Карибский кризис – взгляд из дня нынешнего

Карибский кризис – взгляд из дня нынешнего


Украинский кризис поставил на повестке дня важный вопрос – позволяет ли новый миропорядок, сложившийся после окончания холодной войны, обеспечить равную и неделимую безопасность? В этом контексте имеет смысл еще раз вспомнить уроки, которые человечество получило в результате Карибского кризиса, ставшего одним из наиболее острых противостояний двух противоположных социальных систем и двух ядерных держав.

В период с 14 по 27 октября 1962 года в состояние боевой готовности были приведены советские и американские вооруженные силы, армии государств, входивших в блок НАТО и в Организацию Варшавского договора. В такой обстановке ошибочное решение, допущенное руководством СССР или администрацией США, могло привести к полномасштабной ядерной войне.


ПЕРВОПРИЧИНЫ ОБОСТРЕНИЯ ОБСТАНОВКИ

В первую очередь необходимо раскрыть те первопричины, которые привели к этой опасной конфронтации в октябре 1962 года – кризису, который американцы назвали «черным октябрем». Куба проводила антиамериканскую политику и являлась примером для других стран Латинской Америки, где вовсю хозяйничали американцы. Сокрушительный удар по престижу США был нанесен 1 января 1959 года, когда революционеры под руководством Фиделя Кастро свергли проамериканского кубинского диктатора Батисту.

В 1959 году американцы владели более чем 80% кубинских шахт, скотоводческих хозяйств, коммунальных предприятий и нефтеперерабатывающих заводов, 50% железных дорог и 40% производства сахара. Руководство Кубы избрало социалистический путь развития страны и, когда США попытались задушить новое правительство экономически, обратилось за помощью к СССР. Непоколебимая решимость президента США Джона Кеннеди свергнуть правительство Кастро лишь усилила напряженность в отношениях с СССР.

ОПЕРАЦИЯ «МАНГУСТ»

По указанию Джона Кеннеди разрабатывался план операции «Мангуст», который был направлен на продолжение приложенных усилий Дуайтом Эйзенхауэром по свержению правительства Фиделя Кастро. Директор ЦРУ Ален Даллес с помощью своих инструкторов вооружал и тайно направлял на Кубу подготовленных из кубинских беженцев наемников, пытаясь спровоцировать массовые беспорядки на острове. Были разработаны и проведены операции «Партия» и «Лимория», в ходе которых должны были ликвидировать Кастро и его брата Рауля, а также установить в стране проамериканское правительство. Однако сделать переворот на Кубе весной 1961 года не удалось.

В ноябре 1961 года Кеннеди подписал директиву о подготовке и проведении новой тайной операции против Кубы, которую опять поручили организовать ЦРУ. Ответственным за проведение операции «Мангуст» был назначен Эдвард Лансдейл, непосредственным куратором – Роберт Кеннеди. В январе 1962 года последний сказал директору ЦРУ Джону Маккоуну, что свержение Кастро является «первоочередной задачей правительства США».

ЦРУ проанализировало свои ошибки, допущенные в предыдущей операции. В апреле 1961 года наемники не имели поддержки населения на территории Кубы. В ходе проведения новой операции планировалось вызвать недовольство властью Фиделя Кастро среди кубинцев. Одним из важных условий успеха считалось создание агентами ЦРУ на территории Кубы подпольных организаций, которые должны инициировать вооруженное восстание на острове, а затем обратиться к правительству США с просьбой об организации помощи в борьбе против режима Кастро.

План операции «Mангуст» состоял из двух фаз. Первый, в августе-сентябре 1962 года, – подготовка и инициирование «повстанческого» движения на Кубе. Второй, в октябре, – организация восстания на Кубе, поддержка его Соединенными Штатами и свержения правительства Кастро. После оккупации острова устанавливалась бы временная американская администрация, от которой власть постепенно передавалась лидерам контрреволюции.

По планам Пентагона, военная операция против Кубы также проводилась в два этапа. На первом – предусматривалось нанесение воздушных ударов силами ВВС и ВМС. Второй – предполагал пятидневное огневое поражение территории Кубы с последующей высадкой морского и воздушного десанта. Для этого были выделены шесть элитных подразделений Вооруженных сил США в составе 81-й и 101-й воздушно-десантных дивизий, 1-й бронетанковой дивизии, 1-й и 2-й пехотных дивизий, а также 2-й дивизии морской пехоты.

ПЛАН «АНАДЫРЬ»

Советское руководство в начале 1962 года имело достоверную информацию о том, что США попытаются свергнуть правительство Кастро. Об этом свидетельствует выступление Никиты Сергеевича Хрущева в посольстве Кубы в Москве с поздравлением очередной годовщины кубинской революции. Им было сказано: «Тревожные вести приходят сегодня с Кубы, вести о том, что наиболее агрессивные американские монополисты готовят прямое вторжение на Кубу. Более того, они стремятся представить ситуацию таким образом, будто на территории Кубы Советский Союз планирует установить или уже разместил свои ракетные базы…». Некоторые источники полагают, что идею создания на Кубе группы советских войск подсказали Хрущеву сами американцы, и он ею в 1962 году воспользовался. По другим данным, намерение создать «непотопляемый авианосец» у берегов Америки возникло в 1960 году после визита Анастаса Микояна на Кубу.

Политическое руководство СССР приняло 18 мая 1962 года решение об оказании правительству Кастро военной помощи. План развертывания группы советских войск на Кубе предусматривал сосредоточение до 44 тыс. военнослужащих (реальная численность советского военного контингента к концу сентября составила 41 тыс. человек). Развертывалась также 51-я отдельная ракетная дивизия в составе пяти ракетных полков, имеющих 40 пусковых установок баллистических ракет средней дальности (БРСД) Р-12 и Р-14. В дивизию входили также два полка фронтовых крылатых ракет по восемь пусковых установок в каждом и к ним 80 ракет в ядерном исполнении. Кроме того, планировалось разместить на Кубе три дивизиона тактических ракет «Луна», а также бомбардировщики Ил-28 и соответствующее количество атомных бомб для них. В конце мая 1962 года план «Анадырь» был утвержден Президиумом ЦК КПСС. Командующим ГВСК назначили генерала Иссу Плиева. Создание группы войск одобрило кубинское правительство, был подписан соответствующий секретный двусторонний договор.

Решение было неординарным и ответственным. В противовес американским баллистическим ракетам средней дальности «Юпитер» и «Тор», развернутым в Турции, Италии и Великобритании, советские БРСД Р-12 и Р-14 на Кубе увеличивали стратегический потенциал СССР. При этом, несомненно, они являлись фактором сдерживания агрессии.

Об этом можно судить и по имеющемуся значительному дисбалансу в военной мощи между СССР и США, о котором Кеннеди решил прямо заявить в октябре 1961 года. Заместитель министра обороны США Розуэлл Гилпатрик публично объявил об американском военном превосходстве в обращении к Совету предпринимателей, собравшемуся в городе Хот Спрингс. Он заявил, что США «обладают силами ядерного сдерживания такой убийственной мощи, что любые враждебные действия против нас являются актом самоуничтожения… Общее число наших средств доставки ядерных зарядов – как стратегических, так и тактических – достигает несколько десятков тысяч единиц». Роберт Макнамара публично подтвердил, что американская ядерная мощь превосходит советскую в несколько раз. У США имелось 45 межконтинентальных баллистических ракет (МБР), а у СССР – 4. На подводных лодках и бомбардировщиках США было 3400 боезарядов. Американцы располагали 1500 тяжелыми бомбардировщиками против 192 советских самолетов. В Турции, Англии и Италии были развернуты 120 БРСД. К тому же 1 тыс. тактических истребителей-бомбардировщиков способны были достичь территории СССР с баз в прилегающих к советским границам странах. В целом США располагали 25 тыс. ядерных зарядов; СССР – вдесятеро меньшим количеством.

Хрущев приравнивал советские ракеты на Кубе к американским ракетам вдоль границ СССР в Турции и Западной Европе. Примечательно, что Кеннеди, размышляя 16 октября 1962 года над причинами действия СССР, спросил у советников: «В чем смысл размещения баллистических ракет на Кубе? Это выглядит так, как если бы мы начали размещать большое количество БРСД в Турции. Я бы назвал это опасным шагом». После наступившей тишины в кабинете он получил ответ: «Так мы и разместили их там, господин президент».

Операция «Анадырь» проводилась скрытно. Погрузка в портах шла в ночное время. В сентябре 1962 года директор ЦРУ Джон Маккоун представил президенту США доклад: «После всестороннего обсуждения и исследования американская разведка пришла к заключению, что Советский Союз не намерен превращать Кубу в стратегическую базу… Так как знает, что риск репрессивных мер со стороны США слишком велик».

ОПАСНАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ

Советское руководство в начале октября было удовлетворено тем, что американская разведка не обнаружила переброску на остров ракет среднего радиуса действия. Однако 13 октября 1962 года разведывательный самолет U-2 произвел полет над Кубой. После проявления и дешифровки пленки специалистами были сделаны однозначные выводы, что в районе Сан Кристобаль находятся две ракеты, каждая по 25 м длиной. Донесение о наличии на Кубе советских баллистических ракет средней дальности вызвало смятение в Белом доме.

По указанию президента, в Вашингтоне был срочно сформирован исполнительный комитет. В него вошли вице-президент Линдон Джонсон, госсекретарь Дин Раск, министр обороны Роберт Макнамара, директор ЦРУ Джон Маккоун, а также министр юстиции Роберт Кеннеди. В ходе первого заседания исполнительного комитета некоторые участники заседания предлагали нанести безотлагательные бомбовые удары по выявленным стартовым позициям советских ракет на Кубе.

В такой обстановке в советско-американских отношениях возникла опасная напряженность. Осложнялась ситуация вокруг Кубы и тем, что руководители мировых держав недопонимали друг друга. В частности, это относилось и к определению понятий «наступательное» и «оборонительное» оружие.

Хрущев говорил, что «оружие, посылаемое на Кубу, носит оборонительный характер», так как оно предназначено только для обороны острова, защиты его территории от внешней агрессии.

В Вашингтоне однозначно считали, что, поскольку советские ракеты, размещенные на Кубе, могут поражать цели на территории США, они являются наступательным оружием. Обсудив создавшуюся ситуацию с госсекретарем Раском и министром обороны Макнамарой, президент США решил дать свою оценку сложившейся обстановке и публично заявить о том, что они понимают под наступательным вооружением.

20 октября в Белом доме прошло очередное совещание исполкома. На нем было принято решение об объявлении блокады Кубы. Такие решительные действия должны приостановить переброску советского вооружения, а также должны были показать неприятие любого распространения присутствия СССР в Западном полушарии, которое американцы считали только своей сферой влияния.

Карибский кризис – взгляд из дня нынешнего

Пентагон бросил на блокирование Кубы крупные силы авиации и флота. Фото Национального музея авиации ВМС США


БЛОКАДА КУБЫ

22 октября Джон Кеннеди обратился с посланием к американскому народу. Он заявил: «Мы не намерены рисковать без крайней необходимости и ввергать мир в пучину ядерной войны, в которой плодами победы будет пепел, но у нас хватит духу пойти на этот риск в любое время, когда это станет необходимым». Кроме того, он определил меры, которые необходимо осуществить, в том числе:

– США устанавливают строгий карантин вокруг Кубы в целях прекращения поставок наступательного оружия;

– за ситуацией на Кубе устанавливается постоянное и тщательное наблюдение. Если разведка США обнаружит, что на Кубе продолжается подготовка пусковых площадок для ракет, то будут оправданы другие шаги.

Обращаясь к советскому руководству, президент США призвал прекратить «тайную безрассудную и провокационную политику, угрозу миру и стабильности отношений между нашими странами».

В ответ 23 октября было опубликовано заявление советского правительства, в котором установление морской блокады Кубы оценивалось как «беспрецедентные агрессивные действия». В нем говорилось: «Народы всех стран должны ясно представить себе, что, идя на такую авантюру, Соединенные Штаты Америки делают шаг на пути к развязыванию третьей мировой войны». Оно также содержало серьезное предупреждение: …Если агрессоры развяжут войну, то Советский Союз нанесет самый мощный ответный удар». Советское руководство призывало президента США Кеннеди ликвидировать американские военные базы, находящиеся в различных частях света.

23 октября президент США подписал указ «О воспрещении доставки наступательного оружия на Кубу». В нем впервые было определено, что именно американское правительство понимает под «наступательным оружием». К нему относились: ракеты класса «земля–земля», бомбардировщики, бомбы, ракеты класса «воздух–земля» и управляемые снаряды, механическое и электронное оборудование для перечисленных видов оружия; любые другие виды оружия, определяемые министром обороны как наступательные.

Указ вступал в силу 24 октября в 14.00. Согласно ему, любое судно или самолет, которые могли направляться на Кубу, будут перехвачены и досмотрены. В указе говорилось: «Все корабли или самолеты, взятые под арест, будут направлены в надлежащий порт США или уничтожены».

Как раз в это время к берегам Кубы приближался советский пароход «Александровск», который запаздывал на четыре часа. В его трюмах находились 24 ядерные боеголовки для ракет средней дальности и 44 атомных боезаряда для крылатых ракет наземного базирования. Судно срочно перенаправили в другой порт на острове, чтобы оно успело прорваться через американский «карантин».

ЭСКАЛАЦИЯ НАПРЯЖЕННОСТИ

В последующем произошло несколько инцидентов, способных привести к принятию решения на осуществление ядерного удара, которого Хрущев и Кеннеди стремились избежать. 24 октября в 10.30 впервые в истории Стратегическим авиационным командованием (САК) ВВС США была объявлена готовность № 2, и САК приготовилось к нанесению ударов по целям на территории СССР. Решение было принято генералом Пауэром самостоятельно, без санкции президента. К тому же Пауэр отправил свой приказ открытым текстом. Воздушный флот САК, часть которого постоянно находилась в воздухе с регулярной дозаправкой, был готов нанести удар примерно 3 тыс. ядерных бомб. На 23 октября в полете находилось 85 самолетов стратегической авиации. Из них 22 бомбардировщика В-52, 57 самолетов В-47 направлялись в Европу. Кроме того, в воздухе было 30 самолетов-заправщиков. Обстановка еще больше накалилась, когда технические средства ГРУ перехватили приказ следующего содержания: «Следуйте по курсу даже в случае выхода из строя одного двигателя».

Шла дальнейшая эскалация напряженности. 27 октября произошел инцидент, который Артур Шлезенгер, в то время специальный помощник президента США, назвал «самым опасным моментом». Ударная группа во главе с авианосцем «Рэндольф» начала сбрасывать глубинные бомбы в непосредственной близости от подводной лодки Б-59, в задачу которой входила охрана советских кораблей, шедших на Кубу. Командир подводной лодки капитан 2 ранга Валентин Савицкий безуспешно пытался связаться с командованием. На подводной лодке сложилась критическая ситуация. Температура в отсеках росла, лодка погрузилась во тьму, горело лишь аварийное освещение. Концентрация углекислого газа достигла почти предельной величины, и члены экипажа теряли сознание. Командир приказал командиру БЧ-3 привести ядерную торпеду в боевую готовность. Но здравый смысл возобладал.

РАЗВЯЗКА

Первое компромиссное предложение об урегулировании кризиса, как явствует из книги воспоминаний советского посла в Вашингтоне Анатолия Добрынина «Сугубо доверительно», было озвучено 27 октября в ходе его встречи с Робертом Кеннеди. На его предложение вывести американские ракеты с территории Турции в обмен на вывод советских ракет с Кубы Кеннеди ответил согласием. Он сказал: «Президент готов негласно договориться по этому вопросу с Хрущевым».

Идея обмена «базы на базу» неоднократно обсуждалась на заседаниях исполкома. После очередного заседания исполкома 27 октября в Кремль было направлено послание президента США со следующими условиями сделки:

«1. Вы согласны ликвидировать все ядерные системы на Кубе под контролем ООН и обязуетесь при определенных гарантиях не размещать на Кубе подобных систем впредь.

2. Мы, со своей стороны, согласны при соответствующих гарантиях ООН и соблюдением принятых обязательств:

а) снять существующую в настоящее время блокаду;

б) дать гарантии ненападения на Кубу».

28 октября Хрущев направил Кеннеди ответное послание, в котором говорилось: «Чтобы скорее завершить ликвидацию опасного конфликта для мира… Советское правительство в дополнение к уже ранее данным указаниям о прекращении дальнейших работ строительных на площадках для размещения оружия отдало новое распоряжение о демонтаже вооружения, которое вы называете наступательным, упаковке его и возвращении в Советский Союз». В дополнение Хрущев отправил в Вашингтон два личных письма президенту США. В первом было сказано, что «взгляды, которые Роберт Кеннеди выразил по просьбе президента при встрече с Добрыниным вечером 27 октября, в Москве известны. Сегодня ответ президенту будет передан по радио, и ответ будет положительным, а именно – демонтаж ракетных баз на Кубе под международным контролем – не вызывает возражений и будет детально объявлен в послании Н.С. Хрущева». Во втором сообщалось, что правительство Советского Союза «ожидает от США выполнения обещания демонтировать американские ракеты «Юпитер», находящиеся на территории Турции». В Москве 28 октября текст заявления Хрущева был передан по радио и вручен американскому послу.

Американский президент в ответном заявлении приветствовал послание советского правительства, назвав эти решения важным вкладом в дело сохранения мира. Карибский кризис завершился.

СОВРЕМЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Причины возникновения Карибского кризиса разбирались на различных конференциях. По мнению генерал-полковника Федора Ивановича Ладыгина, начальника Главного разведывательного управления ГШ ВС РФ в 1992–1997 годах, высказанному в книге «ГРУ и Карибский кризис», «первопричиной Карибского кризиса являлась агрессивная по отношению к СССР политика США, создание вокруг СССР крайне опасной военно-стратегической обстановки, сопровождающейся стремлением США добиться неоспоримого военного превосходства, провокационными действиями вблизи границ Советского Союза и даже в воздушном пространстве страны. Крайнее обострение этого противоборства, усиливавшееся агрессивной политикой США против Кубы, должно было когда-то назреть. И это произошло в октябре 1962 года».

Наступил XXI век. Закончилась холодная война, но, как показывают последние события на Украине, военно-стратегическая обстановка вокруг России остается неспокойной. США, поддерживаемые странами НАТО, продолжают проводить агрессивную внешнюю политику в отношении России и предпринимают безрассудную попытку свести ее до статуса мировой державы «второго сорта».

США, несмотря на обещание, данное Бушем-старшим в отношении нерасширения НАТО на восток, начали окружать Россию американскими и натовскими базами, часть из которых расположилась на территории бывших советских республик. Вторая волна расширения началась в конце 2002 года и закончилась принятием в альянс Румынии, Словакии, Словении, Литвы и Эстонии в марте 2004 года. Затем, в 2008 году, к нему присоединились Хорватия и Албания. Правительство США также давало понять, что намерено добиваться вступления в НАТО Грузии и Украины, несмотря на звучащие предупреждения со стороны некоторых стран НАТО, что это нанесет серьезный урон отношениям между Россией и Западом. Естественно, продвижение вооруженных сил стран НАТО к границам России существенно изменяет баланс сил на европейском пространстве и не обеспечивает равной безопасности.

В этих условиях 11 марта 2015 года Россия решила полностью остановить действие Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Напомним, что ДОВСЕ был заключен в 1990 году и основывался на блоковом противостоянии. Соглашение устанавливало ограничения на размер обычных вооруженных сил и определяло предельные численности обычных вооружений, развертываемых сторонами в Европе, по пяти категориям наступательных вооружений: танкам, бронемашинам, боевым самолетам, ударным вертолетам и артиллерийским системам калибра 100 мм и выше. После распада СССР и Варшавского договора в 1999 году в Стамбуле был подписан адаптированный договор, но его так и не ратифицировало большинство европейских государств.

В номере журнала Foreign Affairs, вестнике американского Совета по международным отношениям, за март-апрель 2006 года была опубликована статья The Rise of U.S. Nuclear Primacy. В этой публикации Кейр Либер из университета Нотр-Дам и Дэрил Пресс из университета штата Пенсильвания проанализировали относительные преимущества и уязвимость американских, российских и китайских ядерных сил. Их выводы заключались в том, что после окончания холодной войны американские ядерные возможности значительно возросли, а российский ядерный арсенал «резко сократился, в то время как развитие китайских технологий в этой сфере и вовсе были нулевыми». Это создало ситуацию, при которой ни русские, ни китайцы не смогли бы эффективно ответить в случае возможного нанесения первого американского удара. При этом они высказались за то, чтобы в настоящее время и в будущем ядерные силы США имели преимущество для нанесения разоружающего удара против России и Китая, поскольку это полностью соответствует декларируемой США политике глобального доминирования.

Авторы также рассуждали об истинных причинах стремления США создать щит противоракетной обороны. Такой щит не был бы, как думает большинство, «ценен в оборонном плане сам по себе», поскольку не смог бы защитить от массированного ядерного удара со стороны России. Он разрабатывался в контексте нападения, для отражения ответного удара, наносимого небольшим числом российских или китайских ракет, уцелевших после американского первого удара.

Статья произвела фурор. Помощник министра обороны по вопросам международной безопасности Питер Флори в журнале Foreign Affairs за сентябрь-октябрь 2006 года даже опубликовал заявление, в котором поставил под сомнение как точность данных в статье, так и их интерпретацию.

В этой связи стоит напомнить, что США настойчиво реализуют программу создания так называемой непроницаемой системы стратегической противоракетной обороны, объекты которой планируется разместить на территориях соседних с Россией европейских государств. 13 декабря 2001 года США объявили о своем одностороннем выходе из Договора по ПРО, подписанного Москвой и Вашингтоном в 1972 году. По мнению американцев, соглашение не отвечает реалиям сегодняшнего дня.

8 апреля 2010 года в Праге был подписан Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Согласно положениям договора, Россия и США на треть сокращают боезаряды и более чем в два раза – стратегические носители. Новое соглашение вырабатывалось на паритетной основе в соответствии с принципами равной и неделимой безопасности. В преамбуле документа зафиксированы наличие взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями и возрастающая важность этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений. Выделено влияние МБР и БРПЛ в обычном оснащении на стратегическую стабильность.

Сенат конгресса США в декабре 2010 года одобрил ратификацию СНВ-3. Вместе с тем в ратификационную резолюцию сената включены односторонние толкования некоторых чувствительных положений. Оговорки также были сделаны и в ратификационной грамоте. Они в первую очередь направлены на снятие любых ограничений, мешающих реализации планов США по созданию глобальной системы ПРО. Кроме того, предприняты попытки вывести из-под действия договора перспективные СНВ в неядерном оснащении.

Знаменательно, что сразу после подписания СНВ-3, 11 апреля 2010 года, министр обороны США Роберт Гейтс заявил о способности США уже на сегодняшний день нанести быстрый глобальный удар (БГУ). Работы по созданию сил и средств БГУ интенсифицировались после прихода в Белый дом администрации Барака Обамы. Концепция БГУ предусматривает нанесение Соединенными Штатами удара высокоточными наступательными вооружениями в неядерном оснащении в срок до 60 минут по целям в любой точке мира. Ожидается, что создание эффективных систем БГУ позволит значительно сократить роль ядерных вооружений в структуре сил сдерживания и перейти в перспективе в эру неядерного сдерживания. Фактически в основе БГУ лежит фактор времени – это нанесение превентивного обезоруживающего разрушительного удара неядерными наступательными вооружениями в кратчайшие сроки в случае выявления угрозы. И роль «непроницаемой» глобальной ПРО для нейтрализации ответного удара вполне очевидна.

Создание новых высокоэффективных вооружений имеет целью обеспечить США глобальное военное доминирование и всеобъемлющее господство в мире. Так, преподаватель кафедры военных исследований в лондонском Кингс-колледже Дэвид Дж. Бетц пишет: «Запад для всего остального мира практически недосягаем. Только Запад располагает высокотехнологичными стратегиями, при которых быстрота маневра становится важнее численного перевеса, разведывательные сенсорные приборы способны своевременно и безошибочно обнаруживать ключевые объекты в лагере противника, а оружие обладает достаточно высокой точностью, чтобы атаковать эти объекты с дальнего расстояния».

В целом можно констатировать, что современная концепция быстрого глобального удара, как и господствовавшая в 1960-х годах стратегия массированного ядерного возмездия, базируется на якобы имеющемся явном превосходстве Соединенных Штатов над Россией в военном, экономическом и научно-техническом потенциале.

Патриарх американской дипломатии Генри Киссинджер в книге «Мировой порядок» пишет, «что значение истории – это предмет для изучения, а не для громких заявлений». К сожалению, его совет не слышат администрация президента США Барака Обамы и конгресс США, представители которых выступают с воинственной риторикой в отношении России.
Автор: Алексей Перловский
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/gpolit/2015-05-15/1_caribean.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Рядовой ОИТР 20 мая 2015 11:23
    Теперь надо каждому штату п.е.н.досии провозгласить себя независимыми
    1. Костяра 20 мая 2015 12:50
      Знаменательно, что сразу после подписания СНВ-3, 11 апреля 2010 года, министр обороны США Роберт Гейтс заявил о способности США уже на сегодняшний день нанести быстрый глобальный удар (БГУ).

      Способны то способны, но чего от США останется после ответа России...?! Территория США, это не территория РФ, в бескрайних просторах тайги не затеряться 300млн. человек
  2. Фрегат 20 мая 2015 11:27
    Знаменательно, что сразу после подписания СНВ-3, 11 апреля 2010 года, министр обороны США Роберт Гейтс заявил о способности США уже на сегодняшний день нанести быстрый глобальный удар (БГУ).

    Надеяться на договоры подписанные с западом, большая ошибка.Как только запад почувствует, что может нанести удар без существенных потерь,он тут же его нанесёт.
    Не нужны договоры, нужно просто быть сильнее.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня