Энвер Ходжа – последний «сталинист» Европы. Часть 2. Вождь самодостаточной страны

Среди стран «социалистического лагеря», образовавшегося в Восточной Европе после победы Советского Союза во Второй мировой войне, Албания с первых послевоенных лет заняла особое место. Во-первых, она была единственной страной региона, которая освободилась от гитлеровских захватчиков и местных коллаборационистов собственными силами. Не советские войска и не англо-американские союзники, а коммунистические партизаны принесли Албании свободу от немецко-фашистской оккупации. Во-вторых, среди прочих лидеров восточноевропейских государств Энвер Ходжа, ставший после войны фактическим руководителем Албании, был действительно идейным, а не «ситуационным» сталинистом. Политика Сталина вызывала у Ходжи восхищение. Когда в июне 1945 г. Энвер Ходжа побывал на Параде Победы в Москве и встретился с советским руководством, он смог добиться технической и экономической помощи со стороны советского государства.
В августе 1945 г. в Албанию из СССР прибыли первые грузовые суда, везшие машины, оборудование, медикаменты, продовольственные товары.




Так началось сотрудничество Албании с Советским Союзом, продолжавшееся более десятилетия. По заявлению Энвера Ходжи, путь, пройденный Советским Союзом, должен был стать образцом для Албании. Индустриализация и коллективизация рассматривались руководством албанских коммунистов в качестве важнейших направлений развития албанского государства в послевоенный период. Кстати, в 1948 г., по совету Сталина, Коммунистическая партия Албании была переименована в Албанскую партию труда и под этим названием продолжала существовать до крушения социализма в Восточной Европе. Таким образом, первые послевоенные годы Албания встречала, будучи верным союзником СССР и следуя в фарватере внешнеполитического курса СССР. Однако далеко не со всеми странами «социалистического лагеря» отношения у Албании складывались безоблачно.

Конфликт с Югославией и борьба с «титовцами»

Практически с первых дней существования послевоенной Албании серьезно ухудшились отношения с соседней Югославией. Проблемы в албано-югославских отношениях наметились еще в годы Второй мировой войны, когда албанские и югославские партизаны вели совместную борьбу против гитлеровских и итальянских оккупантов. Разногласия между албанскими и югославскими коммунистами были связаны, во-первых, с проблемой Косово и Метохии – региона, населенного как сербами, так и албанцами, а во-вторых – с давней идеей Иосипа Броз Тито о создании «Балканской федерации».

- Провозглашение республики. Картина Фатмира Хаджиу.

Албанцы видели в «Балканской федерации» стремление югославов к доминированию и опасались, что в случае ее создания и вхождения в ее состав Албании, албанское население окажется в меньшинстве и будет дискриминироваться и ассимилироваться славянскими соседями. Иосип Броз Тито и Милован Джилас пытались склонить Энвера Ходжу к принятию идеи Балканской конфедерации, расписывая преимущества Албании в случае интеграции с Югославией, однако Энвер Ходжа, будучи патриотом суверенной Албании, упорно отказывался от предложений югославов. Отношения между Албанией и Югославией стремительно ухудшались, тем более, что Ходжа сообщал о планах Тито в Москву и пытался убедить Сталина в опасности Тито и титоистской линии не только для Албании, но и для всего «социалистического лагеря».

В соответствии с послевоенными планами советских и восточноевропейских коммунистов, на Балканском полуострове следовало создать Балканскую федеративную республику – государство, которое включило бы в свой состав Югославию, Болгарию, Румынию и Албанию. Потенциальным кандидатом на вхождение в состав Балканской федерации была также Греция, в которой во второй половине 1940-х гг. вели активную партизанскую борьбу местные коммунисты. В случае победы коммунистов Грецию также предлагалось включить в состав Балканской федеративной республики. Примечательно, что первоначально сторонником создания Балканской федерации выступал и Иосиф Сталин, однако позже он «дал добро» на создание федерации только в составе Югославии, Болгарии и Албании. С другой стороны, Иосип Броз Тито выступал против включения в состав федерации Румынии и Греции, так как опасался, что эти относительно развитые в политическом отношении и самостоятельные в культурном плане страны могут стать противовесом Югославии, претендующей на ведущую роль в Балканской федерации. Болгарию и Албанию Тито видел федеральными республиками в составе Балканской федерации с центром в Белграде. Агитируя руководство албанской компартии за включение страны в состав Югославии, титовцы обосновывали свои предложения по интеграции экономической слабостью албанского государства, отсутствием в Албании промышленности и общей социальной и культурной отсталостью региона. Албанию, в случае реализации плана по созданию Балканской федерации, ждало поглощение Югославией, на что не могли пойти многие албанские политические лидеры, включая и Энвера Ходжу. Однако в Албании существовало и сильное югославское лобби, «лицом» которого считался Кочи Дзодзе (1917-1949) – министр внутренних дел Албании и член ЦК Албанской партии труда. Помимо него, проюгославских настроений придерживались такие партийные функционеры как Нури Хута из Управления агитации, пропаганды и печати и Панди Кристо из Государственной контрольной комиссии. С помощью проюгославского лобби Тито и его окружение предпринимали всевозможные шаги по направлению к полному подчинению албанской экономики интересам Югославии. По югославскому образцу реконструировались вооруженные силы Албании, что, по мнению Тито, должно было способствовать скорейшему подчинению страны Белграду. В свою очередь, многие албанские коммунисты, не разделявшие проюгославских позиций Кочи Дзодзе и его окружения, были крайне недовольны политикой соседней Югославии, так как усматривали в ней экспансионистские планы по полному подчинению Албании Иосипу Броз Тито. Эти опасения усилились после того, как Югославия стала усиленно лоббировать идею о вводе в Албанию югославской армейской дивизии – якобы, для защиты границ Албании от возможных посягательств с греческой стороны.

Энвер Ходжа – последний «сталинист» Европы. Часть 2. Вождь самодостаточной страны

- Кочи Дзодзе, основатель албанских спецслужб и один из лидеров компартии

В 1949 г. Советский Союз разорвал отношения с Югославией. Этому способствовали многочисленные разногласия между двумя государствами, прежде всего – растущие амбиции Тито, претендовавшего на руководящие позиции на Балканах и на проведение самостоятельной внешней политики, далеко не во всех случаях согласующейся с внешнеполитическим курсом СССР. На Албании расторжение советско-югославских отношений отразилось дальнейшим укреплением позиций Энвера Ходжи, выступавшего против сотрудничества с Югославией. Во внутрипартийной борьбе победу одержали сторонники Ходжи, ориентировавшиеся на Советский Союз. На Первом съезде Албанской партии труда произошло разоблачение деятельности албанских «титовцев». Кочи Дзодзе и его сторонники были арестованы, 10 января 1949 г. началось следствие по делу титовцев, закончившееся судом и вынесением смертного приговора Кочи Дзодзе. После подавления югославского лобби, Энвер Ходжа фактически взял всю полноту власти в стране в свои руки. Албания приняла уверенную просоветскую ориентацию, всячески декларируя верность заветам Ленина – Сталина. С помощью Советского Союза продолжалась модернизация албанской промышленности, укрепление армии и органов государственной безопасности. Албания вступила в Совет экономической взаимопомощи, получила кредит на закупку советской продукции. С помощью Советского Союза в Тиране был построен автотракторный комбинат. В соответствии с внешнеполитической линией Советского Союза на резкую критику режима Тито, который характеризовался не иначе как фашистский и полицейский, в Албании началось преследование членов партии и государственных служащих, подозревавшихся в симпатиях к югославскому лидеру и югославской модели социализма. Политический режим в стране ужесточился, поскольку Энвер Ходжа и его ближайший соратник Мехмет Шеху были крайне обеспокоены возможными проявлениями подрывной деятельности со стороны югославских спецслужб.

В первое послевоенное десятилетие экономическое развитие Албании осуществлялось бурными темпами – во многом, при поддержке Советского Союза. Задачи по модернизации албанской экономики усложнялись крайней отсталостью албанского общества, которое до победы в стране коммунистов носило, по сути, феодальный характер. Малочисленность пролетариата не позволяла сформировать из его достойных представителей кадровый состав партийного руководства, поэтому у руля Албанской партии труда по-прежнему стояли выходцы из состоятельных слоев албанского общества, получившие в довоенный период хорошее европейское образование – прежде всего, во Франции. Первый пятилетний план развития албанской экономики разрабатывался при участии специалистов из советского Госплана. Более того, фактически советские ученые и стали авторами программы развития албанской экономики. Утверждали план лично Энвер Ходжа и Иосиф Сталин. В соответствии с планом пятилетки, Албанию ожидала коллективизация сельского хозяйства и массированное развитие промышленности, в первую очередь – строительство электростанций для обеспечения страны электроэнергией. В Тиране были построены заводы по образцу ЗИС и ЗИМ, с помощью Советского Союза развивалось железнодорожное строительство на территории страны. Помимо Советского Союза, в начале 1950-х гг. Албания развивает отношения с Германской Демократической Республикой, Северным Вьетнамом и Китаем. Впоследствии именно отношения с Китаем сыграют важнейшую роль в развитии Албании эпохи «холодной войны». Энвер Ходжа стал частым гостем в Советском Союзе, заслужив симпатии и доверие Сталина.



Когда в марте 1953 г. умер Иосиф Виссарионович Сталин, Энвер Ходжа, потрясенный этим известием, стал обдумывать дальнейшие последствия смерти советского вождя для албанского государства. Он вполне обоснованно относился с некоторой степенью недоверия ко многим людям из ближайшего окружения Сталина. Как оказалось – не зря. Смерть Сталина повлекла за собой кардинальные изменения во внутренней и внешней политике Советского Союза, отразившись и на советско-албанских отношениях. Как и китайский лидер Мао Цзэдун, Энвер Ходжа не поехал в Москву на похороны И.В. Сталина, опасаясь возможного покушения на свою жизнь. В смерти советского вождя Ходжа видел происки антисталинистов в руководстве КПСС и полагал, что ради дальнейшей десталинизации социалистического лагеря, противники Сталина в советском руководстве могут пойти на физическое устранение таких убежденных сталинистов как он или как Мао Цзэдун.


Десталинизация СССР и ухудшение советско-албанских отношений

Первое время советско-албанские отношения, как казалось, продолжали развиваться по накатанной колее. СССР оказывал экономическую и техническую помощь Албании, официально именовал ее братской страной. Однако в действительности напряжение между двумя государствами нарастало и развязка, с неминуемым разрывом двусторонних отношений, приближалась. Фактически отправной точкой в последующем советско-албанском противостоянии стал ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза, на котором новый руководитель советской компартии Никита Сергеевич Хрущев выступил с докладом «О культе личности Сталина». Этот доклад означал переход советского руководства к политике десталинизации, что было воспринято лидерами некоторых государств «социалистического лагеря» как предательство идеалов Ленина – Сталина и поворот Советского Союза на «реакционный» путь. В знак протеста против антисталинской речи Хрущева, представлявший Китай Чжоу Эньлай и представлявший Албанию Энвер Ходжа демонстративно покинули место проведения съезда, не дожидаясь его официального закрытия. В том же 1956 г. состоялся Третий съезд Албанской партии труда, на котором прозвучала критика в адрес Энвера Ходжи и Мехмета Шеху. Судя по всему, выступления некоторых албанских коммунистов было срежиссировано в Москве и ставило своей целью «десталинизацию» Албании по образцу Советского Союза. Но, в отличие от СССР, в Албании критика «культа личности» Энвера Ходжи провалилась. И, в первую очередь, потому, что рядовые массы бедного крестьянского населения страны помнили Ходжу как партизанского командира, относились к нему с большим уважением, а просоветские и проюгославские настроения получали распространение только в среде немногочисленной партийной интеллигенции. После Третьего съезда АПТ в стране прошли чистки «реакционеров», в результате которых были арестованы сотни людей – членов Албанской партии труда и беспартийных. Албания отказалась от советского курса десталинизации и провозгласила верность принципам Сталина, в доказательство чего Энвером Ходжа был даже учрежден орден Сталина.

В Москве поведение албанского руководства вызывало резко негативную реакцию. Ведь наличие открытых сторонников сталинизма в международном коммунистическом движении, да еще представленных на уровне государств, а не маргинальных групп, ставило под вопрос идеологическую правоту и адекватность советского руководства и советской компартии в целом. Тем более, что на сталинистских позициях остался Китай – наиболее мощное, после СССР, государство «социалистического лагеря». Между Китаем и Албанией со второй половины 1950-х гг. начали развиваться двусторонние отношения, укрепление которых совпало с постепенным расторжением советско-албанских связей. В 1959 г. Никита Хрущев предпринял поездку в Албанию, во время которой пытался уговорить Энвера Ходжу и других коммунистических лидеров отказаться от сталинизма и поддержать линию КПСС. Но уговоры Хрущева и даже угрозы лишить Албанию экономической поддержки со стороны Советского Союза, на руководителей Албанской партии труда не подействовали (тем более, что экономическую помощь Албания ожидала от Китая). Ходжа от предложения Хрущева отказался. Албания и Советский Союз вступили в фазу открытого идеологического противостояния.


Выступление Энвера Ходжи в Москве на совещании компартий. 1960 год.

В 1962 г. Албания вышла из состава Совета экономической взаимопомощи, а в следующем году официально «кинула» Советский Союз, заявив о том, что не собирается возвращать Москве набранные в годы нахождения у власти И.В. Сталина долги. Потеря Албании обернулась для Советского Союза серьезными экономическими, военно-политическими и имиджевыми проблемами. Во-первых, СССР лишился влияния на вторую социалистическую страну на Балканах (Югославия выпала из поля влияния СССР еще в 1940-е гг.). Во-вторых, после разрыва советско-албанских отношений, Албания отказалась содержать на своей территории советскую военно-морскую базу, что лишало ВМФ СССР стратегических позиций в Адриатическом море. Напомним, что в 1958 г. в городе Влёра была размещена советская военно-морская база, на которой размещалась отдельная бригада подводных лодок, а также вспомогательные и противолодочные подразделения. После резкого ухудшения отношений между СССР и Албанией в 1961 г., советские военные моряки были выведены с территории страны. В-третьих, демонстративная верность Энвера Ходжи идеям Сталина, сопровождавшаяся резкой критикой Советского Союза за «примирение» с капиталистическим миром, прибавляла албанскому лидеру популярности среди радикальной части мирового коммунистического движения и даже среди части советских граждан, скептически воспринимающей Хрущева и его антисталинскую политику. «Да здравствует ленинское правительство без болтуна и предателя Хрущева. Политика безумца привела к потере Китая, Албании и миллионов наших бывших друзей. Страна зашла в тупик. Сплотим ряды. Спасем родину!» - такие листовки, в 1962 г., к примеру, распространял в Киеве член КПСС 45-летний Борис Лоскутов, председатель колхоза. То есть, мы видим, что и среди советских граждан потеря Албании воспринималась как результат политической глупости Никиты Хрущева или его откровенной враждебности идеям Ленина-Сталина. В октябре 1961 г. был проведен XXII съезд КПСС, на котором Никита Хрущев подверг резкой критике политику Албанской партии труда. В декабре 1961 г. Албания разорвала дипломатические отношения с Советским Союзом. С тех пор, и на протяжении тридцати лет, Албания существовала вне поля советского политического влияния.

От союза с Китаем до изоляции

Место Советского Союза в системе внешнеполитических и внешнеэкономических связей Албании быстро занял Китай. Албанию и Китайскую Народную Республику сближало, в первую очередь, отношение к роли личности И.В. Сталина в мировом коммунистическом движении. В отличие от большинства стран Восточной Европы, поддержавших линию СССР на десталинизацию коммунистического движения, Китай, как и Албания, не согласился с критикой Хрущевым «культа личности» Сталина. Постепенно в коммунистическом движении сформировалось два центра притяжения – СССР и Китай. К Китаю тяготели более радикальные коммунистические партии, фракции и группировки, не желавшие отходить от сталинского курса и, тем более, следовать советской линии на мирные отношения с капиталистическим Западом. Когда Советский Союз, прервав связи с Албанией, прекратил поставки в страну продовольствия, медикаментов, техники и оборудования, Китай взял на себя доставку 90% грузов, обещанных Тиране Москвой. Одновременно КНР предоставил крупные финансовые кредиты Тиране на более выгодных условиях. В свою очередь, Албания поддержала политический курс КНР и превратилась в «европейский рупор» маоистской внешней политики. Именно Албания с 1962 по 1972 гг. представляла интересы Китайской Народной Республики в Организации Объединенных Наций. По целому ряду важнейших вопросов международной политики КНР и Албания имели схожие позиции, что также способствовало развитию двусторонних экономических связей. Впрочем, по мере укрепления китайско-албанских отношений выяснилось, что прибывающие из КНР специалисты значительно уступают по уровню знаний и квалификации советским специалистам, но в силу разорванных отношений с Советским Союзом, Албания уже не могла ничего поделать – экономике и обороне страны пришлось довольствоваться помощью китайских советников и поставляемым из Китая оборудованием.

- "Плоть от плоти своего народа". Картина Зефа Шоши.

В 1960-е – 1980-е гг. в Албании окончательно укрепился политический режим, противопоставлявший себя как капиталистическим странам Запада, так и «социалистическому лагерю» под руководством СССР. В 1968 г., после вторжения СССР в Чехословакию, Албания вышла из Организации Варшавского договора, тем самым окончательно отмежевавшись даже в военно-политическом отношении от стран «социалистического лагеря» Восточной Европы. Не все было гладко и в албано-китайских отношениях. Когда Китай, прекрасно осознающий потребность в дальнейшем укреплении своей экономики, возможном только посредством развития внешних связей с другими странами, в том числе и капиталистическими, постепенно перешел к либерализации отношений с западными странами, Албания испортила отношения и с КНР. Был резко снижен объем внешней торговли между двумя государствами. Фактически единственным полноценным партнером Албании в коммунистическом лагере, после разрыва с Китаем, оставалась Румыния. Хотя Румыния и входила в Совет экономической взаимопомощи и Организацию Варшавского договора, румынский лидер Николае Чаушеску придерживался самостоятельной внешнеполитической линии и мог позволить себе дружить с «опальной» Албанией. В свою очередь, Албания видела в Румынии закономерного союзника – единственное неславянское социалистическое государство на Балканах. Вместе с тем, торговые отношения Албания поддерживала и с рядом других социалистических государств Восточной Европы, включая Венгрию и Чехословакию. Единственное, от чего Албания стремилась максимально дистанцироваться – так это от развития торговых отношений с США и капиталистическими странами Европы. Исключение составляла Франция, поскольку Энвер Ходжа достаточно позитивно относился к фигуре генерала Шарля де Голля. Кроме того, Албания оказывала достаточно ощутимую поддержку многочисленным сталинистским партиям и группам во всех странах мира – начиная от Турции и Эфиопии и заканчивая странами «социалистического лагеря», где также действовали оппозиционные официальной просоветской линии сталинистские группы. Поддержкой Албании пользовался и ряд национально-освободительных движений в странах «третьего мира».

- Земельная Реформа. Получение документов на землю. Картина Гури Мади.

Ходжаизм – албанская версия «чучхе»

На протяжении послевоенных десятилетий в самой Албании укреплялись власть и авторитет руководителя Албанской партии труда Энвера Ходжи. Он по-прежнему оставался пламенным сторонником идей Ленина – Сталина, сформулировав собственную идеологическую доктрину, получившую в политологии название «ходжаизм». Ходжаизм имеет общие черты с северокорейской идеологией «чучхе», заключающиеся, прежде всего, в стремлении к самодостаточности и определенном изоляционизме. Долгое время Албания оставалась самой закрытой страной в Европе, что не мешало Энверу Ходже и его соратникам осуществлять на ее территории достаточно результативный коммунистический эксперимент. Образцом политического лидера, заботящегося о своем народе, Энвер Ходжа считал Иосифа Сталина, а идеальной формой государственного устройства – Советский Союз под руководством Сталина. В Албании, в отличие от других социалистических стран Восточной Европы, сохранялись памятники Сталину, географические названия и улицы имени Сталина, официально отмечались годовщина Октябрьской революции, дни рождения и смерти Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина. Именем Сталина был назван Кучова – один из относительно крупных албанских городов. Албания играла важную роль в системе международной пропаганды сталинизма – именно в Албании издавалась обширная пропагандистская литература, а также сочинения Сталина, причем последние печатались, в том числе, и на русском языке. Политика изоляционизма, проводимая Ходжей, обусловливалась военно-мобилизационным характером албанского общества в 1960-е – 1980-е гг. Оказавшись практически в полной изоляции, Албания приступила к строительству социализма собственными силами, одновременно наращивая свой оборонный потенциал и совершенствуя систему государственной безопасности. У Советского Союза тридцатых годов Албания заимствовала политику регулярных «чисток» партийного и государственного аппарата, борьбу с ревизионизмом.

Известно, что Албания является поликонфессиональным государством. Здесь исторически проживают мусульмане – сунниты, мусульмане – шииты, христиане – католики и православные. Серьезных конфликтов на почве межконфессиональных отношений в Албании никогда не было, но в годы правления Энвера Ходжи был взят курс на полную секуляризацию албанского общества. Албания стала первым и единственным государством мира, официально провозглашенным «атеистическим». Формально все албанцы признавались атеистами, велась усиленная борьба с любыми проявлениями религиозности. Все имущество и все здания религиозных учреждений, будь то мечети, церкви или монастыри, было конфисковано государством и передано на нужды социальной и экономической инфраструктуры. Попытки граждан крестить своих детей или совершать обряды бракосочетания по христианскому или мусульманскому обычаям строго карались, вплоть до смертной казни в отношении нарушителей антирелигиозных запретов. В результате атеистического воспитания в Албании успели вырасти поколения граждан страны, не исповедующих ни одну из традиционных для албанского народа религий. В религии Энвер Ходжа видел конкурента для коммунистической идеологии, которая в годы его правления пронизывала все сферы жизнедеятельности албанского общества. Представляет большой интерес социально-экономическая политика Энвера Ходжи, которая, несмотря на некоторые недочеты и перегибы, осуществлялась в интересах трудовых слоев албанского населения. Так, в соответствии с ходжаистской доктриной, в социалистической стране представители коммунистической партии и государственные служащие не могут иметь привилегий, выделяющих их из общей среды рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. Поэтому Энвером Ходжей было принято решение о перманентном снижении заработной платы партийных и государственных работников. За счет постоянно снижающегося оклада чиновников происходил рост пенсий, социальных выплат, зарплат рабочих и служащих. Еще в 1960 г. в Албании был отменен подоходный налог, ежегодно происходило снижение цен на целый спектр товаров и услуг. Так, к концу 1980-х гг. средний албанский рабочий или служащий, получая примерно 730 – 750 леков, платил за квартиру 10-15 леков. Работники со стажем более 15 лет получали право ежегодной оплачиваемой путевки на курорты, льготной оплаты лекарств. Все рабочие, школьники и студенты обеспечивались бесплатным питанием по месту работы или учебы.


- Энвер Ходжа и учащаяся молодежь

К безусловным завоеваниям албанского народа в годы правления Энвера Ходжи относится, в первую очередь, ликвидация неграмотности. Еще в начале 1950-х гг. подавляющее большинство албанцев было неграмотно, так как их детские и юношеские годы проходили в страшную военную эпоху или в довоенной королевской Албании. К концу 1970-х гг, усилиями албанских коммунистов, неграмотность в стране была полностью ликвидирована. Школьные учебники и школьная форма в социалистической Албании были бесплатными, что существенно облегчало бюджеты семей, воспитывавших детей школьного возраста. Кроме того, именно в социалистической Албании удалось впервые поднять рождаемость до самого высокого уровня в Европе – 33 человека на тысячу, а смертность – до уровня 6 человек на тысячу. Таким образом, албанская нация, прежде, в силу своей отсталости, фактически вымиравшая, получила стимул к развитию. Кстати, в случае смерти одного из супругов оставшимся членам семьи на протяжении года выплачивалась ежемесячная зарплата или пенсия умершего, что должно было помочь им «встать на ноги» и оправиться после ухода родственника. Меры по стимулированию рождаемости имели и материальную составляющую. Так, женщина, родив первого ребенка, получала 10 % прибавки к зарплате, второго – 15 %. Оплачиваемый отпуск по рождению и уходу за ребенком составлял два года. В то же время, существовали и определенные ограничения – албанец не мог иметь личный автомобиль или рояль, видеомагнитофон или нестандартную дачу, слушать западные радио и музыку и сдавать свою жилплощадь в аренду посторонним людям.

В 1976 г. в Албании был принят закон о запрете иностранных кредитов и займов, что объяснялось завершением строительства замкнутой на самообеспечение страны экономической системы. К 1976 г. Албания смогла создать такую модель хозяйствования, которая позволяла ей полностью обеспечивать потребности страны в продовольствии, промышленном оборудовании, медикаментах. Показательно, что совсем недавно бывшая крайне отсталой, Албания стала экспортировать некоторые производимые товары в страны «третьего мира». Периодически в стране происходили политические чистки, в результате которых устранялись члены руководства партии и государства, не согласные с какими-либо нюансами политического курса Ходжи. Так, 17 декабря 1981 г. при загадочных обстоятельствах погиб Мехмет Шеху. В Албанской партии труда и в албанском государстве Мехмет Шеху (1913-1981) занимал очень серьезные позиции – он считался второй по значимостью политической фигурой страны после Энвера Ходжи. Еще в довоенный период Шеху получил военное образование в Италии, затем участвовал в Испанской Гражданской войне в составе бригады им. Дж.Гарибальди. В годы Второй мировой войны Мехмет Шеху командовал партизанской дивизией, затем стал начальником генерального штаба вооруженных сил и дослужился до воинского звания «генерал армии». Именно Мехмет Шеху руководил чисткой против титовцев и хрущевцев, а с 1974 г. занимал пост министра национальной обороны. Однако в 1981 г. между Ходжей и Тито начались споры по вопросу о дальнейших путях развития Албании. В результате, 17 декабря 1981 г. Шеху погиб, якобы покончив самоубийством после разоблачения в качестве югославского шпиона. Но есть и другая версия – Мехмета Шеху, некогда самого близкого к Энверу Ходже человека, застрелили прямо на заседании Центрального комитета Албанской партии труда. Родственники Мехмета Шеху были арестованы. Вполне вероятно, что в начале 1980-х гг. в албанском руководстве появились сторонники либерализации отношений с Китаем и даже с СССР. Однако Энвер Ходжа, сохранявший верность сталинистским идеалам, не желал идти на уступки и предпочел использовать старый и испытанный в боях за власть метод – партийные чистки.

Крушение последней сталинской крепости Европы

Однако, несмотря на идейную несгибаемость, физически Энвер Ходжа, которому к началу 1980-х гг. перевалило за семьдесят, был уже не тот. К 1983 г. у него значительно ухудшилось здоровье, в частности – обострился диабет, спровоцировавший инфаркт и инсульт. Фактически Энвер Ходжа в 1983-1985 гг. постепенно отошел от реального руководства Албанией, передав большую часть своих обязанностей Рамизу Алии. Рамиз Алия (1925-2011) был представителем младшего поколения старой коммунистической гвардии Албании. Ему довелось участвовать в партизанском движении в качестве политработника, а затем и комиссара 5-й дивизии. В 1949-1955 г. Рамиз Алия возглавлял Союз трудовой молодежи Албании, в 1948 г. стал членом ЦК Албанской партии труда, а в 1960 г. – секретарем ЦК Албанской партии труда. Как и Ходжа, Рамиз Алия был сторонником политики «опоры на собственные силы», что объясняло симпатии к нему со стороны албанского лидера. Не удивительно, что именно Рамиза Алию прочили на место преемника Энвера Ходжи в случае смерти лидера коммунистической Албании.
В марте 1985 г. к власти в Советском Союзе пришел Михаил Горбачев, приступивший к политике «перестройки». Через месяц после того, как Горбачев возглавил Советский Союз, ночью 11 апреля 1985 г., в результате кровоизлияния в мозг, в Албании скончался многолетний лидер Албанской партии труда и албанского государства 76-летний Энвер Халил Ходжа.



В стране был объявлен девятидневный траур, во время которого на похороны лидера Албанской партии труда прибыли наиболее доверенные зарубежные гости – представители руководства коммунистических партий КНДР, Вьетнама, Лаоса, Кампучии, Румынии, Кубы, Никарагуа, Южного Йемена, Ирана и Ирака. Направленные из СССР, КНР и Югославии телеграммы с соболезнованиями албанское руководство отправило назад, приняв лишь соболезнования Фиделя Кастро, Николае Чаушеску и Ким Ир Сена. 13 апреля 1985 г. первым секретарем ЦК Албанской партии труда был избран Рамиз Алия. Оказавшись во главе албанского государства, он приступил к некоторой либерализации политической жизни в стране, хотя и сохранил жесткую цензуру в средствах массовой информации. Алия предпринял две масштабные амнистии для политических заключенных – в 1986 и 1989 гг., прекратил практику массовых чисток, а также начал налаживать внешнеэкономические связи с Грецией, Югославией, Турцией и Италией. На фоне происходивших в мире процессов демонтажа социалистических режимов, в Албании резко дестабилизировалась политическая ситуация.

В декабре 1990 г. в столице страны прошли массовые студенческие демонстрации. В 1991 г. в северной части страны возникла оппозиционная Демократическая партия Албании, а 3 апреля 1992 г. Рамиз Алия, потерявший фактический контроль над ситуацией в стране, был вынужден уйти в отставку. В августе 1992 г. его поместили под домашний арест. В 1994 г. последнего коммунистического руководителя Албании приговорили к 9 годам тюремного заключения, однако в 1996 г. ему удалось бежать в Объединенные Арабские Эмираты, где он, периодически наведываясь в Албанию (после прекращения уголовного преследования), и прожил оставшиеся годы, скончавшись в 2011 г. Несмотря на то, что в Албании коммунистический режим давно ушел в прошлое, а к идеям и деятельности Энвера Ходжи отношение в обществе колеблется от резко негативного до одобрительного, политическое наследие албанского революционера находит своих последователей в самых разных странах мира.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти