Очередь Бреслау и Дрездена пришла после поверженного Берлина

Очередь Бреслау и Дрездена пришла после поверженного БерлинаВ последние месяцы Великой Отечественной войны гитлеровские войска нередко сопротивлялись с отчаянием обреченных. Что, например, могло спасти гарнизон крепости Бреслау (ныне Вроцлав), блокированный 1-м Украинским фронтом еще 14 февраля, но продолжавший сопротивляться и после того, как Германия, взятая в клещи войсками антигитлеровской коалиции, теряла один рубеж обороны за другим, после того как с самоубийством Гитлера образовалось правительство адмирала К. Деница, наконец, после того как пал Берлин? Мотивы безрассудного сопротивления были разными. Тут и упование на обещанное геббельсовской пропагандой «чудо-оружие», и надежды на распри между западными державами и СССР, а с ними – на сепаратные договоренности с англо-американцами, и животный страх гитлеровцев, пытавшихся любой ценой оттянуть момент расплаты за военные преступления…

От немедленного штурма Бреслау командование 1-м Украинским фронтом отказалось сразу. Для блокирования гарнизона крепости была выделена только 6-я армия генерал-лейтенанта В.А. Глуздовского, небольшая по численности, но способная вести осаду, а высвободившиеся войска продолжили движение на запад, чтобы как можно быстрее выйти на реку Нейсе и максимально продвинуться к Берлину. К окончательной ликвидации окруженной немецкой группировки, а она насчитывала около 40 тыс. человек, 1-й Украинский фронт приступил два с половиной месяца спустя в ходе скоротечной Пражской наступательной операции (5-12 мая 1945 г.).

Командующий фронтом Маршал Советского Союза И.С. Конев 4 мая отдал войскам приказ: «Армии правого крыла фронта переходят в стремительное наступление по обоим берегам р. Эльба в общем направлении на Прагу с целью разгромить дрезденско-горлицкую группировку противника…» Сбивая арьергарды врага, передовые отряды быстро продвигались вперед, обеспечивая путь основным силам. Наиболее успешными были действия 4-й гвардейской танковой армии генерала Д.Д. Лелюшенко и 13-й армии генерала Н.П. Пухова. Именно неожиданный удар советских войск на дрезденском направлении обеспечил капитуляцию окруженной немецкой группировки в районе Бреслау.


Это был мощный узел обороны на реке Одер, прикрытый железобетонными дотами и другими долговременными инженерными сооружениями. Все населенные пункты, фольварки, заводы и отдельные здания были приспособлены к круговой обороне. Наличие развитой траншейной системы позволяло противнику свободно маневрировать живой силой и техникой, упорно защищая пригороды, аэродромы и железнодорожные станции. Гитлеровцы даже организовали «воздушный мост», действовавший, правда, недолго и неэффективно.

В ходе осады Бреслау артиллерия и авиация наносили мощные удары по противнику. Непрерывно действовали и штурмовые группы. В городском бою основной тактической единицей стал штурмовой отряд в составе стрелкового батальона, усиленного двумя танками или САУ, батареей 76-мм орудий, группой разрушения в составе 14-16 саперов с 800-900 килограммами взрывчатки и группой поджога в составе 12-15 бойцов, вооруженных ранцевыми огнеметами. Советские воины широко использовали трофейные фаустпатроны, уничтожая или подрывая бронеколпаки, доты и другие огневые точки врага.

Желая избежать напрасного кровопролития, советское командование предъявило гарнизону крепости ультиматум, в котором гарантировало жизнь и безопасность всем прекратившим сопротивление. Однако генерал-фельдмаршал Ф. Шернер, возглавлявший группу армий «Центр», категорически запретил командующему обороной Бреслау генералу К. Никгофу принимать ультиматум. Только мощные удары с воздуха, которыми командование фронтом смогло в начале мая подкрепить боевые действия 6-й армии, заставили Никгофа обратиться по радио к советскому командованию с просьбой прекратить огонь и выслать парламентеров. Противнику был вручен ультиматум с требованием немедленно сложить оружие. Когда ответа в установленный срок не поступило, советские воины пошли на штурм. 6 мая над Бреслау появились белые флаги, а затем над капитулировавшей крепостью взвилось Красное знамя.

В этот же день войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление в рамках Пражской операции. 5-я гвардейская армия генерала А.С. Жадова получила приказ овладеть Дрезденом. Город лежал в руинах, поскольку еще 13-15 февраля 1945 г. англо-американская авиация обрушила на него удар, соизмеримый с атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки. Варварская бомбардировка, унесшая не менее 25 тыс. жизней, не диктовалась никакими соображениями военного порядка – там не было крупных оборонных предприятий, город был переполнен беженцами. Командование союзников и не скрывало, что одной из главных целей было «показать русским, когда они прибудут в город» (в соответствии с решениями Ялтинской конференции этот район должна была занять Красная армия), на что способны англо-американские ВВС.

Охватывая Дрезден с северо-запада и северо-востока, части Красной армии заняли более сотни населенных пунктов и 7 мая ворвались на окраины города. Бои в Дрездене продолжались всю ночь на 8 мая, не прекращались они и днем. К 14 часам 8 мая гарнизон города был разгромлен, его остатки капитулировали.

Сразу же после вступления советских войск в растерзанный англо-американской авиацией Дрезден бедствующему населению стала оказываться вся возможная, в первую очередь продовольственная, помощь. По поручению Государственного комитета обороны в Дрездене, как накануне и в Берлине, побывал заместитель главы правительства СССР, нарком внешней торговли А.И. Микоян. В распоряжение обер-бургомистра Дрездена были переданы все оставшиеся в городе продовольственные базы и склады, наполненные за счет ресурсов 1-го Украинского фронта. Как вспоминал член военного совета фронта генерал К.В. Крайнюков, для снабжения жителей города было выделено почти 10 тыс. тонн зерна, свыше 1,1 тыс. тонн мяса, 512 тонн жиров, 30 тыс. тонн картофеля. Огромную работу по восстановлению коммунального хозяйства города проделало фронтовое управление оборонительного строительства.

Советские воины совершили еще один подвиг – спасли сокровища всемирно известной Дрезденской картинной галереи. Значительная часть картин была обнаружена в заброшенных каменоломнях возле села Гросс-Котта. В вагоне, загнанном по узкоколейке в штольню, находились полотна Рубенса, Рембрандта, Тициана. Многие шедевры мирового искусства отсырели, покрылись плесенью. В той самой каменоломне, где со стен сочилась вода, в большом ящике была обнаружена знаменитая «Сикстинская мадонна» Рафаэля. Еще один тайник был обнаружен у шахты Покау-Ленгфельд.

Вспоминая о первой встрече со спасенными шедеврами, член-корреспондент Академии художеств СССР Н.И. Соколова, спешно прибывшая в Дрезден из Москвы, впоследствии рассказывала: «Вместе с солдатами спустились в каменоломню. Лучик электрического фонаря выхватил из темноты картину Рембрандта "Автопортрет с Саскией". Фронтовики, прошедшие тяжелыми дорогами войны, как зачарованные, рассматривали творение прославленного голландца. Не знаю, сколько прошло времени. Нарушил молчание пожилой сапер: "А за кого поднимает бокал художник? " И вместо рассказа об истории картины у меня вырвалось: "Рембрандт поднимает бокал и за вас, за отважных солдат. Он радуется, что вы спасли его картину, вернули ее людям..." Может быть, в этот момент бойцы почувствовали, что совершили еще один подвиг во имя человечества...»

Полотна, находившиеся под угрозой утраты, были вывезены в СССР, отреставрированы и в 1955 г. возвращены в Германию.

…В 2009 г. сотрудник Центра свободы им. М. Тэтчер Института международных исследований американского неправительственного фонда «Наследие» Тед Бромунд опубликовал статью, в которой давал рекомендацию Бараку Обаме перед его посещением Дрездена. Поборник свободы уверял, что «мифы вокруг этих авианалетов возникли благодаря нацистам, а послевоенная советская пропаганда их активно распространяла». А потому президент США «не должен верить любым попыткам поставить знак равенства между западными союзниками и нацистами или бомбовой войной и холокостом. Обама обязан выступить с ясным заявлением, что бомбардировка Дрездена была частью широкомасштабной англо-американской воздушной войны против нацистского режима и была жизненно необходима (! – Ю.Р.) для поражения нацистов и победы Запада в 1945 году».

Наше противопоставление варварской бомбардировке Дрездена англо-американской авиацией и спасение Красной армией сокровищ Дрезденской галереи такие, как Тед Бромунд, наверняка воспримут как российскую пропаганду. Пусть их! Мир состоит не из одних Бромундов…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Bazilevs81 26 мая 2015 15:35
    Ну да хорошая идея была бомбить напалмам и зажиг. бомбами мирный Дрезден, в основном люди умирали не от увечий, а горели заживо, где не было ни оного военного завода. Бомбили для устрашения СССР за не ратификацию Бретон Вудсого соглашения
  2. 34 регион 26 мая 2015 16:23
    Ну вот! Ещё кусочек правды о кровавой и зверской советской оккупации. Почаще надо такие статьи публиковать. Иначе будет как на окраине.
  3. саняджан 26 мая 2015 16:34
    Россия спасала жителей, исторические реликвии, "союзнички" бомбили жителей, исторические реликвии... что изменилось с тех пор?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня