Надежда на сохранение империи Габсбургов. Планы эрцгерцога Франца Фердинанда

На пути к войне

Последние годы перед Первой мировой войной были чередой почти непрекращающихся кризисов и конфликтов. Соперничество великих европейских держав становилось всё более острым. При этом в каждой державе были свои «ястребы» и «голуби», сторонники войны боролись с теми, кто считал, что проблемы можно решить политико-дипломатическим путём.

В самой Вене после боснийского кризиса возобладали «голуби». Сам глава МИДа Эренталь поддерживал мирную политику. Министр иностранных дел был реалистом и хорошо понимал, что большая война, особенно с Российской империей, может положить конец монархии Габсбургов. Глава Генштаба фон Хётцендорф пытался продолжить агрессивный курс и вступить в конфликт, если не с Россией, то с Сербией или Италией. Австрийский император Франц Иосиф, не желавший политических обострений, поставил его на место, напомнив ретивому военному, что политика мира, которую проводит глава МИДа, — это его, монарха, политика. Однако вследствие болезни в начале 1912 года Эренталь скончался. Министром иностранных дел Австро-Венгерской империи стал Леопольд фон Берхтольд, который продолжил наступательную политику на балканском полуострове.


В 1911 году произошёл конфликт Германии и Франции из-за влияния в Марокко. Однако Россия дала Франции понять, что воевать не готова, а Германия ещё не завершила основных военных программ, поэтому Берлин и Париж постепенно успокоились. Тем временем Италия не выразила однозначной поддержки Германии и стала заигрывать с Антантой. Это дало австро-венгерским "ястребам" во главе с Хётцендорфом очередной козырь. Они уже давно доказывали, что Риму доверять нельзя, от итальянцев пользы не будет, один только вред. «Ястребы» предлагали превентивную войну против Италии. Кроме того, Италия в 1911-1912 гг. отняла у Османской империи Ливию (Триполитанию).

В 1912 году на первый план снова вышли Балканы. Болгария, Сербия, Черногория и Греция сформировали антитурецкий союз и разгромили османов. Россия сначала поддерживала союз «православных братьев», но затем сильно удивилась и огорчилась от их прыти. Турция потеряла почти все владения в Европе. Историческая эпоха, связанная с многовековым владычеством османов на Балканах, завершилась. При этом последнюю точку поставили не Габсбурги, которые начали теснить османов на Балканском полуострове, а балканские государства, освободившиеся от власти султана.

Однако едва победители заключили мир с султаном, они переругались из-за добычи. Болгария, вынесшая основную тяжесть войны с турками, потребовала львиную часть добытого. Болгары поссорились с сербами и греками из-за Македонии. Болгария, переоценив свои силы, атаковала бывших союзников, но потерпела поражения. Против неё выступили не только Сербия, Черногория и Греция, но и Румыния и Турция. От полной катастрофы Болгарию спасло только вмешательство великих держав. В итоге Болгария утратила большую часть земель, которые получила в ходе Первой балканской войны. Зато сербы почти вдвое увеличили свою территорию, а греки — на две трети. А Турция смогла отбить Эдирне (Адрианополь) с округой.

Две стремительные войны на Балканах показали, сколь непрочен мир в Европе. Было очевидно, что мир на Балканском полуострове будет вскоре нарушен. Болгария жаждала реванша. Недовольна была Турция. Сербия резко усилилась и жаждала продолжить наступление. Австро-Венгрия боялась усиления Сербии, «ястребы» требовали превентивной войны против сербов. В то же время Австро-Венгерской империи был выгоден раскол между балканскими государствами. Балканский союз, направленный против Турции и ориентировавшийся на Россию, рухнул. Исчезла опасность существования крупного союза балканских государств, который будет направлен против Австро-Венгрии.

Однако ситуация с Сербией снова обострилась. Вена поддержала идею создания независимого (под протекторатом австрийцев) албанского государства. А сербы и черногорцы заняли большую часть Албании и рассчитывали поделить эти земли между собой. Сербия надеялась получить выход в Адриатическое море, а Черногория претендовала на город Шкодер. Вена официально заявила, что не позволит Белграду получить выход в Адриатическое море, так как это ущемляет национальные интересы державы. Австро-Венгрия и Россия начали концентрацию войск на границе. Российская империя на этот раз не собиралась уступать. Однако войны удалось избежать из-за позиции великих держав. Франция и Англия не хотели начинать войну из-за частной проблемы Австро-Венгрии и Сербии. Германский кайзер также завил, что не собирается идти походом на Париж и Москву из-за Албании. Это сохранило Европу от войны. Под давлением великих держав сербы и черногорцы покинули Албанию, которая формально стала независимой.

Однако албанский кризис ещё больше разозлил сербов. А Вторая балканская война ухудшила геополитическое положение Австро-Венгрии на Балканском полуострове. Сербия серьёзно укрепилась, победив во второй войне подряд. Столкновение Румынии и Болгарии разрушило надежды Вены на то, что эти две державы будут союзниками в деле борьбе с Сербией и в перспективе с Россией. Италия ещё дальше отдалилась от Центральных держав.

Надежда на сохранение империи

Политическая ситуация ухудшалась. «Ястребы» считали, что только победоносная война против Сербии и России позволит Австро-Венгрии разорвать порочный круг. Австрийские националисты и венгерская элита планировали нанести решительное поражение славянству, навсегда изгнать Россию из Балкан и вообще Европы, установить контроль над Сербией, в которой видели главного возмутителя спокойствия в регионе. Славянские и румынские политики, лояльные Габсбургам, надеялись на расширение политических прав, замену дуализма новой более справедливой системой.

Лидером же «голубей» был не престарелый Франц Иосиф, а его наследник, эрцгерцог Франц Фердинанд. Это был человек со сложным характером. Годы болезни, которая чуть не свела его в могилу (туберкулез), одиночества и отстраненности от государственной власти сделали своё дело. Ведущими чертами его характера были подозрительность, нервность и в то же время суровость, целеустремленность и упрямство. С детства религиозный, несмотря на беспутные выходки юности, наследник посчитал чудесное избавление от болезни божественным благословением, что усилило его веру. При этом он был сильно увлечен охотой и истребил тысячи животных. Поссорившись в молодости с мадьярскими (венгерскими) офицерами, сохранил неприязнь к венграм на всю жизнь. Познакомившись на балу и влюбившись в чешскую графиню Софию Хотек, уже далеко не юную, сохранил верность ей на всю жизнь.

Постепенно вокруг Франца Фердинанда сгруппировались политики, которые были недовольны положением дел в империи и желавшие кардинальных реформ. Замок Бельведер в южной части Вены, ставший резиденцией наследника престола, стал превращаться в центр власти, альтернативный императорским Хофбургу и Шёнбрунну. В Франце Фердинанде видели будущее Австро-Венгерской империи.

Наследник престола был человеком страстным и не склонным к компромиссу. Главным делом он считал провести коренные реформы в Венгрии. Источником зла в империи (сепаратизма и нестабильности) Франц Фердинанд считал Венгрию. Вступив на престол, он планировал покончить с самовластием мадьярской шляхты. Для этого во главе венгерского правительства Франц Фердинанд собирался поставить верного мадьярского генерала, главу МВД подобрать из представителей национальных меньшинств, ввести в Венгрии всеобщее избирательное право, что ослабит самовластии венгерской общины. А после избрания нового парламента, где венгры будут лишь одной из фракций, изменить венгерскую конституцию. Для претворения этих реформ Франц Фердинанд был готов даже ввести военное положение в Венгрии. Враждебность к венграм сблизила наследника престола с представителями других национальных общин империи. Особенно тепло Франц Фердинанд относился к трансильванским румынам, видя в многочисленной румынской общине противовес венграм.

Главным замыслом наследника была федерализация Австро-Венгрии. А для этого необходимо было убрать с пути неуступчивую мадьярскую элиту, которая не хотела поступаться со своими привилегиями. Наследник собирался преобразовать дуалистическую монархию в триалистическую. Здесь Франц Фердинанд был продолжателем дела Эренталя, который вдвигал схожие проекты. Планировалось даровать Хорватскому королевству, в состав которого должны были войти южнославянские земли, равные права с Цислейтанией и Венгрией. Ведущую роль в создании южнославянской части империи должны были сыграть хорваты, которых с австрийскими немцами сближало католичество. Этим создавался противовес идее «Великой Сербии» во главе с православными сербами. Из-под власти Венгрии выводились Хорватия, Словакия и Трансильвания. В проекте манифеста о восшествии на престол Франца II заявлялось о принципах равноправия всех народов, о свободе национального развития.

Правда, реформаторские планы Франца Фердинанда не были четко проработаны. Федерализация Австро-Венгрии не вела к общей «демократизации», она должна была привести к появлению федерации равных между собой автономий, объединенных общей и мощной центральной властью Габсбургов. Эрцгерцог сохранял безусловную веру в высокую историческую миссию Габсбургов. Это было обновление империи, которое давало шанс угасающей империи на новую жизнь.

Император Франц Иосиф поощрял интерес наследника к военным делам. В 1898 году Франц Фердинанд был назначен заместителем императора в верховном командовании армией, а в 1902 г. — адмиралом. После 1906 года военная канцелярия наследника, которую возглавлял способный и энергичный майор Александр Брош фон Ааренау, приобрела значение второго Генштаба. Соперничество штаба наследника с Генштабом, который возглавлял Хётцендорф, стало довольно острым, так как взгляды эрцгерцога австрийского и главы Генштаба на военную политику империи сильно различались. Франц Фердинанд был человеком решительным и жестким, но был последовательным противником военных авантюр. По его мнению, армия была важнейшей опорой внутреннего единства империи и императора. Армия должна была готова всегда выступить по зову императора, но главных врагов эрцгерцог видел внутри державы, а не за рубежом. Наследник опасался сепаратистских устремлений Венгрии, социалистической революции. А в кризисной ситуации империю и трон могла спасти только армия. Будущий монарх считал, что главная задача армии — это охрана трона и подавление внутренних врагов. Внешние конфликты только дестабилизируют ситуацию и приведут к ослаблению армии.

Франц Фердинанд сделал совершенно верный прогноз. Именно внутренние противоречия разорвут империю Габсбургов. А ослабленная и деморализованная войной армия не сможет противостоять процессу развала Австро-Венгерской империи. В этом отношении Австро-Венгрия походила на Российскую империю, а Франц Фердинанд на Столыпина, два великих государственных мужа удерживали две империи на краю гибели. А их гибель вовлекла две державы в гибельную для них войну.

Поэтому вынашиваемые «ястребами» планы превентивной войны против Сербии и Италии вызвали раздражение наследника престола. Возможную же войну с Россией эрцгерцог вовсе считал гибельной для двух монархий. «Война с Россией — это для нас конец… — пророчески отмечал Франц Фердинанд. — Неужели австрийский император и русский царь должны свергнуть друг друга и открыть путь революции?» Франц Фердинанд, как и Конрад фон Хётцендорф, решительным образом укрепляли и модернизировали армию и флот. Но цели у них были разные. Эрцгерцогу мощные вооруженные силы были необходимы для сохранения мира, Хётцендорфу — для развязывания войны.

Позитивный консерватизм касался и внешнеполитических воззрений наследника престола. Франц Фердинанд считал, что возможно и необходимо не только сохранить союз с Германией, но и возродить старый союз с Российской империей. То есть необходимо взять курс на возврат к «союзу трёх императоров». Это был совершенно здравый план, который мог спасти Европу от большой войны и устранить влияние англосаксов, которым было выгодно столкнуть германский и славянский миры.

Неудивительно, что действия Эренталя, вызвавшего боснийский кризис, вызвали раздражение наследника престола. Он считал, что «дешевые лавры» победителя могут привести к европейскому конфликту и возможно, войне на два или три фронта, которую Австро-Венгрия вести не в состоянии. Франц Фердинанд и в дальнейшем настаивал на сохранении мира, чтобы сохранить династию Габсбургов и на проведении назревших внутриполитических реформ.

С Вильгельмом II Франц Фердинанд поддерживал ровные отношения. Однако он не разделял его взгляды на то, что славяне главные враги германцев и угрожают целостности империи Габсбургов и интересам Германии. Главную угрозу дунайской монархии он видел в венграх. Особенно его раздражал премьер-министр Венгрии Иштван Тиса, которого эрцгерцог считал воплощением венгерского национализма, надменности и сепаратистских устремлений мадьярского дворянства.

Таким образом, наследник престола Австро-Венгерской империи Франц Фердинанд был главной надеждой на реформирование и сохранение империи Габсбургов, а также главным противником втягивания державы в войну. Тем самым Франц Фердинанд подписал себе смертный приговор. Он раздражал венгерскую элиту, австрийских «ястребов». Но главное было в том, что он стоял на пути могущественных сил, стоявших за Францией, Англией и США, которые решили развязать мировую войну для установления своего Нового мирового порядка. Поэтому Франц Фердинанд разделил судьбу Петра Столыпина, который мешал втянуть в войну Россию. Убийство в Сараево открыло путь к большой войне.

Надежда на сохранение империи Габсбургов. Планы эрцгерцога Франца Фердинанда

Наследник престола Австро-Венгрии Франц Фердинанд

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 8
  1. inkass_98 22 мая 2015 09:21
    Франц-Фердинанд был реальной фигурой, способной сохранить единство Австро-Венгрии. В случае занятия им престола в Вене, на карте могла бы появится триединая монархия Австро-Венгро-Чехия: он был женат на чешке, сам жестко пресекал любую национальную рознь в своем окружении и нетерпимо относился к ней в имперском обществе. Франц-Иосиф не короновался чешской короной, хотя и должен был это сделать, Франц-Фердинанд же сделал бы это совершенно точно, чем приобрел бы себе популярность среди славян империи. И неизвестно тогда как повернулась бы судьба чешских солдат в мировую войну, стали бы они так активно сдаваться русским, воюя уже за СВОЕГО императора. Весь "Швейк" на фиг, так сказать.
  2. napalm 22 мая 2015 11:00
    Статья интересная много новых фактов ждем продолжения
    1. Омич 22 мая 2015 11:33
      скорее Австро-Венгро-Хорватия (вначале), а потом уже Австро-Чехо-Хорватия, учитывая его не просто неприязнь, а ненависть к венграм. Вот еще когда спецслужбы начали контролировать и направлять террористические организации, типа сербской "Черной руки".
  3. abvgde 22 мая 2015 12:20
    Безусловно были люди, что в Австрии, что в России, которые понимали для чего организуется эта война. И делали все, что можно что бы не дать этой войне развязаться.
    Но были и такие которые преследовали другие цели. В элите государств их оказалось большинство. И сил у них было видимо больше. Раз своего они добились.
    abvgde
  4. Кержак 22 мая 2015 12:55
    Если покопать, то можно найти англо-саксонский след и в убийстве Столыпина. А у нас валят на кого попало, не видя главного.
  5. Haraz 22 мая 2015 14:32
    В состав соратников Франц Фердинанда входил и словацкий журналист и политик Милан Ходжа (Milan Hodža) позже премиер-министр Чехо-Словакии.

    Словаки были в составе Венгрии. Мадяров было во Венгрии приблизительно 30 процентов но овладали её. Знакомые слова венгерского премиер-министра Коломана Тиса - "Словацкий народ несушчестбуэт".
    Есть река Leutha/Лойта славянски Литава. Австрия это было Предлитавско а Венгриа Залитавско. Зто аналогиčно Транснистрия/Приднестровие.
  6. РусланНН 22 мая 2015 21:34
    Ангеле Меркель на заметку - если хочет величия своего народа - пусть вылазит из под наглосаксов и налаживает отношения с Россией.
  7. FM-78 23 мая 2015 18:30
    Действительно достойная статья, большой плюс, от себя добавлю, что самые адекватные руссолюбы - это Греки, люблю эту Страну.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня