«Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства

Когда говорят о существовании в Советском Союзе политической оппозиции, обычно подразумевают диссидентское движение, ориентированное на Запад и им активно поддерживаемое. Но была в Советском Союзе и такая оппозиция, о которой и сегодня пишут очень редко. Речь идет об оппозиционных группах социалистической и коммунистической направленности. Демократы не любят их по понятным причинам (как коммунистов, причем еще больших, чем официальная компартия); советские же патриоты предпочитают не замечать, поскольку стесняются признать тот факт, что и в СССР все было далеко не идеально и находились люди, критиковавшие советскую систему не с вражеских прозападных позиций, а с позиций социальной справедливости.

Как КПСС дождалась критики «слева»

Появление левой оппозиции в СССР в 1960-е — 1970-е гг. было связано со спецификой социально-экономического положения страны в эти годы. Именно в послесталинский период углубляется социальное расслоение советского общества, причем привилегии партийной и государственной номенклатуры становятся более очевидными простому советскому обывателю. Во-вторых, политика «мирного сосуществования» с капиталистическими странами, углубляющаяся бюрократизация партийной и комсомольской деятельности, отдаляющая коммунистические структуры от народа и позволяющая сомневаться в искренности убеждений партийных и комсомольских функционеров, способствуют распространению среди части советского населения недоверия к существующей системе.


«Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства


Советский человек задается вопросом: «А неужели этот чиновник на персональном автомобиле, с брюшком, потребляющий дефицитные продукты, и есть коммунист?» Растут сомнения в том, действительно ли Советский Союз движется по пути социалистического развития или происходит постепенная реставрация капитализма под вывесками строительства коммунизма. Подобными вопросами, чаще всего, задаются молодые и идеалистически настроенные советские интеллигенты — студенты, инженеры, преподаватели, а также некоторая часть политически грамотных рабочих. Они, базовая основа советского общества, видят нарастающую разницу в уровне жизни себя и представителей партийной номенклатуры, понимают, что это не справедливо и плохо согласуется с теми идеалами, которые провозглашают с трибун высокие государственные лица. В 1960-е — 1970-е гг. в целом ряде городов Советского Союза появляются небольшие кружки, критикующие советский строй с более левых позиций. Одни из них ратуют за возвращение к традициям сталинского СССР, обвиняя в происходящем «обуржуазивании» советской страны десталинизацию. Другие идут дальше и считают, что отказ от коммунистических идеалов произошел уже после смерти В.И. Ленина. Третьи вообще отрицают марксистскую идеологию и изучают опыт народников и анархистов конца XIX — начала ХХ вв. Но большинство из перечисленных групп не задумывались о собственных теоретических разработках и не вели попыток серьезной пропагандистской деятельности на предприятиях или в учебных заведениях.

Среди советской «левой оппозиции», если можно так назвать множество не имевших связей между собой одиночек и карликовых кружков, широкое распространение получило отношение к курсу советского правительства как к оппортунистической и ревизионистской политике, извращавшей подлинные идеалы Октябрьской революции. Следует отметить, что в 1960-е — 1970-е гг. подобное отношение советская политика вызывала и у части мирового коммунистического движения. После того, как Китай под руководством Мао Цзэдуна из ближайшего союзника СССР превратился в его противника, обвинив КПСС в предательстве коммунистических идеалов и «социал-империализме», во всем мире стали появляться партии, группы и кружки, выступавшие за возвращение к идеям Ленина — Сталина в их маоистском понимании. В Юго-Восточной и Южной Азии, Латинской Америке, Африке, Турции маоисты вели партизанскую войну, в Европе действовали многочисленные маоистские партии и городские террористические организации. Советский Союз в этом плане выгодно отличался от других стран мира. Мощные органы госбезопасности не допускали никаких проявлений радикальных действий со стороны идейных критиков советской власти, однако схожие с маоистскими идеи высказывались многими небезразличными к судьбе Советского Союза критически мыслящими людьми. Они связывали растущее социальное расслоение советского общества с «обуржуазиванием» партийного руководства, отказавшегося от ленинско-сталинского курса и постепенно переходящего на капиталистические позиции.

Иногда самобытные советские маоисты пытались действовать — наивно и в меру своих сил, но искренне. Так, ночью 18 июля 1963 г. в Черниговской области, в небольшом городке Мена, 27-летний Иван Панасецкий, работавший художником в местном театре, вывесил несколько самодельных транспарантов с лозунгами: «Долой хрущевскую анархию! Да здравствует Коммунистическая партия Китая!», «Хрущевская анархия убивала за правду при Сталине, чтобы захватить власть» и «Да здравствует Мао Цзэдун — вождь трудящихся всего мира!» В Донецке 37-летний шахтер Василий Полубань 1 июня 1964 г. расклеил по городу листовки «Поддерживайте связь с народно-демократическим Китаем, который борется за мир и демократию во всем мире! Ленин! Сталин! Вон Хрущева!», «Ленин и Сталин будут жить в веках. Вон хрущевскую диктатуру, засоряющую мозги рабочему классу!»; «Партия Ленина-Сталина, ведущая к победе, сплочению коммунизма! Долой Н.С. Хрущева! Да здравствуют друзья Китая!». В маоистском Китае советские люди, недовольные привилегиями номенклатуры и бюрократическим засильем, видели альтернативный вариант социализма, более близкий, на их взгляд, к тому, что проповедовали Ленин и Сталин.

«Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства


Даже сугубо негативная подача информации о событиях в Китае не могла предотвратить рост симпатий к Мао Цзэдуну и маоизму среди части радикально настроенных советских граждан. Причем, если проанализировать основной состав задержанных за маоистскую пропаганду советских граждан, то видно, что среди них преобладали не столько юные и романтично настроенные студенты, сколько взрослые рабочие мужчины в самом расцвете сил — 30-45 лет. Это свидетельствует о том, что советской системой был недоволен, в том числе, и рабочий класс — тот самый «гегемон», интересы которого советское руководство официально ставило на первый план. Так, 40-летний рабочий Кулаков написал Никите Сергеевичу Хрущеву очень резкое письмо: «Основная масса советских людей считает вас врагом партии Ленина-Сталина. Одним словом, ты оставшийся в живых троцкист… В. И. Ленин мечтал сделать Китай другом советского народа, и эту мечту выполнил т. Сталин, а ты нарушил эту дружбу. Мао против того, чтобы ты порочил Ленинскую партию и Сталина. Ленин и Сталин смело шли против врагов революции и в открытом бою побеждали и не боялись тюрем, а ты трус и провокатор. При жизни т. Сталина целовал ему жопу, а сейчас льешь грязь на него…» (Цит. по: Волынец А. Советские хунвейбины: СССР нужен Мао Цзэдун! // http://rusplt.ru/). За это письмо Кулаков был приговорен к одному году лишения свободы. Следует отметить, что в годы правления Хрущева были сотни примеров подобных писем и листовок, распространявшихся советскими рабочими, студентами, интеллигентами. Но ситуация не изменилась и после того, как Хрущева во главе ЦК КПСС сменил Леонид Ильич Брежнев. Попытки распространения листовок с критикой советского строя и восхвалением Сталина и Мао Цзэдуна, с призывами следовать примеру китайской культурной революции, имели место и в годы правления Брежнева, в особенности в конце 1960-х — 1970-х гг. В 1960-е гг. имело место несколько попыток создания маоистских партий. В 1964 г. братья Романенко, 35-летний Владимир и 33-летний Адольф, в городе Балаклея Харьковской области попытались создать организацию под названием «Рабоче-крестьянская революционная партия коммунистов» и даже написали письмо в ЦК Компартии Китая (что впоследствии спасло их от длительных тюремных сроков — за них фактически заступился сам Председатель Мао). В 1965-1967 гг. в Москве действовал кружок «Революционная социалистическая партия Советского Союза» во главе с 35-летним китайским гражданином Го Даньцином и 30-летним москвичом Ивановым. В 1968 г. в Москве 30-летний каменщик Г. Судаков и его 20-летний брат В. Судаков создали «Союз борьбы с ревизионизмом». Однако все эти группы состояли из двух-трех человек и ограничивались написанием программных заявлений, писем и листовок. Их деятельность продолжалась не долго и быстро пресекалась органами государственной безопасности. Совсем по другому сценарию развивались события в Куйбышеве, где возникла уникальная для того времени подпольная группа, просуществовавшая около восьми лет и едва не превратившаяся в целую нелегальную партию. Правда, к маоистским эту группу причислить вряд ли можно, поскольку уж слишком самобытной идеологией она обладала, да и маоизм свой нигде официально не декларировала.

Куйбышев: от листовок до забастовок

Крупнейший промышленный центр Поволжья город Куйбышев был местом сосредоточения многочисленного квалифицированного рабочего класса, научно-технической интеллигенции. Как и в других городах Советского Союза, в Куйбышеве еще в 1960-е гг. среди части рабочих и инженерно-технических работников росло недовольство социально-экономическим положением советских трудящихся, политикой коммунистической партии и советского правительства. Несмотря на то, что в городе не было крупных беспорядков, как в Новочеркасске, брожение среди населения имело место быть. В январе 1964 г. 40-летний слесарь металлургического завода Алексей Голик был приговорен к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В вину Алексею вменялось то, что он составил и попытался распространить несколько рукописных листовок с критикой социальной политики советского государства и партии. Одну из листовок Голик оставил в меню ресторана «Восток», а вторую послал по почте в редакцию местной газеты «Волжская коммуна». Алексея Голика «вычислили» и арестовали, обнаружив во время обыска третью листовку. В том же 1964 году, через месяц после обвинительного приговора по делу «листовок Алексея Голика», перед судом предстал бригадир калильщиков 4-го ГПЗ Анатолий Кляузов. Он был практически ровесником Голика — на момент суда ему было 38 лет. В вину Кляузову вменялось то, что он отправил анонимное письмо в ЦК КПСС, в котором угрожал новой революцией в стране. За этот поступок бригадир был приговорен к одному году лишения свободы. Имели место в Куйбышеве первой половины 1960-х гг. и другие попытки левой критики партии и правительства. Так, только в 1963-1964 гг. было осуждено более десяти человек, в числе которых токарь Волжской ГЭС имени В.И. Ленина Николай Галанин, грузчик молочного комбината Алексей Круглов, инспектор отдела кадров строительного треста № 24 Петр Крикун, пенсионерка Елена Рябинская.

«Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства


Однако рассмотренные примеры распространения листовок и писем в партийные органы были все же стихийными и индивидуальными актами проявления недовольства советской системой. В 1970-е гг. ситуация несколько изменилась. В Куйбышеве появился едва ли не единственный в Советском Союзе пример создания подпольной революционной рабочей организации, выступавшей с критикой политики советского государства в отношении трудящихся и объединявшей работников промышленного предприятия. Завод имени Масленникова (ЗИМ) просуществовал более 80 лет и на рассматриваемый период являлся одним из старейших промышленных предприятий Куйбышева. Он был основан еще до революции, в 1909 году, когда император Николай II подписал указ «О строительстве военных заводов на казенные средства», после чего началось строительство Самарского трубочного завода. На нем планировалось изготовлять алюминиевые трубки и капсульные втулки для трехдюймовых скорострельных пушек. Кстати, на этом заводе работали и Валериан Куйбышев, по имени которого впоследствии назвали Самару, и Николай Шверник. После революции завод возобновил свою работу только в 1923 г., получив имя председателя Самарского горсовета Александра Масленникова. К 1970-м годам Завод имени Масленникова был многопрофильным промышленным предприятием, выпускавшим не только военную продукцию, но и гражданские товары — часы «ЗиМ» и «Победа», электронные приборы, медицинскую технику.

Для рабочих ЗИМа в советский период были построены жилые дома и общежития, дворец культуры «Звезда», объекты социальной инфраструктуры. Однако далеко не всем в своем положении были довольны куйбышевские трудящиеся. Весной 1974 года в литейном цехе ЗИМа произошла забастовка рабочих, потребовавших наладить регулярное снабжение цеха молоком и минеральной водой, выдавать специальную одежду. Заводская администрация сумела уладить трудовой конфликт за несколько часов, не прибегая к посторонней помощи и избежав ошибок, которые в 1962 г. привели к трагическим событиям в Новочеркасске. Но увидев, что с помощью забастовки можно добиться реализации своих требований, рабочие ЗИМа поняли, что именно таким путем и следует давить на администрацию. За несколько месяцев произошло еще две забастовки на заводе. В то время администрация завода еще не догадывалась, что происходящее на ЗИМе связано с деятельностью подпольной группы, доклад о деятельности которой впоследствии ляжет на стол самому всесильному председателю КГБ СССР Юрию Владимировичу Андропову. После трех забастовок, последовавших на ЗИМе, обстановка на предприятии привлекла внимание органов государственной безопасности. Было очевидно, что для организации коллектива цеха на проведение забастовки необходимо наличие какого-то протестного ядра, которым мог быть как отдельный авторитетный рабочий, так и несколько рабочих, объединенных в группу. Однако вычислить организаторов забастовки, несмотря на предпринимаемые усилия, органам государственной безопасности не удавалось. В отличие от успешных операций по выявлению авторов листовок и писем протеста, здесь КГБ столкнулся с куда более интересным противником.

Алексей Разлацкий и «Рабочий центр»

Кружок под названием «Рабочий центр» появился на заводе имени Масленникова благодаря инициативе двух человек — рабочего литейного цеха 31-летнего Григория Исаева и инженера-нефтяника 39-летнего Алексея Разлацкого. Если первый в большей степени был практическим организатором протестной деятельности подпольного кружка, то второй сформулировал и развил его основные идейные принципы. Алексей Борисович Разлацкий родился 31 марта 1935 года в семье учительницы Марии Васильевны, назвавшей сына Альфредом. Но юному Разлацкому столь необычное имя было не по душе, и после достижения совершеннолетия он поменял его на имя «Алексей». В 1958 году он окончил Куйбышевский политехнический институт по специальности «инженер-нефтяник».

«Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства Алексей Разлацкий был интересным и необычным парнем. Еще во время учебы в школе он получил прозвище «Философ», а в институте его прозвали «Автобусом». В студенческие годы Алексей участвовал в команде КВН и даже принимал участие в конкурсе, проиграв команде Юлия Гусмана. Разлацкий увлекался поэзией и выпустил в 1965 и 1970 гг. два сборника собственных стихов в Куйбышевском книжном издательстве, стал членом жюри Грушинского фестиваля. В те годы стихосложением интересовались многие молодые люди, но Разлацкий пошел дальше поэзии и перешел к изучению социальных и политических проблем современного советского общества. Он видел, что реальная социально-политическая система, сложившаяся в Советском Союзе, мало напоминает тот идеал, за который боролись большевики революционных лет. Разлацкий постепенно убеждался в несоциалистической природе советского государства, в кардинальном отступлении руководства КПСС от основных положений марксизма. Именно «предательством идеалов марксизма-ленинизма», по мнению Разлацкого, и объяснялись те социально-экономические проблемы, с которыми сталкивалось население Советского Союза вследствие политики партии и государства. Укрепляясь в своих критических взглядах, Разлацкий искал единомышленников для повседневной агитационной работы, не забывая о теоретическом поиске. В 1976 г. он написал две работы — «Кому отвечать?» и «Манифест революционно-коммунистического движения», содержавших критику политического курса партии и государства. В 1979 году появился «Второй коммунистический манифест» — наиболее заметная и фундаментальная работа Алексея Разлацкого, получившая впоследствии широкую известность. Естественно, что все труды Разлацкого были рукописными, поскольку сам Алексей, будучи осведомленным о том, что перепечатывание подобной литературы на машинке влечет за собой уголовное преследование, настаивал на переписывании от руки. В этом случае оставался шанс на то, что можно будет сослаться на написание работы исключительно для собственного пользования.

Советский Союз погубит класс бюрократов

«Второй коммунистический манифест» стал программным трудом организации «Рабочий центр». В нем Разлацкий давал анализ современного ему советского строя, утверждая, что он уже не имеет ничего общего с социализмом, а правящая в стране КПСС — с коммунистической партией. Он утверждал, что КПСС превратилась в антинародную организацию, тормозящую развитие страны и прогнозировал, что лет через десять Советский Союз, по вине руководства правящей партии, окажется в тупике. Как видим, прогнозы Алексея Разлацкого оказались вполне себе реалистичными. Как раз через десять лет после написания манифеста, в 1989 году, СССР уже находился в глубоком кризисе, а спустя еще два года прекратил свое существование. И ответственность за это несут именно высшие руководители советского государства и коммунистической партии, большая часть которых благополучно перестроилась и восприняла идеологию рынка и так называемой «западной демократии». Почва же для «сдачи» Советского Союза закладывалась как раз в 1960-е — 1970-е годы, когда формировался и укреплялся слой безыдейной партийной, государственной номенклатуры, хозяйственных работников, отделенных от народа привилегиями и стремившихся к еще более сытой жизни, к обретению недоступных «западных» благ. Для этого слоя советского общества социализм был скорее вредным препятствием для реализации собственных корыстных помыслов и когда представился удобный случай, они с радостью отказались от коммунистической идеологии, хотя еще совсем недавно клеймили каждого «несогласного с линией партии».

«Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства


«Контрреволюционный переворот произошел, — писал Алексей Разлацкий в своем манифесте. — При глубоко капиталистической сущности порожденного им общественного уклада, форма общества, его структура приобрела весьма своеобразные черты. Отношения Администрации и трудящихся моментально деградировали до уровня феодальных. Полновластие в распределении благ, полновластное владение всем народным хозяйством освободило Администрацию от угрозы какого бы то ни было конкурентного экономического давления, — а значит стала не нужна погоня за максимальной прибылью и сопутствующее ей развитие производства» (Разлацкий А.Б. Второй коммунистический манифест). По мнению Разлацкого, Советский Союз перестал быть социалистическим государством и превратился в государство феодальное, в котором номенклатурная верхушка обладает привилегиями и представляет собой совершенно иной класс, нежели основная масса трудящегося советского населения. Отправной точкой конца диктатуры пролетариата в Советском Союзе, по мнению Разлацкого, следовало считать смерть Сталина. Именно десталинизация оставила советскую партийную и государственную номенклатуру без всякого контроля и быстро сделала ее безнаказанной, существующей и действующей в собственных интересах, а не в интересах рабочего класса и других базовых слоев советского общества. В Китае, по мнению теоретика «Рабочего центра», события развивались по аналогичному сценарию — вслед за смертью Мао Цзэдуна страна стала сворачивать на капиталистические рельсы. Как мы видим, в обоих случаях Разлацкий оказался прав, хотя и писал свою работу за 12 лет до распада СССР.

Исторический опыт, по мнению Разлацкого, свидетельствует о том, что даже победа социалистической революции не гарантирует рабочему классу окончательный поворот к строительству коммунизма. Когда рабочий класс не способен принять на себя исполнение важнейших политических и социальных функций, не самоорганизуется и не контролирует процессы распределения общественных благ, то неизбежно происходит возрождение буржуазии и возвращение к капиталистическим отношениям. Кстати, капитализм, согласно «Второму коммунистическому манифесту», присутствовал в любом социалистическом обществе и проявлялся в постепенном перерождении административного класса в буржуазию. Когда рабочие препоручали отправление важнейших политических и административных функций «классу управленцев» (здесь самобытный Разлацкий практически говорил в унисон с зарубежными социологами — авторами концепций о «классе менеджеров», с работами которых он вряд ли мог ознакомиться в годы своей деятельности), то последний рано или поздно, сконцентрировав в своих руках всю полноту власти, приступал к возвращению капиталистических отношений. Соответственно, как писал Разлацкий, без участия рабочих в реальном управлении государством и экономикой возвращение капиталистических отношений оказывается неизбежным.

Ближайшим соратником Алексея Разлацкого по организации группы «Рабочий центр» стал Григорий Зиновьевич Исаев. Он родился в 1943 году в селе Садовое Саратовской области, с 1960 по 1962 гг. работал слесарем в Куйбышевском депо, а после армейской службы поступил в Куйбышевский политехнический институт, который окончил через пять лет, в 1970 году, по специальности «инженер-механик». По распределению Исаев оказался на Заводе имени Масленникова в должности мастера, а отработав положенные два года, перешел на должность слесаря — ремонтника. «Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства В 1973 году Исаев стал одним из ведущих участников Рабочего центра. Он прекрасно помнит, как познакомился с Алексеем Разлацким: «моя сестра Наталья вышла замуж за Виктора Иванова, сотрудника одной из лабораторий института «Гипровостокнефть», другом которого как раз и был Алексей Разлацкий. После этого мы не раз с ним встречались во время различных семейных застолий. И при этом с самого первого раза, как я увидел и услышал Алексея Борисовича, я сразу же для себя отметил: это человек интересный. Вот так и началось наше знакомство» (Цит. по: Ерофеев В. Бунтари советского периода // Волжская коммуна. 11.08.2005). Именно Исаев, ставший ближайшим соратником Разлацкого, непосредственно организовал три забастовки в литейном цехе. В 1979 г., чтобы оставалось больше времени для политической деятельности, Исаев даже уволился с завода, где получал весьма приличную по тем временам зарплату и стал работать дворником — хоть и денег меньше, зато больше свободного времени.

Помимо теоретических изысканий, группа «Рабочий центр», в отличие от подавляющего большинства других леворадикальных кружков и групп советского времени, активно занималась и практической работой — агитировала на заводах, распространяла листовки. Участники группы изучали опыт подпольной борьбы большевиков на очень серьезном уровне, что позволило группе действовать в Куйбышеве на протяжении восьми лет, охватывая несколько сотен рабочих и инженерно-технических работников. Фактически это была серьезнейшая нелегальная коммунистическая организация 1970-х годов. К началу 1980-х гг. были установлены связи с другими городами, в том числе с Москвой и Тюменью, что позволило организаторам группы начать подготовку к созданию подпольной Партии диктатуры пролетариата. Однако, столь масштабный рост деятельности куйбышевских марксистов уже не оставлял шансов сохранять полную анонимность и держать свои действия в тайне от органов государственной безопасности.

Дело Разлацкого — Исаева

В 1981 г. оперативникам КГБ удалось выйти на след нескольких организаторов Партии диктатуры пролетариата. Кстати, вычислить их удалось чисто случайно. Григорий Исаев в интервью одной из газет вспоминал, что дал одну из работ Разлацкого для переписки своему товарищу, посвященному в курс дел. А тот, в свою очередь, попросил помочь с перепиской свою девушку, с которой впоследствии поссорился. Так вот девушка знакомого отправилась в органы госбезопасности с текстом, данным для переписки, и «заложила» своего друга. Так органы вышли на куйбышевских подпольщиков и установили за ними наружное наблюдение. Но поскольку в организации действовала строгая конспирация, вычислить, даже при условии наружного наблюдения, удалось далеко не всех. Подавляющее большинство участников и сочувствующих так и остались невыявленными. Но даже в этом случае на участников организации не было собрано необходимых доказательств их противоправной деятельности, достаточных для ареста и предъявления обвинения.

Ситуация изменилась в конце 1981 г. Как известно, в это время активизировала свою деятельность рабочая «Солидарность» в Польше и советское руководство, опасаясь роста оппозиционного движения в Советском Союзе, решило действовать. Тем более, что 13 декабря 1981 г. в Польше было введено военное положение в связи с выступлениями рабочих. Приказ об аресте лидеров «Рабочего центра» 14 декабря 1981 г. отдал сам Председатель КГБ СССР Юрий Андропов. В Куйбышеве были арестованы граждане СССР Разлацкий Алексей Борисович 1935 года рождения и Исаев Григорий Зиновьевич 1943 года рождения. Произошло это 15 декабря 1981 года. В семь часов утра за ними одновременно приехали оперативные сотрудники УКГБ по Куйбышевской области и работники прокуратуры. О расследовании дела начальник Управления КГБ СССР по Куйбышевской области еженедельно информировал лично Председателя КГБ СССР Андропова. В ноябре 1982 г. оба руководителя «Рабочего центра» получили внушительные сроки лишения свободы. Алексей Борисович Разлацкий был приговорен к 7 годам лишения свободы и 5 годам ссылки, а Григорий Зиновьевич Исаев — к 6 годам лишения свободы и 5 годам ссылки. После приговора Алексей Разлацкий был этапирован в Мордовскую АССР — в печально известный Потьмалаг, а Григорий Исаев — в Пермскую область, где ему предстояло отбывать заключение в ИТК-36 — «Сканинском штрафном лагере». В январе 1983 года был осужден еще один активист — Михаил Капаров, также этапированный в Сканинский штрафной лагерь.

Алексей Разлацкий оставил хорошие воспоминания у многих, кто отбывал вместе с ним срок в Потьмалаге. Хотя, как вспоминает Михаил Прокопов, в 1982-1987 гг. находившийся вместе с Разлацким в лагере, первоначально появление на зоне марксиста, да еще ленинца-сталинца, многих удивило и часть политзаключенных отнеслась к Разлацкому с подозрением или злорадством. Но вскоре даже отъявленные противники марксизма стали относиться к Алексею спокойнее: «открытость, честность, доброжелательность и принципиальность Алексея Борисовича по многим вопросам заставляли многих переменить отношение к нему. Хорошие отношения вскоре возникли у него даже с теми, кто марксизм и на дух не выносил» (Прокопов М. Борисыч // http://www.proletarism.ru/). Несмотря на то, что в 1985 г. началась перестройка в СССР, освобождать из заключения «красных оппозиционеров» не спешили. Только в 1987 г. Исаев и Разлацкий, отбыв по пять лет, вышли на свободу.

«Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства Как вспоминает Григорий Исаев, «жизнь на пермской зоне без особых происшествий текла до 2 февраля 1987 года, когда в СССР произошло событие, вокруг которого за рубежом тогда было гораздо больше шумихи, чем внутри страны. В тот день Президиум Верховного Совета СССР издал Указ о прекращении действия двух статей основ союзного уголовного законодательства, которым в УК РСФСР соответствовали упомянутые выше ст. 70 и ст. 190-1. Тем самым советская империя окончательно поставила крест на сохранившемся у нас еще со сталинских времен понятии «узник совести», или «политический заключенный». Именно тогда Запад потерял один из главных своих аргументов в идеологической борьбе с коммунизмом: он уже больше не мог обвинять советское государство в судебных расправах с инакомыслящими и отправке своих граждан за решетку по идеологическим и политическим мотивам. Указ был опубликован в печати 10 февраля того же года, и благодаря этому автоматически получили помилование около 140 осужденных по этим статьям, находящихся в то время в лагерях» (Цит. по: Ерофеев В. Бунтари советского периода // Волжская коммуна. 11.08.2005).

На свободу и снова в бой

После освобождения Григорий Исаев включился в активную общественную деятельность по созданию марксистской организации в городе. К общественной деятельности вернулся и вышедший на свободу Алексей Разлацкий, восстановившийся на работу в институт «Гипровостокнефть» — на должность главного экономиста отдела АиПР. Он написал еще несколько работ, читал лекции в обществе «Знание», принимал участие в деятельности объединения «Пролетарий» и самарского «Народного фронта». Однако увидеть, что произойдет с Советским Союзом далее и полностью осознать правоту своих прогнозов десятилетней давности Алексею Разлацкому не удалось. 6 ноября 1989 года он скоропостижно скончался от острой коронарной недостаточности. Ему было всего 55 лет.

В конце 1980-х в СССР началось формирование многопартийности. Помимо многочисленных демократических, националистических, монархических партий, формировались и партии левого спектра — из числа людей, не согласных с политическим курсом КПСС и не желавших принимать участие в ее деятельности даже в составе каких-либо платформ или фракций. Некоторые группы оппозиционных марксистов 25 марта 1990 года на учредительном съезде в Москве провозгласили создание Марксистской рабочей партии — Партии диктатуры пролетариата (МРП-ПДП). В ее организации участвовали рабочие из Москвы, Ленинграда, Куйбышева, Свердловска, Донецка, Магнитогорска, Минска, Риги — всего из шестидесяти городов Советского Союза. Был избран Совет партии из девяти человек. Однако практически сразу в партии возникли разногласия. 14-16 сентября 1990 года на втором съезде МРП-ПДП из ее состава вышла самарская организация под руководством Григория Исаева. С этого времени Марксистская рабочая партия, лишившаяся второй части названия «ПДП», развивалась отдельно — как организация сторонников «антисталинской» линии, а сторонники Исаева создали Рабочую партию диктатуры пролетариата (большевиков) — РПДП (б), в июле 1992 г. переименованную просто в Партию диктатуры пролетариата. Политологи называют идеологию этой организации «пролетаризмом». На сегодняшний день Партия диктатуры пролетариата представляет одну из старейших и самобытнейших коммунистических организаций современной России, к тому же тесно связанную на всем протяжении своей истории с рабочим движением Самары и близлежащих городов. «Красная оппозиция» в СССР. Рабочие в Куйбышеве боролись против «перерождения» советского государства

С начала 1990-х гг. Партия диктатуры пролетариата, одновременно являющаяся «Стачкомом», играла важнейшую роль в рабочем движении г. Самары, неизменно выступая в качестве организатора забастовок и акций протестов как на Заводе имени Масленникова, так и в городе в целом. В феврале 1998 г., когда рабочие завода устроили забастовку и перекрывали в течение двух недель движение по одной из самарских улиц, во главе протеста стоял все тот же неутомимый бунтовщик Григорий Исаев. Причиной акции с перекрытием улицы были хронические невыплаты заработной платы. Рабочие ЗИМа не получали заработную плату в течение 9 — 10 месяцев. Забастовщики под руководством Исаева выдвинули требования погашения задолженностей по зарплате. В течение февраля — марта 1998 г. из местных и федерального бюджетов началось погашение долгов по зарплате рабочим Завода имени Масленникова. Более того — подал в отставку директор завода, а органы внутренних дел начали проверку финансовой деятельности предприятия. Делегация Самарского стачкома под руководством Григория Исаева принимала участие и в знаменитой акции протеста шахтеров на Горбатом мосту в Москве в 1998 г. Несмотря на пожилой возраст, Григорий Исаев активно участвует в общественно-политической жизни Самары и Самарской области. Так, в ноябре 2014 г. Самарский стачком под руководством Исаева и местное КПРФ организовывали в Тольятти митинг против сокращения работников на «Автовазе» и других предприятиях города. Также на митинге выдвигались требования о повышении зарплаты работникам предприятия.

К идеям Разлацкого и Исаева, как и к коммунистической идеологии в целом, можно относится по-разному. Но сложно отказать этим людям в правоте прогнозов будущего советской системы, погубленной как раз партийно-государственной номенклатурой, захотевшей обладать не только привилегиями, но и стать настоящими собственниками, капиталистами. Да и идейность, крепость убеждений и готовность к действию героев этой статьи вызывает чисто человеческое уважение.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 15
  1. parusnik 11 июня 2015 07:44
    Но сложно отказать этим людям в правоте прогнозов будущего советской системы, погубленной как раз партийно-государственной номенклатурой, захотевшей обладать не только привилегиями, но и стать настоящими собственниками, капиталистами...Что собственно затем и произошло в 90-е..Да и идейность, крепость убеждений и готовность к действию героев этой статьи вызывает чисто человеческое уважение....Действительно, к Западу не обращались..с чужих рук не кормились,как либералы диссиденты.На Корвалана, их не обменивали.. Спасибо Илья, весьма интересно..
  2. V.ic 11 июня 2015 07:49
    Ну что тут сказать? За что они боролись (против номенклатурно-халтурно организованного социалистического государства), на то мы и напоролись (не халтурно - номенклатурно организованное недокапиталистическое-паразитическое государство).
  3. фомкин 11 июня 2015 08:13
    Лучше социализма человечество ничего не придумало. Не случайно многие европейские страны пользуются нашим опытом. А мы нет. Зато в советские времена ряд вопросов был доведен до абсурда или сознательно или по глупости, но отвращение к 91 у народа к существующей политики партии и правительства достигло апогея. Вывод: Всегда все зависит от первого лица при любой системе.
  4. Корректор 11 июня 2015 09:45
    Что тут удивляться прогнозе верный. Вот только с причинами событий нужно разобраться.
    Если политическая власть принадлежит профессиональным "управленцам", то использовать свою власть они будут исключительно к свой выгоде. Действительно, без непосредственного участия рабочих в управлении обществом - коммунизм это утопия. А возвращение капитализма неизбежно.
    Но был в СССР еще один занимательный внутренний конфликт. В результате научно технического развития СССР начал переход на постиндустриальный уровень производства. Доля интеллектуального труда в выпускаемой продукции стала превышать долю станков и материалов. Что повысило производственную роль инженеров занятых в производстве. Парадокс, в стране где вся власть "принадлежит рабочим", основную продукцию выпускали инженерные коллективы, а политическая власть принадлежала "профессиональным менеджерам". Нет ничего удивительного, что система рухнула.
    Но вот что интересно, все то что началось еще в СССР никуда не делось. Сегодня научно-технический прогресс неизбежно идет в направлении аддитивного производства (Additive Manufacturing). А эти уже новый технологический уклад, и доля интеллектуального труда в производстве станет превышать 60-80%!!! Не верите? Посмотрите на собственный сотовый телефон.
    А теперь просто подумайте, что происходит, если доля станков и оборудования в выпускаемой продукции является незначительной. Все просто, капитализм умирает. Умирает мучительно, пытаясь всеми правдами и неправдами вернуть прибыльность "станкам и оборудованию". Но это уже невозможно. Невозможно, поскольку можно эксплуатировать человека, но невозможно эксплуатировать его его разум, способность к творческому труду. Разум ограниченным не бывает. ;)
    Так что придется вернуться к идеям коммунизма и социального государства. Вот только нужно понять два урока СССР. Политическая власть не может принадлежать "профессиональным менеджерам", и в основе производства и экономики - способность человека к творческому труду. Но для начала нужно вспомнить, а какие собственно функции обязано выполнять государство? ;)
    1. BlackMokona 12 июня 2015 10:41
      Замечательно можно эксплуатировать разум, существует огромное количество компаний занимающихся только интелектуальным трудом. Не важно выпуск ПО, НИОКР, или информационное обслуживание логистических операций армии.
  5. KUOLEMA 11 июня 2015 10:41
    Красавчики но двуногих не поменяешь зависть основное чувство индивида
  6. вася 11 июня 2015 10:48
    Вот это я понимаю: Оппозиция
  7. iury.vorgul 11 июня 2015 10:59
    "Р-Р-Р-еволюционер-р-р-ы", их мать!!!! Боролись с "плохим" государством рабочих и крестьян, а получили "хорошее" государство чиновников и компрадоров!
    1. Dali 11 июня 2015 12:24
      Цитата: iury.vorgul
      "Р-Р-Р-еволюционер-р-р-ы", их мать!!!! Боролись с "плохим" государством рабочих и крестьян, а получили "хорошее" государство чиновников и компрадоров!


      Читай внимательно, и вообще мозг включи ... какое такое государство рабочих и крестьян?!
      Как раз боролись с государством где власть стала принадлежать так называемым "профессиональным менеджерам - партноменклатуре", которые и решили стать в баре податься.

      Так что, если бы они могли, то сейчас не было бы "хорошего государство чиновников и компрадоров ...", но к сожалению у них тогда не было шанцев ...
      1. iury.vorgul 12 июня 2015 13:55
        Не трогай мои мозги, они у меня, в отличии от некоторых есть. Я ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ И ЗА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ГОРЖУСЬ ЭТИМ,можете минусить дальше!!
  8. NordUral 11 июня 2015 11:28
    Умные были ребята. Все так и произошло.
  9. lucigenius 11 июня 2015 11:46
    Как в воду глядели...
    А бюрократы действительно всё профукали...
  10. JustMe 11 июня 2015 12:40
    Говорить о бюрократическом вырождении страны было недостаточно - у нас произошло вырождение технического руководства. По сути, предприятия получили (взрастили) псевдо-технократию.
    Ведь с точки зрения специалиста - нужно сделать то,..то и то и - все - получить результат. И нужны минимальные группы инженеров-разработчиков и технологов. Такое практиковалось в сталинское время.

    То что я увидел когда пришел со студенческой скамьи - это работа руководства в стиле закрытой тусовки, клановые игры, темп работы - "тянуть кота за яй**",.. Если хотите результат - вы должны чрезмерно надувать данное направление ресурсами.

    Последствия от всего этого ощущаются по настоящее время. ВПК очень консервативен, к примеру.
    Я бы хотел чтобы к верху двигались более грамотные технические специалисты, а часто - наверх идет продукт весьма занятных игр.
    1. JustMe 11 июня 2015 15:36
      Пример из практики

      Вот сейчас у нас "сыпятся" наши космические ракеты...

      А в 2008 году в космической промышленности стартовала программа "Диагностика".
      Целью ее было "расшить" проблемные места в ракетной технике. Были выделены огромные деньги (цифра размера под миллиард, я точно не знаю).
      И чем мы занимались: мы писали х*еву тучу научных отчетов и имитировали что уже созданная измерительная и диагностическая техника как бы создается снова..
      А что было надо: посетить соответствующих разработчиков, посмотреть их проблемы и предложить адекватные решения. И даже более: нас посетил заведующий стендового хозяйства Энергии и просил создать измерительную систему с нужными параметрами. На меня произвело сильное впечатление насколько грамотен был этот старик. И уже на стадии обсуждения мне было видно что ему "втюрят" халтуру.
    2. Корректор 11 июня 2015 16:42
      Конфликт между "рабочим классом" и "инженерами" был заложен в самой основе системы. И по мере технологического развития он стал неустраним. А добавьте к этому еще "профессиональных менеджеров" и вы получите полную картину всего безобразия.
      В реальности, на заводах СССР не было потребности в инженерах с творческим подходом. Хотя и были исключения в сфере ВПК. И когда эти "исключения" пробивались, создавались инженерные шедевры которыми мы сейчас гордимся. Но сама система не могла допустить существования творческого подхода.
      С другой стороны, сейчас все гораздо хуже. Сегодня вообще исключено наличие творческого подхода в промышленности, что бы там не говорили про "инновации".
      Вот и получается, нравится нам это или нет, но если мы хотим возрождения промышленности и ее развития, нам придется обеспечить свободный доступ к средствам производства для всех желающих. Только так можно обеспечить появления творческого подхода в промышленности и появление "инженерных шедевров".
  11. сунженец 11 июня 2015 16:08
    Плюс статье. Очень интересно. Сейчас полезу почитаю о Партии диктатуры пролетариата подробнее.
    Отправной точкой конца диктатуры пролетариата в Советском Союзе, по мнению Разлацкого, следовало считать смерть Сталина. Именно десталинизация оставила советскую партийную и государственную номенклатуру без всякого контроля и быстро сделала ее безнаказанной, существующей и действующей в собственных интересах, а не в интересах рабочего класса и других базовых слоев советского общества.

    Умнейший, по-моему, мужик был.
    1. дмб 11 июня 2015 19:11
      Имею сомнения по поводу отправной точки. При любой власти одни идут в нее ради людей, другие ради себя. В 1917-м большинство (но не все) пришли ради людей. Однако постепенно число вторых превысило критическую точку. Произошло это превышение позже смерти Сталина, но начиналось и при нем и до него. Каким образом можно избежать этого накопления, сказать сложно, а искать его нужно. Революция и ликвидация кап. строя в стране неизбежна, а понести жертвы, чтобы к власти вновь пришли нынешние контрреволюционеры, не хочется.
  12. максим1987 11 июня 2015 16:39
    Цитата: Корректор
    А теперь просто подумайте, что происходит, если доля станков и оборудования в выпускаемой продукции является незначительной. Все просто, капитализм умирает. Умирает мучительно, пытаясь всеми правдами и неправдами вернуть прибыльность "станкам и оборудованию". Но это уже невозможно. Невозможно, поскольку можно эксплуатировать человека, но невозможно эксплуатировать его его разум, способность к творческому труду. Разум ограниченным не бывает. ;)Так что придется вернуться к идеям коммунизма и социального государства.


    Мир Ивана Ефремова winked
  13. Вадим2013 11 июня 2015 19:34
    Статья интересная. Жаль, что подобные ребята не могли придти в высшие эшелоны власти в СССР.
    Цитата: JustMe
    Говорить о бюрократическом вырождении страны было недостаточно - у нас произошло вырождение технического руководства. По сути, предприятия получили (взрастили) псевдо-технократию.

    Согласен. К руководству предприятиями в СССР пришли бюрократы, не творческие специалисты. Во многих ВУЗах и техникумах написание дипломов сводилось к передиранию существующих разработок.
    1. JustMe 12 июня 2015 13:49
      Я бы все таки выделил вырождение технического руководства в самостоятельное явление.
      И вопрос даже не в творческих специалистах. Я знавал как бы творческих спецов - они потребляли огромные ресурсы на откровенно проигрышные идеи.
  14. Smoke 11 июня 2015 21:06
    очень познавательно и показательно. Вот и сейчас до сих пор во главу угла ставится не результат, а кучи отчетной документации, согласно которой вроде бы все нормально, но ракеты падают, нефтепроводы текут, резервуары под нефтепродукты испытания зачастую не проходят, хотя по отчетам все збсь у нас, все шито-крыто...А все почему? Нет в России реально независимой структуры контроля качества работ. К примеру, все эти Технадзоры, Газнадзоры в системах Транснефти и Газпрома очень зависимы от Транснефти и Газпрома соответственно, а логика мыслей последних такова: как так нас за наше же бабло эти типы и дрючить будут?! Не бывать такому! И все, рядовой технадзор вроде как и нашел нарушение(именно НАРУШЕНИЕ, а не то что там где то кабеля как попало лежат) выписал предписание, а потом мается бедолага, как закрыть это предписание не знает, так как всем на его предписание по большому счету насрать никто и не чихнет даже, потому что знают что, такого молодого да рьяного всегда заменят на другого, более сговорчивого, ибо технадзорские генералы - директора многочисленных и ИТЦ, которые распределяют рядовых сотрудников ИТЦ по объектам, сидят на зарплате Транснефти и газпрома и пикнуть не могут.
    Отсюда и ракеты падают, и автомобили сыпятся, и все остальное.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня