Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье

29 июня в Российской Федерации отмечается День партизан и подпольщиков. Эта памятная дата была установлена в честь героических советских партизан и участников антифашистского подполья, в годы Великой Отечественной войны противостоявших гитлеровским захватчикам на оккупированных территориях Советского Союза. Но не только советскую землю обороняли от нацистов герои-партизаны. Многие советские воины в годы Второй мировой войны сражались против фашизма и за пределами Советского Союза, прежде всего в странах Восточной и Западной Европы. Прежде всего это были советские военнопленные, которым удалось сбежать из гитлеровских концлагерей и вступить в ряды антифашистского подполья в тех странах, на чьей территории они были в плену.

Создание движения Сопротивления в Италии

Одно из наиболее многочисленных и активных партизанских движений против фашизма развернулось в годы Второй мировой войны на территории Италии. Собственно говоря, антифашистское сопротивление в Италии началось еще в 1920-е гг., как только Бенито Муссолини пришел к власти и установил фашистскую диктатуру. В сопротивлении принимали участие коммунисты, социалисты, анархисты, а позже — и представители левых течений в фашизме (были и такие, недовольные союзом Муссолини с Гитлером). Однако, до начала Второй мировой войны, антифашистское сопротивление в Италии носило разрозненный характер и относительно успешно подавлялось фашистской милицией и армией. Ситуация изменилась с началом войны. Движение Сопротивления создавалось в результате объединения усилий отдельных групп, образованных представителями итальянской политической оппозиции, в том числе и военнослужащими.


Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье


Следует отметить, что итальянское партизанское движение после свержения Муссолини и оккупации Италии гитлеровцами, получило огромную поддержку со стороны итальянской армии. Итальянские войска, перешедшие на сторону антифашистского правительства Италии, были брошены на фронт против гитлеровской армии. Рим обороняли дивизии итальянской армии «Гранатьери» и «Ариете», однако позже они были вынуждены отойти. Но именно со складов итальянской армии партизанское движение получило большую часть своего оружия. Представители коммунистической партии во главе с Луиджи Лонго провели переговоры с генералом Джакомо Карбони, руководившим военной разведкой Италии и одновременно командовавшим механизированным корпусом итальянской армии, оборонявшим Рим от наступавших гитлеровских войск. Генерал Карбони распорядился передать Луиджи Лонго два грузовика оружия и боеприпасов, предназначавшихся для развертывания партизанского движения против гитлеровских оккупантов. После того, как 9 сентября 1943 г. итальянские войска, оборонявшие Рим, прекратили сопротивление и части вермахта и СС вошли в итальянскую столицу, единственная надежда оставалась на партизанское движение.

9 сентября 1943 г. был создан Комитет национального освобождения Италии, который стал играть роль формального руководства итальянским антифашистским партизанским движением. В состав Комитета национального освобождения вошли представители коммунистической, либеральной, социалистической, христианско-демократической, трудовой демократической партий и партии действия. Руководство комитета поддерживало связь с командованием вооруженных сил стран антигитлеровской коалиции. В Северной Италии, оккупированной гитлеровскими войсками, был создан Комитет освобождения Северной Италии, которому подчинялись оперировавшие в регионе партизанские формирования. В состав партизанского движения входили три ключевые вооруженные силы. Первая — Гарибальдийские бригады — контролировалась итальянскими коммунистами, вторая — организация «Справедливость и свобода» — находилась под контролем Партии действия, а третья — бригады Маттеотти — подчинялась руководству Социалистической партии. Кроме того, на территории Италии действовали немногочисленные партизанские группировки, укомплектованные монархистами, анархистами и антифашистами без ярко выраженных политических симпатий.

25 ноября 1943 г. под контролем коммунистов началось формирование Гарибальдийских бригад. К апрелю 1945 г. на территории Италии действовало 575 гарибальдийских бригад, в каждой из которых числилось примерно 40-50 партизан, объединенных в 4-5 групп по два звена из пяти человек. Непосредственное командование бригадами осуществляли лидеры итальянской компартии Луиджи Лонго и Пьетро Секкья. Численность Гарибальдийских бригад составляла примерно половину от общей численности итальянского партизанского движения. На счету созданных коммунистами Гарибальдийских бригад только за период с середины 1944 г. по март 1945 г. — не менее 6,5 тысяч боевых операций и 5,5 тысяч диверсий против объектов оккупационной инфраструктуры. Общая численность бойцов и командиров Гарибальдийских бригад к концу апреля 1945 г. составляла не менее 51 тыс. человек, объединенных в 23 дивизии партизан. Большая часть дивизий Гарибальдийских бригад дислоцировалась в Пьемонте, но также партизаны действовали в Лигурии, Венето, Эмилии и Ломбардии.


Русские «гарибальдийцы»

В ряды итальянского Сопротивления влились многие советские граждане, бежавшие из лагерей для военнопленных или какими-либо иными путями оказавшиеся на территории Италии. Когда германские лагеря для военнопленных были переполнены, значительная часть находившихся в плену солдат и офицеров войск союзников и РККА были этапированы в лагеря на территории Италии. Общая численность военнопленных, находившихся в Италии, достигала 80 тысяч человек, из них 20 тысяч человек были военнослужащими и гражданскими военнопленными из Советского Союза. Советских военнопленных разместили на севере Италии — в промышленном регионе Милана, Турина и Генуи. Многих из них использовали в качестве рабочей силы при строительстве укреплений на Лигурийском и Тирренском побережье. Те из военнопленных, кому посчастливилось бежать, примыкали к партизанским отрядам и подпольным организациям, действовавшим в городах и сельской местности. Многие советские военнослужащие, прорвавшись на территорию активной деятельности итальянских партизан, присоединялись к Гарибальдийским бригадам. Так, азербайджанец Али Баба оглы Бабаев (род. 1910), находившийся в лагере для военнопленных в Удине, с помощью итальянских коммунистов бежал из плена и вступил в Гарибальдийские бригады. Как офицер РККА, он был назначен на должность созданного в составе бригад батальона имени Чапаева. Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье Владимир Яковлевич Переладов (род. 1918) в Красной Армии служил командиром противотанковой батареи, попал в плен. Трижды пытался бежать, но неудачно. Наконец, уже на территории Италии, удача улыбнулась советскому офицеру. Переладов бежал с помощью итальянских коммунистов и был переправлен в провинцию Модена, где примкнул к местным партизанам. В составе Гарибальдийских бригад Переладов был назначен командиром Русского ударного батальона. Триста тысяч лир обещали оккупационные власти Италии за поимку «Капитане Руссо», как называли Владимира Яковлевича местные жители. Отряду Переладова удалось нанести колоссальный урон гитлеровцам — уничтожить 350 автомашин с солдатами и грузами, взорвать 121 мост, захватить в плен не менее 4 500 солдат и офицеров гитлеровской армии и итальянских фашистских формирований. Именно Русский ударный батальон одним из первых ворвался в город Монтефьорино, где была создана знаменитая партизанская республика. Национальным героем Италии стал Федор Андрианович Полетаев (1909-1945) — гвардии рядовой, артиллерист. Как и другие его товарищи — советские воины, оказавшиеся на итальянской земле, Полетаев попал в плен. Только летом 1944 г., с помощью итальянских коммунистов, ему удалось бежать из лагеря, расположенного в окрестностях Генуи. Бежав из плена, Полетаев вступил в батальон Нино Франки, входивший в состав бригады «Орест». Сослуживцы по партизанскому отряду называли Федора «Поэтан». 2 февраля 1945 г., во время боя в долине Молний Валле — Скривия, Полетаев поднялся в атаку и заставил большую часть гитлеровцев бросить оружие. Но один из немецких солдат выстрелил в отважного партизана. Раненый в горло Полетаев погиб. После войны его похоронили в Генуе, и только в 1962 г. подвиг Федора Андриановича был по достоинству оценен и на родине — Полетаеву было посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Численность советских партизан, сражавшихся на территории Италии, оценивается современными историками в многие тысячи человек. Только в Тоскане против гитлеровцев и местных фашистов сражалось 1600 советских граждан, около 800 советских солдат и офицеров партизанили в провинции Эмилия-Романья, 700 человек — в Пьемонте, 400 человек — в Лигурии, 400 человек — в Ломбардии, 700 человек — в Венето. Именно многочисленность советских партизан побудила руководство итальянского Сопротивления приступить к формированию «русских» рот и батальонов в составе Гарибальдийских бригад, хотя, разумеется, среди советских партизан были не только русские, но и люди самых разных национальностей Советского Союза. В провинции Новара совершил свой подвиг Форе Мосулишвили (1916-1944) — советский солдат, грузин по национальности. Как и многие его сверстники, с началом войны он был призван в действующую армию, получил старшинское звание, попал в плен в Прибалтике. В Италии ему посчастливилось бежать из лагеря военнопленных. 3 декабря 1944 г. отряд, в котором был и Мосулишвили, попал в окружение. Гитлеровцы блокировали партизан в помещении сыроварни и неоднократно предлагали антифашистам сдаться. В конце концов, немцы, видя, что сопротивление партизан не прекращается, пообещали сохранить партизанам жизнь, если к ним первым выйдет командир взвода. Однако взводный не решался выйти первым и тогда на входе в сыроварню со словами «Я командир!» появился Форе Мосулишвили. Он выкрикнул «Да здравствует Советский Союз! Да здравствует Свободная Италия!» и выстрелил себе в голову (Баутдинов Г. «Мы били фашистов в Италии» // http://www.konkurs.senat.org/).
Примечательно, что среди партизан, с оружием в руках выступивших против фашистской диктатуры Муссолини, а затем и против гитлеровских войск, оккупировавших Италию, были и русские, проживавшие на итальянской земле до войны. Прежде всего, речь идет о белых эмигрантах, которые, несмотря на совершенно иные политические позиции, нашли в себе мужество выступить на стороне коммунистического Советского Союза против фашизма.

Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье
— Герой Советского Союза старшина Христофор Николаевич Мосулишвили.

Товарищ Червонный

Когда началась Гражданская война в России, юный Алексей Николаевич Флейшер (1902-1968) был кадетом — как и подобает дворянину, потомственному военному, чей отец служил в российской армии в звании подполковника. Флейшеры, датчане по происхождению, обосновались в Российской империи и получили дворянство, после чего многие из них на протяжении двух столетий служили Российской империи на военном поприще. Юный кадет Алексей Флейшер, вместе с другими своими однокашниками, был эвакуирован врангелевцами из Крыма. Так он оказался в Европе — семнадцатилетний юноша, еще вчера собиравшийся посвятить себя ратной службе во славу государства российского. Как и многим другим эмигрантам, Алексею Флейшеру пришлось на чужбине пробовать себя в разных профессиях. Первоначально обосновавшись в Болгарии, он устроился формовщиком на кирпичный завод, побывал шахтером, затем — перебрался в Люксембург, где работал на кожевенной фабрике. Сын подполковника, которому предстояло также носить офицерские погоны, стал обычным европейским пролетарием. Переехав из Люксембурга во Францию, Флейшер устроился водителем экскаватора, затем — машинистом подвесной дороги, был водителем итальянского дипломата в Ницце. Перед войной Алексей Флейшер проживал в Белграде, где работал водителем при греческой дипломатической миссии. В 1941 г., когда в Югославию вторглись итальянские войска, Алексея Флейшера как человека русского происхождения, задержали и отправили в начале 1942 г. в ссылку в Италию. Там, под надзором полиции, он был поселен в одной из небольших деревень, но вскоре сумел добиться разрешения на проживание в Риме — пусть также под надзором итальянских спецслужб. В октябре 1942 г. Алексей Флейшер устроился метрдотелем в посольство Сиама (Таиланда). Таиланд выступал во Второй мировой войне на стороне Японии, поэтому имел дипломатическое представительство в Италии, а сотрудники сиамского посольства не вызывали особых подозрений у спецслужб.

После того, как на итальянском побережье высадились англо-американские войска, посольство Сиама было эвакуировано на север Италии — в зону гитлеровской оккупации. Алексей Флейшер остался сторожить пустовавшее здание посольства в Риме. Он превратил его в штаб-квартиру итальянских антифашистов, где бывали многие видные деятели местного подполья. Через итальянских подпольщиков Флейшер вышел на связь с советскими военнопленными, находившимися на территории Италии. Костяк партизанского движения составили именно беглецы из лагерей для военнопленных, которые действовали при активной поддержке проживавших в Риме и других городах Италии выходцев из России. Алексей Флейшер, дворянин и белоэмигрант, получил у советских партизан боевое прозвище «Червонный». Лейтенант Алексей Коляскин, принимавший участие в итальянском партизанском движении вспоминал, что Флейшер, «честный и смелый человек помогал своим соотечественникам бежать на волю и снабжал их всем необходимым, включая оружие» (Цит. по: Прохоров Ю. И. Казаки за Россию // Сибирский казачий журнал (Новосибирск). — 1996. — № 3). Непосредственное содействие Флейшеру оказывали другие русские эмигранты, составившие целую подпольную группу. Важную роль в русском подполье играл князь Сергей Оболенский, действовавший под прикрытием «Комитета покровительства русским военнопленным». Князь Александр Сумбатов и устроил Алексея Флейшера метрдотелем в таиландское посольство. Кроме князей Оболенского и Сумбатова, в состав русской эмигрантской подпольной организации входили Илья Толстой, художник Алексей Исупов, каменщик Кузьма Зайцев, Вера Долгина, священники Дорофей Бесчастный и Илья Марков.

В октябре 1943 г. члены римского подполья узнали о том, что в окрестностях Рима, в расположении гитлеровских войск, находится значительное количество советских военнопленных. Было принято решение развернуть активную работу по помощи беглым военнопленным, заключавшуюся в укрывании беглецов и их переправке в действующие партизанские отряды, а также продовольственном, вещевом и оружейном обеспечении бежавших советских военнопленных. В июле 1943 г. немцы доставили 120 советских военнопленных в окрестности Рима, где их сначала использовали на строительстве объектов, а затем распределили между промышленными предприятиями и строительными объектами близлежащих к Риму городов. Семьдесят военнопленных работало на демонтаже авиазавода в Монтеротондо, пятьдесят человек трудились на авторемонтном заводе в Браччано. Тогда же, в октябре 1943 г., командованием итальянских партизанских сил, действовавших в области Лацио, было принято решение об организации побега советских военнопленных, содержавшихся в окрестностях Рима. Непосредственная организация побега была возложена на римскую группу русских эмигрантов под руководством Алексея Флейшера. 24 октября 1943 г. Алексей Флейшер в сопровождении двух антифашистов — итальянцев отправился в Монтеротондо, откуда в этот же день бежало 14 военнопленных. В числе первых бежал из лагеря и лейтенант Алексей Коляскин, впоследствии присоединившийся к партизанам и принявший самое активное участие в вооруженной антифашистской борьбе на территории Италии. Всего группой Флейшера были спасены 186 советских солдат и офицеров, находившихся в плену на территории Италии. Многие из них были переправлены в партизанские отряды. Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье

Партизанские отряды в предместьях Рима

В районе Джендзано и Палестрины был создан русский партизанский отряд, укомплектованный беглыми военнопленными. Им командовал лейтенант Алексей Коляскин. В районе Монтеротондо действовали два русских партизанских отряда. Командование обоими отрядами осуществлял Анатолий Михайлович Тарасенко — удивительный человек, сибиряк. До войны Тарасенко жил в Иркутской области, в Тангуйском районе, где занимался вполне мирным делом — торговлей. Вряд ли иркутский продавец Анатолий мог даже во сне представить свое будущее в качестве командира партизанского отряда на далекой итальянской земле. Летом 1941 г. в боях под Ленинградом погиб брат Анатолия Владимир Тарасенко. Анатолий отправился на фронт, служил в артиллерии, был ранен. В июне 1942 г. ефрейтор Тарасенко, получив контузию, попал в плен. Первое время он находился в лагере для военнопленных на территории Эстонии, а в сентябре 1943 г. был этапирован, вместе с другими товарищами по несчастью, в Италию. Там он и бежал из лагеря, присоединившись к партизанам. Еще один русский партизанский отряд был сформирован в районе Оттавии и Монте-Марио. В Риме действовал отдельный подпольный «Молодежный отряд». Его возглавил Петр Степанович Конопелько.

Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье Как и Тарасенко, Петр Степанович Конопелько был сибиряком. Он находился в лагере для военнопленных, охранявшемся итальянскими солдатами. Вместе с советскими солдатами здесь содержались попавшие в плен французские, бельгийские и чешские военнослужащие. Вместе с товарищем Анатолием Курносовым Конопелько пытался бежать из лагеря, но был пойман. Курносова и Конопелько поместили в Римскую тюрьму, а затем этапированы обратно в лагерь для военнопленных. Там и вышел с ними на связь некий Д'Амико — местный житель, состоявший в подпольной антифашистской группе. Его жена была русской по национальности, а сам Д'Амико проживал некоторое время в Ленинграде. Вскоре Конопелько и Курносов бежали из лагеря военнопленных. Они скрылись у Флейшера — на территории бывшего таиландского посольства. Петр Конопелько был назначен командиром «Молодежного отряда». По Риму Конопелько перемещался, выдавая себя за глухонемого итальянца Джованни Бенедитто. Он руководил переправкой бежавших советских военнопленных в горные районы — в действовавшие там партизанские отряды, либо прятал беглецов в брошенном таиландском посольстве. Вскоре на территории посольства появились и новые подпольщики — сестры Тамара и Людмила Георгиевские, Петр Межерицкий, Николай Хватов. Сестер Георгиевских немцы вывезли на работу из родной Горловки, однако девушкам удалось бежать и примкнуть в качестве связных к партизанскому отряду. Сам Флейшер иногда облачался в форму немецкого офицера и перемещался по Риму с разведывательными целями. У гитлеровских патрулей он не вызывал подозрений, поскольку прекрасно говорил по-немецки. Плечом к плечу с советскими подпольщиками, действовавшими в Риме, стояли итальянские патриоты — профессор, доктор медицины Оскаро ди Фонцо, капитан Адреано Танни, врач Лорис Гаспери, столяр-краснодеревщик Луиджи де Дзорзи и многие другие замечательные люди самых разных возрастов и профессий. Луиджи де Дзорзи был непосредственным помощником Флейшера и осуществлял выполнение важнейших поручений подпольной организации.

Профессор Оскаро ди Фонцо организовал подпольный госпиталь для лечения партизан, разместившийся в небольшой католической церкви Сан Джузеппе. Еще одним пунктом дислокации подпольщиков стал подвал бара, принадлежавшего Альдо Фарабуллини и его супруге Идране Монтанья. В Оттавии — одном из ближайших предместий Рима, также появилась конспиративная квартира, использовавшаяся «флейшеровцами». Ее содержала семья Сабатино Леони. Супруга хозяина квартиры, Маддалена Руфо, получила прозвище «мать Анджелина». Эта женщина отличалась завидным хладнокровием. Ей удалось спрятать подпольщиков и тогда, когда на втором этаже дома по решению немецкой комендатуры разместилось несколько гитлеровских офицеров. На первом этаже жили подпольщики, а на втором — гитлеровцы. И именно заслуга хозяев дома в том, что пути обитателей жилища не пересеклись и пребывание подпольщиков сохранилось в тайне вплоть до убытия немецких офицеров к следующему месту дислокации. Большую помощь советским подпольщикам оказывало крестьянское население окрестных деревень, обеспечивавшие потребности партизан в продовольствии и укрытии. Восемь итальянцев, приютивших у себя бежавших советских военнопленных и позже размещавших у себя подпольщиков, после окончания Второй мировой войны были награждены высокой государственной наградой СССР — орденом Отечественной войны.

Не сдавали и не сдавались

Советские партизаны и подпольщики, действовавшие в окрестностях Рима, занимались привычным для партизан всех стран и времен делом — уничтожали живую силу противника, совершая нападения на патрули и отдельных солдат и офицеров, взрывали коммуникации, портили имущество и транспорт гитлеровцев. Естественно, что гестапо сбилось с ног в поисках неизвестных диверсантов, наносивших серьезный урон дислоцированным в округе Рима гитлеровским соединениям. По подозрению в содействии партизанам гитлеровские каратели арестовали многих местных жителей. Среди них была и 19-летняя Мария Пицци — жительница Монтеротондо. У нее в доме партизаны всегда находили приют и помощь. Конечно, так не могло продолжаться долго — в конце концов, предатель из числа местных коллаборационистов «сдал» Марию Пицци гитлеровцам. Девушку арестовали. Однако даже под жестокими пытками Мария ничего не сообщила о деятельности советских партизан. Летом 1944 г., через два месяца после освобождения, Мария Пицци умерла — в застенках гестапо она заразилась туберкулезом. Доносчики сдали и Марио Пинчи — жителя Палестрины, помогавшего советским партизанам. В конце марта 1944 г. отважный антифашист был арестован. Вместе с Марио немцы схватили его сестер и братьев. Пятерых представителей семьи Пинчи привели в сыроварню, где зверски убили вместе с другими шестью арестованными палестринцами. Тела убитых антифашистов были выставлены напоказ и 24 часа висели на центральной площади Палестрины. Был выдан немцам и адвокат Альдо Финци, прежде действовавший в составе римского подполья, но затем перебравшийся в свой особняк в Палестрине. В феврале 1944 г. немцы разместили в особняке адвоката Финци свой штаб. Для подпольщика это было прекрасным подарком, поскольку адвокат получил возможность узнавать практически все планы действий немецкого подразделения, сведения о которых передавал командованию местного партизанского отряда. Однако доносчики вскоре выдали адвоката Финци гитлеровскому гестапо. Альдо Финци был арестован и зверски убит 24 марта 1944 г. в Ардеатинских пещерах.


Часто партизаны ходили, в буквальном смысле, на волосок от гибели. Так, в один из вечеров в Монтеротондо прибыл сам Анатолий Тарасенко — командир партизанских отрядов, видная фигура в антифашистском движении. Он должен был встретиться с Франческо де Цуккори — секретарем местной организации итальянской коммунистической партии. Тарасенко переночевал в доме местного жителя Доменико де Баттисти, но когда утром он собирался уходить, то обнаружил, что рядом с домом расположилось на привал немецкое армейское подразделение. Амелия де Баттисти, жена хозяина дома, быстро помогла Тарасенко переодеться в одежду мужа, после чего дала на руки своего трехлетнего сына. Под видом итальянца — хозяина дома, Тарасенко вышел во двор. Ребенок все время повторял на итальянском «папа», чем убедил гитлеровцев в том, что перед ними хозяин дома и отец семейства. Так партизанский командир сумел избежать гибели и вырваться с территории, занятой гитлеровскими солдатами.

Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье Однако далеко не всегда судьба была столь благосклонна к советским партизанам. Так, в ночь с 28 на 29 января 1944 г. в Палестрину прибыли советские партизаны, среди которых были Василий Скороходов (на фото), Николай Демьященко и Анатолий Курепин. Их встретили местные итальянские антифашисты — коммунисты Энрико Джаннети, Франческо Збарделла, Лючо и Иньацио Лена. Советских партизан разместили в одном из домов, снабдив автоматами и ручными гранатами. Перед партизанами ставилась задача по контролю за автодорогой «Галикано — Поли». В Палестрине советским партизанам удалось прожить более месяца, прежде чем произошло столкновение с гитлеровцами. Утром 9 марта 1944 г. Василий Скороходов, Анатолий Курепин и Николай Демьященко шли по дороге в Галикано. Их движение сзади прикрывали Петр Ильиных и Александр Скороходов. Возле деревни Фонтанаоне для проверки документов партизан попытался остановить фашистский патруль. Василий Скороходов открыл огонь из пистолета, убив фашистского офицера и еще двоих патрульных. Однако другим фашистам, открывшим ответный огонь, удалось смертельно ранить Василия Скороходова и Николая Демьященко. Был убит Анатолий Курепин, а Петр Ильиных и Александр Скороходов, отстреливаясь, смогли скрыться. Однако на помощь партизанам уже спешили товарищи. В перестрелке им удалось отбить у фашистов тела троих погибших героев и унести их с дороги. 41-летний Василий Скороходов, 37-летний Николай Демьященко и 24-летний Анатолий Курепин навсегда обрели покой на итальянской земле — их могилы до сих пор находятся на небольшом кладбище города Палестрина, что в 38 километрах от итальянской столицы.

Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье


Убийство в Ардеатинских пещерах

Весна 1944 г. сопровождалась очень упорными попытками гитлеровских оккупантов расправиться с партизанским движением в окрестностях итальянской столицы. 23 марта 1944 г., в послеобеденное время, подразделение 11-й роты 3-го батальона полицейского полка СС «Боцен», дислоцированных в Риме, передвигалось по улице Разелла. Внезапно раздался взрыв страшной силы. В результате партизанской акции антифашистам удалось уничтожить тридцать три гитлеровца, 67 полицейских были ранены. Нападение было делом рук партизан из Боевой патриотической группы, которой руководил Розарио Бентивенья. О дерзком нападении партизан на немецкое подразделение было доложено в Берлин — самому Адольфу Гитлеру. Взбешенный фюрер приказал самыми жестокими методами отомстить партизанам, провести акции устрашения местного населения. Немецкое командование получило страшный приказ — взорвать все жилые кварталы в районе улицы Разелла, а за каждого убитого немца расстрелять по двадцать итальянцев. Даже бывалому фельдмаршалу Альберту Кессельрингу, командовавшему гитлеровскими войсками в Италии, приказ Адольфа Гитлера показался чрезмерно жестоким. Кессельринг не стал взрывать жилые кварталы, а за каждого погибшего эсэсовца решил расстрелять лишь по десять итальянцев. Непосредственным исполнителем приказа о расстреле итальянцев стал оберштурмбанфюрер СС Герберт Капплер — начальник римского гестапо, которому помогал начальник полиции Рима Пьетро Карузо. В кратчайшие сроки был сформирован список из 280 человек. В него включили заключенных Римской тюрьмы, отбывавших длительные срока заключения, а также арестованных за подрывную деятельность.

Тем не менее, требовалось набрать еще 50 человек — чтобы за каждого из 33 убитых немецких полицейских получалось по десять итальянцев. Поэтому Капплер арестовывал и обычных жителей итальянской столицы. Как отмечают современные историки, схваченные гестаповцами и обреченные на смерть жители Рима представляли собой настоящий социальный срез всего тогдашнего итальянского общества. Среди них были и представители аристократических семей, и пролетарии, и интеллектуалы — философы, врачи, адвокаты, и обитатели еврейских кварталов Рима. Самым разным был и возраст арестованных — от 14 до 74 лет. Все арестованные были помещены в тюрьму на улице Тассо, находившуюся в ведении гитлеровцев. Тем временем, о планах готовящейся жуткой расправы узнало командование итальянского Сопротивления. Было принято решение подготовить нападение на тюрьму и силой освободить всех арестованных. Однако когда о плане узнали офицеры британского и американского штабов, осуществлявшие связь с руководством Комитета национального освобождения, они воспротивились ему как чрезмерно жесткому. По мнению американцев и британцев, нападение на тюрьму могло вызвать еще более жестокие репрессии со стороны гитлеровцев. В итоге освобождение узников тюрьмы на улице Тассо было сорвано. Гитлеровцы увезли 335 человек в Ардеатинские пещеры. Арестованных разбили на группы по пять человек в каждой, после чего поставили на колени, связав руки за спиной, и расстреляли. Затем трупы патриотов были свалены в Ардеатинских пещерах, после чего гитлеровцы подорвали пещеры толовыми шашками.

Лишь в мае 1944 г. родственники погибших, тайно пробравшись к пещерам, принесли туда живые цветы. Но только после освобождения итальянской столицы 4 июня 1944 г. пещеры были расчищены. Трупы героев итальянского Сопротивления были опознаны, после чего с почестями захоронены. Среди погибших в Ардеатинских пещерах антифашистов был и советский человек, похороненный под именем «Алессио Кулишкин» — так итальянские партизаны называли Алексея Кубышкина, молодого двадцатитрехлетнего парня — уроженца небольшого уральского города Березовский. Однако на самом деле в Ардеатинских пещерах погиб не Кубышкин, а неизвестный советский партизан. Алексей Кубышкин и его товарищ Николай Остапенко, с помощью сочувствовавшего антифашистам итальянского тюремного надзирателя Анжело Сперри, были переведены в строительный отряд и вскоре бежали из тюрьмы. После войны Алексей Кубышкин вернулся на родной Урал.
Начальник римской полиции Пьетро Карузо, непосредственно организовавший убийство арестованных антифашистов в Ардеатинских пещерах, после войны был приговорен к расстрелу. При этом конвоирам едва удалось отбить полицая у толпы возмущенных римлян, жаждавших линчевать карателя и утопить его в Тибре. Герберт Капплер, руководивший римским гестапо, после войны был арестован и приговорен итальянским трибуналом к пожизненному заключению. В 1975 г. 68-летнему Капплеру, содержавшемуся в итальянской тюрьме, был поставлен диагноз рак. С этого времени ему значительно облегчили режим содержания, в частности — предоставили жене беспрепятственный доступ в тюрьму. В августе 1977 г. жена увезла Капплера из тюрьмы в чемодане (умирающий от рака экс-гестаповец весил тогда 47 килограмм). Спустя несколько месяцев, в феврале 1978 г. Капплер скончался. Фельдмаршалу Альберту Кессельрингу повезло больше. В 1947 г. он был приговорен английским трибуналом к смертной казни, но позже наказание было заменено пожизненным заключением, а в 1952 г. фельдмаршал вышел на свободу по состоянию здоровья. Он умер только в 1960 г., в возрасте 74 лет, до самой смерти оставаясь убежденным противником Советского Союза и придерживаясь идеи о необходимости нового «крестового похода» Запада против советского государства. Последний участник расстрела в Ардеатинских пещерах, Эрих Прибке, уже в наше время был выдан Италии и умер в столетнем возрасте в 2013 году, находясь под домашним арестом. Вплоть до середины 1990-х гг. Эрих Прибке, как и многие другие нацистские военные преступники, скрывался в Латинской Америке — на территории Аргентины.

Долгожданное освобождение Италии

В начале лета 1944 г. деятельность советских партизан в окрестностях Рима активизировалась. Руководство итальянского Сопротивления поручило Алексею Флейшеру создать объединенные силы советских партизан, которые и были сформированы — на основе отрядов Коляскина и Тарасенко. Основная часть советских партизан сосредоточилась в районе Монтеротондо, где 6 июня 1944 г. вступила в бой с гитлеровскими подразделениями, отступавшими из Монтеротондо. Пулеметным огнем партизаны атаковали колонну немецких автомобилей и танков. Два танка были выведены из строя, более ста немецких военнослужащих убито и 250 взято в плен. Город Монтеротондо был освобожден отрядом советских партизан, водрузивших над зданием городской управы трехцветный итальянский флаг. После освобождения Монтеротондо партизаны вернулись в Рим. На собрании отрядов было решено сделать боевое красное знамя, которое бы демонстрировало национальную и идеологическую принадлежность отважных воинов. Однако в воюющем Риме материи на красное знамя не находилось.

Советские герои освобождали «вечный город». Римское подполье


Поэтому находчивые партизаны использовали для изготовления знамени государственный флаг Таиланда. С красного полотнища сиамского флага был отпорот белый слон, а вместо него нашиты серп и молот и звезда. Именно это красное знамя «таиландского происхождения» одним из первых взвилось над освобожденной итальянской столицей. Многие советские партизаны после освобождения Рима продолжали сражаться уже в других регионах Италии.

Когда в Рим прибыли представители советского правительства, Алексей Николаевич Флейшер передал им 180 освобожденных из плена советских граждан. Большинство бывших военнопленных, вернувшись в Советский Союз, попросились в действующую армию и продолжали еще целый год громить гитлеровцев уже на территории Восточной Европы. Сам Алексей Николаевич Флейшер после войны вернулся в Советский Союз и обосновался в Ташкенте. Он работал картографом, затем вышел на пенсию — в общем, вел образ жизни самого обычного советского человека, в котором ничто не напоминало о славном боевом прошлом и интересной, но сложной биографии.
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: http://moypolk.ru/, http://www.lavita-odessita.com/, patriotcenter.ru

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. parusnik 29 июня 2015 07:58
    Когда германские лагеря для военнопленных были переполнены, значительная часть находившихся в плену солдат и офицеров войск союзников и РККА были этапированы в лагеря на территории Италии...Вот так и мой дед бежал в Италии..но вот попал не в коммунистический партизанский отряд, а в какой-то другой..по идеологии видимо не подходящий..Партизанил..После окончания войны попал в фильтрационный лагерь..после проверки отправили в ссылку, Грузия, г.Поти..работал там сапожником..
  2. РусланНН 29 июня 2015 09:37
    Также хочется отметить легендарного "Михайло" уроженца Азербайджана Мехти Гусейнзаде, о подвигах которого написана книга и снят фильм "на дальних берегах", а так же сотнях и тысячах безвестных советских людей, которые мужественно сражались и погибли несломленными, с верой в нашу Победу.
    1. ilyaros 29 июня 2015 10:22
      О Мехти вообще отдельную статью надо делать)))
  3. Rostislav 29 июня 2015 14:03
    Спасибо автору. Еще одна малоизвестная страничка Великой Отечественной...
  4. moskowit 29 июня 2015 18:53
    Цитата: Rostislav
    Спасибо автору. Еще одна малоизвестная страничка Великой Отечественной...

    Почему же малоизвестная. О советских героях итальянского сопротивления в 60-70 годах было широко известно. О них писал С.С.Смирнов. А именем Героя Советского Союза Фёдора Полетаева называли улицы в городах, пионерские дружины и отряды. Даже почтовая марка была выпущена...
    1. Александр72 29 июня 2015 20:58
      В том-то и дело, что героях-подпольщиках и партизанах было широко известно в 60-70-х годах и даже в первой половине 80-х годов. По крайней мере о начале 80-х я могу утверждать уверенно. Нам - тогдашним школьникам тогда часто рассказывали и о пионерах-героях и молодогвардейцах, о партизанах Великой Отечественной Войны, причем не только о Ковпаке или Сабурове, но и о тех кто сражался в рядах французского, итальянского и норвежского сопротивления. Я был школьником младших классов, но помню как к нам в совхоз (!) приезжал музей и рассказывали о защитниках Брестской крепости, в числе них был актер Э. Виторган. Такое не забывается - оплавленные кирпичи со следами от пулевых и осколочных отметин, пробитая стальная армейская каска... Тогда патриотическое воспитание было поистине государственным делом. Хотя с высоты прожитых лет гипертрофированное возвеличивание "Малой Земли" и героизма и роли в Победе лично Леонида Ильича Брежнева представляется несколько, скажем так, наивным.
      Но если спросить нынешних школьников, кто такой Марат Казей или Леня Голиков, интересно, что они ответят? Вот что по-настоящему печально.
      Честь имею.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня