Крылья для звёзд



За тридцать лет до первого запуска ракетоплана Space Ship Two в начале восьмидесятых в Советском Союзе подошли к необходимости бескосмодромных космических запусков. Это неудивительно. Военная держава, ставшая в военном плане непобедимой именно благодаря мобильным ПВО бесшахтного запуска, как никто другой понимала важность гибкой мобильности вооружения и средств его доставки. Бескосмодромная система запуска была многообещающей и для гражданских пусков — в таком случае стоимость доставки грузов на низкую опорную орбиту снижалась в десятки раз по сравнению с громоздкими и сверхдорогими многоступенчатыми ракетами.


Систему назвали МАКС — многоцелевой авиационно-космической системой. Она должна была представлять собой две ступени доставки, и обе ступени обязаны были быть полностью возвращаемыми. От ракетного исполнения отказались сразу — не потому, что выбирали один вариант и определенно бескосмодромный, а потому, что это исполнение реализовывалось в предыдущем проекте — «Буран-Энергия», который со временем тоже обещал стать полностью возвращаемой системой (см. следующие статьи серии «Крылья для звёзд»).

Первая ступень являла собой материнский самолет, доставляющий ракетоплан, вторую ступень на как можно более высокий эшелон. Оттуда ракетоплан, с присоединенным к нему топливным баком, стартовал по наклонной траектории. Это называется воздушным стартом. Далее топливный бак отсоединяется, и ракетоплан по траектории выходит на низкую опорную орбиту, доставляя на неё необходимый груз. С орбиты сойти ему позволят его собственные маршевые двигатели. Спускаться ракетоплан будет, используя свое высокое аэродинамическое качество, по типу спусков Бурана и американского Шаттла. Садиться ракетоплан сможет на любом аэродроме первого класса, с которого, собственно, и будет происходить запуск материнского самолета.

Кстати, известную «Мрию» — Ан-225, как раз и построили для начала летных испытаний МАКС. Точнее так: «Мрия» стала первым опытным материнским самолетом, который предлагалось использовать для Бурана, а для МАКС собирались на базе «Мрии» построить более совершенный и приспособленный тягач Ан-325. В дальнейшем, для развития МАКС и вовсе планировался огромный биплан с восемнадцатью двигателями, который должен был выводить на орбиту уже воздушно-космический самолет Туполева (такой вариант как раз показан на обложке статьи).

Разработку проекта поручили НПО «Молния» Глеба Евгеньевича Лозино-Лозинского, который в шестидесятых имел опыт разработки системы «Спираль», а в 70-80-е разработал МТТК «Буран». Сама разработка началась ещё до первого полета «Бурана», используя все наработки прошлых проектов. В 1988 году большой кооперацией из семидесяти предприятий авиационной и космической промышленности разработан эскизный проект в двухсот двадцати томах. В подтверждение проектных технических характеристик выполнен большой объем экспериментально-исследовательских работ по аэродинамике, газодинамике, прочности элементов конструкции и другим направлениям. Изготовлены натурные макеты хвостовой части орбитального самолета и внешнего топливного бака. Прошел летные испытания первый экземпляр базового самолета Ан-225 «Мрия». Практически завершена разработка конструкторской документации по орбитальному самолету и топливному баку. На все было потрачено свыше полутора миллиардов долларов США в современных ценах.

Помимо материнского самолета, вторую ступень планировали выполнять в трех вариантах: 1) МАКС-ОС с орбитальным самолётом и одноразовым баком; 2) МАКС-М с беспилотным самолётом; 3) МАКС-Т с одноразовой беспилотной второй ступенью и грузом до 18 тонн.

Орбитальному самолёту отводился большой спектр обязанностей. Он мог применяться для аварийного спасания экипажей космических станций и кораблей, для ремонта спутников и их буксировки с орбит, для целей разведки, как военной, так и гражданской. Разумеется, доставлять грузы и экипаж самолет тоже мог. Но приоритетная и самая желанная схема применения была, конечно, военной — орбитальный самолет становился в высшей степени неуязвимым и вседостающим орудием, как возмездия, так и превентивного удара. Базирующиеся на многих аэродромах страны космические системы могли в очень короткий срок доставить на орбиту орудие космической войны. Для того, чтобы уничтожать вражеские спутники, станции, в конце концов, осуществлять бомбардировку наземных и морских целей прямо с космоса, оставаясь недоступными для любого контроружия врага, как тогда, так и сейчас. Главное, космолеты могли патрулировать космос, оставаться на орбитах долгое время, особенно беспилотные варианты.

Таким образом, МАКС был главным козырем в космической и военной гонке между СССР и США. Это был несравнимо мощный и намного более осуществляемый проект, чем разрекламированная Стратегическая Оборонная Инициатива президент Рейгана. Осуществив проект за несколько лет, как это и планировалось, Советский Союз обязан был стать глобальным лидером в космосе и военным гегемоном на Земле. Как это ни патетически звучит, но это действительно так. Что помешало всему этому, вы знаете. Уже в девяностых годах, перевезенный с Украины полноразмерный макет бака попили на металлолом за то, что не нашлось денег на оплату места стоянки для него.

Проект, в отличие от «Бурана», заранее основывался на принципах самоокупаемости. По расчётам, затраты должны были окупиться уже через полтора года, а сам проект в перспективе мог дать девятикратную прибыль. Эта система являлась на тот момент и вплоть до последних лет уникальной, так как во всем мире не разрабатывалось ни одного подобного аппарата. Кроме того, МАКС значительно дешевле ракет за счёт многократного использования самолёта-носителя (до 100 раз), стоимость выведения груза на низкую околоземную орбиту — порядка одной тысячи долларов США за один килограмм полезного груза. Для сравнения, средняя стоимость выведения в настоящее время составляет около 8000-12000 долл./кг. К преимуществам можно также отнести большую экологическую чистоту за счёт применения менее токсичного топлива. Проект МАКС в 1994 году на выставке в Бельгии получил от рук бельгийского президента высшую награду. МАКС тогда, как впрочем, и сейчас, был несомненным фурором.

На сей день главное, несмотря на забвение девяностых и нулевых то, что проект вполне по силам реанимировать и современной РФ. Потенциал идеи не потерял своей мощи и сейчас — мы также вполне можем снова стать первыми в космосе и значительно усилить нашу военную мощь на порядок, если не на несколько порядков. В штатах это осознали и заказали небезызвестному Илону Маску с его SpaceX точную концептуальную копию нашего МАКСа. Первый неудачный запуск легкого варианта, Space Ship Two не стал препятствием на пути к этому — Маск анонсировал строительство самого крупного самолета современности — а это уже будет копией нашего планируемого биплана с восемнадцатью двигателями. Плакала наша «Мрия», теперь она будет второй. А США окончательно закрепят за собой статус глобального теперь уже космического гегемона. И наши «Протоны» с «Союзами» им больше не будут нужны, как и наши советские двигатели сорокалетней давности, которыми мы так хвалимся. А там и до космических бомбардировок недалеко. Я не алармист, я просто трезво оцениваю ситуацию.
Автор:
Владислав Огарин
Первоисточник:
https://vk.com/pbdsu
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти