Продовольственная безопасность: пора навести порядок!

Продовольственная безопасность: пора навести порядок!


С момента принятия Доктрины продовольственной безопасности России прошло пять лет. Чтобы подвести итоги столь внушительного события, в Ростове-на-Дону прошел общероссийский форум, посвященный продовольственной безопасности. Эмблема столь важного мероприятия — щит с изображением хлеба и другие символы села — подчеркивала, что за дело взялись серьёзно. Государство потребовало жёстко и конкретно предоставить свои предложения по выходу из затянувшего кризиса. Но вот участники форума, в частности, некоторые выступающие, оказались не готовы ответить на конкретные вопросы государства.


Примечательно, что в ходе форума представители банковского сектора и сельхозмашиностроители, которые имели друг к другу немало претензий, разделились на две противоположные секции. Хотя, как считают многие участники, с банкирами надо было поговорить вместе. Ведь одна из самых острых тем, которые обсуждали машиностроители, — кредиты. В себестоимости одного трактора, например, 60 процентов затрат — на выплаты по разным кредитам. А может быть, вспомнить постановление СНК СССР от 25 августа 1946 года? Согласно которому Центральный банк выдавал ссуды со сроком погашения в 10 лет с взиманием за пользование ссудой одного процента в год. Подпись — И. Сталин.

Однако вернемся к форуму. На заседание банкиров я не пошла, было интересно послушать производственников.

Как это сегодня принято, всех особо важных гостей пригласили сесть в белые кресла на сцене.

Больше всех говорил Константин Бабкин, президент ЗАО «Новое содружество» (основной актив — "Ростсельмаш"): его выступление заняло более 30 минут. Он всё требовал и сравнивал, требовал и сравнивал. Эти же предложения Бабкин из года в год озвучивает на различных мероприятиях.

Интересно, что между ним и представителями Белоруссии начался спор. Бабкин утверждал, что российские комбайны на белорусский рынок не пускают.

Белорусы в ответ сказали, что представителям "Ростсельмаша" надо активнее продвигать свою продукцию, организовывать выставки на территории Белоруссии. На это Бабкин ответил, что от государства они не разу не получили каких-либо компенсаций понесённых затрат на выставочную деятельность.

А в это время в зале началось брожение. Люди хотели высказаться.

Крайне жёстко отреагировал генеральный директор ОАО "Череповецкий литейно-механический завод" Владимир Николаевич Баглаев.

— Я не услышал ни одного конструктивного предложения по выходу из сложившейся ситуации, — сказал он.

И был прав.

— А в чём же выход? — спросила его я.

Владимир Николаевич Баглаев считает, что, во-первых, в геополитических сражениях экономики стран Таможенного союза должны быть не конкурентами, а союзниками за совместный экономический и технологический рост.

В производственной себестоимости Минского тракторного завода прямые затраты на материалы и комплектующие из России составляют около 46%. Если добавить к этому то, что белорусские поставщики комплектации на МТЗ имеют российскую составляющую от 20 до 50%, то окажется, что МТЗ "Беларусь" — это скорее русский трактор.

Во-вторых, раздаются отдельные голоса, что нам не хватает места на нашем отечественном рынке. Но за двадцать лет просто перестало существовать более десятка крупнейших российских производителей тракторов. Просто сегодня не запущен производственный процесс наращивания собственной отечественной сельхозпродукции.

В-третьих, если будет поставлена задача и разработана программа резкого наращивания объёмов сельхозпроизводства, то спрос на отечественную технику будет соответствующим и даст возможность развитию технологий всех союзных государств. Главное в этом случае — не допустить, чтобы это "окно возможностей" было отдано производителям стран, жёстко конкурирующих с нами не только на экономическом поле, но и в геополитике.

Больше всех аплодисментов досталось директору Петербургского тракторного завода Сергею Серебрякову. Он также выступил жестко, конструктивно и коротко.

В первый раз ему аплодировали, когда он сказал о недостатке оборотных средств, высокой закредитованности сельхозтоваропроизводителей. А субсидирование кредитов — это перекачка денег из бюджета в банковский сектор. Крестьяне находятся в ситуации, когда напрочь отсутствует прогнозирование ситуации. Поэтому нужно изменить сегодняшнюю кредитно-финансовую систему и ввести элементы прогнозирования своей деятельности.

О Доктрине продовольственной безопасности России, её главных показателях никто из собравшихся не упомянул. Напомню пункт №8 данного документа: "Для оценки состояния продовольственной безопасности в качестве критерия определяется удельный вес отечественной сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов (с учетом переходящих запасов) внутреннего рынка соответствующих продуктов, имеющий пороговые значения в отношении: зерна — не менее 95 процентов; сахара — не менее 80 процентов; растительного масла — не менее 80 процентов; мяса и мясопродуктов (в пересчете на мясо) — не менее 85 процентов; молока и молокопродуктов (в пересчете на молоко) — не менее 90 процентов; рыбной продукции — не менее 80 процентов; картофеля — не менее 95 процентов; соли пищевой — не менее 85 процентов".

Что сказал Медведев

По словам премьер-министра Дмитрия Медведева, в ходе реализации Доктрины продовольственной безопасности Россия по некоторым позициям за пять лет вышла вперёд. Однако по-прежнему остаются проблемные отрасли. Одна из них — животноводство. И тут нужно "подтянуться". Производство молока и мяса необходимо поднять в разы.

И ещё одно важно сообщение от Дмитрия Медведева: Россия может самостоятельно обеспечить себя продовольствием, несмотря на режим санкций. Финансирование сельского хозяйства в виде субсидий будет продолжено в течение этого года.

...и о соли

Премьер-министр в ходе встречи с губернатором Ростовской области сказал, что в России нужно возрождать предприятия, производящие соль и отрываться от Украины, которая была основным поставщиком соли. "Для меня достаточно удивительной была ситуация с солью, которой у нас на самом деле больше всего в мире, но мы её сами не производили, а завозили с Украины. Сейчас нужно подумать, конечно, о том, чтобы полностью себя обеспечивать всеми продуктами в рамках импортозамещения", — сказал Дмитрий Медведев (источник: стенограмма встречи).

Конкретный случай

На севере Ростовской области есть Верхнедонской район. Одно из самых благополучных хозяйств — сельхозкоопертив под руководством Владимира Ивановича Волкова — сохранилось только благодаря своему руководителю. В конце 90-х в бывшем совхозе стали меняться директора, они резали скот, сдавали на металлолом трактора и комбайны, а потом уезжали. Колхозники видели весь этот страшный непорядок в совхозных делах, но противостоять ему со всей силой не могли потому, что в их головах оставался этот очень важный и ключевой момент русской души — покорность вышестоящему руководителю.

И вот Владимир Иванович решился и собрал оставшуюся от разрухи и разграбления технику — организовал на этой базе неплохое коллективное хозяйство. Сюда потянулись работать люди со всех близлежащих хуторов. Закупили даже скот, стали выпускать своё собственное масло, молоко, придумали местный бренд. Всё бы хорошо, но потом оказалось, что налоги стали высокими и легче вообще не держать стадо, иначе — банкротство. Сегодня в хозяйстве по-прежнему выращивают разные культуры, но развиваться невозможно: всё упирается в кредиты, горючее и множество других мелких "закорючек", которые удерживают на месте.

Бриллианты на ручках

Пишу о продовольственной безопасности России. А перед глазами — бриллианты на холеных пальцах да накачанные силиконом губы одной дамы, бывшего министра сельского хозяйства. Она любила говорить, что "земля — наш главный неамортизируемый инвестиционный актив". Слово "неамортизируемый" применительно к земле — странное слово. Тем более, что амортизация характеризует техническое состояние машин, степень их изношенности.

Село стало какой-то черной дырой или Бермудским треугольником. Государству давно уже пора навести здесь порядок. А пока у нас лишь отдельные хозяйства благоденствуют, другие же пребывают в стадии медленного угасания. Проблема возрождения села сегодня как нельзя важна потому, что продовольственная зависимость становится очевидной.
К сожалению, подчеркну ещё раз, к большому сожалению, сегодня вопросами продовольственной безопасности занимаются люди, часть из которых причастна к развалу сельского хозяйства "как класс".

Безопасность появилась в 1970 году

Впервые термин "продовольственная безопасность" стал использоваться в конце 70-х годов прошлого века. И хотя до этого все страны так или иначе, но занимались обеспечением своего народа продовольствием, но широкое применение данного научного термина прочно вошло только тогда, когда представители нескольких стран собрались в 1974 году в Риме и приняли об этом соответствующую резолюцию. В частности, основной пункт данного документа гласил о том, что население должно быть обеспечено качественной и безопасной пищей, необходимой для поддержания здоровья человека и его жизнедеятельности.

Однако на бумаге подобные решения было зафиксировать намного легче, чем воплотить в жизнь. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Следующая декларация была принята также в Риме, только спустя 21 год, в 1996 году.

"Согласно данным Всемирной продовольственной программы ООН, в 2012 году около 925 миллионов человек, которые не получают пищи, достаточной для обеспечения здорового образа жизни, то есть каждый седьмой человек на Земле ложится спать голодным (источник: пресс-релиз ФАО, 2012). При этом более половины голодающих: около 578 миллионов человек — живут в Азии и Тихоокеанском регионе. В странах Африки проживают около четверти всех голодающих в мире (источник: доклад "О продовольственной безопасности России", сделан группой экспертов Изборского клуба под руководством академика РАН С.Ю. Глазьева)".

Доклад академика Глазьева представляет собой уникальный документ. Не будем заострять на нём внимание и перейдём к реалиям. А они таковы, что впору цитировать дедушку Ленина: низы не хотят, а верхи не могут. Причём это парадокс применительно к сельскому хозяйству прослеживается на протяжении многих лет.

Между высокими правительственными директивами и реальной жизнью обычного человека, рожденного и трудившегося на земле, — колоссальная разница. Эта разница особо остро ощущалась как в годы коллективизации, так и в годы перестройки. И сейчас тоже. Но эту разницу государство наконец решило «сокращать». А пока обратимся к истории обычных людей, на примере которых со всей очевидностью вылезают многие проблемы, которые со временем были решены ценой больший усилий. Тут уж как в песне: "До основанья, а затем..."

От 60 до 150 трудодней

Приказ о раскулачивании и создании на базе новых коллективных хозяйств был выполнен в самые быстрые и жёсткие сроки. Со временем колхозы и советские хозяйства (совхозы) стали процветать вплоть до 90-х годов прошлого столетия, когда без видимых указаний и приказаний сельское хозяйство — основа продовольственной безопасности страны — было разрушено на корню.

В годы образования и работы колхозов в деревнях жёстко следили за нарушителями трудовой дисциплины, и нередко народный суд выносил обвинительные заключения за опоздания.

Оплата шла "палочками": так называли подсчет трудовых дней (трудодни), которые заносили в специальную тетрадь учёта рабочего времени. Если в годы коллективизации каждый колхозник должен был отработать 60-100 трудодней, то в годы Великой Отечественной войны количество трудодней увеличилось практически в два раза — до 100-150 (эта норма была введена в 1942 году). Точное количество трудодней определялось в зависимости от региона страны и условий ведения работ. Тогда же, в 1942 году, впервые были введены обязательные 50 трудодней для подростков.

Если человек не вырабатывал установленный минимум, его могли автоматически исключить из колхоза. Это означало, что будет народный суд: обычно приговоры по таким судам — исправительные работы на шесть месяцев в том же колхозе и вычет 25% трудодней.

Вставали затемно и приходили затемно. Основная рабочая сила — женщины. На их плечи легли все тяготы и все беды обычного трудового крестьянства.

Павел Иванович и Акулина Галактионовна

Семью Акулины Галактионовны Апрышко в 1930 году причислили к богатым и подлежащим раскулачиванию: они имели две пары быков, четыре лошади, четыре коровы. Новым местом жительства для раскулаченных определили балку Кручи, где они и перезимовали в землянках суровую зиму.

Весной началась пахота. Пахали общественные поля на людях. Запрягали в упряжку по 25 человек. После окончания посевной их семью перегнали на станцию Чертково, погрузили в товарные вагоны и отправили в Сибирь. Страшно изводил голод. На месяц выдавали только пять килограммов муки, норма хлеба на день — 150 граммов. Шли годы. Когда Акулине Галактионовне исполнилось четырнадцать лет, началась её взрослая жизнь: укладывала штабеля, весной сплавляла брёвна, косила сено, пилила вручную лес. Она помнит, как во время войны по реке Велс переправляли сено на плотах. Однажды под вечер плот застрял, а вокруг — вода. Когда девчонок освободили, они не могли говорить, еле отогрелись. С пару руки-ноги распухли, кричали воем. В 1943 году они получили похоронку на единственного брата Ивана, которого призвали на фронт. А в 1944 году без разрешения комендатуры семья вернулась на родину, Верхнедонской район, Ростовской области. Все пошли работать в колхоз. За образцовое поведение они были освобождены из-под надзора.

Павла Ивановича Меркулова из хутора Мрыховского (он тоже находится на Верхнем Дону) в 1937 году назначили бригадиром колхоза имени Октябрьской революции, который позднее был переименован в совхоз Мещеряковский, затем — развалился, а на его месте образовалось несколько фермерских хозяйств, одно из которых сейчас возглавляет Владимир Иванович Волков. О нём расскажу попозже. А сейчас вспомню всё то, что рассказал мне Павел Иванович в далёком 1994 году, когда я работала корреспондентом в местной газете и встречалась со своими земляками. Сегодня, доставая свои старые дневники, с удивлением и благодарностью к своим рассказчикам, нахожу для себя нераскрытые черты русского характера, терпеливой русской судьбы.

— Сколько вам платили?

— 45 трудодней и в конце года давали 300 граммов хлеба или килограмм, в зависимости от урожая. Вот и весь заработок за год.

— А вы видели, как воровали люди?

— Видал. Когда брали — отворачивался. Да и не только я один так поступал. У нас был в это время председателем колхоза Лаптев. Как-то он ехал по дороге. Навстречу ему женщины тянут, родимые, оклунки пшеницы с поля. Увидели начальника, да деваться некуда. Вызвал председатель этих баб в контору и строго приказал им: "Глядите, никому нет говорите, что Лаптев вас "застукал".

Правда, одной четырнадцатилетней хуторской девчонке не повезло: она набрала сумку зерна и кто-то её увидел и написал донос. Собрали показательный суд, и получила она 15 лет тюрьмы. Тогда строгие порядки были. Контролировался каждый шаг. Вот выдадут дояркам по копне сена, и ни грамма больше не получишь. А ведь надо было как-то жить и кормить детей.

— А вы знали об арестах?

— Что народ в тюрьму забирают? Слыхал. Но я никого не предавал. Иду сейчас по хутору, все люди здороваются. И это — главное.

— Вы воевали?

— А то как же. На Дальнем Востоке. Мои ордена где-то дома валяются, удостоверений пачка. Но что они есть, что нет, никакого толка теперь.

Напомню, что с Павлом Ивановичем Меркуловым мы встречались в далёком 1994 году. Тогда уважение и почтение в обществе к ветеранам и их заслугам было настолько низким, что пожилые люди могли только с обидой рассказывать о незаслуженной обиде со стороны государства. Тогда было не до ветеранов. Многие из них с ностальгией вспоминали советское время, когда работал ток и текло золотое зерно. И все люди работали и могли получать достойную зарплату.

Мы жили по плану, и хорошо жили

В «Издательстве политической литературы» в 1980-х годах выходили тоненькие брошюры, предназначенные для работа партактива. В частности, 25-й съезд партии утвердил основные направления развития народного хозяйства СССР на 1976-1980 годы.

"В животноводстве предписывалось довести среднегодовое производство мяса до 15-15,6 млн. тонн (в убойном весе), молока — до 94-96 млн. тонн. Сохранить принцип твёрдых планов закупок сельскохозяйственных продуктов и поощрения хозяйств за сверхплановую продажу их государству путем применения повышенных цен. Объем закупок как по твердому плану, так и сверх плана предусмотреть в договорах контрактации, заключаемых заготовительными организациями с колхозами и совхозами сроком на пять лет, с разбивкой по годам.

Довести среднегодовые объемы закупок основных видов сельскохозяйственной продукции (с учётом сверхплановых) до следующих размеров: зерна — до 90 млн. тонн.

А среднегодовой сбор зерна, например, должен увеличиться за 11-ую пятилетку (1981-1985 годы) на 35 миллионов тонн, а производство мяса — более чем на два миллиона тонн".

Продовольственная проблема, как подчеркивалось на ноябрьском (1981 год) Пленуме ЦК КПСС, и в хозяйственном и в политическом плане — центральная проблема всей пятилетки. Основа её решения — высокие темпы развития сельскохозяйственного производства.

"Весна на селе — пора хлопотная. В хозяйствах проверяется семенной фонд, ремонтируется и отлаживается техника. Идёт полным ходом подготовка к весенним полевым работам", — писал журнал ЦК ВЛКСМ "Комсомольская жизнь" в марте 1982 года.

Интересно, что тогда в журнале описывался всероссийский рейд "Комсомольского прожектора" и газеты "Комсомольская правда" по качественной подготовке и успешному проведению весеннего сева. В село выезжали сотрудники аппарата ЦК ВЛКСМ и критически оценивали работу, создавались сельские комитеты комсомола, штабы газеты "Комсомольская права". Их основные задачи — проведение строгой специализации по регионам, мелиорация земель, внедрение культур и агротехнических приемов, обеспечивающих хорошие урожаи при недостатке влаги или избытки влаги.

Слово о мелиорации

— Проблема мелиорации существовала в советское время, а сегодня мелиорацией давно уже никто не занимается и весь потенциал отрасли давно растерян, — признал директор ВНИИ орошаемого земледелия Виктор Мелихов в ходе заседания продовольственного форума. Нет научного потенциала, накопленный годами опыт растрачен, необходимо заново создавать научно-техническую базу, закупать необходимое оборудование и материалы.

В этой связи хочется напомнить о ледотермике, инженерной гляциологии, признанной решать проблему использования природных льдов в народном хозяйстве. Решение об этом было принято ещё в 1970 году на первом инженерно-гляциологическом совещании в городе Кировск. Советские учёные предлагали использовать потенциал зимы — талые воды, которые можно было замораживать и использовать для орошения.

О чем хотел спросить пожилой профессор

В ходе первого продовольственного форума один из участников, пожилой профессор, всё пытался узнать о собравшихся членов президиума, в какой исторической эпохе сейчас находится сельское хозяйство.

— Скажите, в какой стадии развития находится наше село? — спросил пожилой профессор.

Ответа он не получил. Правда, один из высоких гостей, причастных к сельскому бизнесу, попытался как-то ответить, но его ответ крайне смутил пожилого учёного.

Может быть, выступающие не знали, а может и знали, да только поостереглись ответить пожилому профессору.

И вообще, непонятно, почему учёный именно на этом попытался заострить внимание. Может быть, этот ответ ему нужен был для очередной диссертации? Непонятно.

Минобороны может отдать свои земли под новые проекты

Впрочем, на форуме было немало дельных предложений. Одно из них высказал ректор Санкт-Петербургского аграрного университета Виктор Алексеевич Ефимов. Он предложил использовать около семи миллионов га брошенных земель, принадлежащих Министерству обороны России, для новых проектов по комплексному развитию территорий. Сейчас несколько предложений направлены на рассмотрение министру обороны России Сергею Шойгу. Какова будет дальнейшая их судьба, покажет время.
Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти