Идея «Великой Албании» вчера и сегодня

В развитии ситуации на Балканском полуострове и вокруг него всё более заметную роль играет албанский фактор, неотъемлемой частью которого является идея создания «Великой Албании» – государства, объединяющего все территории с албанским населением. Согласно данным опроса агентства Gallup Balkan Monitor, поддержку идеи «Великой Албании» выражают не менее 75% респондентов в Косове и 70% – в Албании, хотя еще в 2006 году всего 2,5% косовских албанцев считали объединение с Албанией лучшим способом решения своих проблем. [1]

Запад игнорирует угрозу, возникающую в связи с активизацией албанского движения, пытаясь представить действия сепаратистов Косова, антиправительственный мятеж албанцев Македонии, экстремизм албанцев южносербской Прешевской долины, активность албанского националистического подполья в Черногории и Греции как изолированные явления…

Албанская элита избегает использовать выражения «Великая Албания» и «паналбанизм» и говорит об «албанском национальном вопрос», трактуя его как «движение за освобождение албанских земель от иностранной оккупации и их объединение в отдельное национальное государство». [2] По свидетельству видного албанского интеллектуала Фатоса Любоньи, «мечта албанцев о том, чтобы однажды объединиться, являлась частью их коллективного сознания» и не становится политической программой лишь потому, что «албанцы всегда были очень слабы». [3]


На имеющих широкое хождение в Албании, Косове и других местах картах «Великой Албании» это гипотетическое территориально-государственное образование, столицей которого указывается македонская столица Скопье, обозначено как «Этническая Албания». Оно включает в себя собственно Албанию, Косово, южносербские общины Прешево, Медведжа и Буяновац со смешанным сербо-албанским населением, значительные части Македонии, Черногорию со столицей Подгорицей и греческую область Эпир.

Идея «Великой Албании» вчера и сегодня


Впервые идея образования «Великой Албании» была сформулирована делегатами Албанской лиги, собравшимися во владениях Османской империи, в косовском городе Призрен в 1878 году. Делегаты приняли программу, содержавшую такие пункты, как «борьба до последней капли крови против какой-либо аннексии албанских территорий» и «объединение всех населенных албанцами территорий в одну провинцию» [4]. Один из идеологов албанского движения Пашко Васа Шкодрани (католик, занимавший в Османской империи пост губернатора Ливана) ещё в XIX веке заявлял, что «религией албанцев является албанизм».

На одном из заседаний Призренской лиги в июле 1879 года тогдашний лидер радикального крыла албанского национального движения Абдюль Фрашери обнародовал программный документ о создании временного правительства автономной Албании, территория которой должна была включать Албанию, Косово, македонские области Дебар и Скопье и греческую Янину. «Пусть все мы будем албанцами и создадим Албанию», – говорилось в обращении Абдюля Фрашери. [5]

Идея «Великой Албании» вчера и сегодня


"Албанский вилайет" в том виде, как он был определен делегатами Призренской лиги 1878-1881 гг.

Разгром османскими властями Призренской лиги в 1881 году на какое-то время перевел борьбу за «Великую Албанию» в русло культурно-национальной агитации. Однако на рубеже XIX–XX веков произошёл новый подъем албанского движения. Его лидеры считали своей базой все вилайеты Османской империи, где проживали албанцы. В июне 1911 года в Подгорице членами местного Албанского комитета был подготовлен меморандум под названием «Красная книга», предусматривающий создание на Балканах албанской автономии в составе всех албанонаселенных районов. Тогда же один из албанских лидеров Исмаил Кемали открыто призвал албанцев изгонять «славян-христиан» при помощи ружей. Впоследствии, будучи уже главой провозглашенного в 1912 году временного албанского правительства, он потребовал от великих держав очистить «албанские земли» от славян и греков. [6]

Дипломатические представители Российской империи на Балканах подтверждали рост влияния албанского фактора и неоднократно предупреждали об угрозе, которую он несёт. Как сообщал в 1912 году в Санкт-Петербург российский консул во Влёре А.М. Петряев, «албанский народ, никогда не игравший политической роли, под турецким господством приобретает такую силу, что выходит из своей области, расширяя свои границы, поглощает другую народность, за которой стоит славное историческое прошлое». [7]

Принятый 28 ноября 1912 года на всеалбанском Национальном собрании во Влёре акт о провозглашении независимости Албании готовился с участием представителей ряда великих держав. Исмаил Кемали предварительно побывал в Вене, где обсудил свои планы с лидерами Австро-Венгрии и обозначил границы Албании, включавшие в себя, помимо территории собственно Албании, македонские Битоли и Скопье, греческую Янину, косовские Приштину и Призрен. Открывшееся в декабре 1912 года в Лондоне Совещание послов великих держав не признало акт о государственной независимости Албании и решило передать многие территории, на которые претендовали лидеры албанского движения, соседним балканским странам. Однако активисты великоалбанского движения всё же получили основание требовать реализации «воли всех албанцев». Покидая в гневе Лондонское совещание после отказа его участников присоединить Косово к Албании, один из лидеров албанского национального движения Иса Болетини пообещал: «Когда придёт весна, мы удобрим равнины Косова телами сербов, от которых мы пострадали слишком много, чтобы это забыть».

После завершения Первой мировой войны великие державы в целом сохранили в неизменности принципы разграничения Албании с ее балканскими соседями, что позволило албанским националистам с тех пор утверждать, что «почти половина» тех, чья идентичность могла быть определена как «албанская», остались за пределами албанского государства.

Идея «Великой Албании» пережила ренессанс в годы Второй мировой войны, когда Германия и Италия присоединили к оккупированной итальянцами в 1939 году Албании обширные территории соседних балканских государств. Правящая албанская фашистская партия торжественно объявила в мае 1941 года, что почти все балканские земли, на которых проживают албанцы, отныне присоединены к Албании [8]. Частичное исключение составляла лишь греческая область Эпир («Чамерия» в албанской топонимике). Там итальянские оккупационные власти назначили албанского Верховного комиссара Джемиля Дино, но сама эта область оставалась под контролем находившегося в Афинах итальянского военного командования. Такая ситуация сохранялась вплоть до освобождения этих территорий сначала от итальянской, а затем германской оккупации. Державы антигитлеровской коалиции в рамках послевоенного урегулирования приняли решение вернуть Албанию к её прежним границам, которые в целом соответствовали решениям Лондонского совещания послов великих держав 1912–1913 годов.

Идея «Великой Албании» вчера и сегодня


"Великая Албания" в том виде, как она была создана в годы Второй мировой войны оккупантами

После окончания Второй мировой войны великоалбанские идеи на какое-то время оказались отодвинутыми на второй план, в том числе в приоритетах Албании, которая увлеклась тогда проектом создания Балканской федерации.

Идею Балканской федерации в принципе разделяли лидеры всех трёх основных заинтересованных государств – Албании, Югославии и Болгарии. Один из сценариев предусматривал надгосударственное объединение Албании не только с Югославией (и, соответственно, с Косовом) и Болгарией, но также и с Румынией, и даже с Грецией, несмотря на всю сложность албано-греческих отношений. Этот масштабный проект поддерживал в первую очередь коммунистический лидер Болгарии Георгий Димитров. В отличие от него югославский лидер Иосип Броз Тито выступал за создание Южнославянского Союза (Союза Южнославянских Народных Республик), первым этапом которого должно было стать объединение Албании и Югославии. В Белграде были уверены, встречая в этом понимание со стороны Тираны, что албано-югославское объединение не только явилось бы ядром Балканской федерации, но и стало бы наилучшим решением косовской проблемы путем включения Косова «в албанскую федеральную единицу». [9]

Идея «Великой Албании» вчера и сегодня


Согласно воспоминаниям соратника Тито Милована Джиласа, Белград и Тирана уже в последние месяцы Второй мировой войны «в принципе стояли на той точке зрения, что Албания должна объединиться с Югославией, что разрешило бы и албанский вопрос в Югославии, поскольку «дало бы возможность присоединить значительное и компактное албанское меньшинство к Албании как отдельной республике в югославско-албанской федерации». [10] Советский посланник в Албании Д.С.Чувахин, комментируя в своем дневнике беседу с Энвером Ходжей после его посещения Белграда, отмечал 3 июля 1946 года, что югославский лидер, согласно наблюдениям Ходжи, «считает необходимым принять все меры к сближению населения Косова и Метохии с населением Албании». [11]

Советско-югославский конфликт 1948 года похоронил идею Балканской федерации, но не отразился на идее «Великой Албании». В последующий период правления Ходжи великоалбанские настроения активно распространялись среди населения Косова посредством издательской и пропагандистской деятельности, в том числе через Приштинский университет. Участники прошедшей в 1976 году в Тиране Национальной конференции этнографических наук многозначительно констатировали, что «около пяти миллионов албанцев» продолжают оставаться за пределами собственно Албании. [12] А в 1981 году, когда антиправительственные демонстрации албанцев в Косове обострили там обстановку, руководство Албании разработало планы ввода на территорию края подразделений албанской армии.

Срежиссированный мировыми центрами силы кровавый распад Югославии открыл перед строителями «Великой Албании» новые возможности. Ключевая роль в реализации данного плана теперь перешла в руки военно-политических структур, в первую очередь Армии освобождения Косова (АОК) и её филиалов в сопредельных районах Балкан.

Впервые вопрос о создании албанских вооруженных формирований в Косове численностью 40 тысяч человек был поднят в 1992 году в Германии при активном участии властей Албании. В переговорах, проходивших в 1992-1993 годах, принимали участие, в частности, тогдашний министр обороны Албании Сафет Хуляли и его косовский коллега Хайзер Хайзерай. [1] Затем после разгрома подпольных военизированных албанских структур в Косове этот вопрос был на два года заморожен. Однако уже в 1996 году правительство Албании через свое посольство в Белграде приступило к финансированию подпольных вооруженных группировок «с центром в одной из европейских стран». [2] Первые вооруженные операции АОК в Косове были проведены в конце 1997 года. А уже в 1998 году Международная кризисная группа зафиксировала наличие в северных и северо-восточных районах Албании лагерей подготовки военизированных формирований АОК, действовавших под контролем представителей спецслужб стран-членов НАТО.

АОК с самого начала поставила перед собой две основные задачи: добиться независимости Косова (в том числе путём террора) и превратить Косовский край в военно-политический центр собирания албанских земель согласно программным установкам Призренской лиги 1878-1881 годов. На рубеже 1990-х – 2000-х годов на Балканах была создана разветвленная структура военно-политических организаций албанцев, тесно координировавших свои вооруженные акции, а также привлекавших денежные средства от албанской диаспоры и различных, в том числе евроатлантических, международных структур.

Характерна в связи с этим биография нынешнего главы Демократического союза за интеграцию македонских албанцев Али Ахмети. Он стал активистом албанского сепаратистского движения сразу же после окончания в 1983 году Приштинского университета. В 1986 году Ахмети был избран членом Главного совета Национального движения за освобождение Косова, в котором отвечал за взаимодействие с европейскими странами. В 1988 году он вошел в узкое руководство этого движения, а в 1993 году возглавил его военный сектор. В 1996 году Али Ахмети встал у истоков создания АОК, и когда на территории края развернулись ожесточенные бои между албанскими подразделениями и силами югославской армии и сербской полиции, он уже входил в состав Главного командования АОК.

К 1998 году Запад окончательно сделал выбор в поддержку албанских экстремистов как своих главных военно-политических союзников в балканском регионе, хотя всего за несколько месяцев до этого тогдашний спецпредставитель президента США на Балканах Роберт Гелбард публично объявил АОК «террористической организацией». Как отмечал в мае 1999 года один из ведущих американских экспертов в области международного терроризма и наркоторговли Джерри Сепер, албанские сепаратисты «были террористами в 1998 году, но сейчас в силу политических соображений они являются борцами за свободу», несмотря на то, что «АОК финансирует войну за счет продажи героина». [3]

После завершения бомбардировок Югославии силами НАТО в 1999 году и ввода на территорию Косова международных контингентов Али Ахмети переместился на македонский театр борьбы за «Великую Албанию», где стал одним из лидеров антиправительственного мятежа албанцев Македонии, поддержанного из Косова. В 2001 году он уже главнокомандующий «Национально-освободительной армией» македонских албанцев. В июне 2001 года Али Ахмети был временно внесён в американский черный список лиц, связанных с террористической деятельностью, ему был запрещен въезд в Швейцарию и ряд других европейских стран. Это, правда, не помешало Ахмети подписать от имени македонских албанцев Охридское соглашение, разработанное и пролоббированное НАТО и Европейским союзом.

Лидеры албанцев в Македонии, ссылаясь на букву и дух Охридского соглашения 2001 года и обвиняя власти Скопье в его невыполнении, требуют в настоящее время от властей преобразования государства в македонско-албанскую конфедерацию под названием «Республика Македония-Иллирида». В случае отказа выполнить их требования албанцы угрожают добиться своего вооружённым путём.

Аналогичный македонскому вооруженный мятеж албанцев в трех южносербских общинах Прешево, Медведжа и Буяновац в 2000–2001 годах был подавлен, но сейчас в этом районе разворачивается ползучая албанизация с перспективой установления контроля албанцев над органами государственного управления. «Действия албанских экстремистов в Косово, Македонии, Южной Сербии, Черногории координируются из одного центра», – заявляют сербские эксперты по вопросам национальной и региональной безопасности. Так, бывший руководитель Координационного центра по делам Косова и Метохии при правительстве Сербии Ненад Попович указывает, что «действия албанских экстремистов и террористов в различных районах Балкан хорошо организованы и скоординированы». [4]

Финансовую базу великоалбанского проекта образуют два основных денежных потока. Во-первых, это добровольно-принудительные отчисления албанской диаспоры. «Многочисленная диаспора косовских албанцев, проживающая в США, Германии и Швейцарии, играла и будет продолжать играть ключевую роль в нынешнем и будущем экономическом, социальном и политическом развитии Косово, а также диктовать развитие военной ситуации на местах. Они могут легко открыть новые фронты, если того пожелают, чтобы поддерживать давление в многочисленных нерешенных вопросах, относящихся к албанцам», - отмечают эксперты Международной кризисной группы. [5]

Во-вторых, важным каналом финансирования проекта «Великой Албании» являются доходы от торговли наркотиками и других видов трансграничного преступного бизнеса, контролируемого албанцами. Доходы албанских ОПГ от контроля над наркопотоками, идущими в Европу из стран Ближнего и Среднего Востока (в первую очередь из Афганистана), оцениваются в сумму не менее 30-50 млрд долларов в год.

Под план создания «Великой Албании» подведена и идеологическая база - соответствующие историко-этнографические концепции. Их авторы доказывают, что албанцы на Балканах - автохтоны и прямые потомки древних иллиров (в отличие от «пришлых» славян), и подкрепляют требования создания великоалбанского государства ссылками на историографию «применительно к античности и ко всем последующим периодам». [6] Говоря словами сербского ученого Спасое Джаковича, албанская ирредента «с оглушительной силой и огромным упорством встраивала историческое прошлое, происхождение и «аутентичную» культуру в непрерывную идейно-политическую пропаганду». [7]

При этом даже сами албанские эксперты вынуждены признавать, что до начала XX века у албанского этноса отсутствовал целый ряд ключевых характеристик, присущих единому народу. В частности, созданное в ноябре 1912 года во Влёре первое правительство «независимой» Албании было вынуждено готовить декларацию независимости на турецком языке и писать свои распоряжения турецкими буквами, поскольку ни один из членов кабинета Исмаила Кемали не владел албанской латиницей, разработанной всего за несколько лет до этого.

Имеющиеся исторические и филологические данные скорее свидетельствуют о том, что предки албанцев проживали гораздо восточнее территории нынешних Албании и Косова. В частности, близость раннеалбанского и фракийского языков позволяет предположить, что прародиной албанцев, занимавшихся отгонным скотоводством, были Карпаты, откуда они вместе со славянами переправились через Дунай и через Македонию вышли на запад Балканского полуострова. Эта теория хорошо объясняет лексическую близость албанского и румынского языков, а также тот факт, что албанцы впервые упоминаются в письменных источниках только в XI веке и фигурируют как жители области «Арбанон» в современной Центральной Албании.

Важнейшим фактором формирования и распространения албанского этноса на Балканах стали насильственное вытеснение других народов и их исламизация во времена османского ига в XIV–XIX веках. По данным сербских источников, только в XVIII-XIX веках из Косова и Метохии в Королевство Сербия в общей сложности переселились около полумиллиона сербов. Основной пик переселения пришелся на периоды после сербских восстаний 1804–1813 годов и сербо-турецких войн 1876–1878 годов.

Оставшиеся сербы подвергались насильственной исламизации, в результате чего значительная часть косовских албанцев, по свидетельству сербского ученого Йована Цвийича, имеет сербское происхождение. Об этом же говорили российские ученые и дипломаты, в том числе консул во Влёре и делегат в Международной контрольной комиссии в Албании А.М.Петряев. Он подчеркивал, что албанцев Косова и Македонии «в громадном большинстве случаев надо рассматривать как потуреченных и албанизированных славян». [8]

Попытка создать балканское государство в его максимально широких этнических границах уже предпринималась на общеевропейском уровне в конце 1870-х годов. Речь идет о Сан-Стефанском прелиминарном мирном соглашении, подписанном в 1878 году Россией и Османской империей и определявшем территориально-государственное устройство Болгарии. Тогда эта идея не была реализована из-за антироссийской позиции других великих держав и существовавших в Петербурге опасений по поводу появления на Балканах «регионального тяжеловеса» с последующей цепной реакцией среди других балканских народов. Однако «Великая Албания» образца начала XXI века выглядит гораздо более опасным и, главное, более реальным проектом, чем гипотетическая «Великая Болгария» конца XIX века. Наличие у албанских националистов единого военно-политического центра и командно-штабных структур, их тесные связи с руководящими кругами США, НАТО и ЕС, значительные финансовые средства – всё это говорит о том, что возникновение на карте Европы в не столь отдалённом будущем великоалбанского государства с населением порядка 10 миллионов человек является реальной перспективой.
Автор: Петр ИСКЕНДЕРОВ
Первоисточник: http://www.fondsk.ru/news/2015/06/10/idea-velikoj-albanii-vchera-i-segodnja-i-33761.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 12
  1. МИХАН 12 июня 2015 10:47
    Я так скажу "наивные албанские мальчики.." Русские до вас еще доберутся! И тишина такая начнется ..Соловьи и сверчки..(но может тихие вскрики и выстрелы из "Вала"..И опять тишина! Я чую это генами ..я не угрожаю ..Просто знаю!...
    1. GRAY 12 июня 2015 11:14
      Казалось бы, какая тут связь с газопроводом?
  2. barclay 12 июня 2015 10:49
    Чем мельче и вреднее народ, тем больше он видит себя "великим". История показала, что такое явление лечится только "люлЯми".
    1. АнпеЛ 12 июня 2015 11:22
      Господа, никому не кажется, что в слове "албания" скрылись ошибки правописания. Вот чувствую, что словцо это должно начинаться на букву "е", а вот буквы и "б" и "л" надо бы поменять местами. Тогда действительно, без шуток - эта страна великая, но только в предложенном написании
    2. olf 12 июня 2015 11:43
      Мал клоп, да вонюч.
      olf
  3. perepilka 12 июня 2015 10:57
    Великая Олбания, ну-ну wink , а чо Черногорию то не присодинили? Ссыкотно? Правильно, на ней и турки обломились, да и вообще, обломитесь. Олбанцы, вас и с Косово выпнут, со временем.
  4. zadorin1974 12 июня 2015 11:02
    Получи Европа свой местный халифат со всеми вытекающими))).Вырастили,выпестовали под предводительством америкосов бандитское логово с население,которое ни сеять ни строить не желает,а только грабить ,барыжить наркотой оружием да рабами(проституция и донорские органы).ЕХО-ХО!!!! Толи еще будет wassat
  5. barclay 12 июня 2015 11:05
    Срежиссированный мировыми центрами силы кровавый распад Югославии открыл перед строителями «Великой Албании» новые возможности.
    Центр силы под названием сышыа с удовольствием пользуется этой бредовой идеей местных националистов. Тут все будет по правилу: "Если ты очень хочешь исполнить свою мечту, то обязательно найдется тот кто с помощью этого исполнит свою".
    Америкосы уже многими пользовались, а затем вытирали об них свои сапоги.
  6. grinyow.ivan 12 июня 2015 11:10
    судя по карте любая из областей не менее а даже более великие.
  7. olf 12 июня 2015 11:44
    Разберемся с хохлами, так и этим уродам юшку пустим.
    olf
  8. ТАКР 12 июня 2015 11:57
    Статье за информативность большой плюс. Но стоить добавить, что после ВОВ Тирана числилась(до смерти Сталина) в "лепших друганах" СССР. Видимо у Иосифа Виссарионыча были свои виды на "Великую Албанию".
  9. pytar 12 июня 2015 12:10
    Произход албанцев, достаточно хорошо изучен. В статию насчет етого есть неточности. Афтохронное население Болканского полуострова вне Греции в древности, состоится из трое родственые этнические группы: Южно Дуная на територии нынешней Болгарии до Босфора - фракийцы. Восточной части Болканского п-ова, на територии бывшей Югославии и нынешней Албании - "илирийцы". Севернее Дуная, на територии Румынии /Влахии/- "даки". Между етих основных груп, есть некольк подгруп, как например "гети", которые населяли Добружда /територия южнее Дуная в Северной Болгарии. Еще севернее "даки" и "гети" граничили с родственые ими "массагети". Вообще народы илирийско-фракийско-дакийская группа занимали огромная територия. Албаньцы являются прямые потомки илирийцах, которые оцелели в труднодоступные высокогория нынешней Албании, после нашествия славянов. В связи с природной изольяции етого региона, они почти не асимилировались и мало контактовали с окружающее славянское "море". Фракийцы в свое болшинстве были асимилированные славянам и вместе с праболгаров составили костяка нынешней болгарской нации. Фракийцы к тому были подложенные на влияние греках и римлянах и частично асимилировались еще до заселение славянах. "Даки" во время славянского разселения отсупили от равнину Влахии /севернее Дуная/в Карпатах, где сохранились и позже сного начали заселиватся обратно в равнинах севернее Дуная. С времени славянское население Влахии было асимилированно "даки" /позжее "даки" начали называтся "влахи"/ и образовался нынешний румынский етнос. От вышесказанного становится ясно, что нынешние румыни, ето потомки "даки", а албанцы потомки "лирийцах", что и обыесняет некоторая близость их языках и обычаях. В древности из етих родственых этносов самая высокая култура,стройки, крепости, украшения, царства и т.д создали фракийцы. Их културные постижения до сих пор удивляют и восхищают ученых.
    1. pytar 12 июня 2015 12:35
      Цитата: pytar
      Восточной части Болканского п-ова, на територии бывшей Югославии и нынешней Албании - "илирийцы".

      ошибка, не успел исправить. Вместо "Восточной части" читать: "Западной части"
  10. РусланНН 12 июня 2015 21:38
    Интересно, почему объединение русского Крыма с Россией хорошо, а земель заселенных албанцами к Албании это плохо?
    1. Писсаро 12 июня 2015 21:53
      где албанцы,там наркота,торговля органами и прочие криминальные достижения.Поэтому увеличение бандитской территории плохо.А где Россия там мир и процветание,поэтому это хорошо smile

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня