Живые мишени

Живые мишени


Ровно 20 лет прошло со дня одной из самых трагичных страниц в современной российской истории. 14 июня 1995 года боевики под предводительством Шамиля Басаева ворвались в Буденновск и захватили около двух тысяч заложников в городской больнице.
На Кавказ тогда были стянуты лучшие силы российского спецназа. Но мало кто знает, что сопротивление ваххабитам оказывали не только спецы группы "Альфа", но и бойцы из ростовского СОБРа. Они оказались в эпицентре событий практически случайно. Об этом "РГ" рассказал один из самых юных участников той спецоперации Кирилл Хижняк. Ему на тот момент исполнился только 21 год.


Кирилл Хижняк: Мы возвращались из Дагестана после 45-суточной командировки, ловили вооруженных браконьеров. Как обычно ехали через Буденновск. У многих собровцев тогда была личная примета не бриться в командировках. В машинах сидели почти три десятка бородатых мужчин, одетых кто в спортивную одежду, кто в хаки. Наши документы стали тщательно изучать, досматривать транспорт.

Вы не знали, что случилось?


Кирилл Хижняк: Конечно нет. Оказывается, мы ехали прямо по следам ваххабитов, только с отрывом в полтора часа. Нам рассказали, что они захватили больницу и удерживают около тысячи заложников. Антитеррор - наша специализация. Командир принял решение оставаться.

Что вы увидели, когда въехали в город?


Кирилл Хижняк: Буденновск представлял из себя жуткое зрелище. Все стены в дырках, повсюду стреляные гильзы от автоматов и пулеметов. В райотделе милиции штабелями лежали тела погибших милиционеров. Ребята были вооружены только обычными пистолетами и укороченными автоматами, так что шансов у них практически не было... Тем не менее они дали бой боевикам. По пути боевики врывались в дома и расстреливали из автоматов мирных жителей. Рассказывали, что хозяин одного из домов сумел топором забить террориста. Боевики прошли по городу, убивая всех, кого видели, и захватили городскую больницу вместе с находившимися там пациентами и персоналом.

Чтобы исключить жертвы среди мирного населения, было строго запрещено стрелять в окна


Вы были в курсе, что вас ждет?


Кирилл Хижняк: Мы были готовы к любому повороту событий. Шли переговоры, но становилось ясно, что решить мирным путем ничего не получится. Военные специалисты выяснили, что самым уязвимым местом у боевиков было одно крыло, с торца. Через его окна должны были проникнуть штурмовики. Нам поставили задачу выманить максимально большее количество боевиков на противоположную сторону, создать видимость массированной атаки с тыла. Метрах в 70 от больницы стоял недостроенный корпус родильного отделения. Туда нас и отправили. Через два дня на рассвете был дан приказ на штурм.

Как вы могли создавать видимость огня, если в окнах были или могли быть заложники?


Кирилл Хижняк: Чтобы исключить жертвы среди мирного населения, было строго запрещено стрелять в окна. Я, например, выбрал для себя точку под крышей - там, где кирпичами был выложен год постройки здания. Потом проводились многочисленные экспертизы, и они подтвердили, что мы никого не зацепили. Но у нас была задача имитации штурма, и мы должны были несколько часов подряд без остановки простреливать эту стену.

Они же по-настоящему стреляли по вам? Такие живые мишени?


Кирилл Хижняк: Боевики открыли огонь изо всех орудий - из автоматов, пулеметов, гранатометов... Альфовцы рассказывали, что в них кидали гранаты с чеками. Это первый признак, что человек впал в состояние шока и не понимает, что делает. Однако там были и специалисты. Нас простреливали хорошо - несколько раз пули проходили у меня в нескольких сантиметрах от головы. В принципе, нашим штурмовикам уже удалось добраться до окон, они освободили около 60 заложников, но тут им была дана команда отступать. Начались переговоры. Как известно, в итоге боевики взяли с собой более 100 заложников-"добровольцев" и на выделенных автобусах выдвинулись в сторону Чечни. Сначала к больнице подогнали рефрижератор, куда они складывали своих убитых. Потом подъехали "Икарусы", которые должны были везти боевиков и заложников. Готовились планы по штурму автобусов в полях, но из-за риска потерять заложников не стали этого делать.

Операции в Буденновске и затем в московском "Норд-Осте" были очень непростыми...


Кирилл Хижняк: У тех, кто борется с террористами, есть главный закон - сохранить любой ценой жизнь заложника, даже если для этого нужно пожертвовать собой. Этот навык отрабатывается до автоматизма. Поэтому со стороны спецназа было сделано все, чтобы сохранить каждую жизнь. Другое дело, что в обоих случаях перед бойцами ставили невероятно сложные задачи. И даже в этих ситуациях им удавалось их выполнить.
Автор:
Александр Гавриленко
Первоисточник:
http://www.rg.ru/2015/06/15/intervju.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти