Версаль, не принесший мира

Версаль, не принесший мира


Почему мирные договоры по итогам Первой мировой войны не спасли мир от Второй мировой

28 июня 1919 года в Зеркальном зале Версальского дворца под Парижем в торжественной обстановке был подписан долгожданный мирный договор между побежденной Германией и ее победительницами — странами Антанты. Вскоре аналогичные соглашения были заключены и с бывшими союзниками Германии — Австрией, Венгрией, Болгарией и Турцией. «Версальский мир» коренным образом перекроил карту Европы, Азии и Африки: на месте былых империй — Австро-Венгерской, Османской, а отчасти и Российской, возникло множество новых стран с границами, напоминающими современные. Побежденная Германия была также «обрезана» победителями со всех сторон, лишилась своих заморских колоний, на размер ее армии были наложены сильные ограничения. Все это воспринималось многими немцами как страшное национальное унижение. При этом Германия, в отличие от 1945 года, не была полностью оккупирована победителями, расчленена на части. Ее экономический и научный потенциал не был взят под контроль Антанты и потому легко восстановился. Многие считают, что именно взрывоопасное сочетание несправедливости и мягкости Версальского договора привело к следующей мировой войне всего через 20 лет. Другие и вовсе говорят, что мировая война была единым процессом с не таким уж долгим перемирием: ее смыслом была борьба германцев за мировое господство, которую они проиграли.


Договор в Зеркальном зале


«Большая международная мирная конференция», о которой десятки миллионов людей мечтали все годы войны, начала свою работу в Париже уже через два месяца после Компьенского перемирия — 18 января 1919 года и продолжалась целый год. В ней участвовали 27 воевавших с Германией стран от Великобритании, Франции и США до Гаити и Хиджаза, а также пять британских доминионов (Канада и тогда еще не входивший в ее состав Ньюфаундленд, Австралия, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз).

От России, заключившей в марте 1918 года мир с немцами в Брест-Литовске, на конференцию не был приглашен никто: ни советские представители, ни делегаты от тогда еще контролировавших огромные территории «белогвардейских» правительств. Лидеры основных стран Антанты считали Россию «предательницей интересов союзников», обещавших еще в начале войны друг другу не заключать сепаратного мира. Не были приглашены на конференцию и представители Германии: им фактически продиктовали выработанные конференцией условия мира, что само по себе было унизительно. Ведь, выходя из войны, Германия не капитулировала, а лишь заключила перемирие. Причем, в таких условиях, когда ее войска еще продолжали оккупировать половину Бельгии, половину Румынии, отдельные районы Франции, Финляндию, Прибалтику, Украину и Белоруссию, Грузию, русские города Псков и Ростов-на-Дону.

В итоге новая система международных отношений при самом своем зарождении не включала в себя до недавнего прошлого две ведущие страны континента, — Россию и Германию, на которые в совокупности приходилось более половины европейского населения и самый крупный военный потенциал, в отличие от того же Венского конгресса 1814-15 годов, где Франция выступала в роли одной из равноправных сторон.

Основной тон задавали руководители США (президент Вудро Вильсон), Великобритании (премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж) и Франции (премьер-министр Жорж Клемансо). Между ними, как основными победителями в войне, сразу же обрисовались коренные противоречия. Франция, как наиболее пострадавшая от Германии и имевшая с ней непосредственную границу, хотела ее максимального ослабления (Клемансо даже мечтал не только о возвращении в состав Франции ее «законных» территорий — Эльзаса и Лотарингии, но и о присоединении к Франции всего левобережья Рейна. Великобритания же и особенно США слишком серьезного ослабления Германии не хотели, так как это бы резко усилило Францию и сделало ее сильнейшей страной Европы. В итоге им удалось «продавить» свою позицию: в состав Франции вернутся только Лотарингия и Эльзас. Небольшим компромиссом стало то, что расположенная севернее Эльзаса небольшая немецкая земля Саар переходила на 15 лет под международное управление (Лиги наций) при франко-британской оккупации и французском контроле за местными шахтами. Кроме того, 50-километровая полоса земель вдоль Рейна была объявлена демилитаризованной зоной, оккупированной войсками Антанты на 15 лет.

Помимо подготовки полноценных мирных договоров с Германией и ее союзниками, задачей Парижской конференции была выработка отношения к новым государствам, возникшим в ходе войны на руинах рухнувших империй (от Финляндии и Чехословакии до Украины и Грузии). Это были и вопросы их международного признания, и определения границ, договоренностей прежде всего друг с другом во избежание новых войн за многочисленные спорные территории. Также для предотвращения новых войн уже в мировом масштабе предполагалось создать авторитетную международную организацию (та самая Лига Наций, прообраз нынешней ООН, которая, увы, со своей заявленной задачей впоследствии так и не справилась).

К заключению мирного договора участники конференции вышли лишь в июне. Он получил название «Версальского мира»: его с Германией подписали США, Великобритания и ее доминионы, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929 года — Югославия — РП), Румыния, Португалия, Греция, Чехословакия, Польша, Хиджаз (западная часть нынешней Саудовской Аравии, независима до 1925 года — РП), Сиам (ныне Таиланд — РП), Бразилия, Куба, Боливия, Эквадор, Гватемала, Гаити, Гондурас, Никарагуа, Панама, Перу, Уругвай и Либерия. Китай подписывать «Версальский мир» с Германией первоначально отказался из-за споров о судьбе бывших германских концессий на территории страны и позднее заключил отдельный мирный договор при посредничестве США.

Аннексии и контрибуции


В полном соответствии с поговоркой «Горе побежденным», целых три статьи Версальского договора возлагали всю ответственность за войну на Германию и ее союзников, которые должны были нести всю полноту ответственности за жертвы и разрушения, оплатить ущерб странам Антанты «аннексиями и контрибуциями». Отдельными статьями военным преступником объявлялся беглый германский император Вильгельм II (Нидерланды его так и не выдали на международный суд и он ушел от ответственности), ряд других высокопоставленных немецких чиновников.

От Германии был отторгнут ряд территорий, причем самую большую территориальную «прибавку» получала возрожденная Польша: 43 600 кв.км с населением около 3 млн.чел. Это был район города Познань, отдельные территории богатой углем Силезии, а также выход к Балтийскому морю к западу от города Данцига (ныне Гданьск). Сам 325-тысячный город Данциг объявлялся «вольным городом» под защитой Лиги Наций, но с расширенными правами Польши, которая до 1939 года активно использовала Данциг как собственный порт. Такое изменение границ создавало потенциально опасную ситуацию: Восточная Пруссия с ее центром Кенигсбергом превращалась в анклав, также отрезанный от основной территории Германии, как современный Калининград отрезан от основной территории России. Именно споры вокруг «коридора» в Восточную Пруссию станут в 1939 году основной причиной нападения Германии на Польшу, начавшего Вторую Мировую войну.

Другую крупную территорию (14 520 кв.км с населением 1,8 млн.чел) отторгала от Германии Франция — вышеупомянутые Эльзас и часть Лотарингии, которые до 1871 года были французскими. Территорию площадью 3900 кв.км с населением 160 тыс.чел (на севере Германии, северная часть Шлезвиг-Гольштейна) приобретала нейтральная Дания, город Мемель (Клайпеду) с населением 140 тыс.чел — Литва. Небольшие пограничные районы передавались также Бельгии (Эйпен-Мальмеди и Мореснет) и Чехословакии (округ Глючинско).

Германия лишалась всех своих заморских колоний, которые доставались странам Антанты в форме подмандатных территорий Лиги Наций. К Великобритании отходила почти вся Германская Восточная Африка (Танганьика, ныне большая часть Танзании). Западные части этой колонии (ныне Руанда и Бурунди) переходили к Бельгии, небольшой пограничный район на юге («треугольник Кионга») к Португалии, войдя в состав ее колонии Португальская Восточная Африка (ныне Мозамбик).

Германские колонии Того и Камерун были разделены между Великобританией и Францией, Германская Юго-Западная Африка (ныне Намибия) переходила под мандат британского доминиона Южно-Африканского Союза.

В Тихоокеанском бассейне Германская Новая Гвинея и Науру переходили под мандат британского доминиона Австралии, Западное Самоа — Новой Зеландии, германское владение в Китае, Циндао, передавалось Японии, что и вызвало первоначальный отказ Китая подписывать «Версальский мир». Китайским этот город стал только в 1922 году после решений мирной конференции в Вашингтоне. Но уже в Версальском договоре был оговорен отказ Германии от всех концессий и привилегий в Китае, а также Сиаме.

Германии предписывалось сократить свою армию до 100 тысяч человек, набираемых по контракту (в т.ч всего 4 тысячи офицеров), генеральный штаб германской армии распускался. Все укрепления на западных границах Германии также уничтожались, стране было запрещено иметь военные дирижабли, танки, военную и морскую авиацию. Были наложены жесткие ограничения на строительство новых боевых кораблей.

Военный флот Германии должен был быть уменьшен до 6 броненосцев, 6 легких крейсеров, 12 контрминоносцев и 12 миноносцев с общей численностью военных моряков не более 15 тысяч человек. Иметь подводный флот запрещалось вовсе. Все остальные германские военные корабли подлежали передаче союзникам или утилизации (за неделю до подписания Версальского мирного договора большая часть немецкого Флота открытого моря, интернированного на британскую базу Скапа-Флоу, была затоплена самими немецкими моряками, не желавшими, чтобы их корабли достались британцам. В стычках с британцами, пытавшимися помешать затоплению, погибло девять немецких моряков. Их называют «последними жертвами Первой мировой войны — РП).

Сумма репараций — «контрибуции» странам Антанты первоначально составила немыслимую сумму в 269 миллиардов золотых марок, что было эквивалентно тогдашней стоимости 100 тысяч тонн золота (позднее ее сократили вдвое). Разоренная войной и ослабленная последовавшим всемирным кризисом страна была неспособна выплатить эти деньги, поэтому часть контрибуции была взыскана «натурой»: были арестованы и секвестированы германские заграничные активы в размере 7 млрд. долларов, переоформлены на Великобританию, Францию и другие страны многие германские патенты. В течение 10 лет Германия обязывалась поставить Франции до 14 млн. тонн угля, Бельгии — 80 млн.тонн, Италии — 77 млн.тонн. Германия также передавала союзным державам половину всего запаса знаменитых на весь мир анилиновых красителей и других ценных химических продуктов.

Для выплаты денежной же части репарации Германия передала Франции «русское золото» (полученное от большевиков по условиям Брестского мира), но далее была вынуждена прибегать к международным займам. Это привело к гиперинфляции, широкому распространению безработицы, бедности — всему тому, что всего через 13 лет привело к приходу к власти в Германии нацистов. Последний репарационный платеж странам бывшей Антанты по «версальским» обязательствам Германия произвела лишь… в 2010 году.

Замирение с Советской Россией

Хотя российские представители не присутствовали на Парижской мирной конференции, в Версальском мирном договоре оговаривалась и дальнейшая судьба отношений Германии с Советской Россией и другими государствами, возникшими на территории бывшей Российской империи. Отдельная статья договора провозглашала отмену сепаратного договора немцев с большевиками в Брест-Литовске и прочих соглашений с ними. Разумеется, Россия, как подписавшая сепаратный мир и раздираемая гражданской войной страна, уже не могла рассчитывать на территориальные приобретения (зону Черноморских проливов, западную часть Армении и восточную часть Галиции). Но Россия могла выставить Германии свои требования по репарациям за причиненный ущерб. Также от Германии требовалось признать независимость всех новых государств, не только уже возникших на просторах бывшей Российской империи, но и которые «только образуются». Столь неопределенную для важного международного документа трактовку можно объяснить лишь одним: в 1919 году еще никто не знал, кто именно победит в Гражданской войне в России, каким образом «прорисуется» ее новая политическая карта.

Понятное дело, советское правительство было крайне недовольно такими постулатами Версальского договора, как им не были довольны в Германии. Это вновь сблизило позиции двух воевавших между собой стран: в апреле 1922 года в итальянском городе Раппало Советская Россия и «веймарская» Германия подписали договор о восстановлении дипломатических отношений в полном объеме, о взаимном отказе от «контрибуций». Это было выгодно и для Германии, которой Россия даже в соответствии с «версальскими» условиями мира могла бы выставить крупный «счет» как минимум за разорение оккупированных в ходе войны территорий, и для большевиков, прорвавших международную изоляцию.

Бывший американский госсекретарь Генри Киссинджер отмечал, что подписание Рапалльского договора было неизбежно и западные союзники сами предопределили это событие, «подвергнув остракизму две крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг другу государств, посредством расчленения как Германии, так и Советской России». Известный немецкий историк Хаген Шульце назвал Раппальский договор «единственным светлым пятном» в серии поражений и унижений, связанных с немецкой внешней политикой в первый период существования Веймарской республики.

Благодаря Раппальскому договору, Красная армия получала доступ к разработкам германского военно-промышленного комплекса (прежде всего в сфере авиации) и к немецким теориям военного строительства, а Германия могла обучать своих военных (также прежде всего летчиков и танкистов) в советских военных училищах в обход Версальского договора. В дальнейшем это способствовало как укреплению советской военной мощи, так и быстрому восстановлению германской «военной машины».

Национальная катастрофа Болгарии

Мирный договор стран Антанты с Болгарией, также воевавшей на стороне Германии, был подписан 27 ноября 1919 года в восточном пригороде Парижа Нейи-сюр-Сен и получил название «Нейиский договор». Его условия были крайне жесткими для небольшой и небогатой страны: Болгарии нужно было забыть о своих претензиях на Македонию и Добруджу (территория между Дунаем и Черным морем), от нее отторгалась десятая часть «довоенной» территории с 14% населения. Часть пограничных с Сербией районов доставались Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев, Румыния в очередной раз оговорила свои претензии на Добруджу. Но самой болезненной стала утрата крупной территории во Фракии, на побережье Эгейского моря, добытой болгарами ценой большой крови в ходе Балканских войн: она переходила в состав Греции, а Болгария утратила выход в бассейн Средиземного моря. Неслучайно итог Первой мировой войны в самой Болгарии называется «второй национальной катастрофой». Ее последствия удалось несколько уменьшить лишь в 1940 году, когда Болгария мирным путем сумела получить от Румынии часть южной Добруджи (нынешние Силистренская и Добричская области Болгарии), к северу от нынешних популярных курортов Золотые Пески и Албена.

Помимо территориальных потерь на страну была наложена разорительная контрибуция в 2 ¼ миллиарда франков золотом (по тогдашней стоимости — ¼ всего национального достояния), которую предполагалось выплачивать до 1957 года. Репарационные выплаты разорили национальное хозяйство Болгарии, привели к ее длительному отставанию от других стран Европы, которое не преодолено по сей день. Последствия хорошо заметны даже взгляду туриста на улицах болгарских городов: здесь очень мало зданий, построенных в межвоенный период — на их возведение просто не хватало денег.

Численность болгарских вооруженных сил была также ограничена всего до 33 тысяч человек, набираемых по контракту (20 000 — армия, 10 000 — жандармерия и 3 000 — пограничников). Болгарии запрещалось иметь авиацию и любые виды тяжелого вооружения, военно-морской флот был сокращен до 10 небольших кораблей.

Горький Нейиский договор привел к тому, что с середины 30-х годов и в Болгарии возобладали реваншистские настроения, началось перевооружение армии и подготовка к войне с Югославией и Грецией. Когда на эти страны в 1941 году «положил глаз» Гитлер, Болгария тоже приняла участие в войне с ними в очередной попытке присоединить Македонию и заполучить выход к Эгейскому морю. Правда, потом у правящих кругов Болгарии хватило здравомыслия не участвовать в войне против СССР. После поражения фашистской Германии и ее сателлитов с кратковременными территориальными приобретениями в Македонии и на севере Греции, с выходом в бассейн Средиземного моря Болгарии вновь пришлось расстаться, на этот раз уже навсегда.

Австрия и Венгрия вместо Австро-Венгрии

10 сентября 1919 года в парижском предместье Сен-Жермен-ан-Ле был подписан Сен-Жерменский мирный договор между странами Антанты и кратковременным государственным образованием, Германской Австрией, правопреемницей распавшейся Австро-Венгрии. Она претендовала помимо нынешней территории Австрии и на ряд соседних земель в Чехии (Судетская область), итальянских Альпах, где либо преобладало немецкоязычное население, либо его доля была значительной. Но согласно условиям договора, об этих претензиях Австрии предписывалось забыть: она была также максимально «урезана» и признана победителями лишь в своих нынешних границах. Само название «Немецкая Австрия» также требовалось изменить на просто «Австрия», любые попытки объединения новой немецкоязычной страны с Германией были запрещены, в качестве политического строя от Австрии требовали стать демократической республикой.

Австрия по Сен-Жерменскому договору признавала отделение от нее Венгрии и Чехословакии, земель, населенных южными славянами и украинцами, территориальные уступки Италии (Трентино в Альпах, полуостров Истрия, ряд городов Далмации на побережье Адриатического моря), уступку Польше Кракова и других районов на юге нынешней Польши, уступку Румынии Буковины. Потерю, собственно, всего, что до 1918 года входило в ее часть Австро-Венгерской империи.

Лишившаяся выхода к морю Австрия отказывалась и от всего флота в Адриатике, как военного, так и торгового, но также должна была передать странам Антанты и свою речную Дунайскую военную флотилию. Численность австрийской армии ограничивалась 30 тысячами «контрактников», в ней не должно было быть танков, самолетов и химического оружия. Страны Антанты получали право беспрепятственного транзита своих грузов через территорию Австрии.

Но договором с одной лишь Австрией замирение союзников с бывшей Австро-Венгрией не ограничилось, так как в рухнувшую империю входила еще и Венгрия. Мирный договор с ней был подписан лишь 4 июня 1920 года в Большом Трианонском дворце Версаля и получил название Трианонского мирного договора. Как и в случае с Австрией, в нем было зафиксировано максимальное «урезание» венгерской территории. Венгрия теряла до 2/3 земель бывшего Венгерского королевства (Транслейтании): Словакию и Закарпатскую Украину, уходившие в состав Чехословакии, Трансильванию и Банат, передававшиеся Румынии, свою часть земель южных славян, отходивших к Королевству Сербов, хорватов и Словенцев.

Как и Австрия, Венгрия превращалась в небольшое восточноевропейское государство, небогатое ресурсами: например, на отошедших от нее территориях было сконцентрировано 88% лесов, 83% производства черной металлургии и даже 67% банковского капитала. Также, как и в случае с Австрией, оставившей в границах Чехословакии, Румынии и Италии миллионы бывших немецкоговорящих подданных империи, на территориях Румынии, Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, Чехословакии оказались три миллиона этнических венгров. Численность венгерской армии также ограничивалась 35 тысячами «контрактников».

Разумеется, договоры со странами Антанты и в Австрии, и в Венгрии тоже были восприняты как унизительные, что спустя меньше чем два десятка лет вновь привело обе страны в прогерманский лагерь. Австрия вопреки всем запретам Антанты подверглась «аншлюсу» (присоединению к фашистской Германии), разделила с ней всю тяжесть поражения в 1945 году и была вновь восстановлена как независимое государство лишь в 1955 году. Венгрия стала самой преданной союзницей нацистской Германии, воевавшей на ее стороне дольше других сателлитов. При активной поддержке Гитлера в 1938-41 годах Венгрия вернула под свой контроль южные районы Словакии, Закарпатскую Украину, часть Трансильвании, Воеводину на севере нынешней Сербии. Но даже эти кратковременные «приобретения» были существенно меньше «венгерской» части Австро-Венгерской империи, а после разгрома Германии и ее союзников Венгрии пришлось вновь вернуться в прочерченные в Большом Трианонском дворце границы.

Отделение от распавшейся Российской империи Польши и присоединение к ней немецкой и австрийской частей, возрождение спустя 123 года большого польского государства, существенное расширение Румынии, последующее утверждение независимых Чехословакии, Литвы, Латвии и Эстонии привело к возникновению нового геополитического феномена — стран так называемого «санитарного кордона», призванных прикрывать Западную Европу от распространения идей большевизма. Главным образом предполагалась изоляция от Советской России Германии и Венгрии, в которых в 1919 году тоже возникали советские республики.

Первым о «санитарном кордоне» заговорил еще 21 января 1919 года на Парижской мирной конференции премьер-министр Италии Витторио Орландо: «Обычно, чтобы остановить распространение эпидемии, устанавливают санитарный кордон. Если принять подобные же меры против распространения большевизма, он мог бы быть побежден, ибо изолировать его — значит победить».

В начале 1919 года страны Антанты еще рассчитывали, что в состав «санитарного кордона» на границах Советской России войдут также Украина и государства Закавказья, а, возможно, даже государства донских и кубанских казаков. Французский премьер Жорж Клемансо в марте 1919 года он убеждал пограничные с Советской Россией государства сформировать антибольшевистский оборонительный союз с целью изоляции Европы от «экспорта революции». Но «санитарный кордон», действительно защитивший Европу в 20-е годы от большевизма, не спас ее в 30-е годы от распространения нацизма, первыми жертвами которого стали Австрия, Чехословакия и Польша.

От Османской империи к светской республике


Послевоенные территориально-политические изменения на Ближнем Востоке оказались не менее долгими, чем в Европе. Ведь здесь победители «разбирали по косточкам» целую Османскую империю, и даже в 1920 году еще не было до конца понятно, что именно и в каких границах возникнет на ее месте, особенно в тех районах, где веками турки, греки, армяне, ассирийцы, курды и арабы жили вперемешку.

Первым мирным договором с Османской империей стал Севрский. Он был подписан 10 августа 1920 года в юго-западном пригороде Парижа — Севре, и согласно его условиям, турки замирялись с Францией, Великобританией, США, Италией, Японией, Бельгией, Грецией, Румынией, Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, Хиджазом, Португалией, Польшей, Чехословакией, а также Арменией, пока еще не занятой советскими войсками и сохранявшей независимость.

Версаль, не принесший мира

Подписание Севрского договора, 1920 год.


В основу Севрского мирного договора были положены условия англо-французского соглашения Сакс-Пико о разделе Османской империи от 1916 года, подкрепленные решениями конференции в Сан-Ремо в апреле 1920 года с той лишь разницей, что теперь претензии Российской империи на территории северо-востока бывшей Османской империи «наследовала» Армения. Ко времени его подписания большая часть Турции уже была оккупирована войсками великих держав.

Согласно Севрскому договору, Османская империя превращалось в относительно небольшое (еще меньшее, чем нынешняя Турция) государство. Она признавала переход Египта под британский протекторат, отказывалась от каких-либо других территориальных претензий в Африке и на острове Кипр, который де-факто уже находился под британским контролем с 1878 года. Территории Палестины (современного Израиля и Палестинской автономии), Трансиордании (современной Иордании), Месопотамии (современного Ирака) переходили под контроль Великобритании как подмандатные территории. Сирия и Ливан передавались в качестве подмандатных территорий Франции. Османская империя признавала отделение Хиджаза и отказывалась от каких-либо претензий на другие территории Аравийского полуострова. Острова Додеканес (юго-восточная часть островов Греческого архипелага, ныне принадлежащих Греции) передавались Италии. В состав Греции входила почти вся европейская часть Турции (вместе с городом Адрианополь, ныне Эдирне и Галлипольским полуостровом), также Греции передавался город Смирна (ныне Измир) с окрестностями на западе азиатского побережья Турции и ряд островов в Эгейском море. Османская империя признавала независимость Армении, причем, не в нынешних границах, а как «большую Армению», включающую в себя территории, отвоеванные у Османской империи русскими войсками в 1915-17 годах. Предполагалось также создание независимого курдского государства (на юго-востоке нынешней Турции), а Константинополь и зона проливов из Эгейского в Черное море объявлялись демилитаризованной зоной, переходили под международный контроль. Оставшаяся территория на полуострове Малая Азия фактически превращалась в протекторат стран Антанты. Ее значительная часть была уже оккупирована британскими, французскими, итальянскими и греческими войсками.

Севрский договор был воспринят в Турции не просто как крайне несправедливый, но и как очевидное проявление неспособности султана хоть как-то защитить национальные интересы. К тому времени в Малой Азии уже функционировало альтернативное султанскому правительство в Анкаре во главе с будущим легендарным лидером республиканской Турции, Мустафой Кемалем (Ататюрком). Оно отказалось признавать Севрский мирный договор и вступило в войну с армянами и греками. Кемалисты сумели вытеснить со средиземноморского побережья даже французов и итальянцев и постепенно де-факто стали главной политической силой в Турции. В итоге странам Антанты пришлось заключать с ними новое перемирие (в октябре 1922 года) и подписывать новый мирный договор.

Он был оформлен 24 июля 1923 года в швейцарском городе Лозанна и получил название «Лозаннского мирного договора». Греция, Великобритания, Франция, Италия, Япония, Румыния и Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев соглашались признать Турцию в границах, близких к современным (они изменились лишь в 1939 году, когда после референдума в состав Турции вошел нынешний ил Хатай на восточном побережье Средиземного моря). Турция сохраняла за собой Стамбул и восточную Фракию, Измир. При этом подтверждала отказ от прав на острова в Эгейском море, Кипр, Хиджаз и прочие населенные арабами территории Ближнего Востока, становившиеся подмандатными территориями Франции и Великобритании, соглашалась на частичную выплату долгов Османской империи. 29 октября 1923 года Турция была провозглашена светской республикой.

Версаль, не принесший мира

Подписание Лозаннского мирного договора, 1923 год.


Восточная граница «кемалистской» Турции (с современными Грузией, Арменией и Азербайджаном) была утверждена еще в 1921 году Московским и Карсским договорами правительства в Анкаре с РСФСР и закавказскими советскими республиками. Здесь Турции удалось даже немного расшириться по сравнению с бывшей границей Османской и Российской империй: большевики передавали туркам сами Карс, Ардаган и южную часть Батумской области. Большой моральной травмой армянского народа стало то, что на территории Турции оказалась и священная для армян гора Арарат. В Лозаннском договоре Турции также удалось добиться отказа от создания «национального очага» армян, что означало фактическое признания странами Антанты оговоренной с большевиками границы.

Стоит отметить, что несмотря на всю продолжительность и болезненность замирения Антанты с Турцией, на новые проведенные «по живому» границы и на саму трансформацию Османской империи в светскую республику Лозаннский мирный договор оказался самым продуктивным: в новой, «кемалистской» Турции так и не возобладали столь сильные реваншистские настроения, чтобы страна приняла участие и во Второй Мировой войне. Хоть и с большим трудом, но в 1939-45 годах Турции удалось сохранять нейтралитет. Лишь в феврале 1945 года она чисто декларативно объявила войну Германии.

Почему «Версаль» не принес мира


Еще до заключения перемирия на Западном фронте мнение о необходимости «мира без аннексий и контрибуций» разделялось не только российскими большевиками. По меньшей мере — в форме «без жестких аннексий и контрибуций». К примеру, откровенно антибольшевистская газета «Киевская мысль» в №205 от 5 ноября 1918 года писала: «Было бы ошибочно рассматривать германскую коалицию, как величину, доведенную до ничтожного значения, и высокомерно диктовать ей свою волю. Германия еще сохраняет огромный запас сил, а державы согласия, в свою очередь, пришли на границу истощения».

Глава же первого советского правительства, Владимир Ленин, и вовсе считал, что Версальский договор — «договор хищников и разбойников»: «Это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, и в том числе самых цивилизованных, ставит в по­ложение рабов. Это не мир, а условия, продиктованные разбойниками с ножом в руках беззащитной жертве».

Главнокомандующий войсками стран Антанты, Фердинанд Фош, прочитав текст мирного договора, воскликнул: «Это не мир, это перемирие лет на двадцать». История показала, что он оказался прав с точностью до двух месяцев и двух дней.

Интересна и оценка генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина, высказанная в беседе с будущим британским премьер-министром Энтони Иденом еще в 1935 году, когда Гитлер еще только пришел к власти в Германии и не ввел свои войска даже в демилитаризованную Рейнскую зону: «Рано или поздно германский народ должен был освободиться от Версальских цепей… Повторяю, такой великий народ, как германцы, должен был вырваться из цепей Версаля».

Но при всей унизительности Версальского мирного договора Германия не была «добита», оккупирована победителями на десятилетия и расчленена на части, как это произошло после 1945 года. Неудивительно, что статьи о разоружении германской армии нарушались самым грубым образом еще задолго до прихода Гитлера к власти и его решительного от них отказа. Американский историк Ричард Пайпс проводит интересное сравнение с тем, что могло бы быть, на конкретном примере: «Условия Брестского мира давали возможность представить, какой мир должны были бы подписать страны Четверного согласия, и свидетельствовали о том, как безосновательны были жалобы Германии на Версальский мир, бывший во всех отношениях более мягким».

Действительно, оккупации всего на 15 лет была подвергнута лишь небольшая часть Германии вдоль берегов реки Рейн. Впрочем, нельзя говорить, что французы не делали попыток расширить зону оккупации, но они натолкнулись на резкое сопротивление со всех сторон, как от немцев так и от своих же союзников.

Речь идет о событиях 1922-23 годов, когда Франция выразила крайнее неудовольствие заключением Германией Раппальского договора с Советской Россией. 2 мая главнокомандующий войсками стран Антанты в Рейнской области, генерал Дегут в свете подписания советско-германского договора написал военному министру Андре Мажино, что Франции больше не стоит терять времени, если она хочет оккупировать весь Рурский бассейн. Французы решились на этот шаг спустя полгода: Раймон Пуанкаре, перешедший к тому времени с президентского поста на должность премьер-министра, 9 января 1923 года отдал приказ о продвижении французских войск на восток. Предлогом стало обеспечение деятельности специально направленной в регион контрольной комиссии (три международных контрольных комиссии были созданы по итогам Версальского мирного договора, они должны были отслеживать полноту репарационных выплат). Но фактически французы брали под контроль самый индустриально развитый район Германии (Рур), производивший 88% угля, 48% железа, 70% чугуна.

Среди немцев этот шаг вызвал бурю протестов, и даже демократическое «веймарское» правительство призвало население оккупированной области к «пассивному сопротивлению». В Рейнской области разразилась серия забастовок, достигших своего апогея к августу 1923 года (бастовали 400 тысяч рабочих, требовавших ухода оккупантов, их поддерживали по всей Германии). Раймон Пуанкаре вновь заговорил о своем желании добиться присвоения Рейнской области и Руру статуса, аналогичного статусу Саарского региона, где принадлежность территории Германии носила только формальный характер, а власть находилась бы в руках французов. За это он был подвергнут жесткой критике и правительствами Великобритании и США, по-прежнему не желавших чрезмерного усиления Франции. В итоге оккупация Рура обошлась французам дороже дополнительной прибыли, которую она получила от угольных шахт и металлургических заводов.

К августу 1925 года французские войска были вынуждены покинуть Рур, а для обеспечения бесперебойности репарационных выплат и поставок был созван очередной международный комитет экспертов под руководством американского генерала и бизнесмена Чарльза Гейтса Дауэса, утвердивший так называемый «План Дауэса». Согласно этому плану, за разоренную Германию поначалу фактически платила богатая Америка: до 1929 года немцы получили главным образом из США кредитов на 21 миллиард марок, которые шли как на развитие производства и модернизацию немецкой промышленности, так и на срочные выплаты странам Антанты (за первый год реализации «плана Дауэса» Германии пришлось самостоятельно выплатить всего 200 млн. марок). И, согласно поговорке «кто девушку ужинает, тот ее и танцует», Франция была окончательно вытеснена с главной роли в разрешении «германского вопроса», но денежная накачка Германии американскими кредитами привела к быстрому восстановлению и германской науки, и экономики, и военной мощи.

Генри Киссинджер так характеризует межсоюзнические противоречия, которые в итоге привели к провалу всего мирного договора: «Версальское урегулирование было мертворожденным, поскольку ценности, на которых оно покоилось, не вязались со стимулами для его поддержания; большинство государств, от которых требовалось обеспечить защиту достигнутых договоренностей, в той или иной мере считали их несправедливыми».
Автор: Сергей Петунин
Первоисточник: http://rusplt.ru/ww1/history/versal-ne-prinesshiy-mira-17183.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. Байконур 29 мая 2015 13:07
    Почему мирные договоры по итогам Первой мировой войны не спасли мир от Второй мировой

    Потому, что Россию ВСЕГДА хотят убить! Из зависти, стыда. Понимают, что МЫ - Правильные, а они - извращенцы развратные!
    1. Венд 29 мая 2015 13:30
      Почему мирные договоры по итогам Первой мировой войны не спасли мир от Второй мировой

      Европа всегда была близорука и болтлива.
  2. В. Салама 29 мая 2015 15:26
    ... именно взрывоопасное сочетание несправедливости и мягкости Версальского договора привело к следующей мировой войне всего через 20 лет. …Главнокомандующий войсками стран Антанты, Фердинанд Фош, прочитав текст мирного договора, воскликнул: «Это не мир, это перемирие лет на двадцать». История показала, что он оказался прав с точностью до двух месяцев и двух дней.
    Основной тон задавали руководители США (президент Вудро Вильсон), Великобритании (премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж) и …. Великобритания же и особенно США слишком серьезного ослабления Германии не хотели,....
    ….В итоге новая система международных отношений при самом своем зарождении не включала в себя до недавнего прошлого две ведущие страны континента, — Россию и Германию, на которые в совокупности приходилось более половины европейского населения и самый крупный военный потенциал, …

    Понятно, что США, Великобритания..., заработав на войне, готовили новую войну, где Германия — это будущий инструмент этой войны, а Россия будущая жертва и лакомый кусок, который все поделят. Очень прельщали золотые времена Интервенции (1918-1921). Пресловутый ленд-лиз, создавался уже заранее под новую войну и Советский Союз там изначально в клиентах не значился. Это уж потом нам решили «помочь» - золотишка заработать, да и противников взаимно ослабить. Кстати, в Германии всю войну «ковал победу» концерн Опель, находящийся в собственности Дженерал-Моторс — это как оценить?
    От России, заключившей в марте 1918 года мир с немцами в Брест-Литовске, на конференцию не был приглашен никто: ни советские представители, ни делегаты от тогда еще контролировавших огромные территории «белогвардейских» правительств. Лидеры основных стран Антанты считали Россию «предательницей интересов союзников», обещавших еще в начале войны друг другу не заключать сепаратного мира.

    Понятно, с чьих слов поёт наша пятая колонна о Брестском мире, как о предательстве интересов России. Прямо бы и говорили о предательстве интересов тех же США, Великобритании... (в интервенции участвовало 14 государств), которые под видом борьбы с большевиками грабили страну и готовили её к разделу. И только условия Брестского мира позволили сконцентрировать усилия на изгнании этой шушеры.
  3. igordok 29 мая 2015 16:34
    Спасибо. В одной статье уместить столько информации- надо уметь.
  4. Aleksander 30 мая 2015 06:33

    Главнокомандующий войсками стран Антанты, Фердинанд Фош, прочитав текст мирного договора, воскликнул: «Это не мир, это перемирие лет на двадцать». История показала, что он оказался прав с точностью до двух месяцев и двух дней.


    Я думаю, что он имел ввиду другое-то, что Германию надо было еще сильнее ослабить .... yes
  5. Aleksander 30 мая 2015 08:54
    Автор, очевидно, поддерживает идею, что к Второй мировой привел "неслыханный, грабительский мир" Версаля и "обиженные", мол, развязали войну.
    Так по этой логике и решения Потсдамской конференции 1945, по которым Германия потеряла гораздо больше территорий, давно должны были привести Германию к Третьей мировой!
    А разве Япония проиграла в Первой мировой? Нет, но именно она фактически начала Вторую мировую, оккупировав Манчжурию в 1931 году при покровительстве победительницы Англии, показав, что система международной безопасности не работает и можно делать ВСЕ. А победительница, опять же, Италия жесточайшим образом покорила Абиссинию в 1935 г. и тоже осталась безнаказанной.
    На мой взгляд, есть две основные причины, приведшие к 2-й войне:
    -агрессор Германия, убившая и ранившая 77 (!) млн человек не имела никакого права на обиды и должна была быть разделена на несколько мелких безобидных государств-как была разделена Австро-Венгрия. И не Польшу усиливать немецкими землями, а тоже создать небольшое немецкое государство. Но это сделано не было,
    -Россия, понесшая самые большие потери в войне, была исключена Западом из системы обеспечения безопасности мира. Если бы Россия участвовала в обеспечении выполнения Версальских соглашений, то вместе с обеспокоенной Францией она смогла бы обеспечить противодействие английскому потворствованию возрождения военных сил Германии. Это главная причина. Доказательство тому-70-летний мир после 2-й войны, когда СССР (Россия) активно участвовала через ООН в обеспечении мира.
    Ослабление же России (распад СССР) опять привело к страшным войнам уже даже в Европе.
    "Союзники" же поступили исключительно подло, не пригласив российские правительства -Особое совещание ВСЮР и Прави́тельство Госуда́рства Росси́йского, которые не были ответственны за Брестский мир, да и он-всего лишь предлог для того, чтобы ослабить Россию....
    1. В. Салама 1 июня 2015 15:08
      Цитата: Aleksander
      Автор, очевидно, поддерживает идею, что к Второй мировой привел "неслыханный, грабительский мир" Версаля и "обиженные", мол, развязали войну.

      Надо было немцев спросить, у их политиков достаточно высказываний на этот счёт. Что думал Фердинанд Фош вы чудесным образом знаете, а что думал Ленин, когда утверждал:
      Глава же первого советского правительства, Владимир Ленин, и вовсе считал, что Версальский договор — «договор хищников и разбойников»: «Это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, и в том числе самых цивилизованных, ставит в по­ложение рабов. Это не мир, а условия, продиктованные разбойниками с ножом в руках беззащитной жертве».
      Автор не "поддерживает идею", он констатирует в частности:
      Для выплаты денежной же части репарации Германия передала Франции «русское золото» (полученное от большевиков по условиям Брестского мира), но далее была вынуждена прибегать к международным займам. Это привело к гиперинфляции, широкому распространению безработицы, бедности — всему тому, что всего через 13 лет привело к приходу к власти в Германии нацистов.
      Тут не только унижение стимул, а банально надо было выжить через восстановление.
      Цитата: Aleksander
      Так по этой логике и решения Потсдамской конференции 1945, ..... давно должны были привести Германию к Третьей мировой! ....На мой взгляд, есть две основные причины, приведшие к 2-й войне:
      -агрессор Германия, убившая и ранившая 77 (!) млн человек не имела никакого права на обиды и должна была быть разделена на несколько мелких безобидных государств-как была разделена Австро-Венгрия.....
      Ну, во-первых, после 2-й мировой её и разделили на ФРГ, в которую США вбухивали деньги и готовили к войне (вспомните ядерно-минный пояс на её территории) и социалистическую ГДР. ФРГ и сейчас остаётся внешне управляемой страной. И после первой мировой её готовили к войне те же фигуранты:
      1. В. Салама 1 июня 2015 15:11
        Германии предписывалось сократить свою армию до 100 тысяч человек, набираемых по контракту (в т.ч всего 4 тысячи офицеров), генеральный штаб германской армии распускался. …. стране было запрещено иметь... танки, военную и морскую авиацию. Были наложены жесткие ограничения на строительство новых боевых кораблей.
        Иметь подводный флот запрещалось вовсе. Все остальные германские военные корабли подлежали передаче союзникам или утилизации … Неудивительно, что статьи о разоружении германской армии нарушались самым грубым образом еще задолго до прихода Гитлера к власти и его решительного от них отказа ...
        И кого это волновало? Волновали территории, но и тут добрые руки направляли в нужное русло:
        Действительно, оккупации всего на 15 лет была подвергнута лишь небольшая часть Германии вдоль берегов реки Рейн. Впрочем, нельзя говорить, что французы не делали попыток расширить зону оккупации, но они натолкнулись на резкое сопротивление со всех сторон, как от немцев так и от своих же союзников. …..Среди немцев этот шаг вызвал бурю протестов, и даже демократическое «веймарское» правительство призвало население оккупированной области к «пассивному сопротивлению». В Рейнской области разразилась серия забастовок, достигших своего апогея к августу 1923 года (бастовали 400 тысяч рабочих, требовавших ухода оккупантов, их поддерживали по всей Германии)
        К августу 1925 года французские войска были вынуждены покинуть Рур, а для обеспечения бесперебойности репарационных выплат и поставок был созван очередной международный комитет экспертов под руководством американского генерала и бизнесмена Чарльза Гейтса Дауэса, утвердивший так называемый «План Дауэса». Согласно этому плану, за разоренную Германию поначалу фактически платила богатая Америка: до 1929 года немцы получили главным образом из США кредитов на 21 миллиард марок, которые шли как на развитие производства и модернизацию немецкой промышленности, так и на срочные выплаты странам Антанты (за первый год реализации «плана Дауэса» Германии пришлось самостоятельно выплатить всего 200 млн. марок). И, согласно поговорке «кто девушку ужинает, тот ее и танцует», Франция была окончательно вытеснена с главной роли в разрешении «германского вопроса», но денежная накачка Германии американскими кредитами привела к быстрому восстановлению и германской науки, и экономики, и военной мощи.
        Это по поводу тех самых фигурантов и их "добрых рук".
      2. Комментарий был удален.
  6. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня