разведки. Орденом Ленина были награждены Григорий Сыроежкин и Кирилл Орловский, орденом Красного Знамени – Наум Эйтингон и Николай Прокопюк, орденом Красной Звезды – Александр Рабцевич.

ПОДГОТОВКА РАЗВЕДКАДРОВ

3 октября 1938 года нарком внутренних дел издал приказ о создании Школы особого назначения (ШОН) для централизованной подготовки разведывательных кадров. Слушатели школы набирались в основном из гражданских лиц, имевших высшее образование.

С помощью профессионалов-практиков центрального аппарата внешней разведки, за плечами которых были многие годы напряженной и результативной деятельности в загранаппаратах, руководству школы удалось в сжатые сроки создать уникальное учебное заведение. Специальные дисциплины в ШОН преподавали такие выдающиеся разведчики, как Павел Матвеевич Журавлев, Василий Михайлович Зарубин, Евгений Петрович Мицкевич, Василий Иванович Пудин, Павел Анатольевич Судоплатов и другие опытные профессионалы. Со специальными разведывательными предметами соседствовали общеобразовательные гуманитарные дисциплины: русский язык, литература и география, которые преподавали лучшие профессора и специалисты московских вузов. Так, лекции по международным отношениям читал бывший участник Генуэзской конференции посол Борис Евгеньевич Штерн, экономическую географию капиталистических государств – побывавший во многих странах мира А.А. Крейн. К преподаванию в Школе постоянно привлекались академики Александр Андреевич Губер, Абрам Моисеевич Деборин, Иван Михайлович Майский и другие специалисты.

Безусловно, большую часть учебного времени занимало изучение иностранных языков. Однако одно знание иностранного языка еще не гарантировало пропуска в «высшее общество» страны назначения. Поэтому слушателей обучали хорошим манерам, дипломатическому этикету, прививали вкус и умение красиво и модно одеваться.

Первым начальником ШОН был назначен капитан госбезопасности Владимир Харитонович Шармазанашвили.

Он родился в 1900 году в Северной Осетии, в Дзауджикау (Владикавказ), грузин. В 18 лет добровольно вступил в ряды Красной Армии. В 1921 году был направлен на работу в органы государственной безопасности. Окончил Московский институт внешней торговли, в совершенстве владел немецким и французским языками. Неоднократно находился на разведывательной работе за рубежом. По мнению руководства НКВД, Шармазанашвили обладал отличными организаторскими способностями, что и предопределило его выбор в качестве начальника ШОН. Позже выпускники первого набора слушателей вспоминали, что Владимир Харитонович «был замечательный грузин, общительный, всегда оптимистично настроенный и по натуре – демократ».

Среди выпускников первого набора ШОН следует отметить Николая Михайловича Горшкова, Василия Михайловича Иванова, Елисея Тихоновича Синицына, Виталия Григорьевича Павлова. Они прошли долгий путь работы в разведке накануне и в годы Великой Отечественной войны, в послевоенное время, приобрели ряд ценных источников, добывали важную для руководства страны информацию, руководили резидентурами, занимали высокие должности в центральном аппарате разведки.

В целом необходимо подчеркнуть, что выпускники Школы особого назначения вписали яркие страницы в летопись внешней разведки накануне и в годы Великой Отечественной войны.

В предвоенный период сотрудникам советской внешней разведки удалось создать серьезные агентурные позиции в госаппарате и спецслужбах Германии, Англии, Японии, Италии и некоторых других стран. Добытые ими материалы раскрывали приготовления Германии и Японии к войне против Советского Союза, истинную роль правящих кругов Англии, Франции и США по отношению к СССР.

17 июня 1941 года начальник внешней разведки Павел Михайлович Фитин доложил Сталину о том, что «все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного нападения на СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время». Непосредственно перед нападением разведка установила и его точную дату – 22 июня 1941 года.
Автор: Владимир Антонов
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/spforces/2015-05-08/1_espionage.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 12
  1. BAIKAL03 24 мая 2015 07:08
    Владимир большое спасибо за статью. Много из статьи узнал для себя нового. Ждем продолжения, если конечно это возможно.
  2. Александр72 24 мая 2015 08:42
    К сожалению различными разведывательными источниками устанавливалось несколько "точных" дат начала германского вторжения в СССР - от первоначальной даты реализации директивы №21, он же план "Барбаросса" - 15.05.1941 г. до действительной даты начала Великой Отечественной Войны - 22.06.1941 г. И этот разброс в сведениях вызывал законное недоверие к разведывательным данным, что послужило одной из комплекса причин поражения РККА в начальный период войны. Об этом много написано, много сломано копий и еще больше будет сломано историками и не только ими в будущем. А история советской внейшней разведки изобилует "белыми пятнами". Резонно предполагать, что многое широкому кругу лиц так и останется неизвестным. А статье - от меня большой "+". Жду продолжения.
    Честь имею.
    1. Балу 25 мая 2015 08:10
      Дата наступления переносилась из-за тылов, но Сталину 47 источников называли точную дату.
      В "Шпионском романе" Б.Акунин предлагает свою версию возможного ложного прямого канала Сталин-Гитлер.
      Возможно Сталин больше доверял дезинформации двойного агента ("Лицеист?") брата Кабулова, который работал в Германии.
      И потом, перед войной Германия дала кредит СССР на 100 млн. марок золотом. Видимо Сталину трудно было поверить, что Гитлер нападет на должника. Тем более, что в рамках кредита шли поставки некоторых видов вооружений, боеприпасов, стратегических материалов и пр.
  3. Балу 24 мая 2015 09:07
    Спасибо за статью. Перенос сроков нападения на СССР был связан с отставанием тылов и обеспечения.
    Для себя я бы хотел выяснить 3 вопроса:
    -Опубликованный договор между НКВД и фрицами за подписью Мюллера и Берии о сотрудничестве в выявлении англо-американских шпионов фальшивка или реальный документ?
    -Репрессии против разведчиков нелегалов и по всей стране-один из этапов борьбы Берии за власть и подготовка к устранению Сталина или следствие политической обстановки в стране?
    -Так что же это за таинственный "заговор чекистов" 1927г.? hi
  4. parusnik 24 мая 2015 09:51
    Спасибо, весьма интересно..ждём продолжения..и приложения к статьям о "белых пятнах" советской разведки.. Балу..задал интересные вопросы...
  5. yurta2015 24 мая 2015 11:46
    И всё таки непонятно, почему 95-летие "внешней разведки нашей страны" собираются отмечать в этом году? Неужели наши российские разведчики считают, что страна Россия существует лишь с 1920 года? Или может быть у России до этого не было внешней разведки? Да нет, была. Отлично работала и против Мамая, и против Наполеона, да и в 1-й Мировой войне отметилась. Что же мы свою собственную историю третируем?
  6. Max Adelheid 24 мая 2015 14:11
    "17 июня 1941 года начальник внешней разведки Павел Михайлович Фитин доложил Сталину о том, что «все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного нападения на СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время». Непосредственно перед нападением разведка установила и его точную дату – 22 июня 1941 года."

    Непосредственно, это, видимо, в 03.00 утра 22.06.1941г.??? Автор прям истину глаголит!!! Без обид!
    Max Adelheid
  7. Olegater 24 мая 2015 17:49
    Очень интересная и познавательная статья. Хорошо показана политика подляков "Польское правительство подписало в январе 1934 года германо-польскую декларацию о неприменении силы. Одновременно оно уведомило Гитлера о своих планах восстановления Польши в границах 1772 года – Польши «от моря до моря». Польская дипломатия, полагая, что безопасность ее границ на Западе обеспечена, методически отвергала все предложения Советского Союза о создании системы коллективной безопасности в Европе и заигрывала с Берлином." Что сейчас происходит только в другом коленкоре с фашинктоном. Они как были подстилкой так ими остались. И ещё "Варшава давала понять Берлину, что при определенных условиях Польша может принять участие в войне Германии с СССР, если будут удовлетворены ее захватнические аппетиты, в том числе предоставлен выход к Черному морю. В то же время нацистское руководство Германии имело совершенно иные взгляды на этот вопрос, поэтому не случайно, что Польша стала в 1939 году первым объектом германской экспансии и утратила свою национальную независимость. После того как Западная Украина и Западная Белоруссия были в 1939 году освобождены от польской оккупации и в руки советских органов госбезопасности попали некоторые документы польской «двуйки» (внешней разведки. – В.А.), выяснилось, что Варшава вела активную шпионскую работу против СССР и имела разветвленную агентурную сеть в Москве, Киеве, Одессе, Минске и даже в Ташкенте." Ничего не изменилось. И могу добавить, что немецкая разведка для сокрытия реальной даты нападения на СССР и планов вторжения начиная с 1939г. запустила дезинформацию с несколькими десятками ложных дат и планов. В се это сливалось через коминтерн, белогвардейские сообщества окопавшихся на западе и двойных агентов. И вот по этому нашим разведчикам было очень трудно выявить реальную дату и план. Все как сейчас говорят фейковые сообщения докладывались И.В. Сталину. А ведь политика очень сложная вещь. Скажешь что нибудь не так или взглянешь не туда так могут и понять не правильно, а во времена обострения кризиса перед войной такие вещи могли послужить началом этой войны прям как сейчас. И ещё одно высказывание "Со своей стороны, маршал Рыдз-Смиглы, ставший преемником маршала Пилсудского после смерти последнего, указал, что «в случае конфликта Польша не намерена становиться на сторону СССР» и что «по отношению к СССР она все более усиливает свою бдительность» как все знакомо - хоть бы слова другие подобрали и.д.и.о.т.ы. А самое интересное во времена отсутствия интернета, всяких электронных приблуд и всего прочего навороченного и крутого советским разведчикам удавалось получать информацию стратегического значения. Вот здесь и проявляется смекалка, профессионализм, сообразительность и изворотливость при отсутствии опыта, и растрате базы оставшейся от царской империи.
    1. 34 регион 25 мая 2015 02:08
      Олегатер!17.49. Не соглашусь с последними двумя строчками. Советская Россия взяла много от царской. И Октябрь 17-го ответный удар империи, и много царских офицеров служили в Красной Армии, и форма и погоны были из империи, и герб СССР это тот же орел. Посмотрите. Колосья-крылья, тело-шар, голова-звезда.
  8. XYZ 24 мая 2015 18:13
    Со своей стороны, маршал Рыдз-Смиглы, ставший преемником маршала Пилсудского после смерти последнего, указал, что «в случае конфликта Польша не намерена становиться на сторону СССР» и что «по отношению к СССР она все более усиливает свою бдительность».


    Сомнительное утверждение, требующее уточнения. Преемник в чем? Главой государства в предвоенные годы был Мосцицкий, а внешнюю политику возглавлял Юзеф Бек, наиболее влиятельный политик Польши в этот период.
    XYZ
  9. d-shvets 25 мая 2015 09:58
    Про Польшу очень познавательно и не голословно.
    Мне коллеги из Польши такие сказки рассказывают как их дедушки мирно коров пасли а на них коварно СССР напали. А потом после победы такой жесткий геноцид устроили им коммунисты, аж жуть... наверное они про то что им понастроили заводов, восстановили города и приходилось работать, а так хотелось чтобы небо в алмазах.
    В современной Польше как ни когда полны имперских амбиций. Скоро будут они хоть с флагами "Львов - наш!", но все равно упрекать нас за Крым.
  10. JääKorppi 25 мая 2015 17:18
    Да, про Ляхов отдельное спасибо!! Помнится, как в году перестройки, возмущались о невинных жертвах сталинских репрессий, мол обвиняли, что польский шпион и интеллигентская общественность кривила губы: смешно, какие у Поляков шпионы. Злобный Сталин сажает ни за что! Отдельная статья бы не помешала о деятельности польской, финской, румынской, японской разведок на территории СССР. Помнится книжка была замечательная, о попытках западных партнёров в 50-е забрасывать на нашу территорию шпионов, с фотографиями ( особенно впечатляли ампулы с ядом, рации, ручки - пистолеты).

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня