«Не быть рабами» и «примкнуть к джихаду»

«Всемирную паутину» облетела новость: бывший командир спецподразделения МВД Таджикистана сорокалетний полковник Гулмурод Халимов, который пропал в конце апреля 2015 года, нашёлся… в Интернете. В сети появился видеоролик, на котором Халимов сообщил о своём присоединении к воинам «Исламского государства». На такое заявление немедленно отреагировали таджикские власти: новоиспечённого боевика объявили в международный розыск. Теперь эта персона находится в списках Интерпола.




Переметнувшийся к боевикам Халимов обвинил власти Таджикистана в преследовании мусульман. Полковник сообщил, что не желает оставаться в Таджикистане, где «мужчины не могут свободно носить бороду, а женщины — хиджаб». Далее он призвал трудовых мигрантов, которые работают в России, последовать его примеру и тоже присоединиться к «Исламскому государству». По его словам, тем, кто трудится в России, не следует «быть рабами». Пришло время «примкнуть к джихаду».

Таджикских силовиков новоявленный исламист тоже призвал встать под знамёна «ИГ». Он посоветовал им утром посмотреться в зеркало и спросить себя о Таджикистане: «Вы готовы умереть за это государство?»

По его словам, «братья вернутся с оружием» в Таджикистан и будут вести борьбу против тех, кто подавляет там ислам и притесняет мусульман.

Этот человек — не просто очередной таджик, уверовавший в силу идеологии «джихада». У сорокалетнего полковника — огромный опыт. Он проходил военную подготовку в войсках спецназа в Москве и тренировался в Соединённых Штатах, в т. ч. на военной базе «Блэкуотер». Об этом рассказал сам полковник. Люди Госдепа в интервью CNN подтвердили, что мистер Халимофф неоднократно проходил антитеррористическую подготовку на территории США.

И теперь из «антитеррористов» Халимов стал террористом.

Путь его был следующим: он улетел из Таджикистана в Россию (в Москву), а затем, по предположениям некоторых аналитиков, добрался самолётом до Турции. Далее он следовал «сухопутным» маршрутом до Сирии, который до него проделали многие и многие бородатые сторонники идеологии «священной войны». Теперь полковник вещает в Интернете о своём пути к «новому халифату» и райской жизни в Сирии.

Руководитель Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа) Радик Мурзагалеев отмечает, что «перспективы игилизации Таджикистана» весьма тревожны.

Эксперт заостряет внимание на двух фактах. Во-первых, в конце августа прошлого года командир «Исламского государства» Абу Бакр Аль-Багдади назначил на должность эмира крупнейшей сирийской провинции Ракка этнического таджика. Во-вторых, Халимов, перешедший на сторону «ИГ» в конце мая 2015 г. — это «харизматичный и опытный полковник», в прошлом командовавший отрядом милиции особого назначения МВД Таджикистана. «Этот факт, — пишет эксперт, — имеет политическое и символическое измерение, которые выходят далеко за пределы жизненного мира и судьбы одного, пусть и значимого силовика из Таджикистана».

По сведениям одного неназванного источника из таджикских экспертных кругов, давшего интервью ИА «Фергана», «ИГ» намерено продвигать проект «Хорасан». Боевики задумали вторжение в Центральную Азию, в т. ч. и Таджикистан. Когда? Прямого ответа нет, однако известно, что боевики группировки «уже сосредоточились на таджико-афганской границе». Теперь из-за поступка Халимова возникает угроза того, что в случае прорыва экстремистами границы таджикские силовики начнут переходить на их сторону.

По мнению Радика Мурзагалеева, таджикские элиты не способны предложить обществу «удовлетворительные концепты идентичности». Таджикистан продолжает переживать трудности. Религиозная политика в государстве не сбалансирована. Сам переход полковника Халимова в «ИГ» свидетельствует о том, считает эксперт, что среди таджиков популярны идеи радикального ислама.

Фактор «ИГ» для Таджикистана опаснее, чем для других государств Центральной Азии. Эксперт указывает, что в стране живут и сунниты, и шииты.

«Сейчас эксперты из России и Таджикистана высказывают оправданные опасения о том, что символическое значение ролика Г. Халимова может быть настолько притягательным, что за ним в Сирию отправятся многие таджикистанцы. Иными словами, перед нами ролик, причем ролик авторитетного и уважаемого человека, лидера общественного мнения в определённой профессиональной среде. И этот концепт, несомненно, имеет пропагандистский вес».



Эксперт полагает, что «радикализация ислама представляет в Таджикистане и Кыргызстане реальную альтернативу евразийской интеграции». В обществе может произойти раскол.

Научный сотрудник Института США и Канады Геворг Мирзаян в статье для «Ленты.ру» приводит данные Министерства внутренних дел Таджикистана, которое утверждает, что из их страны в «ИГ» отправилось 386 человек. О нескольких сотнях отбывших в сторону «ИГ» сообщают и узбекские власти. Насколько точны эти числа? Аналитик приводит и другие данным, согласно которым на январь 2015 года из Таджикистана и Узбекистана «на стажировку» в группировку отбыло от 2 до 4 тысяч человек. Также эксперт отмечает, что в Сирию и Ирак жители Средней Азии едут преимущественно из России, где они работают в качестве трудовых мигрантов. И проблема не только в том, что граждане среднеазиатских государств воюют за «ИГ». Эти люди планируют повоевать, а потом вернуться домой. Что они будут делать дома? Может, работать? Нет, они «вернутся, чтобы устраивать теракты, убивать неверных, устраивать революции и расширять границы «Исламского государства», поскольку в этом и есть его суть».

«В России зачастую считают, что ИГ и ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта») — это одно и то же, что неверно. ИГИЛ — предшественник ИГ, не представлявший особой опасности ни для России, ни для Средней Азии. Это была локальная террористическая группировка, чьи претензии, как явствует из названия, ограничивалось Ираком и Левантом (древнее название нынешней территории Сирии, Ливана, Палестины, Иордании, Синая). А вот после ребрендинга и сокращения названия до ИГ («Исламское государство») для России и Средней Азии возникла самая непосредственная угроза. Просто потому, что в основу была положена идея халифата — создания единого мусульманского государства не только на территории Ирака и Леванта, но и на всех населенных мусульманами землях, включая Среднюю Азию (которую исламисты называют Хорасан), Северный Кавказ, Поволжье».


Эксперт утверждает, что «ИГ» возникло вовсе не как проект США («американцы приложили руку к созданию ИГИЛ, причём под конкретную цель дестабилизации Сирии и войны на периферии с Ираном»), но как «реакция на неудачи национальных элит в попытке создания стабильных светских государств в большей части исламского мира». Похожие условия сформировались и в государствах Средней Азии, особенно в Таджикистане, Узбекистане и Киргизии. Авторитарные, а то и диктаторские режимы «не способны добиться легитимности и согласия населения поступиться частью свобод в обмен на экономическое процветание».

«Если власть продолжит нынешнюю политику, то к радикалам как к безальтернативной оппозиционной силе обратятся все слои общества, недовольные ситуацией в стране. В том числе, как показал пример полковника Халимова, и представители силовых структур — предпоследней преграды на пути исламской революции в регионе».


Вероятно, в сложившейся ситуации проблему с проникновением «ИГ» в регион придётся решать России, полагает аналитик. На каких союзников может рассчитывать Москва? Мирзаян полагает, что союзниками могут стать враги «Исламского государства» — шиитский Иран и Китай. Правда, Тегеран будет сосредоточен на борьбе с «ИГ» в Сирии и Ираке, но всё же от него можно ждать помощи по Таджикистану.

Зато могут заняться «ИГ» в Средней Азии китайцы: ведь исламисты намерены открыть «филиал» в КНР. По замыслу боевиков, Синьцзян-Уйгурский автономный округ должен войти в «халифат».

В итоге, добавим в заключение, складывается известная ситуация: неумение властей управлять наряду с отсутствием национальной идеологии и бедностью населения приводит к быстрому росту экстремистских настроений. Семена легли в плодородную землю, мы видим уже всходы. «Миграция» полковника таджикского ОМОНа в Сирию показывает, что обещанный «рай» привлекает многих, в том числе и тех профессионалов, кого много лет учили борьбе с терроризмом.

Исламисты, проповедующие «всемирный халифат», по сути дают людям альтернативу — замену той безотрадной жизни, той нищете, безработице и неустроенности, из-за которой многие жители стран Средней Азии вынуждены искать лучшей доли: кто-то готов работать на стройках России, а кто-то смотрит с надеждой в сторону Сирии: там работать не надо, но надо убивать. Альтернатива «Исламского государства» фальшива, но «братья», убивающие во имя «веры», считают иначе. И до тех пор, пока настоящую альтернативу не предложит государство, террористы, призывающие людей «примкнуть к джихаду», будут иметь свою аудиторию.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти