Непобежденные, непобедившие

Война в Донбассе сплотила не только Новороссию, но и Украину

Война на юго-востоке Украины стала одним из важнейших мировых событий. Прошедшие 14 месяцев конфликта уже позволяют сделать более или менее объективные выводы.


Одна из самых обсуждаемых тем, посвященных войне на юго-востоке, – способность украинских силовиков разгромить ополченцев. У нас доминирует точка зрения, будто украинская военная машина прогнила настолько, что вставшие на защиту Новороссии мирные жители в летне-осенних боях и в ходе штурма Дебальцева наголову разгромили своего противника.

В то же время не только украинские, но и многие западные специалисты остаются при мнении, что без так называемого военторга и «отпускников» ополченцы были бы разбиты за считаные дни. Такая позиция предопределяет постоянный поиск не только местечковыми блоггерами, но и вполне респектабельными Би-би-си, «Нью-Йорк таймс» следов присутствия российских Вооруженных Сил на юго-востоке Украины, зачастую выливающийся в удивительные новости, вроде «сгоревшего бурята», «захваченных в плен спецназовцев ГРУ» и т. д.

Надо признать, что летом прошлого года украинские силовики и ополченцы столкнулись с таким поворотом событий, которого не ожидали обе стороны.

С самого начала объявленной в апреле прошлого года и.о. президента Украины Александром Турчиновым антитеррористической операции назначенное для ее проведения руководство считало, что идет борьба с партизанскими формированиями. Даже после разгрома в июле наступавшей на Краснодон – Луганск южной группировки штаб АТО продолжал придерживаться «антиповстанческой» тактики, хотя надо было готовиться к общевойсковым боям с применением артиллерии, авиации, маневренными действиями войск и другими атрибутами полномасштабной войны.

Именно задача на проведение антитеррористических действий и привела к массовому «окровачиванию» (кустарной установке решеток-экранов, напоминающих каркасы кроватей, для защиты от РПГ) украинской боевой техники. Командиры бригад, батальонов, не говоря уже о простых бойцах, добровольцах и волонтерах, полагали, что им предстоит вести бои с партизанскими формированиями, вооруженными только стрелковым оружием и ручными гранатометами.

А только появившееся ополчение вообще не было готово ни к каким боевым действиям. Как позже признавались нынешние лидеры Луганской и Донецкой народных республик, захватывая здания администраций, СБУ и МВД, они до конца верили в появление «вежливых людей». Поэтому внезапно объявленная антитеррористическая операция с последовавшими действиями в Славянске и Краматорске стала полной неожиданностью.

Непобежденные, непобедившиеНадо признать, что даже несмотря на поражение в так называемом южном котле, украинские военные сохраняли инициативу почти до середины августа. В частности, был окружен Луганск, силовики продолжали наступать на Краснодон и Изварино. Действуя из района Дебальцева, ВСУ пытались перехватить трассы, связывающие две республики.

Несмотря на победные заявления в российских СМИ и различных интернет-сообществах, украинская военная машина, хоть и со значительными проблемами, но выполняла поставленные перед ней задачи. ВСУ оказались способны вести боевые действия при фактически полном отсутствии организованного материально-технического обеспечения.

Но нельзя сказать, что часы ЛНР и ДНР были сочтены. Группировка украинских войск не смогла решить проблему с Горловкой, а на Луганском направлении силовикам не удалось прорвать оборону ополченцев у Семейкино – Молодогвардейска. Следует признать, что в конце августа фронт начал постепенно стабилизироваться, так как обе стороны по сути выдохлись. Им требовалось восполнить потери в личном составе и технике, провести ротацию частей и подразделений.

Но в последних числах августа и начале сентября неожиданно для штаба АТО началось наступление как в Донецкой, так и в Луганской республиках, приведшее к фактическому разгрому группировки силовиков под Луганском, к «иловайскому котлу» и к выходу ополченцев к Мариуполю.

Популярное в России мнение, будто «парни в трениках» (ополченцы) прошлым летом почти всухую переиграли верные Киеву части и подразделения, не соответствует действительности. Украинские военные показали себя сильным противником. Но ополченцы даже при полном превосходстве ВСУ в живой силе, артиллерии, авиации смогли к концу августа, хоть и с трудом, но все же стабилизировать фронт и, не потеряв стратегически важные для республик населенные пункты и промышленные объекты, самостоятельно замкнуть «южный котел». Вопрос об участии российских военных в событиях на юго-востоке Украины остается, но это тема самостоятельного анализа.

А вот в начале «Славянской эпопеи» российские военные хоть косвенно, но оказали сильное влияние на ход АТО. Во время первого штурма города после заявления, сделанного 24 апреля министром обороны России Сергеем Шойгу, что если сегодня эту военную машину не остановить, то она приведет к большому числу погибших и раненых, группировки российских войск в Ростовской и Белгородской областях начали выдвижение вплотную к границе. И штаб АТО был вынужден срочно, можно сказать, в панике отвести свои части и подразделения на исходные позиции.


Правда, после отзыва Советом Федерации мартовского разрешения на применение ВС РФ отечественное военное ведомство больше таких заявлений не делало и, по официальным данным, сосредоточенные на границе части и подразделения наших Вооруженных Сил вплотную к территории Украины не выдвигались. Пока остается открытым вопрос: какие действия были предприняты российским командованием в ответ на обстрелы Ростовской области, жертвами которых стали наши граждане.

Зимние коллизии и профессиональная армия


Наиболее неожиданным событием за год войны стали зимние бои, в частности штурм Донецкого аэропорта и освобождение Дебальцева. Примечательно, что еще в октябре, сразу после подписания первого Минского меморандума, прошедшего на фоне «осеннего наступления», фактически помножившего на ноль части и подразделения украинского сектора С, не только СМИ, но и большинство экспертов почти единодушно утверждали, что ни силовики, ни тем более ополченцы неспособны на боевые действия в сложных погодных условиях.

Более того, именно официальный Киев первым заявил, что планирует в зимние месяцы заниматься только обороной, в частности строить полевые фортификационные сооружения, получившие шутливое название «линия Порошенко». Правда, уже в первых числах января силовики начали сосредоточение для начала наступления из района Дебальцева.

Сегодня понятна причина столь неожиданного желания украинского военно-политического руководства перейти от обороны к наступлению. По существовавшему тогда мнению СБУ и Генерального штаба Украины, создание народной милиции как регулярных вооруженных сил Новороссии не удалось, формирования небоеспособны, а между полевыми командирами-ополченцами и штабами новоиспеченных корпусов продолжается вражда.

Предполагалось, что в сложных погодных условиях, не только затрудняющих управление частями и подразделениями, но и снижающих эффективность артиллерии и значительно усложняющих организацию материально-технического обеспечения, украинские силовики достаточно быстро справятся и с отрядами ополченцев, и с подразделениями народной милиции.

Как показали начавшиеся в конце января нынешнего года бои, ЛНР и ДНР не только разгадали замысел противника, но и, опередив штаб АТО, самостоятельно начали наступление, в итоге освободив Дебальцево и лишив украинских военных важного плацдарма, оставшегося еще со времен летнего противостояния.

Хотя украинские разведчики и руководство АТО при оценке обстановки при подготовке к зимнему наступлению оказались во многом правы и, несмотря на победу, ЛНР и ДНР столкнулись со значительными трудностями во время боев.

Создание корпусов народной милиции в Новороссии шло достаточно сложно, не все полевые командиры сразу согласились войти в ее состав. Зачастую на местах возникали конфликты, иногда даже происходило принудительное разоружение «вольных» отрядов, как было с бригадой «Одесса» в Краснодоне. Ополченцы, вынесшие основную тяжесть летних боев, порой не соглашались подчиняться назначенным командирам. Кроме того, до начала боев не во всех подразделениях НМ было закончено боевое слаживание, не говоря уже о проведении ротных или батальонных учений.

Еще одной проблемой народных республик стали первоначально отказывавшиеся входить в состав народной милиции казачьи батальоны, сотни и полки. Перед самым началом зимних боев в Луганской республике пришлось продумывать различные варианты, как подчинить командованию народной милиции казаков. Одним из таких решений стало создание казачьего полка имени атамана Платова.

Уже после освобождения Дебальцева отмечались единичные случаи мародерства со стороны «диких» отрядов, правда, сразу же пресеченные как военной полицией МО ДНР, так и комендантскими подразделениями Луганской народной республики.

Вопрос с казачьими частями и подразделениями также остается в подвешенном состоянии во многом благодаря умелым пиар-акциям казачьих полевых командиров, показывающих себя чуть ли не гениями военного искусства, победившими карателей, освободившими Дебальцево и готовыми хоть сейчас дойти до Днепропетровска, а то и дальше.

Надо признать, что для руководства самопровозглашенных республик создание регулярной армии в Новороссии, вероятно, станет второй по сложности задачей – после победы над ВСУ и взятия Киева. И, несмотря на все заявления и бравурные репортажи с бригадных учений народной милиции, война «бандеровцев против махновцев» продолжается.

Тем не менее ЛНР и ДНР окончательно перешли от «отрядов ополченцев» к регулярной армии, а недавнее решение о создании военных училищ подытоживает проделанную в этом направлении работу.

До начала зимних боев различные эксперты в российских СМИ утверждали, что значительные потери, понесенные украинской стороной, должны всколыхнуть свидомых и чуть ли не зажечь новый майдан. В Дебальцеве остатки частей и подразделений печально знаменитого сектора С выходили из «котла», бросая вооружение и военную технику, а общество так и не ответило протестными акциями на происходящее, лишь увеличило поддержку своих силовиков. Как ни парадоксально, именно пережитые поражения стали консолидирующим фактором для многих украинцев. И работающие с Порошенко политические технологи активно используют этот социальный феномен в пропаганде. Хороший пример такого рода – недавно показанный по украинскому телевидению фильм об обороне Донецкого аэропорта, закончившейся для так называемых киборгов весьма печально.

«Саксоны» и другие сухпайки


Иностранная помощь украинским военным – еще одна тема жарких дискуссий не только среди обывателей и в СМИ, но и в экспертном сообществе. В частности, командующий вооруженными силами США в Европе генерал Филипп Бридлав в одном из многочисленных интервью заявил, что с помощью НАТО и Соединенных Штатов Киев сможет создать полноценную армию, способную решить конфликт на юго-востоке и «остановить российскую агрессию».

Стоит отметить, что поставки различного военного имущества для украинских силовиков не только от НАТО, но и из отдельных стран, в частности США, Великобритании, Канады, начались еще в первые месяцы АТО. Если в апреле-мае это были в основном сухие пайки, то уже в июне-июле появилась форма, а также различные индивидуальные средства защиты, например баллистические шлемы.

За время предыдущего перемирия части и подразделения ВСУ, нацгвардии и различных батальонов МВД получили от канадского правительства комплекты зимней формы одежды, от США и Великобритании – баллистические шлемы, в частности PАSGT, средства связи, радиолокационные станции артиллерийской разведки, аптечки, средства оказания доврачебной помощи.

Один в поле не нужен


Еще с мая прошлого года на территории Украины так или иначе действуют различные военные инструкторы, а по некоторым данным, и ЧВК. Первыми пользователями таких услуг стали различные добровольческие батальоны. В зависимости от уровня финансирования из-за рубежа или выписывалось несколько военных специалистов-отставников, или, если позволяли деньги, заключался контракт с ЧВК.

Осенью с украинскими силовиками начали активно работать специалисты из США и Великобритании, Польши и Эстонии, а наиболее активно в процесс обучения включились грузинские военные.

В российском обществе и СМИ любое присутствие иностранных кадровых военных и специалистов трактуется однозначно: НАТО готовит карателей, которые будут зачищать Новороссию. Однако следует разобраться, чему именно могут научить иностранные военные своих украинских коллег.

Занятия в основном сосредоточены на индивидуальной подготовке и тактике малых групп (термин, принятый в НАТО, обозначающий действия взвода-отделения-одиночного солдата) в локальном конфликте. В частности, военнослужащие нацгвардии, недавно окончившие курсы, организованные грузинскими специалистами, получили столь нужные им на юго-востоке навыки, как разгон демонстрации или захват и задержание человека при противодействии враждебно настроенной толпы. Хотя в зоне АТО придется бороться с техникой ополченцев, включая танки, а также перемещаться по полю боя под артиллерийским обстрелом.

В настоящее время полугодовой курс с бойцами национальной гвардии Украины проводят военнослужащие базирующейся в итальянской Винченце 173-й воздушно-десантной бригады армии США. Основное время отводится на индивидуальную подготовку, включающую организацию и проведение патрулирования, бои в зданиях, а также поиск и обнаружение противника в лесистой местности.

Действовать украинские военнослужащие будут в составе отделений-взводов. Обучение действиям в составе рот или батальонов не предусмотрено. Нынешний курс подготовки является копией такой же программы для военнослужащих иракской и афганской армий.

Командование вооруженных сил США в Европе не скрывает, что в настоящее время украинских курсантов можно готовить только по такой программе, поскольку регламентирующие документы, боевые уставы, различные наставления по видам обеспечения в ВСУ не соответствуют натовским стандартам.

Американцы не спешат помогать Украине переходить на стандарты НАТО, ограничиваясь советами и тренингами – для войны на юго-востоке подобное обучение нельзя назвать адекватным.

Примечательно, что британские и канадские спецы, также прибывающие в незалежную для проведения занятий, будут работать по программе, аналогичной американской. Как признаются сами украинские военные, в большей степени им нужно обучение действиям в общевойсковом бою, оценке обстановки, принятию решений, организации взаимодействия. Увы, США предлагают только то, что сами считают нужным.

Война на юго-востоке не собирается затухать. Затишье после падения Дебальцева обе стороны использовали для всесторонней подготовки. Но хочется надеяться, что Минские соглашения все же удержат от очередного кровопролития.
Автор:
Алексей Рамм
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/25366
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти