Николай Булганин. Политик в погонах

Николай Булганин. Политик в погонах

120 лет назад, 11 июня 1895 года, родился советский государственный и военный деятель, Маршал Советского Союза Николай Александрович Булганин. Этот человек интересен тем, что одновременно занимал высокие государственные и военные посты. Булганин был единственным человеком в истории СССР, который трижды возглавлял правление Госбанка СССР и дважды — военное ведомство (министр Вооруженных сил СССР в 1947-1949 гг. и министр обороны СССР в 1953-1955 гг.). Вершиной карьеры Булганина был пост председателя Совета министров СССР. При Хрущёве он попал в опалу, и последним местом его работы стал ставропольский совнархоз.

Начало сознательной жизни у Николая было обычным. Родился он Нижнем Новгороде, в семье служащего (по другой версии, отец был приказчиком на заводах известного в то время хлебопромышленника Бугрова). Окончил реальное училище. Трудился скромным учеником электрика и конторщиком. В революционном движении Николай не участвовал. Только в марте 1917 года вступил в партию большевиков. Служил в охране Растяпинского завода взрывчатых веществ Нижегородской губернии. Грамотного человека заметили, и с 1918 года Булганин служил в ВЧК, где стал быстро продвигаться по карьерной лестнице. В 1918-1919 гг. — заместитель председателя Московско-Нижегородской железнодорожной ЧК. В 1919—1921 гг. — начальник сектора оперативной части по транспорту Особого отдела Туркестанского фронта. 1921—1922 годы — начальник транспортной ЧК Туркестанского военного округа. В Туркестане Николаю Булганину пришлось бороться с басмачами. После Гражданской войны работал в электротехнической области.

Затем Николай Булганин продвигался в гражданской сфере, где достиг крупных государственных постов. К началу Великой Отечественной войны за плечами Булганина были такие крупные должности, как Председатель исполкома Моссовета (1931-1937 годы), председатель Совета народных комиссаров РСФСР (1937-1938 годы), заместитель председателя Совнаркома СССР (1938-1944 годы), председатель правления Госбанка СССР (1938-1945 годы).


Булганин был толковым хозяйственником, и прошёл хорошую школу. Он работал в ЧК, госаппарате, возглавлял крупнейшее предприятие Москвы — Московский электрозавод имени Куйбышева, был главой Моссовета и Совнаркома. Не зря его электрозавод выполнил первый пятилетний план за два с половиной года и прославился на всю страну. В результате ему доверили хозяйство Москвы. Правда, уникальным управленцем, как Берия, он не был. Предложить что-либо оригинальное он не мог. Булганин был хорошим исполнителем, а не генератором идей. Он никогда не возражал начальству, знал все бюрократические уловки и хитрости.

С началом войны Николай Булганин снова надел военную форму. В июне 1941 года главный банкир советского государства получил воинское звание генерал-лейтенанта и стал членом Военного совета Западного направления. Затем был членом Военного совета Западного фронта, 2-го Прибалтийского и 1-го Белорусского фронтов.

Надо сказать, что назначение крупных государственных и партийных руководителей на военные должности в этот период было обычным делом. Членами Военных советов фронтов были такие крупные советские государственные и партийные деятели как Хрущёв, Каганович и Жданов. Фронты от этого часто выигрывали, так как крупные фигуры имели больше возможностей по выбиванию у различных ведомство дополнительных средств. Тот же Булганин в разгар битвы за Москву обратился к В.П. Пронину, сменившему его на посту председателя Моссовета, с просьбой подключить к делу вызволения из болот застрявших танков и другого тяжелого вооружения столичный трест по передвижке зданий. Москвичи помогли военным и в результате в обороне столицы приняли участие многие «дополнительные» боевые машины. Николай Булганин часто приезжал с разными просьбами к Микояну, который ведал снабжение Красной Армии. Микоян помогал, чем мог.

Но с другой стороны такие деятели как Булганин и Хрущёв (на котором лежала часть вины за тяжелейший провал на южном стратегическом направлении) не разбирались в военном деле. Так, командующий Западным фронтом Г. К. Жуков позднее дал такую оценку члену военного совета: «Булганин очень плохо знал военное дело и, конечно, ничего не смыслил в оперативно-стратегических вопросах. Но, будучи человеком интуитивно развитым, хитрым, он сумел подойти к Сталину и втесаться к нему в доверие». При этом Жуков ценил Булганина как хорошего хозяйственника и был спокоен за тыл.

И. С. Конев, который командовал Западным фронтом в 1943 году, был снят с должности, как не справившийся с обязанностями. По мнению Конева, в этом был виновен Булганин. «У меня, — отмечает маршал Конев, — сложилось впечатление, что мое снятие с фронта не было прямым следствием разговора со Сталиным. Этот разговор и мое несогласие были, что называется, последней каплей. Очевидно, решение Сталина было результатом необъективных донесений и устных докладов со стороны Булганина, с которым у меня к тому времени сложились довольно трудные отношения. Сначала, когда я вступил в командование фронтом, он действовал в рамках обязанностей члена Военного совета, но последнее время пытался вмешиваться в непосредственное руководство операциями, недостаточно разбираясь для этого в военном деле. Я некоторое время терпел, проходил мимо попыток действовать подобным образом, но в конце концов у нас с ним произошел крупный разговор, видимо, не оставшийся для меня без последствий». Через некоторое время Верховный Главнокомандующий признал ошибочность снятия Конева с должности, а этот случай привел как пример неправильного отношения члена Военного совета к командующему.

После того как Булганин отбыл на 2-й Прибалтийский фронт в штаб Западного фронта по указанию Иосифа Сталина прибыла комиссия Ставки ВГК во главе с членом ГКО Маленковым. В течение полугода фронт предпринял 11 операции, но серьёзных успехов не добился. Комиссия Ставки выявила крупные ошибки комфронта Соколовского и членов военного совета Булганина (бывшего) и Мехлиса (находившегося в должности в момент проверки). Соколовский лишился своего поста, а Булганин получил выговор. Булганин как член Военного совета фронта «не докладывал Ставке о наличии крупных недостатков на фронте».

Деятельность 2-го Прибалтийского фронта также была изучена Ставкой. Выяснилось, что ни одна операция в период, когда фронтом командовал генерал армии М.М. Попов, серьёзных результатов не дала, фронт своих задач не выполнил, хотя имел преимущество в силах над противником и израсходовал большое количество боеприпасов. Ошибки 2-го Прибалтийского фронта были связаны с неудовлетворительной деятельностью комфронта Попова и члена военного совета Булганина. Попова сняли с должности комфронта, Булганина сняли с должности члена Военного совета.

Генерал-полковник В. М. Шатилов вспоминал, что на Прибалтийском фронте Булганин не мог самостоятельно нанести на рабочую карту данные об оборонительных сооружениях вермахта, выявленных разведкой. П. Судоплатов отмечал низкий военный профессионализм Булганина: «Некомпетентность Булганина просто поражала. Я несколько раз сталкивался с ним в Кремле во время совещаний глав разведслужб. Булганин не разбирался в таких вопросах, как быстрое развёртывание сил и средств, состояние боевой готовности, стратегическое планирование... У этого человека не было ни малейших политических принципов — послушный раб любого лидера».

Однако у Сталина был свой резон. За генералитетом, особенно в условиях катастрофического начала войны, требовался надзор. Военный профессионализм был принесён в жертву политической целесообразности. Необходимо было следить, что в армии не появился новый Тухачевский, претендующий на роль Наполеона. В условиях войны с гитлеровской Германией, которая возглавила почти всю Европу, военный мятеж в Красной Армии грозил военно-политической катастрофой. Булганин и другие партийные деятели были своего рода «оком государевым» на фронте. Николай Булганин, судя по всему, неплохо справлялся с этим делом, так как его положение за всю войну ни разу не пошатнулось, несмотря на выговоры. В некотором отношении Булганина можно сравнить с экс-министром обороны РФ А. Сердюковым. Послушные и исполнительные, они выполняли волю Кремля и не задавали лишних вопросов.

Уже в мае 1944 года Николай Булганин пошёл на повышение, стал членом Военного совета одного из главных фронтов — 1-го Белорусского. Успех операции «Багратион» в Белоруссии привёл к дальнейшему карьерному росту Булганина. Булганин стал генералом армии. С ноября 1944 года Булганин — заместитель наркома обороны СССР, член Государственного комитета обороны (ГКО) СССР. С февраля 1945 года — член Ставки Верховного Главнокомандования. С марта 1946 года — первый заместитель министра Вооружённых Сил СССР. В марте 1947 года снова занял крупный государственный пост — заместитель председателя Совета Министров СССР. Одновременно Булганин стал министром Вооружённых сил СССР. В 1947 году Булганину присвоили маршальское звание.

С одной стороны, это удивительно, человек, не имеющий полководческих данных, плохо знающий военное дело, занимает высшие военные посты в Советском Союзе. Булганин имел коллекцию орденов, которую не имели многие выдающиеся военачальники. Так, Булганин был удостоен в 1943—1945 гг. четырех полководческих орденов — Суворова (1-й и 2-й степеней) и двух орденов Кутузова 1-й степени, а также имел Орден Красного Знамени. С другой стороны, это была политика Сталина. Он «разбавлял» генералитет, профессиональных военных. В высшую военную элиты страны включались «политики в погонах». Не случайно, что после завершения войны Булганин стал правой рукой Верховного в Вооруженных силах, обойдя таких прославленных полководцев, как Жуков, Рокоссовский, Конев и Василевский.

Руководил Министерством обороны Булганин при помощи профессионалов: его первым заместителем был маршал Василевский, начальником Генштаба — генерал армии Штеменко, флот возглавлял Кузнецов. Надо сказать, что он с лёгкостью возглавлял такие разные организации как Госбанк или Минобороны, так как был исполнителем. Он просто передавал подчиненным указания Сталина, Политбюро и следил за их неукоснительным исполнением.

После войны Булганин принял участие в «охоте» на Жукова, когда прославленный полководец подвергся опале и был «сослан» во второстепенный Одесский военный округ. По свидетельству бывшего наркома и главкома ВМФ Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова, Булганин принял участие в травле флотоводцев. Булганин использовал донос о якобы имевшей место незаконной передаче союзникам-британцам парашютной торпеды, образцов боеприпасов и навигационных карт. Булганин раздул этот слух, довёл дело до суда. В результате четверо адмиралов — Н.Г. Кузнецов, Л.М. Галлер, В.А. Алафузов и Г.А. Степанов были подвергнуты сначала «суду чести», а затем и уголовному суду. Кузнецова сняли с должности и понизили в воинском звании на три ступени, остальные получили реальные сроки заключения.

Огромный опыт закулисных интриг и бюрократических уловок помог Булганину преуспеть и после смерти Сталина, хотя и не долго. Булганин не претендовал на роль лидера, но уходить на второй план не собирался. Булганин был приятелем Хрущёва, поэтому поддержал его. В свою очередь, Хрущёву была необходима поддержка армии. Кроме того, их объединял страх перед Берией. После смерти Сталина, Булганин возглавил Министерство обороны (в него вошли военное и Военно-морское министерство СССР). При том он остался 1-м заместителем председателя Совета Министров СССР.

Булганин сыграл большую роль в заговоре против Берии. Он с согласия Хрущёва договорился со своим первым заместителем маршалом Г.К. Жуковым и генерал-полковником К.С. Москаленко, командующим войсками Московского округа ПВО, об их личном участии в устранении Берии. В результате Берия был устранен с политического олимпа (есть версия, что его сразу убили). Булганин охотно подключился к хору критиков Л. Берии, когда его объявили «врагом партии, народа», «международным агентом и шпионом», забыв обо всех прежних заслугах перед Родиной.

Когда в 1955 году в ходе внутриполитической борьбы Маленков был смещён с должности председателя Совмина, его пост занял Булганин. Министерство обороны он уступил Жукову. Булганин вместе с Хрущёвым совершил ряд визитов (в Югославию, Индию). Булганин полностью поддержал Хрущёва в деле «критики личности» Сталина, когда председательствовал на закрытом заседании XX съезда, состоявшемся 25 февраля 1956 г. Благодаря его поддержке, а также некоторых других членов Президиума ЦК, Хрущёву удалось подавить сопротивление тех членов советского руководства, которые считали вредным поднимать вопрос о репрессиях 1930-х годов.

Однако постепенно Булганин, видимо, испугавшись радикализма Хрущёва, стал отходить от него, и оказался в одном лагере с бывшими оппонентами. Булганин вошёл в т. н. «антипартийную группу». Однако благодаря поддержке Жукова и других членов ЦК Хрущёв удержался на вершине власти. Казалось, что Булганин уцелеет и в ходе этого столкновения. Булганин признал и осудил свои ошибки, помог разоблачить деятельность «антипартийной группы». Дело обошлось строгим выговором с предупреждением.

Однако вскоре Хрущёв устранил Булганина из руководства страны. Сначала Булганин потерял пост главы Совмина, затем его перевели на должность председателя правления Госбанка. В августе 1958 года Булганин фактически был отправлен в ссылку — на пост председателя совнархоза в Ставрополе. Его лишат звания маршала. В 1960 году Булганин ушёл на пенсию. Умер Булганин в 1975 году.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. parusnik 11 июня 2015 07:38
    Военный профессионализм был принесён в жертву политической целесообразности. ...Мда..особенно это сказалось на Крымском форонте..Козлов-Мехлис, где Мехлис подмял под себя Козлова..чем всё это закончилось, известно..Севастополь не был деблокирован, разгром Крымского фронта..Хотя у Крымского фронта было преимущество, не большое правда..перед армией Манштейна...
  2. valokordin 11 июня 2015 08:39
    Цитата: parusnik
    Военный профессионализм был принесён в жертву политической целесообразности. ...Мда..особенно это сказалось на Крымском форонте..Козлов-Мехлис, где Мехлис подмял под себя Козлова..чем всё это закончилось, известно..Севастополь не был деблокирован, разгром Крымского фронта..Хотя у Крымского фронта было преимущество, не большое правда..перед армией Манштейна...

    Булганин был член президиума ЦК КПСС и его портрет висел на стене вместе с другими членами. Ну для чего то он был нужен?, или дурака на должность не поставят?
  3. СКАД 11 июня 2015 10:46
    Читал в мемуарах .будучи в прифронтовых зонах имел свой гарем. Ходок еще тот.
  4. atos_kin 11 июня 2015 11:19
    отправлен в ссылку — на пост председателя совнархоза в Ставрополе

    Уж не там ли нетленный меченый Мишка подрастал в будущего "кончиту" СССР?
  5. апро 11 июня 2015 11:29
    Выскажу своё мнение по поводу назначения его на пост министра обороны,после войны все маршалы заслуженный и абиционны кого назначь другие обидятся это компромиссный вариант,ИВСталин учитывал баланс сил в армии.Как в нормальной бригаде если все опытные то бригадира можно и пацана чтоб к начальству бегал за втыком.
  6. валерий валерий 11 июня 2015 20:24
    Даже если очень образованного человека, хорошо знающего историю СССР, попросить перечислить всех маршалов советского союза - если и будет назван Булганин, то только через энциклопедию.
  7. Рейдер 11 июня 2015 23:14
    Еще один Сердюков эпохи Сталина, только политический. Гражданский генерал.
  8. Андрюха Г 12 июня 2015 07:22
    Партийный безликий непрофессиональный приспособленец усеянный незаслуженными наградами и званиями и сколько было таких "героев", впоследствии разваливших СССР.
    1. gladcu2 12 июня 2015 16:58
      Не в бровь, а в глаз. Именно правильно подвели резюме.

      Типичный пример приспособленца-стукачя.
      Таких в партии образца 1980 года была хорошая треть. И они же потом и возглавили правительства республик.

      Автору огромное спасибо за столь содержательную, не политизированную и информативную статью.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня