С запахом пороха

Ситуация в Южно-Китайском море постепенно накаляется. Вьетнам запускает патриотические туры для туристов на острова Спратли, президент Филиппин публично сравнивает Китай с Третьим Рейхом, а американский крейсер пребывает на филиппинскую базу Субик-Бей с вполне конкретным намёком. В то же время японский премьер, не получивший поддержки на саммите G7, выступает с готовностью встретиться с президентом России. Регион вступил в период лихорадочной предвоенной дипломатии, когда укрепляются старые альянсы, рождаются новые союзы и оговариваются гарантии взаимного нейтралитета.

С запахом пороха



Руководство Китайской Народной Республики понимает важность исторического шанса, который ей выпал, пока США и их сателлиты тратят ресурсы на ослабление России. Китай — единственная страна на островах Спратли, которая пока не обзавелась там своим аэродромом. Размеры островов китайской части просто не позволяли раньше его построить. Теперь эта проблема решается самым простым из способов, а именно намыванием земли. Ориентировочно на завершение всех работ и возведение инфраструктурных объектов у Поднебесной уйдёт до двух лет, после чего ситуация в прилегающих морях радикальным образом изменится.



Не избежит проблем и Тайвань, также владеющий небольшой частью Спратли. Правда, у этой страны с континентальным соседом разногласия куда большие, чем спор из-за десятка скал на мелководье. Буквально под занавес мая пришла новость о вероятной закупке Тайванем 120 танков «Абрамс», что красноречиво говорит о том, что Тайбэй не испытывает иллюзий относительно того, чем закончится битва на море, как и о том, что китайский десант ему встречать всё-таки придётся.



В общем и целом мы имеем классическую спираль эскалации, когда конфликт вокруг архипелага Спратли постепенно вовлечёт в себя не только все страны Южно-Китайского моря, но и Тайвань. А где Тайвань, там и Япония с США.

Не сказали пока своего слова и Малайзия с Брунеем, которые также имеют свою долю в архипелаге, и поползновения Китая их едва ли радуют. На прямой конфликт они пойдут лишь в крайнем случае, но при возникновении большой антикитайской коалиции вполне возможно участие в ней и этих государств.

Пока же страны, претендующие на острова Спратли, наращивают морскую мощь. Бруней построил 4 новейших корвета (класс «Даруссалам») в Германии, Малайзия заказала 7 фрегатов (программа SGPV) у Франции, Вьетнам полагается на российское и голландское военное судостроение, а Тайвань и Филиппины закупают подержанные корабли у Соединённых Штатов. Правда весь этот разномастный флот мало что сможет противопоставить тому, что будет способен выставить Китай уже к 2018 году — одних только новейших эсминцев 052D будет изготовлено 8 единиц, не говоря уже о громадном десантном флоте Поднебесной. В целом же даже быстрое ознакомление со списочным составом ВМС НОАК и характеристиками кораблей вызывает уважение и трепет. Сегодня Китай вполне способен повторить тихоокеанский блицкриг Японской империи декабря 1941 — апреля 1942 годов, а к концу десятилетия его возможности в этом плане лишь возрастут.

Минимальные условия для победы в крупном конфликте для КНР — это контроль над Тайванем и всеми территориями частично признанной Китайской Республики, а также островами Спратли. Победа Китая на море, пусть даже и ограниченная, откроет перед ним два пути: продолжать экспансию в Тихий океан или сосредоточится на окружающих его континентальных территориях. Не в последнюю очередь выбор Пекина будет зависеть и от геополитической обстановки. Если в сопредельном государстве будет неспокойно, то вполне можно ожидать китайских «вежливых людей» на самых лакомых кусочках территории. За примерами далеко ходить не надо: Парасельские острова в 1974 году были отторгнуты у Южного Вьетнама именно таким способом.

Победа условной коалиции под руководством США также имеет свои минимальные условия: ими являются сохранение независимости Тайваня и нанесение неприемлемого урона военно-морским и воздушным силам НОАК, береговой инфраструктуре Поднебесной, а также полное изгнание её из архипелагов Спратли и Парасельских островов и даже острова Хайнань, который является полным региональным аналогом Крыма. Задача максимум — вызвать через поражение на море народное возмущение, которое перетечёт в гражданскую войну и распад страны.

При всей громадной экономической и военной мощи Китая, у неё есть очень слабое место. А именно то, что он не имеет союзников. Всех потенциальных сателлитов китайцы отпугнули ещё во времена Мао Цзэдуна, когда Поднебесная озвучила свои территориальные претензии почти ко всем соседям, заочно сколотив против себя широчайшую коалицию. Те же страны, что не имеют явных споров с Китаем, и вполне бы могли бы стать его невоюющими союзниками, раздражены китайским диктатом и не собираются потакать амбициям Пекина.

Другая проблема — это отсутствие привлекательной идеологии, которая помогла бы Китаю создать собственную коалицию. К примеру, Японская империя продвигала идею освобождения народов от колониального ига белого человека — очень сильная мотивация, независимо от того, как она в итоге осуществлялась. Китаю предложить нечего. Его национализм и территориальные претензии сплачивают нацию изнутри, но извне она выглядит откровенным экспансионизмом, вызывающим отторжение даже у этнически близких Тайваня и Сингапура, не говоря уже обо всех остальных.

И напоследок об интересах России. Поскольку могучие сухопутные войска Китая в морском конфликте почти не пострадают, России придётся крепко задуматься о своей безопасности, ибо угроза для Пекина с моря к тому времени будет ликвидирована.

Напротив, поражение Китая в тихоокеанской войне многократно усилит позиции США в регионе, а заодно и Японии. Следует отметить, что в нашей стране практически никому неизвестно, что и Тайвань и Южная Корея также имеют свои территориальные претензии к Москве, которые могут быть оформлены в виде «отдавайте землёй или платите». Совокупно США, Япония, Южная Корея могут очень серьёзно дестабилизировать обстановку в регионе. Если к тому времени ситуация на западных границах РФ будет такой же, как сейчас, то совокупная опасность возрастёт в разы. Ядерное оружие — не панацея. Область его применения ограничена, а противоядие находится достаточно легко при наличии у противоположной стороны даже небольшого арсенала боеголовок. В итоге убедительная победа в Азии любого из центров силы неизбежно заставит победителя обратить внимание на Россию.
Автор:
Игорь Кабардин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти