Создатель государства российского. Иван III

«Держите имя мое честно и грозно!»
Иван III


Иван Васильевич был вторым сыном великого князя Василия II и его супруги Марии Ярославны. Родился он в Москве 22 января 1440 в бурный исторический период. В стране, то вспыхивая, то затухая, шла усобица между потомками великого князя Владимирского Дмитрия Донского. Первоначально (с 1425 по 1434) за московский престол боролся князь Звенигородский и Галицкий Юрий Дмитриевич, предъявлявший свои права на основе отцовского завещания, и его племянник Василий II, унаследовавший московский трон от отца Василия I. После смерти Юрия Дмитриевича в 1434 престол московский занял старший сын Василий Косой, однако младшие братья его княжения не признали и со словами: «Если не угодно было Богу, чтобы наш отец княжил, то тебя не хотим мы и сами» вынудили уступить трон Василию II.

Создатель государства российского. Иван III

Фигура Ивана Великого на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде. У его ног (слева направо) поверженные литовец, татарин и балтийский немец


Неспокойно в те годы было и на восточных границах Руси — многочисленные ханы распавшейся Золотой Орды регулярно совершали на русские земли опустошительные набеги. Особенно «отличился» Улу-Мухаммед, возглавлявший Большую Орду, однако в 1436 прогнанный более удачливым конкурентом. Покочевав некоторое время, хан в конце 1437 захватил город Белев, намереваясь переждать здесь зиму. Против него выдвинулось войско во главе с Дмитрием Шемякой — вторым сыном покойного Юрия Дмитриевича. Русские, обладавшие численным перевесом, проявили беспечность и в декабре 1437 потерпели поражение. Ободренный Улу-Мухаммед двинулся к Волге и вскоре занял Казань, основав впоследствии Казанское ханство. В последующие десять лет он и его сыновья трижды совершали набеги на земли русские. Особенно успешным оказался последний поход 1445 — в битве под Суздалем в плен попал сам великий князь Василий II. А спустя несколько дней сгорела Москва — от огня даже обрушилась часть крепостных стен. Татары, к счастью, не решились наступать на беззащитный город.

В октябре этого же года Улу-Мухаммед, назначив громадный выкуп, освободил Василия Васильевича. Сопровождали великого князя домой татарские послы, которые должны были наблюдать за сбором выкупа в различных русских городах и селах. К слову, до тех пор, пока нужная сумма не была собрана, татары имели право управлять населенными пунктами. Разумеется, подобный договор с врагом нанес страшный удар по престижу Василия II, чем воспользовался Дмитрий Шемяка. В феврале 1446 Василий Васильевич с сыновьями Иваном и Юрием отправился в Троицкий монастырь на богомолье. В его отсутствие в Москву вьехал князь Дмитрий со своим войском и арестовал жену и мать Василия II, а также всех бояр, оставшихся верными великому князю. Сам Василий Васильевич был взят в Троице под стражу. О его детях заговорщики впопыхах забыли, и московский воевода Иван Ряполовский тайно вывез княжичей Юрия и Ивана в Муром. А в середине февраля их отец по распоряжению Дмитрия Шемяки был ослеплен (отчего впоследствии получил прозвище «Тёмный») и выслан в заточение в город Углич.

Удержание власти оказалось делом гораздо более трудным, чем ее захват. Старомосковская знать, справедливо опасавшаяся оттеснения от должностей пришедшими из Галича людьми Дмитрия Шемяки, стала постепенно покидать Москву. Поводом к тому послужили и действия новоиспеченного великого князя, давшего приказ доставить к нему Юрия и Ивана Васильевичей, гарантируя им при этом не только полную неприкосновенность, но и освобождение из-под заточения их отца. Но вместо этого Дмитрий Шемяка отправил ребятишек в тот же Углич под стражу. Уже к осени 1446 возник вакуум власти, и в середине сентября — спустя семь месяцев после вокняжения в городе Москве — великому князю пришлось сдержать свое обещание и отпустить на свободу слепого соперника, предоставив город Вологду в вотчину. Это стало началом его конца — вскоре в северном городе собрались все враги Дмитрия. Игумен Кирилло-Белозерского монастыря освободил Василия II от крестоцелования Шемяке, и спустя год после ослепления Василий Темный торжественно возвратился в Москву. Его противник бежал в свою вотчину и продолжил борьбу, однако в 1450 потерпел поражение в битве и потерял Галич. Поскитавшись со своими людьми по северным районам Руси, Дмитрий Шемяка обосновался в Новгороде, где и был отравлен в июле 1453.

Можно только догадываться, какие чувства обуревали князя Ивана Васильевича в детские годы. Самое малое три раза его должен был одолевать смертельный страх — пожар в Москве и пленение отца татарами, бегство из Троицкого монастыря в Муром, углицкое заключение после выдачи Дмитрию Шемяке — все это пришлось перенести пяти-шестилетнему мальчику! Его ослепший отец, вернув себе престол, перестал церемониться не только с явными противниками, но и с любыми потенциальными соперниками. Например, в июле 1456 неизвестно за что он отправил в Угличскую темницу своего шурина Василия Серпуховского. Правление слепца завершилось и вовсе публичными массовыми казнями — событие неслыханное прежде на Руси! Узнав о решении служилых людей освободить из заточения Василия Серпуховского, Василий II повелел «всех имати, и бити кнутием, и ногы резати, и сечи рукы, а иным отсекати главы». Скончался Василий Темный в конце марта 1462 от мучившей его сухотной болезни (костный туберкулез), передав великое княжение своему старшему сыну Ивану, а также наделив каждого из остальных четырех сыновей крупными владениями.

К тому времени двадцатидвухлетний Иван Васильевич обладал уже немалым политическим опытом — с 1456 он обладал статусом великого князя, являясь, тем самым, соправителем своего отца. В январе 1452 двенадцатилетний наследник престола формально возглавил выступление московских ратей против Дмитрия Шемяки, а летом этого же года женился на еще более юной дочери князя Бориса Тверского Марии. Их единственный сын родился в феврале 1458 и был назван также Иваном. А в следующем году Иван Васильевич встал во главе русских войск, отбивших попытку татаров под преводительством хана Сеид-Ахмета переправиться на северные берега Оки и вторгнуться на Московские земли. Стоит отметить, что в дальнейшем Иван Васильевич принимал участие в походах лишь в случае крайней нужды, предпочитая вместо себя посылать кого-либо из бояр или братьев. Военные действия при этом он готовил очень тщательно, четко объясняя каждому воеводе, что конкретно тот должен предпринять.

О действиях Ивана III по укреплению власти в первые годы известно очень мало. Общий характер его внутренней политики сводился к ревизии дворянского и боярского землевладения — в случае, если кто-либо не мог привести доказательств своих прав на ту или иную деревню или село, землю передавали великому князю. Это имело довольно ощутимые результаты — увеличилось количество служилых людей, непосредственно зависящих от великого князя. А это в свою очередь привело к возрастанию мощи его личного войска. Последствия сказались быстро — уже в самом начале правления Иван III перешел к наступательной тактике. Действовал он преимущественно на северо-восточном и восточном направлениях. Усмирив Вятку, давнего союзника Дмитрия Шемяки, великий князь организовал несколько походов на смежные финно-угорские племена: пермь, черемисов, югру. В 1468 русские войска совершили успешный поход на земли Казанского ханства, а в 1469, осадив Казань, вынудили хана Ибрагима принять все условия мира — в частности, возвратить пленников, попавших к татарам за последние сорок лет.

В апреле 1467 Иван Васильевич овдовел. Супругу его, по всей видимости, отравили — тело после смерти страшно распухло. Теперь великому князю предстояло найти новую жену. В 1469, благодаря посредничеству жившего в Москве купца Джанбаттиста делла Вольпе, из Италии прибыли послы с брачным предложением. Жениться Ивану III предлагали на племяннице последнего императора Византии Константина XI. Идея породниться со столь знаменитым родом представилась Ивану Васильевичу заманчивой, и он дал согласие. В ноябре 1472 Зоя Палеолог прибыла в Москву и была обвенчана с великим князем. На Руси ее прозвали Софьей Фоминишной, впоследствии она родила великому князю шестерых дочерей (из которых три умерли в младенчестве) и пятерых сыновей.

Этот брак, к слову, имел для Руси далекие последствия. Дело было вовсе не в царском происхождении девушки, а в установлении крепких связей с североитальянскими городами-государствами, являющимися в то время в Европе самыми развитыми в культурном отношении. Здесь необходимо отметить, что, придя к власти в 1462, юный государь помимо прочего озаботился коренной перестройкой старой Московской крепости. Задача эта была не из легких, и дело заключалось не только в скудости великокняжеской казны. Десятилетия культурного и экономического упадка, предшествующие правлению Ивана Васильевича, привели к тому, что на Руси были практически утрачены традиции каменного зодчества. Это наглядно продемонстрировала история возведения Успенского собора — по окончании строительства стены нового здания искривились и, не выдержав собственной тяжести, обвалились. Иван III, используя связи своей супруги Зои Палеолог, обратился к итальянским мастерам. Первой ласточкой стал житель Болоньи Аристотель Фиораванти, известный своими передовыми техническими решениями. Он приехал в Москву весной 1475 и сразу взялся за дело. Уже в августе 1479 собор Успения Богородицы в Московском Кремле был окончен и освящен митрополитом Геронтием. К строительству православных храмов Аристотеля с той поры более не привлекали, предпочитая задействовать русских мастеров, учившихся у итальянца. Но в целом Иван Васильевич счел полученный опыт успешным, и следом за Аристотелем Фиорованти на Руси появились и другие иностранцы — Антонио Джиларди, Марко Руффо, Пьетро Антонио Солари, Алоизио да Карезано. На Русь приезжали не только итальянские строители, но и пушечники, врачи, мастера серебряных, золотых и горных дел. Тот же Аристотель Фиорованти в дальнейшем использовался великим князем как литейщик и пушечник. Он принял участие во множестве походов, готовил артиллерию русских к бою, командовал обстрелами осажденных городов, наводил мосты и осуществлял множество иных инженерных работ.

В 1470-ые годы основной заботой Ивана III стало подчинение Новгорода. Испокон веков новгородцы контролировали весь север нынешней европейской России до Уральского хребта включительно, ведя обширную торговлю с западными странами, в первую очередь с Ганзейским союзом. Подчиняясь по традиции великому князю Владимирскому, они имели немалую автономию, в частности осуществляли самостоятельную внешнюю политику. В XIV веке в связи с усилением Литвы новгородцы взяли за обыкновение приглашать в свои города (например, в Корелу и Копорье) литовских князей на княжение. А в связи с ослаблением влияния Москвы у части новгородской знати и вовсе родилась мысль «отдаться» литовцам — порядки, существовавшие там, казались отдельным лицам более привлекательными, чем те, что сложились исторически в Руси Московской. Настроения, зревшие долгое время, выплеснулись в конце 1470 — к королю Польши Казимиру были отправлены послы с прошением взять Новгород под свое покровительство.

Иван Васильевич пытался погасить конфликт средствами мирными, однако к добру это не привело. И тогда летом 1471 московское войско, разделившись на четыре отряда, вышло в поход. На войну также по велению великого князя двинулись и псковичи. В Новгороде, между тем, царили шатания и разброд. Король Казимир прийти на подмогу не пожелал, и многие из жителей города — по преимуществу, простолюдины — биться с Москвой абсолютно не хотели. Это показало сражение на реке Шелони — в июле небольшой отряд князей Федора Стародубского и Данилы Холмского легко разбил новгородскую рать, превосходившую москвичей в восемь (а по некоторым оценкам — в десять) раз. Фактически новгородцы кинулись наутек сразу после начала битвы. Вскоре после этого к Ивану Васильевичу явилась делегация из Новгорода, возглавляемая архиепископом Феофилом. Послы униженно просили о пощаде, и Иван III смягчился. Согласно заключенному договору новгородцы обязались выплатить громадную контрибуцию, отдать Москве Вологду и Волок и полностью разорвать связи с Польско-Литовской державой.

Последовательность и четкость действий великого князя в деле покорения Новгорода поистине поражает. Иван III не допускал никаких импровизаций и каждый его шаг — едва ли не математически просчитанный — ограничивал жизненное пространство «демократии» Новгорода, превратившейся в XV веке в олигархический режим. В октябре 1475 Иван Васильевич снова отправился в Новгород. Целью этого «похода миром» формально стало рассмотрение поступавших на имя великого князя многочисленных жалоб на местные власти. Неспешно двигаясь по Новгородским землям, Иван III практически ежедневно принимал у себя послов от новгородцев, преподносивших великому князю богатые дары. В конце ноября Иван Васильевич торжественно въехал в город, а его войско заняло окрестности. Проведя судебное разбирательство, великий князь арестовал двух бояр и трех посадников и в оковах отправил их в Москву. Прочих же «винных» он отпустил на свободу, взяв с них предварительно по полторы тысячи рублей, которые ушли в пользу истцов и в казну. С начала декабря и до конца января с незначительными перерывами Иван III пировал, находясь в гостях у бояр Новгорода. Всего за сорок четыре дня было проведено семнадцать(!) пиров, превратившихся для новгородской знати в сущий кошмар. Однако до полного подчинения Новгородских земель было еще далеко — уже в 1479 новгородцы снова обратились за поддержкой к королю Казимиру. Осенью этого же года Иван Васильевич во главе огромного воинства осадил город. Мятежники предпочли сдаться, однако на этот раз победитель оказался не так милостив. После проведения розыска было казнено свыше сотни «крамольников», конфискована вся новгородская казна и арестован архиепископ Феофил.

В начале 1480 против Ивана III восстали его братья: Андрей Большой и Борис Волоцкий. Формальным поводом стал арест князя Ивана Оболенского, осмелившегося отъехать от великого князя на службу к Борису Волоцкому. В целом это соответствовало древним традициям, однако именно их Иван Васильевич считал необходимым поломать — они противоречили его замыслу стать «государем всея Руси». Разумеется, подобное отношение к суверенным правам вызвало возмущение братьев. Имелась у них и еще одна обида — старший брат не хотел делиться вновь приобретенными землями. В феврале 1480 Борис Волоцкий прибыл в Углич к Андрею Васильевичу, после чего они вместе с двадцатитысячным войском двинулись к границе с Литвой, собираясь отъехать к королю Казимиру. Однако тот воевать с Иваном III не собирался, позволив лишь семьям мятежных Васильевичей жить в Витебске. Иван Васильевич же, срочно вернувшись в Москву из Новгорода, по-хорошему попытался с братьями договориться, дав им слово уступить ряд волостей. Однако мириться родственники не пожелали.

Создатель государства российского. Иван III
Картина Н. С. Шустова «Иван III свергает татарское иго, разорвав изображение хана и приказав умертвить послов» (1862)


Еще в 1472 русские войска успешно отразили попытку татар форсировать Оку. Именно с этого момента времени Иван Васильевич перестал платить татарам дань. Подобное положение дел многолетним мучителям русских земель, само собой, не нравилось, и летом 1480 хан Ахмат — глава Большой Орды — заключил с королем Казимиром союз с целью взять и разорить Москву. Русские рати со всех подвластных Ивану Васильевичу земель, кроме Пскова и Новгорода, заняли позицию на северном берегу реки Оки, ожидая неприятеля. А вскоре на помощь подошли и тверичи. Ахмат, между тем, достигнув Дона, мешкал — обстановка в Литве обострилась, и Казимир, страшась заговора, решил не покидать свой замок. Лишь в сентябре, так и не дождавшись союзника, Ахмат пошел в сторону литовских владений на запад и остановился близ Воротынска. Иван Васильевич, узнав об этом, дал сыну приказ занять оборону на Угре, а сам тем временем вернулся в Москву. К этому времени его братья Борис и Андрей, ограбив землю Псковскую, окончательно убедились, что поддержки от короля Казимира им не видать, и приняли решение помириться с великим князем. К чести Ивана III стоит отметить, что он простил мятежных родственников, повелев им как можно быстрее двинуться на войну с татарами.

Сам Иван III, отправив казну и семью на Белоозеро, начал готовить Москву к осаде. В начале октября татары вышли к реке, однако после четырехдневных боев переправиться через Угру у них так и не вышло. Ситуация стабилизировалась — татары время от времени совершали попытки преодолеть естественный рубеж обороны русских, однако каждый раз получали решительный отпор. Успешные действия на Угре подарили Ивану III надежду на победное окончание войны. В середине октября великий князь направился к месту боевых действий, остановившись в пятидесяти километрах севернее реки, в Кременце. Подобная диспозиция давала ему возможность оперативно руководить русскими силами, расположенными на участке в семьдесят километров, а в случае неудачи — шанс избежать плена, поскольку о судьбе своего отца Иван Васильевич никогда не забывал. В конце октября ударили морозы, и спустя несколько дней лед сковал реку. Великий князь повелел войскам отступать к Кременцу, готовясь дать татарам решающее сражение. Но хан Ахмат переходить Угру не стал. Послав Ивану III грозное письмо с требованием выплатить дань, татары отступили — к тому времени они, полностью разорив верховья Оки, оказались «босы и нагы». Так провалилась последняя крупная попытка Орды восстановить над Русью свою власть — в январе 1481 был убит хан Ахмат, а вскоре перестала существовать и Большая Орда. Победоносно завершив войну с татарами, Иван III подписал с братьями новые договора, отдав Борису Волоцкому несколько крупных сел, а Андрею Большому — город Можайск. Больше он уступать им не собирался — в июле 1481 скончался еще один сын Василия Темного Андрей Меньшой, и все его земли (Заозерье, Кубена, Вологда) перешли к великому князю.

Создатель государства российского. Иван III
Диорама «Стояние на Угре»


В феврале 1481 Иван III отправил на помощь псковичам, долгие годы своими силами воевавшими с Ливонией, двадцатитысячную рать. В жестокие морозы русские воины, по словам летописца, «плениша и пожгоша земли Немецкие, за свое отмстиша в двадесятеро и более». В сентябре этого же года Иван Васильевич от имени псковичей и новгородцев (такова была традиция) заключил с Ливонией десятилетний мир, добившись в Прибалтике некоторого спокойствия. А весной 1483 русское войско ведомое Федором Курбским и Иваном Салтыком Травиным отправилось в поход на восток против вогуличей (они же манси). С боями дойдя до Иртыша, русские рати погрузились на корабли и добрались на них до Оби, а затем проплыли по реке до самых низовий. Подчинив там местных хантов, к наступлению зимы войско успело благополучно возвратиться домой.

В октябре 1483 Иван III стал дедом — у старшего сына Ивана Ивановича и его жены Елены — дочери господаря молдавского Стефана Великого — родился сын Дмитрий. Это стало началом многолетнего семейного конфликта, имевшего самые серьезные последствия. Великий князь, вздумавший наградить невестку, обнаружил исчезновение части фамильных ценностей. Выяснилось, что его супруга Софья Фоминишна (она же Зоя Палеолог) подарила часть казны жившему в Италии брату Андрею, а также своей племяннице, находящейся замужем за князем Василием Верейским. Иван Васильевич велел злоумышленников «поимати». Верейскому и его супруге удалось сбежать в Литву, но вскоре после этого свое существование прекратил верейско-белозерский удел. Гораздо более существенным событием стало то, что Иван III на долгие годы потерял к Софье Фоминишне доверие, приблизив к себе невестку Елену.

В 1483 Иван III фактически прибавил к своим владениям город Рязань — после кончины Василия Рязанского племянник его заключил с великим князем соглашение, по которому полностью отказывался от прав внешних сношений. В этом же году Иван Васильевич снова взялся за непокорных новгородцев. Новая партия крамольников была доставлена в Москву и подвергнута пыткам, после чего отправлена в темницы по различным городам. Окончательной точкой в деле «умиротворения» Новгорода стало расселение по русским городам свыше тысячи самых знатных и богатых новгородцев, вслед за которыми последовало около семи тысяч черных и житьих людей. Наделы выселенных передавались помещикам, прибывавшим в землю Новгородскую из Великого княжества Владимирского. Процесс этот продолжался не одно десятилетие.

Осенью 1485 Иван Васильевич покорил Тверь. Тверская земля, окруженная владениями Москвы практически со всех сторон, была обречена. Еще весной местному князю Михаилу Борисовичу был навязан договор, обязывавший его отказаться от всяких контактов с Литвой — единственным государством, способным гарантировать Твери независимость. Очень скоро москвичи узнали, что князь Тверской условий договора не соблюдает. Но Иван III только этого и ждал — в начале сентября его войска осадили город, Михаил Борисович бежал в Литву, а горожане предпочли сдаться на милость победителя. Спустя два года великого князя ждал новый успех. Вмешавшись в борьбу казанских «царей», он весной 1487 отправил к Казани огромную рать. В начале июля Али-хан, видя русское войско под стенами города, открыл ворота. Победители же посадили на Казанский престол своего ставленника именуемого Мухаммед-Эмином. Кроме того в городе обосновался русский гарнизон. Почти до самой кончины Ивана III ханство Казанское оставалось вассалом России.

Кроме объединения русских земель великий князь вел и энергичную внешнюю политику. Его крупнейшим достижением стало налаживание прочных связей с германскими императорами Фридрихом II и сыном его Максимилианом. Контакты со странами Европы помогли Ивану Васильевичу выработать действовавший несколько столетий государственный герб России и придворный церемониал. А в 1480 Ивану III удалось заключить стратегически крайне выгодный союз с крымским ханом Менгли-Гиреем. Крым сковывал силы как Польско-Литовской державы, так и Большой Орды. Набеги крымцев, нередко скоординированные с Москвой, обеспечивали спокойствие южных и ряда западных границ Русской державы.

К началу 1490 все земли, когда-либо входившие в Великое княжество Владимирское, подчинились Ивану Васильевичу. Кроме того у него получилось ликвидировать практически все княжеские уделы — свидетельства прошлой раздробленности страны. Оставшаяся к тому времени «братия» даже не помышляла о соперничестве с великим князем. Тем не менее, в сентябре 1491 Иван III, пригласив брата Андрея Большого к себе в гости, велел его «поимати». Cреди перечня старых обид великого князя имелась одна новая. Весной 1491 впервые в истории русские войска предприняли наступательный поход на татар в степь. Иван III отправил на подмогу своему союзнику Менгли-Гирею, сражавшемуся с Большой Ордой, огромное войско, однако Андрей Васильевич людей не дал и ничем не помог. Воевать, к слову, тогда не пришлось — хватило одной демонстрации силы. Расправа с братом была жестокой — посаженный «в железа» князь Андрей скончался в ноябре 1493, а его углицкий удел перешел к великому князю.

В 1490 Иван Васильевич озвучил новую внешнеполитическую цель — под своей властью объединить все исконно русские территории, став не на словах, а на деле «государем всея Руси». Отныне великий князь не признавал законными захваты русских земель, некогда осуществленные Польшей и Литвой, о чем и было доложено польским послам. Это было равносильно объявлению войны Польско-Литовской державе, контролировавшей в то время не только нынешние белорусские и украинские, но и верховские и брянские земли, входящие сегодня в состав России. Справедливости ради, необходимо отметить, что война эта уже шла с 1487. Изначально она носила характер мелких пограничных схваток, причем инициатива принадлежала подданным Ивана Васильевича. Великий князь отрицал свою причастность к подобным действиям, однако жителям спорных земель ясно дали понять, что спокойствие настанет лишь тогда, когда они примут решение присоединиться к «Русии». Еще одним фактором, позволившим Ивану III вмешаться во внутренние дела Литовской державы, стали участившиеся эпизоды насаждения католической веры и ущемления прав православных.

В июне 1492 умер польский король Казимир и на съезде знати новым государем был выбран его старший сын Ян Альбрехт. Великим князем Литовским на этом же съезде стал Александр, который, дабы остановить пограничную войну, предложил Ивану Васильевичу Фоминск, Вязьму, Березуйск, Перемышль, Воротынск, Одоев, Козельск и Белев, а также посватался к дочери великого князя Елене. Иван III дал согласие на брак, который после долгих согласований был заключен в феврале 1495. Однако все это лишь ненадолго отсрочило войну. Поводом к началу военных действии стала пришедшая в апреле 1500 новость о том, что великий князь Александр в нарушение условий «брачного договора» пытается навязать католическую веру своей супруге, а также русским князьям, имевшим на востоке страны земли.


Ответ Ивана III был скор и страшен — уже в мае три рати двинулись по направлениям Дорогобуж-Смоленск, Белый, Новгород-Северский-Брянск. Приоритетным было южное направление, и именно здесь удалось добиться наибольших результатов — под власть Москвы перешли Трубчевск, Мценск, Гомель, Стародуб, Путивль, Чернигов. В июле 1500 на реке Ведроши русское войско разбило основные силы литовцев, взяв в плен их командующего князя Константина Острожского. Итоги войны могли оказаться еще более впечатляющими, если бы на стороне Литвы не выступила Ливония. В конце августа 1501 ливонское войско, ведомое магистром Вальтером фон Плеттенбергом, нанесло поражение русским на реке Серице, а затем осадило Изборск. Русская рать вернула долг уже в ноябре — знаменитый полководец Даниил Щеня, вторгшись в земли Ливонии, разбил немецкое войско под Гельмедом. Взяв немалые трофеи в дерптском и рижском архиепископствах, силы русских благополучно вернулись к Ивангороду. Следующая встреча с немцами произошла спустя год. В сентябре 1502 они осадили Псков, однако благодаря своевременному подходу основного войска псковичам удалось нанести ливонцам поражение и захватить обоз противника. В целом же необходимость держать значительную рать в Прибалтике ограничивала возможности на литовском направлении, и предпринятая в конце 1502 осада Смоленска результата не принесла. Тем не менее, перемирие, заключенное весной 1503, закрепило успехи первых месяцев войны.

Создатель государства российского. Иван III
Иван III Васильевич. Гравюра из «Космографии» А. Теве, 1575 год


В конце жизни Иван Васильевич получил возможность наглядно видеть плоды своих трудов. За сорок лет его правления Русь из полураздробленной державы превратилась в могучее государство, вселявшее страх в соседей. Великому князю удалось уничтожить практически все уделы на землях бывшего Великого Владимирского княжества, достичь полного подчинения Твери, Рязани, Новгорода, значительно расширить границы Российского государства — именно так оно отныне именовалось! Кардинально поменялся статус и самого Ивана III. «Государями» великих князей называли еще в середине XIV века, но Иван Васильевич первым представил государство как систему власти, при которой все подданные, включая родных и родственников, являются лишь слугами. Рукотворное сокровище Ивана III — Московский Кремль — до настоящего времени представляет собой один из основных символов России, а среди нерукотворных достижений великого князя можно выделить введенный им в действие осенью 1497 Судебник — единый законодательный кодекс, настоятельно требовавшийся Руси в связи с объединением прежде раздробленных земель в единое государство.

Необходимо отметить, что Иван III был правителем жестоким. Многих он повергал в ужас одним своим «ярым оком» и, не колеблясь, мог отправить человека на смерть по вполне невинным сегодня причинам. К слову, осталась в России одна сила, которую Иван Васильевич одолеть так и не смог. Это была Русская Православная Церковь, превратившаяся в оплот оппозиции. Лишаясь вотчин и волостей, бояре и князья отчасти вынужденно, отчасти добровольно постригались в монахи. Предаваться, как подобает чернецам, аскезе бывшая знать не желала и стремилась к всяческому расширению монастырских земель, захватывая их у крестьян силой или получая от землевладельцев в дар (накануне 7000-го (1491) года от сотворения мира большинство бояр и дворян в ожидании второго прихода Христа безвозмездно жертвовало монастырям огромные земельные владения). Именно желание подчинить Церковь, а также обуздать неконтролируемое разрастание церковных земель подтолкнуло Ивана Васильевича к связам с группой вольнодумцев, названных впоследствии «жидовствующими» (по имени их организатора некоего «жидовина Схарии»). В их учениях Ивана III привлекала критика церковных стяжаний, определяющих назначение Церкви не в накоплении богатств, а в служении Богу. Даже после осуждения религиозного движения на церковном съезде 1490 в окружении великого князя остались приверженцы этого направления. Разочаровавшись в них впоследствии, Иван III сделал ставку на «нестяжателей» — последователей Нила Сорского, осуждавших погрязших в роскоши монахов и церковных иерархов. Противостояли им «иосифляне» — сторонники Иосифа Волоцкого, ратовавшие за богатую и сильную Церковь.

Любопытна история с вопросом престолонаследия, вставшим после кончины старшего сына великого князя Ивана Ивановича в марте 1490. В 1498 году Иван Васильевич, по-прежнему не доверяя своей супруге, объявил наследником престола не своего второго сына Василия, а внука Дмитрия. Однако поддержка пятнадцатилетнего юнца Боярской думой великого князя не обрадовала, и ровно через год — в начале 1499 — Иван III, опасаясь потерять бразды правления страной, освободил из заточения сына Василия. А весной 1502 он подверг внука и его мать опале, переведя из-под домашнего ареста в темницу, где они спустя годы и скончались.

Летом 1503 Ивана Васильевича хватил удар, и с тех пор он «своима ногама ходити одва можаше». К середине 1505 великий князь стал полностью недееспособен, и 27 октября этого же года скончался. Русский престол достался его сыну Василию III. Правил он самовластно и возражений не терпел, однако, не обладая талантами отца, сумел сделать очень немногое — в 1510 покончил с самостоятельностью Пскова, а спустя четыре года присоединил к своим землям Смоленск. Однако при его правлении обострились отношения с Казанским и Крымским ханствами.

По материалам книги Р.Г. Скрынникова «Иван III» и еженедельного издания «Наша история. 100 великих имен».
Автор: Ольга Зеленко-Жданова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 13
  1. prosto_rgb 19 июня 2015 07:06
    Автору "+", весьма познавательно.
    Надо знать свою историю, да и не только свою. hi
  2. parusnik 19 июня 2015 08:02
    Р.Г. Скрынников -замечательный историк...Спасибо,хорошая статья получилась...
  3. avt 19 июня 2015 08:56
    Ваньша №3 ,,Грозный" вот именно он , а не №4.,, К слову, осталась в России одна сила, которую Иван Васильевич одолеть так и не смог. Это была Русская Православная Церковь, превратившаяся в оплот оппозиции. Лишаясь вотчин и волостей, бояре и князья отчасти вынужденно, отчасти добровольно постригались в монахи."----Да ну ??? laughing Ничего что он вообще то был реформатором церковной жизни ? Именно при нем появилось разделение на женские и мужские монастыри с целебатом и жестко преследовалось разгуляево попов в личной жизни ? Вот на Ване№3собственно и закончились ,,Алеши поповичи" как внебрачные дети в массовом порядке и установились каноны монастырской жизни и разделения ,белого" духовенства от ,,черного".,,Именно желание подчинить Церковь, а также обуздать неконтролируемое разрастание церковных земель подтолкнуло Ивана Васильевича к связам с группой вольнодумцев, названных впоследствии «жидовствующими» (по имени их организатора некоего «жидовина Схарии»). В их учениях Ивана III привлекала критика церковных стяжаний, определяющих назначение Церкви не в накоплении богатств, а в служении Богу. Даже после осуждения религиозного движения на церковном съезде 1490 в окружении великого князя остались приверженцы этого направления. Разочаровавшись в них впоследствии, Иван III сделал ставку на «нестяжателей» — последователей Нила Сорского, осуждавших погрязших в роскоши монахов и церковных иерархов. Противостояли им «иосифляне» — сторонники Иосифа Волоцкого, ратовавшие за богатую и сильную Церковь."---- Заметьте - практически те же процессы и практически в то же время что и в ,,христианской" Европе , причем следующая крупная реформация РПЦ была уже только при Леше по кличке ,,Тишайший",,более известное как Раскол Никоном учиненный ,аж со штурмом регулярными войсками Соловков, который на богослужении под Звенигородом главного реформатора бляжим сыном называл, вот такой кроткий ,,тишайший был"- свидетельство тому оставил патриарх Антиохийский в то время бывший в России в путевых записках написанных его сыном священником Павлом.. Ну а в целом статья хорошая , это я так -,,а хотя бы и жадничаю , зато от чистого сердца" laughing ,хорошая статья для учебника истории - основные вехи расставлены, ну а желающий дальше сам покапает.
    avt
  4. gavrik 19 июня 2015 09:36
    Очень познавательная статья. Спасибо.
    1. ver_ 21 июня 2015 15:00
      ...история России при царе Петре немцами писана... Хазары=ТАТАРЫ= Казаки - не нация - это - конный воин.. Скифия, Рутения- страна ратных людей, Страна Гайдариков ( городов), Моголия ( великая) - так называли Русь, но не Монголия. Варвары, выходцы из Тартара ( На Руси территории назывались Тартарии)- всё это славяне- наши далёкие предки... Царь=Хан=Император - военный правитель, орда=военный орден ( войско Руси)..... и так далее..
      1. Портал 21 июня 2015 18:30
        Цитата: ver_
        .история России при царе Петре немцами писана... Хазары=ТАТАРЫ= Казаки - не нация - это - конный воин.. Скифия, Рутения- страна ратных людей, Страна Гайдариков ( городов), Моголия ( великая) - так называли Русь, но не Монголия. Варвары, выходцы из Тартара ( На Руси территории назывались Тартарии)- всё это славяне- наши далёкие предки... Царь=Хан=Император - военный правитель, орда=военный орден ( войско Руси)..... и так далее..


        Вместе с Фоменко что ли белены ел или мухомор? От них сильные галлюцинации. А у недалеких людей эти галлюцинаи закрепляются на длительное время.
  5. Казак Ермака 19 июня 2015 10:30
    А весной 1483 русское войско ведомое Федором Курбским и Иваном Салтыком Травиным отправилось в поход на восток против вогуличей (они же манси). С боями дойдя до Иртыша, русские рати погрузились на корабли и добрались на них до Оби, а затем проплыли по реке до самых низовий. Подчинив там местных хантов, к наступлению зимы войско успело благополучно возвратиться домой.

    А вот это не знал. Это что получается Ермак Тимофеевич не первый был в Сибири?
    1. avt 19 июня 2015 11:00
      Цитата: Казак Ермака
      А вот это не знал. Это что получается Ермак Тимофеевич не первый был в Сибири?

      ,,Покорение" Ермаком Сибири - обыкновенный анекдот исторический , разросшийся до мифа. Кучум вполне себе присылал весточку Ване №4 , когда узнал о неудачной Ливонской компании, что дань собирать и отсылать ему доляху не будет , Ну типа как Дудаев ЕБоНу. Вот Ваня№4 , поскольку свободных войск не было, дал ,за торговые привилегии в Сибири- типа налоговые льготы для ,,территории опережающего развития" laughing , братьям Строгановым разрешение собрать ватагу -ЧВК на свои средства и разобраться с Кучумом . Ну а когда мероприятие прошло успешно - послал на подмогу стрельцов .Что АБСОЛЮТНО не умаляет ни похода Ермака для наведения ,,конституционного порядка" ,ни собственно боевого подвига его и сподвижников - реально воевали с численно превосходящим противником в условиях слабого материального обеспечения ввиду растянутости коммуникации . Да и татары не лохи педальные были , опять же Ермак грамотно провел работу с местным , коренным населением - дипломатическая чуйка была у него не кислая.
      avt
  6. alebor 19 июня 2015 13:27
    Удивительно, что в Москве, при обилии всевозможных памятников, иногда даже каким-то никому неизвестным деятелям, до сих пор нет памятника великому правителю - Ивану III.
    Сейчас идёт дискуссия об установке памятника князю Владимиру. Нисколько не желая умалять его значения, всё-таки хочется заметить, что, в отличие от Ивана III, к городу Москве Владимир имеет лишь опосредованное отношение. На мой взгляд, памятник Ивану III для Москвы гораздо более актуален.
    1. avt 19 июня 2015 15:10
      Цитата: alebor
      Удивительно, что в Москве, при обилии всевозможных памятников, иногда даже каким-то никому неизвестным деятелям, до сих пор нет памятника великому правителю - Ивану III.

      Ну это просто - он же Рюрикович , а после 1917го вообще нереально - памятник да Великому Князю
      Цитата: alebor
      Сейчас идёт дискуссия об установке памятника князю Владимиру.

      А это реально бред первостатейный - ни с какого боку ни Москва к Владимиру ни Владимир к Москве .
      avt
  7. ast114 19 июня 2015 21:56
    После смерти Юрия Дмитриевича в 1934 престол московский занял старший сын Василий Косой.Автор,он,что 500 лет жил,и вооще,учите русский.
    1. bagaude 20 июня 2015 08:25
      Автору уже и описаться нельзя... Наверное поправит?
      bagaude
    2. shasherin_pavel 21 июня 2015 09:47
      Видимо вы никогда не пересылали большой текст электронной почтой, всегда идёт подмена букв и знаков. Не знаю с чем это связано, но замечено не раз, достаточно сравнить оригинал и опубликованное.
  8. Портал 20 июня 2015 10:22
    Опять недосказ. И чтобы всё как есть рассказать. Правдивость ещё никого и ничего не умаляла.

    Если хан Ахмат искал союзников среди поляков, то и Иван 111 не сидел сложа руки. Он заключил союз с Крымским ханом Девлет Гиреем.

    При стоянии на Угре, Девлет Гирей исполняя договорное с Иваном 111, напал на южные юрты Ахмата. Постояв и поколебавшись Ахмат увел свое войско от Угры на юг.
  9. moskowit 20 июня 2015 14:41
    Настоятельно рекомендую любителям истории в изложении художественными средствами объёмный роман Валерия Язвицкого "Иван Третий-государь всея Руси". Весьма солидный труд...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня