Сложная простота военных расходов

Сложная простота военных расходов


Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (СИПРИ) опубликовал очередной доклад о состоянии глобальной торговли оружием и расходов на вооружения. Согласно приведенным в нем данным, в 2014 году в мировом объеме военных расходов на долю России приходится 4,8%, что ставит ее на третье место после США (34%) и Китая (12%). При этом, как утверждает доклад, военные расходы нашей страны выросли в прошлом году по сравнению с 2013 годом на 8,1% и составили 84,5 млрд долл., или 4,5% ВВП. В то же время исследователи института оговариваются, что «Россия планировала это увеличение еще до кризиса на Украине». К тому же, из-за сокращения доходов от продажи нефти оборонный бюджет страны был скорректирован на 5% в сторону уменьшения.


Сократили свои расходы и США. Обладая самыми большими военными затратами в мире (почти в 3 раза превосходят китайские), они уменьшили в 2014 году свои ассигнования на вооруженные силы на 6,5%. Это было сделано в качестве одной из мер по борьбе с дефицитом бюджета, определенных законодателями в соответствии с Законом о бюджетном контроле от 2011 года. «Тем не менее, как утверждают исследователи СИПРИ, в этой области США продолжают находиться на исторически высоком уровне, который почти соответствует в реальном исчислении пиковому уровню конца 80-х годов». Всего на военные цели было потрачено Вашингтоном 610 млрд, или 3,5% ВВП. Ожидается, что в 2015 году урезание военного бюджета продолжится, однако не столь резко. После достижения наибольшего объема в 2010 году расходы на армию упали в реальном исчислении на 19,8%.

Военные расходы Китая, по оценкам СИПРИ, шли в ногу с темпами развития его экономики, стабильно сохраняя в прошедшем десятилетии процентный показатель по отношению к ВВП – от 2 до 2,2%. В абсолютных цифрах показатель вырос на 9,7% и составил 216 млрд долл.

Как отмечается в докладе, расходы Украины в 2014 году увеличились на 23% и составили, по предварительной оценке, 4 млрд «зеленых». «Эта оценка, вероятно, не включает все затраты на войну, и окончательная цифра может быть выше», – говорится в документе. В 2015 году Украина, утверждают исследователи, планирует удвоить расходы на вооружение.

ЦИФРЫ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

В докладе СИПРИ много и других интересных цифр, наблюдений и выводов. Например, в нем замечено, что общемировые военные бюджеты сокращаются третий год подряд.

Правительства всех стран потратили на военные цели около 2 трлн долл. Точнее 1 трлн 776 млрд, что на 0,4% меньше, чем в 2013 году. Процент небольшой, но оптимистичный, тем более что он составляет всего 2,4% к общемировому ВВП. Правда, если сравнить эту цифру к расходам США и России по отношению к их ВВП, то это сравнение будет не в пользу ни Вашингтона, ни Москвы. Тем более учитывая разницу в объемах их внутреннего валового продукта.

Еще одно наблюдение, на которое, как представляется автору этого материала, акцентируют внимание исследователи СИПРИ. То, что военные расходы на фоне украинского кризиса увеличивают те государства, которые находятся в непосредственной близости к границам России. А именно страны Центральной Европы, Прибалтики и Скандинавии (например, Польша и Эстония тратят соответственно 10,4 млрд долл. и 430 млн долл. – 1,9% и 2% от ВВП). И в остальных государствах, даже несмотря на призывы руководства НАТО увеличить свой вклад в общую оборону до 2% ВВП, никто не торопится это делать.

Складывается впечатление (эта мысль принадлежит журналисту, а не исследователям СИПРИ), что ведущие западные государства и их лидеры, несмотря на развязанную в собственных средствах массовой информации кампанию по запугиванию населения «российской агрессией и российской ядерной угрозой», на самом деле в нее не верят и достаточно уютно чувствуют себя за спиной у зашуганных этой угрозой восточноевропейских соседей. И свой финансовый вклад в общий кошелек Североатлантического альянса до требуемых процентов доводить не торопятся. У самых богатых стран Европы – Франции, Германии, Италии и Испании – самые маленькие расходы на оборону по отношению к своему ВВП.

Авторы доклада Сэм Перло-Фриман и Ян Гребе оговариваются, что данные для своих материалов, по традиции, принятой в Стокгольмском институте исследования проблем мира, они берут из открытых источников, например из государственных бюджетов с их официальными расходами на оборону. И хотя конкретные показатели 2014 года не позволяют делать каких-либо далеко идущих выводов, но тенденции, вызванные украинским кризисом, уже заметны. Одновременно они предостерегают от поспешной трактовки документа. «Не следует прямо связывать такое развитие с политикой России, – утверждает Ян Гребе. – Во многих странах качественное улучшение вооруженных сил было общей для них мерой модернизации».

Это утверждение вполне справедливо как к странам Восточной Европы, которые продолжают заменять старое советское вооружение на боевую технику, произведенную на предприятиях натовских государств, так и к России. Она после долгих лет определенного застоя, начала научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ подошла к процессу государственных и войсковых испытаний новинок своих вооружений и запуска их в серийный выпуск. Первые образцы этой боевой техники все желающие могли видеть на Параде Победы 9 мая в Москве на Красной площади. Это и новый средний танк Т-14 на базе новой же унифицированной гусеничной платформы «Армата», новая боевая машина пехоты и новый бронетранспортер на этой же платформе, унифицированные гусеничные БМП и БТР «Курганец-25», колесный БТР «Бумеранг», гусеничный БТР десантников «Ракушка», грузовые машины повышенной проходимости и бронезащиты «Тайфун», стратегический подвижный ракетный комплекс РС-24 «Ярс» и другие машины, самолеты и вертолеты. Вся эта техника, правы авторы доклада СИПРИ, начала разрабатываться в конце первого десятилетия нынешнего века, и только сейчас пришло время ее постановки в войска, а значит, и увеличения расходов на ее закупку. Что никак не связано с гражданской войной на Украине.

И все же украинский кризис, который привел к братоубийственной войне на юго-востоке этой страны и в который так или иначе вовлечены многие страны Запада и, по-своему, конечно же, Россия, не мог не привести к увеличению военных расходов – как прямых, так и опосредованных, даже косвенных.

АКЦЕНТ НА УКРАИНСКИЙ КРИЗИС


Политики и генералы стран НАТО обвиняют Россию, что она ведет на Украине так называемую гибридную войну. Это означает, что для достижения своих целей в этой войне (по их мнению, не позволить Киеву стать членом Североатлантического альянса и Европейского союза, сохранить Незалежную в сфере влияния Москвы со всеми вытекающими отсюда последствиями) она использует все возможные политические, дипломатические, экономические, финансовые, военные, информационные, психологические и специальные методы.

Не будем сейчас спорить, кто и против кого ведет гибридную войну. Москва против Киева, Брюсселя и Вашингтона или вся эта «троица» против Москвы. Автор данного материала глубоко убежден, что политика и программа «Восточного партнерства», разработанная Евросоюзом при поддержке и участии США с акцентом на Украину, майдан, на котором солировали, который подогревали ведущие политики из Вашингтона, Берлина, Варшавы и Вильнюса, поддержка нацистов из «Правого сектора» и их выдвиженцев Турчинова, Яценюка и Порошенко, пославших войска на усмирение непокорного Донбасса, – все это и было результатом гибридной войны, которую Запад организовал только для того, чтобы оторвать Незалежную от России, выдавить из Крыма и Севастополя российский Черноморский флот и занять своими военными базами его место на полуострове, в подбрюшье Российской Федерации. Но сейчас не об этом.

Просто, на взгляд военного журналиста, нельзя считать или, точнее, не совсем корректно считать расходы на вооруженные силы той или иной европейской, и не только европейской, страны, входящей в Североатлантический союз или ничего не имеющей с ним общего, только по официальным бюджетным затратам и по открытым источникам в СМИ. Разве информационно-психологические кампании, направленные на демонизацию российского руководства и российских вооруженных сил, якобы размахивающих перед носом у европейских обывателей ядерной дубинкой, не часть этой гибридной войны? Расходы на эту кампанию надо включать в оборонные затраты или нет? Или они проходят по другому ведомству – не по военному, а пропагандистскому? Но официальных министерств информации и пропаганды пока нет в большинстве государств Запада, а работа в этом направлении идет. Особенно против нашей страны. Да еще какая!

Надо ли включать в эти расходы санкции, которые объявил Вашингтон против Москвы, а под его давлением – страны Евросоюза и Киев, которые в какой-то мере отразились на производстве российской военной продукции? Мало того что они аукнулись самим государствам и их оборонным предприятиям, которые активно сотрудничали с Министерством обороны России, лишили их законного заработка, как, например, несколько ведущих компаний Германии, в том числе и Rheinmetall, или фирму DCNS, которая построила во французском Сен-Назере для России два вертолетоносца, а теперь вынуждена будет вернуть ей больше миллиарда евро. К тому же ответные санкции Москвы против тех стран ЕС, которые недальновидно подчинились вашингтонскому диктату, привели к убыткам местных производителей мясомолочной и сельскохозяйственной продукции.

СЧЕТА ДЛЯ ГИБРИДНЫХ ОПЕРАЦИЙ

И еще вопрос. А в какую сумму обходится странам Евросоюза и НАТО прошлогодний сентябрьский саммит Североатлантического альянса в Уэльсе, который официально объявил о решительном противодействии Москве по всем фронтам – увеличил количество учений в Прибалтике, Польше, в воздухе над Балтийским морем и в морских акваториях той же Балтики, Черного, Норвежского и Баренцева морей? Высадка американских танкистов в рижском порту? Маневры армий Скандинавских стран в Арктике с участием войск США, Великобритании, Нидерландов, нейтральной Швейцарии, Германии и Франции, которые начались 25 мая и продлятся до 5 июня? В них непосредственно у российских воздушных и морских границ принимают участие 115 самолетов различного назначения, причем 90 будут находиться в воздухе одновременно, и 3600 человек личного состава. Входят эти расходы в сокращающиеся/увеличивающиеся военные бюджеты исследуемых СИПРИ стран или нет? Вопрос, что называется, на засыпку.

А учитываются ли учеными СИПРИ расходы западных стран на проведение спецопераций и киберопераций? О том, что какие-то российские хакеры взломали закрытые сайты Североатлантического альянса или Пентагона, мы время от времени читаем в прессе. А вот о том, что такие же операции проводят против наших государственных и военных организаций специалисты из кибервойск США и НАТО, утечек почему-то нет.

Догадываюсь, нам о них говорить как-то не очень прилично. А в Брюсселе и Вашингтоне утверждают, что они только защищаются. Во что поверить невозможно.

Пишу эти заметки не для того, чтобы упрекнуть исследователей СИПРИ в недостоверности или неполноте того доклада, который они на днях опубликовали. Убежден в их научной добросовестности и объективности, которая в принципе присуща Стокгольмскому институту, его сотрудникам и партнерам. Просто, на взгляд автора, современная военная статистика при всей ее полезности и необходимости для различных целей не всегда способна во всей полноте реально отразить всю сложную бухгалтерию войны и военных расходов.

На армию и победу в бою, в конкурентной борьбе, в политическом противостоянии работает очень много сложных и невидимых обычному глазу факторов. Только интегрированный анализ их взаимозависимости и взаимовлияния может подсказать более или менее объективный ответ на поставленную проблему. Да и то не всегда. Видимо, потому, что это область более многозначных расчетов.
Автор:
Виктор Литовкин
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/realty/2015-06-05/1_sipri.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти