С «Ляонином» во главе

Китай модернизирует национальные ВМС

В конце 80-х годов военно-морские силы Народно-освободительной армии Китая (ВМС НОАК) начали масштабную программу модернизации с целью превращения этого вида войск из охраняющего прибрежные воды страны в мощную силу, способную оказывать влияние на весь Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР).


С самого начала особый упор был сделан не на количественный рост, а на повышение качественных характеристик корабельного состава, в частности, в области ударной мощи и возможностей по действиям вдали от сухопутной территории Китая. Тенденция сохраняется и поныне.

Размер имеет значение


В период с 2010 по июнь 2014 года корабельный состав ВМС НОАК увеличился незначительно – с 284 до 290 кораблей. Но его возможности существенно выросли за счет замены устаревшего вооружения и оборудования на образцы нового поколения с повышенной дальностью действия. Современные китайские корабли существенно превосходят своих предшественников по размерам. Соответственно они способны действовать на значительном удалении от военно-морских баз, оснащаться большим количеством вооружения, выполнять расширенный спектр боевых задач, нести увеличенный экипаж и дополнительные запасы топлива.

По состоянию на июнь 2014-го ВМС НОАК располагали пятью атомными подводными лодками с ракетно-торпедным вооружением (ПЛАТ), четырьмя атомными подводными лодками с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), 51 дизель-электрической подводной лодкой (ДЭПЛ), 12 из которых были оснащены воздухонезависимой энергетической установкой (ВНЭУ), одним авианосцем (АВ), 24 эсминцами (ЭМ) и эсминцами с управляемым ракетным оружием (ЭМ с УРО), 63 фрегатами (ФР), легкими фрегатами и фрегатами с УРО, 85 ракетными (РК) и патрульными катерами (ПК), 57 средними и крупными десантными кораблями (ДК).

По мнению экспертов военно-морской разведки США, мощь ВМС НОАК, несмотря на внушительный состав, переоценивать не стоит. Китайские боевые корабли по своим размерам зачастую меньше американских аналогов и, как полагают специалисты, больше предназначены для выполнения региональных, а не глобальных задач.

Китайская кораблестроительная промышленность развивается достаточно быстрыми темпами. В настоящее время КНР показала свои возможности по производству патрульных катеров, фрегатов, крупных десантных кораблей, эсминцев, ДЭПЛ, ПЛАТ и ПЛАРБ. Ведется создание первого китайского авианосца. Активно идет разработка газотурбинных двигателей (ГТД), и первые образцы уже устанавливаются на десантные катера класса «Юйюй» (Yuyu). Американские эксперты полагают, что в течение следующего десятилетия КНР начнет производить ГТД для более крупных кораблей.

В то же время Китай закупает значительное количество морских вооружений за рубежом. Согласно данным Стокгольмского института исследования проблем мира SIPRI (Stockholm International Peace Research Institute) в 2013–2014 годах в КНР поставлено морских вооружений на сумму 58 миллионов долларов и кораблей на сумму 118 миллионов долларов. При этом необходимо учитывать, что КНР также могла получить ГТД, ракетное вооружение и морскую аппаратуру, а SIPRI предоставляет данные только по общему количеству поставленных двигателей и оборудования, не выделяя их назначения. Китай в 2013–2014-м приобрел двигателей на 923 миллиона, аппаратуры – на 280 миллионов и ракетного вооружения – на 248 миллионов долларов. При этом необходимо отметить, что и сама КНР поставляет иностранным государствам военно-морскую технику в достаточно большом объеме: в 2013–2014 годах согласно SIPRI было экспортировано кораблей на 653 миллиона долларов. Экспорт морского вооружения и ГТД не производился, ракетного вооружения в целом было поставлено на сумму 349 миллионов, а аппаратуры – на 34 миллиона долларов.

Подводные лодки

За последние 14 лет ВМС НОАК увеличили количество ПЛАРБ, ПЛАТ и ДЭПЛ собственного производства с одной единицы до примерно 40. На данный момент Китай располагает как минимум семью типами современных субмарин или разрабатывает их: ПЛАТ «Шан» (Shang), ДЭПЛ «Юань» (Yuan), ДЭПЛ «Сунн» (Song), ДЭПЛ «Линь Сань Лю» (Lin San Liu, российские субмарины проекта 636 «Варшавянка»), ПЛАРБ «Цзинь» (Jin), ПЛАРБ проекта 096 (Type-096), ПЛАТ проекта 095 (Type-095).

С «Ляонином» во главе


Субмарины классов «Шань», «Юань» и «Сунн» предназначены для уничтожения надводных кораблей, сопровождения китайских подводных средств ядерного сдерживания и авианосных ударных групп (АУГ), а также сбора разведданных. Первоначально эти подлодки оснащались крылатыми ракетами (КР) YJ-82 с дальностью действия 20 морских миль (37 км). Предполагается, что это вооружение в ближайшее время будет заменено на КР SS-N-13 с дальностью действия более 120 морских миль (222 км). Вполне вероятно, что китайские подлодки уже получили это вооружение. Как полагают американские эксперты, китайские ДЭПЛ проекта 636 оснащены российскими ударными ракетными комплексами «Клаб-С» (Club-S) с дальностью действия 120 морских миль (222 км). В результате модернизации все четыре класса подлодок смогут выполнять сходные боевые задачи по поражению противника.

Вероятно, что в конце 2014 года ПЛАРБ проекта 094 (шифр «Цзинь») совершила первый боевой поход с баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ) JL-2 на борту. В настоящее время КНР активно разрабатывает ПЛАРБ и БРПЛ нового поколения, которые получили обозначения проект 096 и JL-3 соответственно. Предполагается, что новая ПЛАРБ будет отличаться повышенным уровнем малозаметности по сравнению с подлодками класса «Цзинь», которые оказались крайне уязвимыми для американских и японских гидроакустических станций (ГАС). Вероятно, дальность действия и боевая эффективность БРПЛ JL-3 будет увеличена по сравнению с ее предшественником.


Китай также разрабатывает новую ПЛАТ, получившую обозначение проект 095. Ее точные характеристики на данный момент неизвестны, однако предполагается, что ее малозаметность и вооружение будут существенно улучшены.

КНР не оставляет намерения наладить совместные с Россией разработку и производство от четырех до шести современных ДЭПЛ, в которых применялись бы последние российские достижения в области гидроакустики, силовых установок, малозаметности. Это позволит существенно повысить возможности ВМС НОАК и упростить процесс дальнейшей разработки малошумных субмарин, что в свою очередь осложнит выполнение ВМС США задач по их обнаружению.

Таким образом, Китай намерен получить возможность уничтожать корабли противника на дистанции не менее сотни морских миль (185 км) от границы национальных территориальных вод. Вооружение баллистическими противокорабельными ракетами (ПКР) DF-21D создает существенную угрозу американским ВМС.

Авианосцы


В настоящее время ВМС НОАК располагают только одним авианосцем – «Ляонин» (Liaonin), введенным в состав флота в 2012 году. Основу палубного авиационного крыла составляют корабельные истребители «Цзянь-15» (J-15), как минимум шесть образцов которых в настоящее время проходят испытания. Первый полет «Цзянь-15» совершил в 2009-м, а взлет с наземной площадки, имитирующей палубу авианосца, – в 2010 году. Взлеты и посадки на «Ляонине» начались в 2012-м. В сентябре 2013 года J-15 начали взлетать и садиться на палубу авианосца с максимальной взлетной массой.

Эксперты скептически оценивают возможности «Ляонина». Они сводятся к оказанию гуманитарной помощи в случае катастроф, вертолетной поддержке сухопутных войск, противолодочной борьбе, обнаружению целей на большой дальности, проведению поисково-спасательных операций и демонстрации возможностей ВМС НОАК. Однако ожидается, что к 2016 году Китай сформирует первую АУГ, что резко повысит эффективность «Ляонина». На данный момент одним из основных недостатков китайской боевой авиации является ограниченный радиус действия. Авианосец это частично компенсирует. В результате более слабые ВМС региона, например Филиппин и Вьетнама, могут столкнуться с существенной угрозой. Для американских АУГ в Южно-Китайском море «Ляонин» неопасен. Однако свой вклад в выполнение китайской стратегии A2/AD (Anti-Access/Area Denial) он, несомненно, внесет.

Авианосец позволит КНР создать подобие экспедиционных ВМС. Когда в начале 2014 года он совершил первый дальний поход, его сопровождали 12 различных кораблей, в том числе ПЛ и ДК. Это может свидетельствовать о том, что КНР разрабатывает различные варианты АУГ, включая те, которые напоминают структуру аналогичных авианосных групп ВМС США.

Китай намерен построить еще два собственных авианосца (а в перспективе увеличить их число до четырех) большего, чем у «Ляонина» (60 тыс. т), водоизмещения и с мощными силовыми установками. Но прогресс страны в данной области неизвестен. Если строительство первого из новых авианосцев началось в 2013-м, то, по мнению американских экспертов, он достигнет стадии начальной боевой готовности к 2020 году.

Надводные корабли


На протяжении последних 14 лет ВМС НОАК более чем утроили корабельный состав своих надводных сил – с 15 фрегатов и эсминцев в 2000-м до 50 в 2014-м. При этом КНР продолжает модернизацию кораблей, оснащая их в первую очередь наиболее современными образцами вооружения. В частности, на новейших фрегатах и эсминцах размещены российские ПКР П-270 «Москит-Э» (дальность действия – 130 морских миль/241 км) и китайские ПКР YJ-62 (150 морских миль/278 км), YJ-83 (95 морских миль/176 км) и YJ-8A (65 морских миль/120 км). Предполагается, что новейшие китайские эсминцы класса «Луян-3» (Luyang III) будут оснащены ПКР дальнего действия, запускаемыми из вертикальных пусковых установок (ВПУ).

Исходя из того что морская противовоздушная оборона (ПВО) традиционно является слабой стороной китайских боевых кораблей, ВМС НОАК предприняли значительные шаги по ее усилению. В настоящее время китайские боевые корабли способны самостоятельно обеспечивать объектовую и зональную ПВО вдали от сухопутных сил. В состав морского оружия ПВО ВМС НОАК входят российские зенитные ракетные комплексы (ЗРК) «Риф-М» (дальность действия – 80 морских миль/150 км) и «Штиль» (дальность действия – 20 морских миль/37 км), а также китайские ЗРК HHQ-9 (55 морских миль/102 км) и HHQ-16 (40 морских миль/74 км). Предполагается, что новая модификация эсминца класса «Луян-3» будет оснащаться модернизированным ЗРК HHQ-9 с повышенной дальностью действия.

На данный момент корабли Китая не располагают КР, которые могут поражать наземные цели. Однако предполагается, что такое вооружение будет развернуто на эсминцах класса «Луян-3» и ПЛАТ проекта 095 в течение 5–10 лет. В результате боевые корабли ВМС НОАК смогут поражать наземную инфраструктуру ВМС США, развернутую на острове Гуам.

КНР ведет разработку крейсера, который, вероятно, получит обозначение проект 055 (Type-055), с водоизмещением около 10 тысяч тонн. Он сможет нести большое количество ПКР, зенитных управляемых ракет (ЗУР), крылатых ракет морского базирования (КРМБ) для атаки наземных целей, а в перспективе – лазерное и электромагнитное оружие.

Эксперты отмечают качественное развитие надводных китайских кораблей и констатируют, что акцент делается на их универсальности. Особое внимание уделяется поражению целей, находящихся вне зоны прямой видимости, одновременно повышаются возможности по уничтожению авиационной техники. Увеличение количества десантных кораблей позволит ВМС НОАК широко применять подразделения морской пехоты.

Катера и фрегаты


КНР уделяет серьезное внимание не только крупным надводным кораблям. Передача ВМС НОАК 60 ракетных катеров проекта 022 (шифр «Хубей»/Houbei), которая началась в середине 2000-х годов, а также поставки легких фрегатов класса «Цзяндао» (Jiangdao), стартовавшие в 2012-м, существенно усилят возможности этого вида войск по поражению надводных кораблей.

Скоростной ракетный катер класса «Хубей», оснащенный восьмью ПКР C-801/802/803, может уверенно действовать на удалении до 200 морских миль (370 км) от побережья Китая. Эти катера представляют достаточно серьезную угрозу американским ВМС – скорость и малозаметность существенно затруднит их обнаружение. Активное применение авиации для обнаружения катеров и их поражения с помощью авиационных ПКР «Гарпун» (Harpoon) в условиях развития китайских средств ПВО четвертого поколения также остается под вопросом. Последние оценки возможностей американских боевых кораблей прибрежной зоны типа LCS (Littoral Combat Ship) показали, что и они не смогут в полной мере стать «убийцами» ракетных катеров класса «Хубей».

Легкие фрегаты класса «Цзяндао» вооружены четырьмя ПКР C-803, одной 76-мм морской пушкой H/PJ-26, двумя 30-мм пушками H/PJ-17, двумя строенными торпедными аппаратами. На этом корабле может размещаться вертолет. В отличие от ракетных катеров класса «Хубей» легкие фрегаты класса «Цзяндао» предназначены для патрулирования и ведения разведки в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, а не для атак. На данный момент КНР построила 14 кораблей класса «Цзяндао», предполагается строительство еще 15–25 единиц.

Суда обеспечения

Задачи борьбы с пиратством в Аденском заливе и поиски пропавшего лайнера компании «Малейша эйрлайнз» (Malaysia Airlines) достаточно остро поставили перед ВМС НОАК вопрос обеспечения боевых кораблей. В этой связи особое внимание уделяется танкерам. В 2013-м введены в строй два новых, что увеличило их число до семи. В июне 2014 года спущен на воду очередной, восьмой по счету танкер. Американские эксперты полагают, что еще два судна этого класса будут построены в ближайшие год-два. Вполне возможно, что Китай не остановится и на этом. Полный срок строительства одного танкера – от 12 до 18 месяцев.

Десантные корабли

Начиная с 2006-го КНР переключилась со строительства небольших танкодесантных кораблей, предназначенных для вторжения на Тайвань, на создание крупных многоцелевых ДК, призванных выполнять различные боевые задачи. В 2007–2012 годах ВМС НОАК получили три десантно-вертолетных корабля-дока (ДВКД) проекта 071 (шифр «Юйчжао»/Yuzhao). Каждый может перевозить 500–800 человек личного состава и 15–20 различных боевых машин, нести до четырех тяжелых транспортных вертолетов Z-8. Четвертый ДВКД спущен на воду 22 января 2015 года, предполагается строительство еще двух таких кораблей.

Китай уделяет развитию морских десантных сил значительное внимание. Они состоят из 1-й морской десантной механизированной дивизии, бригады плавающих танков (подразделения развернуты в Нанкинском военном округе), 124-й морской десантной механизированной дивизии (в военном округе Гуанчжоу), 1 и 164-й бригад морской пехоты (в составе Южного флота). Существенное внимание уделяется и развитию плавающей бронетехники.

Суда правоохранительных органов


Несмотря на то, что корабли данной категории официально не входят в состав подразделений ВМС НОАК, они играют важную роль в выполнении китайской морской стратегии, наблюдая за иностранными судами и отпугивая их в том случае, если они могут нарушить территориальные воды КНР. Пекин полагает, что данная практика является менее агрессивной, чем задействование с данной целью боевых кораблей ВМС. Однако военно-морские силы поддерживают суда правоохранительных органов, находясь на некотором удалении.

До 2013 года КНР располагала шестью органами охраны правопорядка на море, каждый – с собственной флотилией. В июне 2013-го они были сведены в прибрежную охрану КНР с целью централизации и упорядочения их действий.

В настоящий момент китайские органы охраны правопорядка имеют около ста судов океанского класса и порядка тысячи катеров. Лишь на некоторых судах установлено легкое стрелковое оружие, подавляющее большинство не имеет никакого. Но при проектировании ряда судов соответствующая возможность учитывается, выделяются специальные площадки.

Для прибрежной охраны КНР также реализуется программа модернизации. Предполагается, что новые суда будут по размеру больше своих предшественников, допускается их оснащение морскими вертолетами.
Автор:
Дмитрий Федюшко
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/25766
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти