Разрушение Австро-Венгерской империи не принесло Центральной Европе мира

Политика Карла I. Попытка заключить мир

Смерть Франца Иосифа была, несомненно, одной из психологических предпосылок, ведущих к разрушению Австро-Венгерской империи. Он не был выдающимся правителем, но стал для трёх поколений своих подданных символом стабильности. К тому же характер Франца Иосифа — его сдержанность, железная самодисциплина, постоянная вежливость и приветливость, сама уважаемая старость, поддержанная государственной пропагандой, — всё это способствовало высокому авторитету монархии. Смерть Франца Иосифа была воспринята как смена исторических эпох, конец невероятно долгого периода истории. Ведь предшественника Франца Иосифа не помнил почти никто, слишком давно это было, а преемника почти никто не знал.

Карлу сильно не повезло. Он унаследовал империю, которая была втянута в губительную войну и раздиралась внутренними противоречиями. К сожалению, как и его русский собрат и противник Николай II, Карл I не обладал качествами, которые были необходимы для решения титанической задачи — спасти державу. Надо отметить, что у него было много общего с русским императором. Карл был отличным семьянином. Его брак был гармоничным. Карл и молодая императрица Цита, происходившая из пармской ветви Бурбонов (её отец был последним герцогом Пармским), любили друг друга. А брак по любви был редкостью для высшей аристократии. Обе семьи были многодетны: у Романовых родилось пять детей, у Габсбургов — восемь. Цита была главной опорой мужа, имела хорошее образование. Поэтому злые языки говорили, что император находится «под каблуком». Обе пары были глубоко религиозны.


Разница была в том, что Карл практически не имел времени для преобразования империи, а Николай II правил 20 с лишним лет. Однако Карл сделала попытку спасти империю Габсбургов и, в отличие от Николая, боролся за своё дело до конца. С самого начала своего правления Карл пытался решить две основные задачи: остановить войну и провести внутреннюю модернизацию. В манифесте по случаю вступления на престол австрийский император обещал «вернуть Моим народам благословенный мир, без которого они столь тяжко страдают». Однако стремление как можно скорее добиться своего и отсутствие нужного опыта, сыграло с Карлом злую шутку: многие его шаги оказались плохо продуманными, поспешными и ошибочными.

30 декабря 1916 года в Будапеште Карл и Цита были коронованы королем и королевой Венгрии. С одной стороны, Карл (как венгерский король — Карл IV) укрепил единство дуалистического государства. С другой стороны, лишил себя маневра, связал себя по рукам и ногам, Карл теперь не мог приступить к федерализации монархии. Граф Антон фон Польцер-Ходиц в конце ноября подготовил меморандум, в котором предлагал Карлу повременить с коронацией в Будапеште и договориться со всеми национальными общинами Венгрии. Эту позицию поддерживали все бывшие соратники эрцгерцога Франца Фердинанда, который хотел провести серию реформ в Венгрии. Однако Карл не последовал их рекомендациям, поддавшись давлению венгерской элиты, прежде всего графа Тисы. Основы Венгерского королевства остались в неприкосновенности.

Разрушение Австро-Венгерской империи не принесло Центральной Европе мира

Цита и Карл вместе с сыном Отто в день коронации как монархов Венгрии в 1916 г.

Карл взял на себя обязанности верховного главнокомандующего. «Ястреб» Конрад фон Хётцендорф был освобожден от должности начальника Генштаба и отправлен на Итальянский фронт. Его преемником стал генерал Арц фон Штрауссенбург. Министерство иностранных дел возглавил Оттокар Чернин фон унд цу Худениц, представитель круга Франца Фердинанда. Роль Министерства иностранных дел в этот период резко возросла. Чернин был противоречивой личностью. Это был честолюбивый, одаренный, но несколько неуравновешенный человек. Взгляды Чернина представляли странную смесь из наднационального лоялизма, консерватизма и глубокого пессимизма по поводу будущего Австро-Венгрии. Австрийский политик Й. Редлих называл Чернина «человеком семнадцатого века, который не понимает времени, в котором живёт».

Сам Чернин вошёл в историю полной горечи фразой о судьбе империи: «Мы были обречены на гибель и должны были умереть. Но вид смерти мы могли выбрать — и выбрали самую мучительную». Молодой император выбрал Чернина из-за его приверженности идеи мира. «Победный мир весьма маловероятен, — отмечал Чернин, — необходим компромисс с Антантой, на захваты нечего рассчитывать».

12 апреля 1917 года австрийский император Карл обратился к кайзеру Вильгельму II с письмом-меморандумом, где отметил, что «с каждым днем становится всё сильнее темное отчаяние населения… Если монархии Центральных держав окажутся неспособны в ближайшие месяцы заключить мир, это сделают народы — через их головы… Мы воюем с новым противником, ещё более опасным, чем Антанта — с международной революцией, сильнейшим союзником которой является голод». То есть Карл совершенно верно отметил главную опасность для Германии и Австро-Венгрии — угрозу внутреннего взрыва, социальной революции. Чтобы спасти две империи, нужно было заключить мир. Карл предлагала окончить войну, «пусть даже ценой тяжелых жертв». Февральская революция в России и падение русской монархии произвели на австрийского императора огромное впечатление. Германия и Австро-Венгрия шли по тому же гибельному пути, как и Российская империя.

Однако Берлин не услышал этот призыв Вены. Более того, в феврале 1917 года Германия, не поставив в известность австрийского союзника, начала тотальную подводную войну. В результате США получили отличный повод вступить в войну на стороне Антанты. Поняв, что немцы ещё верят в победу, Карл I стал самостоятельно искать путь к миру. Ситуация на фронте не давала Антанте надежд на быструю победу, что усиливало возможность мирных переговоров. Восточный фронт, несмотря на заверения российского Временного правительства продолжать «войну до победного конца», уже не представлял серьёзной угрозы для Центральных держав. Почти вся Румыния и Балканы были заняты войсками Центральных держав. На Западном фронте продолжалась позиционная борьба, обескровливавшая Францию и Англию. Американские войска только начали пребывать в Европу и в их боеспособности сомневались (американцы не имели опыта войны такого масштаба). Чернин поддержал Карла.

В качестве посредника для налаживания связей с Антантой Карл избрал своего шурина — брата Циты, принца Сиктуса де Бурбон-Парма. Вместе с младшим братом Ксаверием Сиктус служил офицером бельгийской армии. Так начала «афера Сиктуса». Сиктус поддерживал контакты с министром иностранных дел Франции Ж. Камбоном. Париж выдвинул следующие условия: возвращение Франции Эльзаса и Лотарингии, без уступок Германии в колониях; мир не может быть сепаратным, Франция исполнит свои обязанности по отношению к союзникам. Однако в новом послании Сиктуса, направленном после встречи с французским президентом Пуанкаре, содержался намек на возможность сепаратного соглашения. Главной целью Франции было военное поражение Германии, «оторванной от Австрии».

Чтобы осудить открывшиеся возможности, Карл вызвал Сиктуса и Ксаверия в Австрию. Они прибыли 21 марта. В Лаксенберге под Веной состоялась серия встреч братьев с императорской четой и Чернином. Сам Чернин скептически отнёсся к идее сепаратного мира. Он надеялся на всеобщий мир. Чернин считал, что без Германии мир заключать нельзя, отказ от союза с Берлином приведёт к трагическим последствиям. Министр иностранных дел Австрии понимал, что Германия может просто оккупировать Австро-Венгрию в случае её предательства. Кроме того, такой мир мог привести к гражданской войне. Большинство австрийских немцев и венгров могли воспринять сепаратный мир как предательство, а славяне поддержали его. Таким образом, сепаратный мир вёл к разрушению Австро-Венгрии, как и поражение войне.

Переговоры в Лаксенберге завершились передачей Сикстусу письма Карла, в котором он обещал использовать всё влияние для выполнения французских требований в отношении Эльзаса и Лотарингии. Одновременно Карл обещал восстановить суверенитет Сербии. В результате Карл совершил дипломатическую ошибку — вручил врагам неопровержимое, документальное свидетельство того, что австрийский дом готов пожертвовать Эльзасом и Лотарингией — одним из главных приоритетов союзной Германии. Весной 1918 года это письмо предадут огласке, что подорвёт политический авторитет Вены, как в глазах Антанты, так и Германии.

3 апреля 1917 года на встрече с германским императором Карл предложил Вильгельму II отказаться от Эльзаса и Лотарингии. В обмен Австро-Венгрия была готова передать Германии Галицию и согласиться с превращением Польского королевства в германского сателлита. Однако германская верхушка не поддержала эти инициативы. Таким образом, попытка Вены усадить за стол переговоров Берлин провалилась.

«Афера Сиктуса» также завершилась неудачей. Весной 1917 года к власти во Франции пришло правительство А. Рибо, которое было настроено настороженно к инициативам Вены и предлагало выполнить требования Рима. А по Лондонскому договору 1915 года Италии обещали Тироль, Триест, Истрию и Далмацию. В мае Карл намекнул, что готов уступить Тироль. Однако этого оказалось мало. 5 июня Рибо заявил, что «мир может быть лишь плодом победы». Говорить больше было не с кем и не о чем.

Разрушение Австро-Венгерской империи не принесло Центральной Европе мира

Министр иностранных дел Австро-Венгрии Оттокар Чернин фон унд цу Худениц

Идея расчленения Австро-Венгерской империи

Первая мировая война была тотальной, интенсивная военная пропаганда ставила одну цель — полную и окончательную победу. Для Антанты Германия и Австро-Венгрия были абсолютным злом, воплощением всего, что было ненавистно республиканцам и либералам. Прусский милитаризм, габсбургский аристократизм, реакционность и опору на католичество планировали вырвать с корнем. «Финансовый интернационал», стоявший за США, Францией и Англией, хотел уничтожить державы средневекового теократического монархизма и абсолютизма. Российская, Германская и Австро-Венгерская империи стояли на пути капиталистического и «демократического» Нового мирового порядка, где должен был править большой капитал — «золотая элита».

Особенно заметен стал идеологический характер войны после двух событий 1917 года. Первым стало падение Российской империи, дома Романовых. Антанта приобрела политическую однородность, став союзом демократических республик и либеральных конституционных монархий. Второе событие — вступление в войну США. Американский президент Вудро Вильсон и его советники активно выполняли волю американских финансовых тузов. И главным «ломом» по разрушению старых монархий должен был сыграть шулерский принцип «самоопределения наций». Когда нации формально становились независимыми и свободными, устанавливали демократию, а по сути, являлись клиентами, сателлитами великих держав, финансовых столиц мира. Кто платит, тот и заказывает музыку.

10 января 1917 года в декларации держав Антанты о целях блока в качестве одной из них указывалось освобождение итальянцев, южных славян, румын, чехов и словаков. Однако о ликвидации монархии Габсбургов речи ещё не было. Говорилось о широкой автономии «непривилегированным» народам. 5 декабря 1917 года, выступая в Конгрессе, президент Вильсон заявил о стремлении освобождения народов Европы от германской гегемонии. О дунайской монархии американский президент сказал: «Мы не заинтересованы в уничтожении Австрии. Как она распорядится собой — не наша проблема». В знаменитых «14 пунктах» Вудро Вильсона 10 пункт касался Австрии. Народам Австро-Венгрии предлагалось предоставить «максимально широкие возможности для автономного развития». 5 января 1918 года британский премьер Ллойд-Джордж в заявлении о военных целях Англии отметил, что «мы не воюем за разрушение Австро-Венгрии».

Однако французы были настроены иначе. Не зря Париж с начала войны поддерживал чешскую и хорвато-сербскую политическую эмиграцию. Во Франции формировали легионы из пленных и дезертиров — чехов и словаков, в 1917-1918 гг. они приняли участие в боевых действиях на Западном фронте и в Италии. В Париже хотели создать «республиканизировать Европу», а это было невозможно без разрушения монархии Габсбургов.

В целом вопрос о разделе Австро-Венгрии оглашен не был. Перелом произошёл, когда всплыла «афера Сикстуса». 2 апреля 1918 года министр иностранных дел Австрии Чернин выступал перед членами городского собрания Вены и в каком-то порыве признался в том, что с Францией действительно велись мирные переговоры. Но инициатива, по утверждению Чернина, исходила от Парижа, и переговоры были прерваны якобы из-за отказа Вены дать согласие на присоединение Эльзаса и Лотарингии к Франции. Возмущенный явной ложью французский премьер Ж. Клемансо в ответ заявил, что Чернин лжёт, затем опубликовал текст письма Карла. На Венский двор обрушился град упреков в неверности и предательстве, в том, что Габсбурги де нарушили «священную заповедь» о «тевтонской верности» и братстве по оружию. Хотя сама Германия поступила точно так же и вела закулисные переговоры без участия Австрии.

Таким образом, Чернин грубо подставил Карла. Карьера графа Чернина на этом завершилась, он ушёл в отставку. Австрию поразил жёсткий политический кризис. В придворных кругах даже заговорили о возможной отставке императора. Военные круги и австро-венгерские «ястребы» приверженные союзу с Германией были разъярены. Императрица и пармский дом, которому она принадлежала, подвергались нападкам. Их считали источником зла.

Карл был вынужден оправдываться перед Берлином, лгать, что это фальшивка. В мае под давлением Берлина Карл подписал соглашение о ещё более тесном военном и экономическом союзе Центральных держав. Держава Габсбургов окончательно стала сателлитом более могучей Германской империи. Если представить альтернативную реальность, где Германия победила в Первой мировой войне, то Австро-Венгрия стала бы второразрядной державой, чуть ли не экономической колонией Германии. Победа Антанты также не сулила Австро-Венгрии ничего хорошего. Скандал вокруг «аферы Сикстуса» похоронил возможность политического соглашения между Габсбургами и Антантой.

В апреле 1918 года в Риме прошёл «съезд угнетенных народов». В Рим съехались представители различных национальных общин Австро-Венгрии. Чаще всего эти политики не имели никакого веса на родине, но они не стеснялись говорить от лица своих народов, которые, по сути дела, никто не спрашивал. В реальности многие славянские политики по-прежнему были бы удовлетворены широкой автономией в рамках Австро-Венгрии.

3 июня 1918 года Антанта заявила, что считает одним из условий создания справедливого мира создание независимой Польши, с включением Галиции. В Париже уже создали Польский национальный совет, который возглавлял Роман Дмовский, который после революции в Росси сменил прорусскую позицию на прозападную. Деятельность сторонников независимости активно спонсировала польская община в США. Во Франции была сформирована польская добровольческая армия под началом генерала Ю. Галлера. Ю. Пилсудский, поняв, откуда ветер дует, разорвал отношения с немцами и постепенно приобрел славу национального героя польского народа.

30 июля 1918 года французское правительство признало право чехов и словаков на самоопределение. Чехословацкий национальный совет был призван высшим органом, который представляет интересы народа и является ядром будущего правительства Чехословакии. 9 августа Чехословацкий национальный совет в качестве будущего чехословацкого правительства был признан Англией, 3 сентября — США. Искусственность чехословацкой государственности никого не смутила. Хотя чехов и словаков, кроме языковой близости, мало что объединяло. Многие столетия оба народа имели разную историю, находились на разном уровне политического, культурного и экономического развития. Это не беспокоило Антанту, как и множество других схожих искусственных конструкций, главное было уничтожить империю Габсбургов.

Либерализация

Важнейшей составляющей частью политики Карла I была либерализация внутренней политики. Стоит отметить, что в условиях войны, это было не лучшее решение. Сначала австрийские власти перегнули палку с поиском «внутренних врагов», репрессиями и ограничениями, затем начали либерализацию. Это только усугубило внутреннее положение в стране. Карл I, руководствуясь лучшими побуждениями, сам раскачал и так не слишком устойчивую лодку империи Габсбургов.

30 мая 1917 года был созван не собиравшийся более трёх лет рейхсрат — парламент Австрии. Замысел «Пасхальной декларации», который укреплял положение австрийских немцев в Цислейтании, отвергли. Карл решил, что усиление австрийских немцев не упросит положение монархии, а наоборот. Кроме того, в мае 1917 года был отправлен в отставку премьер-министр Венгрии Тиса, бывший олицетворением венгерского консерватизма.

Созыв парламента был большой ошибкой Карла. Созыв рейхсрата был воспринят многими политика как признак слабости императорской власти. Лидеры национальных движений получили трибуну, с которой можно было оказывать давление на власть. Рейхсрат быстро превратился в оппозиционный центр, по сути дела, в антигосударственный орган. По мере того как продолжались заседания парламента, позиция чешских и югославянских депутатов (они сформировали единую фракцию) становилась всё более радикальной. Чешский союз потребовал преобразования державы Габсбургов в «федерацию свободных и равноправных государств» и создания чешского государства, включая словаков. Будапешт возмутился, так как присоединение словацких земель к чешским означало нарушение территориальной целостности Венгерского королевства. При этом сами словацкие политики выжидали чья возьмёт, не отдавая предпочтение ни союзу с чехами, ни автономии в составе Венгрии. Ориентация на союз с чехами победила только в мае 1918 года.

Спокойствию в Австро-Венгрии не способствовала и объявленная 2 июля 1917 года амнистия, благодаря которой на свободу выпустили приговорённых к смерти политических заключенных, главным образом чехов (более 700 человек). Австрийские и богемские немцы возмутились императорскому прощению «предателей», что ещё более обострило национальные противоречия в Австрии.

20 июля на острове Корфу представители Югославянского комитета и сербского правительства подписали декларацию о создании после войны государства, в которое войдут Сербия, Черногория и провинции Австро-Венгрии, населенные южными славянами. Главой «Королевства сербов, хорватов и словенцев» должен был стать король из сербской династии Карагеоргиевичей. Надо отметить, что Южнославянский комитет в это время не имел поддержки большинства сербов, хорватов и словенцев Австро-Венгрии. Большинство южнославянских политиков в самой Австро-Венгрии в это время выступали за широкую автономию в рамках габсбургской федерации.

Однако к концу 1917 года сепаратистские, радикальные тенденции победили. Определённую роль в этом сыграла и Октябрьская революция в России и большевистский «Декрет о мире», который призвал к «миру без аннексий и контрибуций» и реализации принципа самоопределения наций. 30 ноября 1917 года Чешский союз, Южнославянский клуб депутатов и Украинское парламентское объединение выступили с совместным заявлением. В нём они потребовали, чтобы на мирных переговорах в Бресте присутствовали делегации различных национальных общин Австро-Венгерской империи.

Когда австрийское правительство отвергло эту идею, 6 января 1918 года в Праге собрался съезд чешских депутатов рейхсрата и членов земельных собраний. Они приняли декларацию, в которой потребовали предоставить народам империи Габсбургов право на самоопределение и, в частности, провозглашения чехословацкого государства. Премьер-министр Цислейтании Зайдлер объявил декларацию «актом государственной измены». Однако ничего, кроме громких заявлений, противопоставить национализму власти уже не могли. Поезд ушёл. Императорская власть не пользовалась прежним авторитетом, а армия была деморализована, и не могла противостоять развала державы.

Военная катастрофа

3 марта 1918 года был подписан Брестский мир. Россия утратила огромную территорию. Австро-германские войска стояли в Малороссии до осени 1918 года. В Австро-Венгрии этот мир назвали «хлебным», так надеялись на поставки зерна из Малороссии-Украины, что должно было улучшить критическую продовольственную ситуацию в Австрии. Однако эти надежды не были оправданы. Гражданская война и плохой урожай в Малороссии привели к тому, что вывоз зерна и муки из этой области в Цислейтанию составил в 1918 году менее 2,5 тыс. вагонов. Для сравнения: из Румынии вывезли — около 30 тыс. вагонов, а из Венгрии — более 10 тыс.

7 мая в Бухаресте был подписан сепаратный мир между Центральными державами и потерпевшей поражение Румынией. Румыния уступила Добруджу Болгарии, часть южной Трансильвании и Буковины — Венгрии. В качестве компенсации Бухаресту отдали русскую Бессарабию. Однако уже в ноябре 1918 года Румыния переметнулась обратно в лагерь Антанты.

Во время кампании 1918 года австро-германское командование надеялось одержать победу. Но эти надежды оказались напрасными. Силы Центральных держав, в отличие от Антанты, были на исходе. В марте — июле германская армия предприняла мощное наступление на Западном фронте, добилась некоторых успехов, но ни разгромить противника, ни прорвать фронт так и не смогла. Материальные и людские ресурсы Германии были на исходе, боевой дух ослаблен. Кроме того, Германия была вынуждена держать крупные силы на Востоке, контролируя оккупированные территории, утратив крупные резервы, которые могли помочь на Западном фронте. В июле-августе произошла вторая битва на Марне, войска Антанты перешли в контрнаступление. Германия потерпела тяжелое поражение. В сентябре войска Антанты в ходе ряда операций ликвидировали результаты предшествующего германского успеха. В октябре — начале ноября союзные войска освободили большую часть захваченной немцами территории Франции и часть Бельгии. Германская армия больше не могла воевать.

Провалилось наступление австро-венгерской армии на Итальянском фронте. Австрийцы атаковали 15 июня. Однако австро-венгерские войска смогли только местами вклиниться в итальянскую оборону на реке Пьява. Через несколько войск понесшие большие потери и деморализованные австро-венгерские войска отступили назад. Итальянцы, несмотря на постоянные требования союзного командования, не смогли сразу организовать контрнаступление. Итальянская армия была не в лучшем состоянии, чтобы наступать.

Только 24 октября итальянская армия перешла в наступление. В ряде мест австрийцы успешно оборонялись, отбивали вражеские атаки. Однако вскоре Итальянский фронт просто развалился. Под воздействием слухов и ситуации на других фронтах мятеж подняли венгры и славяне. 25 октября все венгерские войска просто покинули позиции и ушли в Венгрию под предлогом необходимости защиты своей страны, которой угрожали войска Антанты со стороны Сербии. А чешские, словацкие и хорватские солдаты отказались воевать. Только австрийские немцы продолжали борьбу.

К 28 октября уже 30 дивизий утратили боеспособность и австрийское командование отдало приказ об общем отступлении. Австро-венгерская армия была полностью деморализована и бежала. Около 300 тыс. человек сдалось в плен. 3 ноября итальянцы высадили десант в Триест. Итальянские войска заняли практически всю ранее утраченную итальянскую территорию.

На Балканах союзники в сентябре также перешли в наступление. Была освобождена Албания, Сербия и Черногория. Перемирие с Антантой заключила Болгария. В ноябре союзники вторглись на территорию Австро-Венгрии. 3 ноября 1918 года перемирие с Антантой заключила Австро-Венгерская империя, 11 ноября — Германия. Это было полное поражение.

Конец Австро-Венгрии

4 октября 1918 года по согласованию с императором и Берлином министр иностранных дел Австро-Венгрии граф Буриан направил западным державам ноту, в которой сообщалось, что Вена готова к переговорам на основе «14 пунктов» Вильсона, включая пункт о самоопределении наций.

5 октября в Загребе было учреждено Народное вече Хорватии, которое объявило себя представительным органом югославянских земель Австро-Венгерской империи. 8 октября в Вашингтоне по предложению Масарика была оглашена Декларация независимости чехословацкого народа. Вильсон тут же признал, что чехословаки и Австро-Венгрия находятся в состоянии войны и Чехословацкий совет является правительством, ведущим войну. США уже не могли считать автономию народов достаточным условием заключения мира. Это был смертный приговор державе Габсбургов.

10-12 октября император Карл принял делегации венгров, чехов, австрийских немцев и южных славян. Венгерские политики по-прежнему ничего не хотели слышать о федерализации империи. Карлу пришлось пообещать, что готовящийся манифест о федерализации не затронет Венгрии. А чехам и южным славянам федерация уже не казалась пределом мечтаний — Антанта обещала больше. Карл уже не приказывал, а просил и умолял, но было поздно. Карлу пришлось заплатить не только за свои ошибки, но ошибки предшественников. Австро-Венгрия была обречена.

В целом Карлу можно посочувствовать. Это был неопытный, добрый, религиозный человек, который отвечал за империю и чувствовал страшную душевную боль, так как рушился весь его мир. Народы отказывались ему повиноваться, и сделать ничего уже было нельзя. Распад могла остановить армия, но её боеспособное ядро полегло на фронтах, а оставшиеся войска почти полностью разложились. Надо отдать должное Карлу, он боролся до конца, и не за власть, так не был властолюбивым человеком, а за наследие предков.

16 октября 1918 года вышел манифест о федерализации Австрии («Манифест о народах»). Однако время для такого шага было уже упущено. С другой стороны, этот манифест позволил избежать крови. Многие офицеры и чиновники, воспитанные в духе преданности престолу, могли спокойно начать служить легитимным национальным советам, в руки которых переходила власть. Надо сказать, что многие монархисты были готовы воевать за Габсбургов. Так, «лев Изонцо» фельдмаршал Светозар Бороевич де Бойна имел войска, сохранившие дисциплину и верность трону. Он был готов идти на Вену и занять её. Но Карл, догадываясь о планах фельдмаршала, не пожелал военного переворота и крови.

21 октября в Вене было создано Временное национальное собрание Немецкой Австрии. В него вошли почти все депутаты рейхсрата, которые представляли немецкоязычные округа Цислейтании. Многие депутаты надеялись, вскоре немецкие округа распавшейся империи смогут присоединиться к Германии, завершив процесс создания единой Германии. Но это противоречило интересам Антанты, поэтому по настоянию западных держав Австрийская республика, объявленная 12 ноября, стала независимым государством. Карл объявил, что «отстраняется от управления государством», но подчеркнул, что это не является отречением от престола. Формально Карл остался императором и королем, так как отказ от участия в государственных делах не был равнозначен отречению от титула и престола.

Карл «приостановил» исполнение своих полномочий, надеясь, что сможет вернуть престол. В марте 1919 года под давлением австрийского правительства и Антанты императорская семья перебралась в Швейцарию. В 1921 году Карл сделает две попытки вернуть престол Венгрии, но неудачно. Его сошлют на остров Мадейра. В марте 1922 года Карл вследствие переохлаждения заболеет воспалением лёгких и 1 апреля умрет. Его жена — Цита, проживет целую эпоху и скончается в 1989 году.

К 24 октября все страны Антанты и их союзники признали Чехословацкий национальный совет в качестве действующего правительства нового государства. 28 октября в Праге была провозглашена Чехословацкая республика (ЧСР). 30 октября Словацкий национальный совет подтвердил присоединение Словакии к ЧСР. Фактически Прага и Будапешт боролись за Словакию ещё несколько месяцев. 14 ноября в Праге собралось Национальное собрание, президентом Чехословакии был избран Масарик.

29 октября в Загребе Народное вече заявило о готовности взять всю власть в югославянских провинциях. Хорватия, Славония, Далмация и земли словенцев вышли из состава Австро-Венгрии и объявили о нейтралитете. Правда, это не помешало итальянской армии оккупировать Далмацию и приморские районы Хорватии. В югославянских областях наступило безвластие и хаос. Повсеместная анархия, развал, угроза голода, разрыв хозяйственных связей заставили Загребское вече искать помощи у Белграда. Собственно выхода у хорватов, боснийцев и словенцев не было. Империя Габсбургов рухнула. Австрийские немцы и венгры создавали свои государства. Нужно было или принять участие в создании общего южнославянского государства, или стать жертвами территориальных захватов Италии, Сербии и Венгрии (возможно, и Австрии).

24 ноября Народное вече обратилось к Белграду с просьбой о вхождении югославянских провинций дунайской монархии в состав Сербского королевства. 1 декабря 1918 года было объявлено о создании Королевства сербов, хорватов и словенцев (будущая Югославия).

В ноябре сформировалась польская государственность. После капитуляции Центральных держав в Польше сложилось двоевластие. В Варшаве сидел Регентский совет Польского королевства, в Люблине — Временное народное правительство. Юзеф Пилсудский, ставший общепризнанным лидером нации, объединили обе властные группировки. Он стал «начальником государства» — временным главой исполнительной власти. В состав Польши вошла и Галиция. Однако границы нового государства были определены лишь в 1919-1921 гг., после Версаля и войны с Советской Россией.

17 октября 1918 года венгерский парламент разорвал унию с Австрией и провозгласил независимость страны. Венгерский национальный совет, который возглавил либерал граф Михай Каройи, взял курс на реформирование страны. Чтобы сохранить территориальную целостность Венгрии Будапешт объявил о готовности к немедленным мирным переговорам с Антантой. Будапешт отозвал венгерские войска с разваливающихся фронтов на родину.

30-31 октября в Будапеште началось восстание. Многотысячные толпы горожан и вернувшихся с фронта солдат требовали перехода власти к Национальному совету. Жертвой восставших стал бывший премьер Венгрии Иштван Тиса, который был растерзан солдатами в собственном доме. Граф Каройи стал премьером. 3 ноября Венгрия заключила в Белграде перемирие с Антантой. Однако это не помешало Румынии захватить Трансильванию. Попытки правительства Каройи договориться со словаками, румынами, хорватами и сербами о сохранении единства Венгрии на условии предоставления её национальным общинам широкой автономии закончились неудачей. Время было упущено. Венгерским либералам пришлось расплачиваться за ошибки прежней консервативной элиты, которая до последнего не желала реформировать Венгрию.

Разрушение Австро-Венгерской империи не принесло Центральной Европе мира

Восстание в Будапеште 31 октября 1918 г.

5 ноября в Будапеште Карл I был низложен с престола Венгрии. 16 ноября 1918 г. Венгрия была провозглашена республикой. Однако ситуация в Венгрии была тяжелой. С одной стороны, в самой Венгрии продолжалась борьба различных политических сил — от консерваторов-монархистов до коммунистов. В итоге диктатором Венгрии стал Миклош Хорти, который возглавил сопротивление революции 1919 года. С другой стороны, трудно было предсказать, что останется от прежней Венгрии. В 1920 году Антанта вывела войска из Венгрии, но в том же году Трианонский договор лишил страну 2/3 территории, где проживали сотни тысяч венгров, и была большая часть экономической инфраструктуры.

Таким образом, Антанта, разрушив Австро-Венгерскую империю, создала в Центральной Европе огромную область нестабильности, где вырвались на свободу давние обиды, предрассудки, неприязнь и ненависть. Разрушение монархии Габсбургов, выступавшей интегрирующей силой, способной более или менее успешно представлять интересы большинства подданных, сглаживать и уравновешивать политические, социальные, национальные и религиозные противоречия, было большим злом. В будущем это станет одной из главных предпосылок следующей мировой войны.

Разрушение Австро-Венгерской империи не принесло Центральной Европе мира

Карта распада Австро-Венгрии в 1919—1920 гг.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. parusnik 10 июня 2015 08:05
    Идея расчленения Австро-Венгерской империи- цель мировой войны,это по возможности развал или ослабление европейских империй: Германии,Австро-Венгрии,Отомманской,Российской империй..Представьте..союз этих империй..в годы мировой войны..?заставили Загребское вече искать помощи у Белграда. Собственно выхода у хорватов, боснийцев и словенцев не было..Нет..тут немножко не так было..Когда делегация Хорватского Вече приперлась в Париж, с просьбой о помощи,ну и заодно за тем ,что бы Франция и остальные державы АНТАНТы поддержали хорватскую независимость..им было вежливо сказано: пацаны, вас видим в составе только Королевства сербов,хорватов и словенцев..фигвам..национальная американская изба вам, не независимость..АНТАНТЕ..необходимо было расплатиться с Сербией,за выстрелы в Сараево..Но позже..в 1990-х годах..Европа и США пришли к выводу ,что единая Югославия не нужна..и все повернула в зад..
  2. Робертъ Невский 10 июня 2015 09:39
    Слава Великого Октября!!!
  3. Казак Ермака 10 июня 2015 10:11
    Как раз перечитываю Приключения бравого солдата Швейка. wink Книга в интереснойформе расскажет больше чем эта статья про распад Австро-Венгрии.
    1. V.ic 10 июня 2015 10:55
      Цитата: Казак Ермака
      Книга в интереснойформе расскажет больше чем эта статья про распад Австро-Венгрии.

      Скачайте фильм "Большая дорога" производства 1962 года производства киностудий "Мосфильм" / "Баррандов".
  4. Guntruck 10 июня 2015 12:44
    >В целом Карлу можно посочувствовать. Это был неопытный, добрый, религиозный человек, который отвечал за империю и чувствовал страшную душевную боль, так как рушился весь его мир.

    Да уж, тот еще добряк. В Талергофе и Терезине с удовольствием подтвердят.

    Специфическая у них там "доброта" на Западе, особенно по отношению к нам, к русским. Собачку еще могут иногда пожалеть, а русского человека - никогда.
    1. Dart2027 10 июня 2015 22:50
      Цитата: Guntruck
      В Талергофе и Терезине

      А разве Телезин - это не ВМ?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня