Пекин: доктрина «активной обороны»

Международная «дискуссия» о насыпании китайцами островов в спорном районе Южно-Китайского моря продолжается. Вашингтон против островов возражает, указывая на «дестабилизацию обстановки», Пекин в ответ говорит о мирной и стабильной ситуации в регионе. Заявления и деятельность Пекина вполне вписываются в новую «доктрину активной обороны». О ней-то и пойдёт речь в обзоре.




На днях американский министр обороны «попросил» власти Китая прекратить строить искусственные острова в Южно-Китайском море. Он заявил, что военно-воздушные и военно-морские силы США продолжат патрулировать международное воздушное пространство и воды региона. В Министерстве иностранных дел КНР посоветовали Белому дому изучить морское законодательство, а также не нарушать его.

Позднее сделали заявление и военные.

Заместитель начальника генерального штаба Народно-освободительной армии Китая Сунь Цзяньго объяснил, что ситуация в районе Южно-Китайского моря мирная и стабильная. никаких ограничения навигаций в этой акватории вводить на планируется. По его словам, которые приводит «Би-би-си», на островах будут работать рыбаки и учёные: метеорологи, океанологи и другие.

Заявления Пекина, добавим к этому, вписываются в новую доктрину, изложенную в «Белой книге». Этот официальный документ по вопросам военной стратегии КНР был опубликован в конце мая. Напомним, первая такая книга вышла в свет в 1998 году.

«Книга» 2015 года по сути является документом, зафиксировавшим существенные изменения в военной доктрине Поднебесной. Недаром одним из приоритетов новейшего времени названо сотрудничество с Россией. Кроме того, важным моментом является переход от «народной войны» к стратегии «активной обороны». Последнее в документе поясняется просто: Пекин не планирует нападение, однако в случае нападения на него получает право на контратаку. И будто нарочно для США указывается: КНР не стремится к мировой гегемонии.

Что касается сотрудничества с Россией, то в документе речь идёт о создании комплексной базы для дальнейшего развития отношений Пекина с Москвой в военной сфере.

Пекин называет важным будущее тесное и всестороннее сотрудничество с вооружёнными силами РФ. «Вооружённые силы КНР будут способствовать взаимообмену и сотрудничеству с российской армией в рамках всеобъемлющего стратегического партнёрства и координации между Китаем и РФ», — сообщает документ.

В «Белой книге» назван и внешнеполитический источник китайского беспокойства: в регионе растёт военная активность США и Японии. Поэтому Поднебесная намерена соответствующим образом скорректировать свою политику в области безопасности.

Документ затрагивает и вопрос морских территорий. В тексте они, разумеется, не называются спорными. Китайское видение вопроса формулируется так: «Ряд соседей Китая предпринимает провоцирующие действия, увеличивая своё военное присутствие на незаконно оккупированных китайских островах».

Ну, а коли речь зашла об островах, Поднебесная рассчитывает противодействовать «оккупантам» на море. Для этого Пекин будет развивать свой флот. Как именно развивать? В «Книге» скупо сообщается о сочетании оборонительной стратегии в ближней морской зоне и повышении возможностей флота в море.

Внешней опасностью объявляется неурегулированная ситуация на Корейском полуострове. Выделена также проблема Тайваня.

Из современных внутренних проблем в документе отмечается напряжённость в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Аналитик Евгений Крутиков (газета «Взгляд») считает, что изменение военной доктрины существенным образом скажется на военно-морском флоте Поднебесной.

Пекин уже перешёл от стратегии «прибрежной обороны» к стратегии «обороны в прибрежных водах». По сути, это свершившийся переход китайского флота на новый качественный уровень. Если до второй половины 1980-х годов Китай не располагал кораблями морской зоны, то теперь он стремится на постоянной основе присутствовать в глубине Жёлтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. С другой стороны, несмотря на прогресс, китайскому флоту много не хватает.

«Без океанского флота нельзя решить ни проблему Тайваня, ни Спратли, ни Сенкаку. Но на данный момент китайский флот больше симулякр, чем реальная боевая сила. Кроме кораблей российской постройки, многое из остального, что плавает, оснащено устаревшим вооружением и, что особенно важно, практически не имеет современного ПВО и противолодочной обороны. Поэтому-то так необходимы искусственные аэродромы на островах Спратли, без них китайские эскадры — лёгкая мишень для авиации и подводных лодок потенциальных противников».


Аналитик отмечает, что Китай признает технологическое отставание и в ядерном вопросе. Правда, Китай — не США, и отнюдь не намерен стремиться к паритету с мировыми лидерами. В оборонной концепции КНР в этом смысле нет изменений: ядерные силы должны нанести противнику неприемлемый для него ущерб. Исходя из этой установки, они и поддерживаются «на достаточном для этого количественном и техническом уровне».

Наконец, военно-воздушные силы.

«Современные ВВС для Китая — пока лишь цель. Ускоренное переоснащение предполагает формирование новых ВВС и ПВО, более гибких и современных, обладающих большим радиусом действия. В настоящий момент современные самолёты составляют не более 15% авиапарка ВВС КНР, примерно такова и доля современных средств ПВО в общем арсенале. В большинстве своём это либо российские самолёты, либо их китайские аналоги, которые в основном хуже оригинала из-за опять же технологического отставания. В нынешнем виде китайские ВВС направлены на выполнение очень ограниченного круга задач, в основном по охране границ и поддержке сухопутных войск. Средства дальнего обнаружения только сейчас начинают поступать в армию, что позволит увеличить и радиус действия китайской авиации».


Также китайцы намерены полностью компьютеризировать систему управления, вплоть до ядерных сил. КНР, полагает аналитик, «до сих пор не наладила собственные современные системы взаимодействия между родами войск и не имеет возможности использовать высокоточное оружие в должной степени». «Белая книга» подчёркивает необходимость ведения «информационных войн»: предполагается создать род войск, ориентированный на пропаганду.

Что касается сроков реализации компьютеризации 2,5-миллионной армии, то по плану эту цель достигнут к 2020 году.

Параллельно с модернизацией в военной области Пекин озаботился реформами в экономике. Как и обещала партия, было решено сделать упор на стимулировании внутреннего спроса. Для этого правительство даже готово пустить в страну иностранный товар.

Как сообщило 26 мая «Международное радио Китая», с июня 2015 г. запланировано снижение более чем на половину импортных пошлин на ряд потребительских товаров, в частности на импортную одежду, обувь и косметику. Согласно заявлению, опубликованному на сайте министерства коммерции КНР, с 1-го июня импортные тарифы на косметическую продукцию снижаются с 5% до 2%; импортные тарифы на одежду и спортивную обувь — почти на половину.

Научный сотрудник института финансов и торговли Академии общественных наук КНР Ян Чжиюн полагает, что это сделано для стимулирования потребления на внутреннем рынке: «Многие из нас едут за рубеж на шоппинг. Деньги утекают из страны. Для того, чтобы удержать потребителя, самый эффективный метод — сократить разницу в цене за рубежом и в Китае. Например, в США этот товар стоит 100 юаней, а в Китае его цена составляет 110 юаней. Чтобы сэкономить 10 юаней, человек за границу не поедет».

Аналитик Саид Гафуров («Взгляд») говорит о смене модели развития: от наращивания экспорта любой ценой КНР переходит к стимулированию внутреннего спроса.

Оценки смены эпох на Западе позитивны. Например, МВФ отмечает, что рынок труда в Китае «стойко перенёс снижение темпов роста и тем самым заложил прочную основу для потребления». С другой стороны, Пекину есть к чему стремиться: по объёму ВВП на душу населения Китай находится «ниже 80-й строчки мирового рейтинга». Вот данные Всемирного банка: в Китае почти двести миллионов человек живут за чертой бедности.

Сегодня модель экстенсивного роста сменяется ориентиром на интенсивное развитие инновационных отраслей. В ход идёт накопленный потенциал.

Ну, и пресловутая коррупция.

«И, как всегда, в КНР требуют нулевой терпимости к коррупции. Ли Кэцян считает, что одной из важнейших её причин является «рентоориентированное поведение представителей власти», поэтому необходимо за счет «похудения» (в смысле отказа от нецелесообразных властных полномочий) «укреплять организм неподкупного правительства», а на основе прочных институциональных ограничений «безжалостно устранять пространство для рентоориентированного поведения».


Одна из опор Си Цзиньпина — популярность в народе, вызванная в том числе и антикоррупционными действиями. Если запущенный механизм заработает в полной мере, «через считанное количество лет Китай будет совсем другой страной — не просто экономическим гигантом, а привлекательным для жизни государством», считает аналитик.

Как представляется, добавим от себя, доктрина «активной обороны» и экономические новации Пекина прекрасно сочетаются. Китай не намерен ни на кого нападать, но и нападения на свою территорию (включая спорную) не потерпит. Сильная зависимость Китая от внешних рынков (в том числе от рынка США, стратегического противника Поднебесной) будет с годами и десятилетиями снижаться при условии роста в стране внутреннего спроса. Последнее, разумеется, является задачей трудновыполнимой. Однако народ, объединённый общей целью и национальной идеей, способен горы свернуть.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти