Из истории детской беспризорности в России

Из истории детской беспризорности в России 80 лет назад, 31 мая 1935 года, вышло специальное постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности». События Первой мировой и Гражданской войн, а также ряда внешних и внутренних конфликтов привели к тому, что погибли и стали беженцами миллионы взрослых людей, многие семьи были разрушены, это вызвало к появлению огромного количества беспризорных детей. В 1921 году их насчитывалось более 4 млн. человек. Государству пришлось принимать целый комплекс целенаправленных мер, направленных на решение этой проблемы.

Из истории детской беспризорности

В дохристианской Руси проблемы беспризорности не было. В родовой общине была традиция заботиться о сиротах всем миром, то есть сообща. В целом в том или ином виде община на Руси просуществовала вплоть до начала XX столетия, поэтому в сельской местности проблема сирот решалась естественным образом. Однако с появлением государства появляется и политика заботы о детях. Сборник правовых норм русского государства, «Русская Правда», вменяла в обязанности опекунам «печаловаться» о сиротах (статья 99). Термин «печаловаться» означал заботу по воспитанию сирот, покровительство тем, кто «не дюже ся будут [не смогут] сами собою печаловаться». Кроме того, сироты издревле были предметом заботы церкви.


Во времена Ивана Грозного уже существовала государственная политика заботы о сиротах. Сиротскими домами в этот период ведал Патриарший приказ. Стоглавый собор постановил при церквях открывать училища для обучения детей грамоте и богадельни для «сирых и немощных».

При Петре Алексеевиче поощрялось созданию приютов, в которые принимали незаконнорожденных. Один из первых крупных сиротских государственных домов был возведён в 1706 году новгородским митрополитом Ионой при Холмово-Успенском монастыре. Монастырям дали указание создавать школы, учить детей грамоте и счёту. Одним из таких «сиротских монастырей» стал Новодевичий, который получал из государственной казны приличное содержание на содержание и воспитание сирот. В 1718 году Пётр Алексеевич повелел «малолетних и нищих ребят» приписывать к суконным и прочим мануфактурам. Численность беспризорников, сирот резко возрастала в период войн и смут, когда разрушались общественные и семейные связи. Время правления Петра было периодом социальных потрясений. Поэтому богадельни и госпитали были переполнены и по царскому распоряжению детей стали отдавать в семьи на воспитание, а тем кому было уже 12 лет передавали на флот юнгами. При преемниках Петра Первого воспитательные дома были закрыты.

В дальнейшем система призрения (заботы) получила развитие при императрице Екатерине II. Под её покровительством существовали «воспитательные дома» и приюты. Основной их задачей было на время дать ребенку приют, а затем передать в «благонравную» семью. В воспитательных домах старались дать «доброе воспитание». Целью императрицы было создание третьего сословия образованных людей, которые будут служить родине и владеть различными ремеслами. Одновременно о сиротах продолжала заботиться церковь. В отличие от западной церкви, которая видела свою главную задачу в том, чтобы дать приют и пропитание сиротам, русская церковь не только давала приют и хлеб, но взяла на себя функцию воспитания, начального образования и лечения детей, оставшихся без родителей. К XIX столетию почти все значительные монастыри имели при себе богадельни и приюты.

В XIX столетии, когда в России стали активно развиваться капиталистические отношения, росли города, рушились прежние социальные и семейные связи, произошёл серьёзный рост числа сирот. Война 1812 года, огненным валом прокатившаяся по западным и центральным губерниям, привела к появлению большого количества сирот. Число сирот в воспитательных домах быстро росло, а коренных мер по преобразованию системы призрения принято не было. В результате условия содержания серьёзно ухудшились. Большая скученность, недостаток питания, плохое медицинское обеспечение привело к очень высокой смертности среди сирот. Так, при императоре Александре I смертность в воспитательных домах временами доходила до 75%.

В начале XX столетия рост числа сирот продолжался. В 1911 г. в 438 приютах находились 14439 детей дошкольного и раннего школьного возраста. К 1917 г. на территории Российского государства действовало 538 детских приютов, где было 29650 детей. Приюты принадлежали духовному и военному ведомствам, МВД. Жизнь таких приютов была жестко регламентирована. Значительная часть приютов принадлежала частным благотворительным учреждениям. Многие приюты жили за счет самоокупаемости и самообеспечения, что приводило к вовлечению детей в производство.

Во второй половине XIX в. к проблемам сирот подключилась общественность. Российская общественность занималась проблемами законодательства, обучения и воспитания детей, предохранения сирот от преступного влияния, создания специальных заведений для несовершеннолетних осужденных. Одной из главных бед считалось влияние криминальной среды на сирот. Тогда дети содержались вместе со взрослыми заключенными. Поэтому учредили специальные заведения для содержания малолетних правонарушителей, детей арестантов, а также нищих, брошенных и бездомных детей.

Развивалось законодательство, были созданы суды для несовершеннолетних. Появились исправительные заведения для подследственных и подсудимых детей. В такие заведения несовершеннолетних помещали по решению суда. Дети, которые вышли из мест заключения, некоторое время жили и работали в таких приютах (иногда по нескольку лет). В этих заведениях, где внутренний распорядок жизни был аналогичен действовавшим в исправительных заведениях, дети должны были пройти своего рода подготовку к обычной жизни. Несовершеннолетние получали общее и профессиональное образование, физическое воспитание. К примеру, такой приют существовал в Струге, куда поступали на добровольной основе подростки, которые освободились из Варшавской главной тюрьмы.

Всего в России было около сотни исправительных заведений разных типов для детей. По закону «О воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних» от 19 апреля 1909 г. такие заведения имели воспитательный, предупредительный характер и должны были именоваться воспитательно-исправительными. При этом в ряде учреждений внутренний режим практически не отличался от тюремного.

Советский период

Во время Первой мировой и Гражданской войн произошёл резкий всплеск беспризорных детей. В 1921 г. по разным данным беспризорников в стране было 4,5-7 млн. человек. Для решения этой проблемы понадобилось 15 лет. В СССР борьбы с беспризорностью стала политической задачей, так как огромное число беспризорников и сильный рост детской преступности нарушали стабильность государства. Для решения этой проблемы потребовались большие усилия государства и всего советского общества в целом.

После Октябрьской революции 1917 года система частных благотворительных учреждений была ликвидирована. Проблему сирот полностью взяло на себя советское государство. Главными факторами в борьбе с правонарушениями подростков были признаны воспитательная и предупредительная работа. Цели воспитания были изменены, подчинены новой идеологии. Личность должна была подчиняться целям общества. Кроме того, необходимо учесть тот фактор, что детская безнадзорность и преступность (часто страшнее взрослой) приобрела характер эпидемии. «Детская беспризорность, часто являющаяся в самых уродливых, ужасающих формах, как детская преступность, проституция, угрожает подрастающему поколению самыми тяжелыми последствиями», — так характеризовал степень остроты положения Ф. Э. Дзержинский. Проблему необходимо было решать и в кратчайшие сроки. Поэтому для ликвидации детской беспризорности были мобилизованы буквально все имеющиеся силы и привлечены все ресурсы, а их в разорённой длительной войной, разрушенной стране, и так было крайне мало. Однако советское правительство считало, что дети — это будущее страны, поэтому эту задачу решали, несмотря на другие проблемы.

Спасение детей занимались буквально все институты молодого советского государства, от правительства и Всероссийской чрезвычайной комиссии во главе с Ф.Э. Дзержинским до сельских советов и комитетов бедноты. В городах учреждали воспитательно-трудовые школы, детские приюты, развивали индивидуальное шефство и наставничество. Появилась уникальная советская школа перевоспитания «трудных» подростков (часто фактически закоренелых преступников), в которой выдающуюся роль сыграл советский педагог Антон Семёнович Макаренко.

В 1917 г. в детских домах было около 30 тыс. детей, в 1919 г. — 125 тыс. в 1921-1922 гг. — 540 тыс. несовершеннолетних. О детях заботились самые различные органы и ведомства: НКВД, Народные комиссариаты просвещения и здравоохранения, партийные органы, комсомол, профсоюзы, женотделы и т. д. Беспризорниками также занимались милиция и уголовный розыск. В 1920 году была создана детская милиция. Детьми занимались и общественные организации, учреждённые представителями интеллигенции. В 1918 году по инициативе В.Г. Короленко в Советской России была учреждена Лига спасения детей. Лига создавала детские колонии, клубы и сады. Учреждения Лиги обычно занимали 2-3 комнаты, где занимались с небольшими группами детей в 20-30 человек. С 1921 года все заведения Лиги перешли в распоряжение Московского отдела народного образования. Ещё одной подобной организацией был Совет защиты детей под председательством наркома просвещения А. В. Луначарского.

Осенью 1921 г. при ВЦИК была создана комиссия по улучшению жизни детей во главе с Дзержинским (т. н. ДЧК — детская чрезвычайная комиссия). Основным методом борьбы с беспризорностью было определению сирот в интернаты. Создавались приемно-распределительные пункты, где с детьми работали педагоги и врачи. Затем детей направляли в детские учреждения постоянного пребывания (детские дома, интернаты, детские городки, колонии и т. д.), возвращали родителям, родственникам, более взрослых могли трудоустроить.

Основную тяжесть работы с беспризорниками взяли на себя местные органы народного образования (ОНО). В состав ОНО входили отделы социально-правовой охраны несовершеннолетних (СПОН). В состав СПОН входили: стол опеки, детский адресный стол, юрисконсультская часть и комиссия по делам несовершеннолетних («комнес»). Руководящим органом была Центральная комиссия по делам несовершеннолетних. Кроме того, существовали детские социальные инспекции (ДСИ), имевшие функции обществ милосердия и полиции нравов. Если отделы социально-правовой охраны несовершеннолетних больше занимались бумажной работой и выработкой задач, то инспекторы ДСИ работали на «земле», проводя облавы на беспризорников, проводили обследования условий содержания детей в приютах и т. д. Инспекторов не хватало, в 1922 году их было всего 400 человек. Поэтому значительная часть беспризорников оставалась без внимания.

Делами несовершеннолетних занималась комиссия по делам несовершеннолетних. Первоначально система борьбы с беспризорностью была простой: ребенка забирали с улицы, передавали в приёмный пункт, а оттуда в детский дом. Однако это привело к переполнению детских домов, которые уже не могло содержать государство. В 1923 году детские дома перевели на содержание местных бюджетов. В итоге число детдомов и детей в них резко сократилось. В 1923 году, по сравнению с 1922 г., численность детдомов сократилась с 6063 до 3971, детей в них — с 540 тыс. до 253 тыс. человек. В последующие пять лет численность детей в детских домах сократилась ещё вдвое. Причём положение детей в них было весьма плачевным. Особенно тяжёлое положение было в приёмниках-распределителях.

Однако в целом стабилизация и положительная динамика развития советского государства привела к естественному сокращению беспризорности, волну наиболее неприглядных явлений удалось сбить, хотя до полного решения проблемы было ещё далеко.

Развивался институт патроната, когда детей передавали в семьи трудящихся под контролем местных органов власти и общественности. Сложилась более эффективная система работы с подростками: воспитательные беседы, замечания; возврат в семью или устройство в новую; надзор на поведением ребенка; помещение в закрытое детское учреждение.

Уголовный кодекс 1922 г. смягчил режим в отношении беспризорников: несовершеннолетнее обвиняемого было отнесено к числу смягчающих обстоятельств, появилась возможность широкого применения к подросткам условного осуждения, замены судом уголовного наказания воспитательными мерами, которые считались достаточными для достижения задачи исправления виновного. Сама система учреждений для исправления и перевоспитания трудных подростков состояла из двух элементов: закрытых учреждений интернатского типа со строгим режимом, обязательным общим и профессиональным обучением и трудовых домов в городах, трудовых колоний в сельской местности.

В 1924 г. прошла Первая московская конференция по борьбе с беспризорностью, на которой Крупская и Луначарский сделали акцент на социальной опасности беспризорности. В выступлении Крупской отмечалось, что ликвидация беспризорности — «вопрос не благотворительности — это вопрос здоровья всего общественного организма». Луначарский заявил: «Дело не только в том, что мы окружены целым морем детского горя, но и в том, что мы рискуем получить из этих детей антиобщественных, антисоциальных людей... которые пополнят армию преступности». В результате в 1926 году советское правительство приняло Положение о борьбе с беспризорностью и утвердило трехлетний план этой борьбы. В 1928 году была поставлена задача в кратчайшие сроки уничтожить детскую беспризорность.

Упор был сделан на борьбе с уличной преступностью. «Изъятие» беспризорников с улиц приняло характер военных операций, в которой участвовали сотрудники ОГПУ, милиции и угрозыска. После облав, беспризорников размещали в приемниках и детдомах. Для этого пришлось срочно разгрузить приемники-распределители и детдома. Сирот передавали в семьи крестьян и кустарей. Чтобы заинтересовать их, им предоставляли дополнительный земельный надел на каждого ребенка, освобождали от единого земельного налога на 3 года, ребенок получал право бесплатного обучения, семьи получали единовременное пособие.

Однако к концу 1920-х годов с беспризорностью покончить не удалось. По данным Крупской, количество безнадзорных несовершеннолетних составляло к началу 1930-х годов более 2 млн. детей. В 1935 г. было опубликовано постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности». Действительно удалось сбить волну массовой беспризорности, создать систему по борьбе с малолетними правонарушителями, их перевоспитанию, вовлечению в нормальную жизнь советского общества. Но полностью покончить с беспризорностью не удалось.

После начала Великой Отечественной войны поднялась новая волна беспризорности, увеличилась детская преступность. Советской власти снова пришлось принимать чрезвычайные меры по организации борьбы с детскими правонарушениями и ликвидации беспризорности.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. Огонёк 1 июня 2015 06:58
    Фото к теме не совсем соответствует - такой мордастый беспризорник? Тут явно не с голоду пухнет, а страдает ожирением.
  2. semirek 1 июня 2015 09:51
    ..."однако к концу 20х покончить с беспризорность не удалось."А почему?Автор почему то не углубляется в причины роста её в мирное время,а зря.Советская власть боролась с этим явлением,но и в тоже время она и создавала беспризорность,голод в поволжье,раскулачивание,голодомор,дети врагов народа,лишенные в правах и т.д.Беспризорность не могла уменьшаться,если в стране шла череда непродуманных,а зачастую специальных антинародных действий.
  3. осетин 1 июня 2015 17:56
    "Республика ШКиД", хорошо беспризорники описаны.
    1. grigor727 7 июля 2015 09:24
      Да, а также на эту тему можно посмотреть "Кортик" и "Подранки"
  4. Андрюха Г 1 июня 2015 22:32
    Очередные революции приносят только беды, а особенно страдают дети, как самые незащищённые.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня