Япония против США и стратегическое равновесие на Тихом Океане. Часть шестая

«Разумному человеку невозможно было себе представить, чтобы Япония пошла на объявление войны. Я был уверен, что подобный безрассудный шаг с ее стороны погубил бы жизнь целого поколения японского народа, и мое мнение полностью подтвердилось. Однако безумие - это такое заболевание, которое в войне дает преимущество внезапности»
Уинстон Черчилль


Япония против США и стратегическое равновесие на Тихом Океане. Часть шестая



Подробности нападения японцев на Пёрл-Харбор и битвы у атолла Мидуэй хорошо известны и многократно описаны, поэтому в этой серии очерков мы на них не останавливаемся – вряд ли тут можно добавить что-то новое. Но о стратегическом значении Гавайских островов и особенно, атолла Мидуэй в планах построения «Пояса Равновесия» для описания последующих сражений все же нужно сказать пару слов.

Название «Мидуэй» означает «Середина пути» и оно подходит ко всему Гавайскому архипелагу, расположенному на полпути между Азией и Америкой. Здесь дозаправлялись самолеты, летавшие из одного континента на другой. Здесь были базы Военно-морского флота США, обеспечивавшие ему доминирование в северной и центральной частях Тихого Океана. Потеря этих баз для него означала бы отказ от активных действий против Японии на какое-то время – примерно так пишут все военные историки. Очевидно, под этим подразумевают длительную (год или два) невозможность для американского флота реализовывать здесь свое численное преимущество – отправлять в длительные экспедиции крупные соединения кораблей. Многократное превосходство американцев на какое-то время обесценивается потому, что к востоку от Гавайев, вплоть до побережья Североамериканского континента, нет возможности организовать промежуточные базы – там просто нет никакой суши. Кроме того, как только США теряют контроль над северной и центральной частями Тихого Океана, уязвимыми становятся Алеутские острова и Аляска. Снабжать их военные базы и почти полумиллионное население огромной территории будет возможно только с помощью усиленных конвоев.

Почему соединение Тюити Нагумо, осуществив блестящий удар по Пёрл-Харбор, не стало захватывать хотя бы остров Оаху и вообще развивать успех, объяснить вроде-бы несложно. Японцы не готовили здесь в декабре крупномасштабную высадку, отдавая приоритеты южному и юго-восточному направлениям (Филиппины, Индокитай, Голландская Ост-Индия). Нападение 7 декабря было прежде всего политическим посланием. Но почему Гавайский архипелаг не был захвачен японцами в первые месяцы 1942 года – один из самых запутанных вопросов в истории Второй мировой войны. Параллели со «странной войной» на Западном фронте зимой 1939-40 годов тут не провести, так как по меньшей мере одна сторона – Япония – не была заинтересована в том, чтобы тянуть время.
Поражение в битве за атолл Мидуэй можно считать одним из главных переломов в войне на Тихом Океане – ведь, несмотря на все предыдущие успехи, неполнота или незавершенность «Пояса Равновесия» при любых раскладах означала неминуемое поражение. Поэтому в тени этого сражения часто оказывается другое и не менее важное. Атаку на Алеутские острова, произошедшую практически одновременно, вообще привычно называют «отвлекающим маневром». В действительности значение этой операции было, как минимум, не менее важным. Захват одной только базы Датч-Харбор позволял, во-первых, надежно блокировать порты Аляски, во вторых, иметь дополнительное преимущество для действий японского флота в районе Гавайских островов. Если бы это удалось, присутствие там японских войск потребовало бы довольно больших сил, но зато имеющиеся здесь базы и возможности для стоянок кораблей могли бы обеспечивать более крупные морские соединения. (На карте Уэйк и другие острова Микронезии намного ближе к Гавайям, но эти базы не могли обеспечивать большие соединения кораблей, которым все равно пришлось бы действовать с основных баз на Курилах или в Японии. Возможности для нападения с Алеутов были куда больше – то есть в данном случае важнее мощность или емкость базы, нежели ее удаленность.) Поэтому даже до поражения под Мидуэем военные действия на северном конце «Пояса Равновесия» имели для японцев далеко не второстепенное значение. А после того, как вечером 4-го июня Ямамото приказал Нагумо прекратить военные действия в районе атолла Мидуэй и направить остатки его ударной группировки обратно к берегам Японии, значение Алеутов возросло до критического – и помимо всего прочего это была дополнительная надежда на успех повторных попыток вновь напасть на Гавайи. С другой стороны, США и Канада опасались, что острова могут быть использованы в качестве баз для воздушных нападений на их западные побережья.
Впрочем и без учета Гавайев и Западного побережья значение островов для контроля северо-тихоокеанских транспортных маршрутов еще до войны вполне определенно оценил американский генерал Уильям Митчелл (известный военный теоретик и один из основателей военно-воздушных сил США), заявивший в Конгрессе в 1935 году:

«Я верю, что в будущем тот, кто удерживает Аляску, будет владеть миром. Я думаю, что это наиболее важное стратегическое место в мире.»

Ко всему этому нужно добавить, что акватории, прилегающие к тихоокеанскому побережью Аляски, и в особенности – район Алеутских островов, резко отличаются по своим природным и климатическим условиям от других театров военных действий, где проводил свои операции Императорский флот. Большей частью это были районы с субэкваториальным (или тропическим муссонным), реже – экваториальным (тропическим пассатным) климатом. Морской субарктический климат северной оконечности Тихого Океана представляет собой в каком-то смысле нечто противоположное: говорят, он больше всего напоминает условия района Северной Атлантики между Гренландией и Исландией. С той лишь разницей, что айсберги здесь встречаются реже и они помельче, зато туманы гуще и дольше – они могут неожиданно возникать чуть ли не в любое время суток и длиться по нескольку недель, вынуждая корабли ложиться в дрейф. Неожиданно накрыв район боевых действий, такой туман заставит полностью прекратить любую активность, требующую прямой видимости – что практически означает именно любую. Причем нападающая сторона в таком случае оказывается в более уязвимом положении, чем обороняющаяся. И еще, в недолгое летнее время туманы становятся короче - держатся обычно несколько часов - зато появляются чуть ли не каждый день, но тем не менее проведение здеськрупных морских операций, как считается, возможно именно летом.

Таким образом, здесь на самом севере Тихого Океана, задержка операции до июня могла бы вполне логично объясняться климатическими условиями. А если мы еще допустим, что нападение на Алеуты не было «отвлекающим» от похода на Мидуэй, и что обе эти операции были взаимосвязанными частями одного целого – завершающего этапа построения «Пояса» – то логика действий японского командования хотя бы отчасти становится более понятной.

Общее количество кораблей (более ста единиц), задействованных в нападении на Мидуэй, было в несколько раз больше, но там и предполагалось прежде всего морское сражение с целью уничтожения основных сил американского флота. И перевес японцами создавался в линейных кораблях и эсминцах. Высадка десанта на атолле и других островах Гавайского архипелага была второй по значимости задачей.



Экспедиция к Алеутам изначально планировалась прежде всего с целью десантных операций. При этом сложность организационных мер и всех подготовительных этапов ничуть не уступала подготовке к походу на Мидуэй.

Начинались обе операции практически одновременно и общая картина действительно выглядит так, что они представляют собой одно целое.

Второе по численности и мощи соединение кораблей под командованием контр-адмирала Какудзи Какута в составе двух авианосцев, двух крейсеров и трёх эсминцев вышло в море с острова Хонсю почти на три дня раньше основного соединения Тюити Нагумо. И если Нагумо направляется прямо к в сторону Гавайев, то Какута выдвигается в район, находящийся примерно на полпути между Алеутами и Гавайями. И достигает он его как раз ко 2-му июня. Это значит, что в зависимости от развития событий, его корабли на тот момент можно было направить либо на юг, либо на север. Примечательно, что их нередко считают вместе с кораблями задействованными непосредственно на южном направлении (почему и получается «более ста единиц»). Хотя, как известно, Какута в итоге повернул на север. Видимо было решено, что для развития наступления на Мидуэй и Гавайи хватит другого соединения поддержки (под командованием вице-адмирала Нобутакэ Кондо), успевшего к этому времени объединить свои силы (они шли из разных точек) и подойти намного ближе к эскадре Нагумо.


Известно, что одной из главных причин поражения под Мидуэем, была недооценка японцами реальных сил американского флота. Или надежда на дробление этих сил (если удар по Алеутам действительно отвлекающий).

Что же касается Алеутской операции, то там значительного неожиданного для японцев наращивания сил не было (если не считать срочно за три дня отремонтированного в Пёрл-Харбор "Индианополиса" и направленного на север). Военные действия затянулись на этом театре надолго и имели ряд особенностей, выделяющих его среди других театров Второй мировой войны.

Поэтому, в отличие от сражения за Мидуэй, его здесь стоит рассмотреть подробнее, тем более, что, возможно, именно здесь, на Алеутах, а не у Мидуэя, были окончательно потеряны последние надежды Японии выиграть войну.

Итак, начнем с соотношения сил.

26 мая 1942 года из базы Оминато на севере острова Хонсю к промежуточным базам на Курилах вышли специальные соединения, которым предстояло захватить острова Атту и Кыска. Оба этих маленьких клочка земли не имели военных баз, не имели и сколько-нибудь заметного экономического значения. Даже постоянного населения там почти не было, но были важные гидрологические и метеостанции, контроль над которыми имел решающее значение для дальнейшего ведения боевых действий во всех прилегающих к Аляске водах. (Таким образом, захват этих островов отчасти подтверждает предположение о том, что Алеутская операция не была «отвлекающей»).

На Атту под командованием контр-адмирала Сэнтаро Омори направлялся легкий крейсер «Абукума», четыре эсминца и один транспорт (около 1000 солдат).
На Кыску шли легкий крейсер «Тама», два эсминца и шесть транспортов с 550 солдатами под командованием капитана 1 ранга Такедзи Оно.
В районе острова Парамушир их уже поджидали тяжелый крейсер «Нати» и еще два эсминца, которым предстояло действовать против основных сил американского флота в районе Алеутских островов. Теперь все три соединения объединялись под командованием вице-адмирала Босиро Хосогая.

А с 4 июня в его оперативном подчинении было и четвертое соединение – уже упоминавшаяся выше эскадра контр-адмирала Какудзи Какута. В нее входили легкие авианосцы «Рюдзё» и «Дзуньё», тяжелые крейсера «Майя» и «Такао», гидроавианосец (или плавучая база) «Кимикава Мару», а также четыре эсминца. Какуте предстояло решить самую сложную задачу – атаковать единственную, но хорошо защищенную естественными условиями военно-морскую базу на Алеутском архипелаге Датч-Харбор (или Голландская бухта, как ее называли русские моряки) на острове Уналашка.

Американские силы на Алеутских островах состояли главным образом из кораблей «Оперативного Соединения 8» под командованием контр-адмирала Роберта Теоболда. Это были тяжелые крейсера «Индианаполис» и «Луисвилл», легкие крейсера «Нэшвилл», «Сент Луис» и «Гонолулу», а также четыре эсминца. Незадолго до начала здесь боевых действий в его подчинение были переданы также и имеющиеся немногочисленные сухопутные силы, а также все военные и гражданские суда. Из поступивших под его командование военно-морских сил, решающее значение могли иметь еще три небольшие оперативные группы: разведывательная состояла из одной канонерки и двух десятков патрульных судов и катеров береговой охраны, конвойная – из девяти эсминцев и третья вспомогательная – из шести подводных лодок типа «S».

Как и большинство американских баз на Тихом Океане в это время Датч-Харбор не была окончательно готова к нападению, хотя еще с зимы здесь спешно проводились фортификационные работы. Кроме того, снова американские самолеты (10 "летающих крепостей" "B-17" и и 34 "Дугласов B-18") спокойно ждали на аэродроме Элмендорф под Анкориджем, на этот раз - благоприятной погоды (а может быть, когда прилетят японцы и разбомбят их). Но кое-чему американцы уже научились – несмотря на туман, большая часть кораблей Теоболда ожидала японцев в открытом море. В бухте находились только один эсминец, одна подводная лодка и несколько транспортов и вспомогательных судов.

Сначала события развивались по привычной для японцев схеме (надо полагать, американцы к ней тоже уже привыкли). На расстоянии примерно 180 миль от цели 3 июня в 2 часа 30 минут утра Какута приказывает поднять в воздух ударные авиагруппы с авианосцев «Рюдзё» и «Дзуньё».

Так началось это малоизвестное, но отнюдь не маловажное сражение Второй мировой войны. Ему будет посвящена следующая часть, а пока для интриги цитата:

«Тихоокеанский флот уступал японцам в кораблях и самолетах, но обладал ценным секретным оружием. Японский военно-морской код JN-25 был расшифрован. Поэтому американский флот знал о предстоящим действиях японцев и мог подготовиться к ним. Именно это знание помогло "Оперативному Соединению 17" сорвать операцию. Американцы знали, что затевается нечто в центре Тихого океана и на Алеутах в конце мая — начале июня.»
(П. Далл Боевой путь Императорского японского флота)
Автор:
Александр Дантонов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти