Главной огневой силой Сухопутных войск в годы Великой Отечественной войны являлась артиллерия

Она подразделялась на войсковую (батальонную, полковую, дивизионную, корпусную, а 1943 г. и армейскую) и артиллерию резерва ВГК. На вооружении артиллерии находились пушки, гаубицы, минометы, боевые машины (установки) реактивных снарядов. Батальонная и полковая артиллерия РККА вплоть до 1943 г. была представлена предвоенными образцами, в то время как вермахт повышал эффективность своей и без того более сильной пехотной артиллерии. Так, в конце 1941 г. для поражения танков в боекомплект немецкого легкого пехотного орудия был добавлен кумулятивный снаряд, который в 1942 г. заменен на более мощный.

Главной огневой силой Сухопутных войск в годы Великой Отечественной войны являлась артиллерия



В 1943 г. одновременно в Советском Союзе и в Германии были созданы полковые пушки на практически одинаковом лафете, конструкция которого была заимствована у 37-мм противотанковой пушки (в СССР и в большинстве случаев в Германии при создании обеих пушек использовался лафет от 45-мм противотанковой пушки образца 1937 г.). Новая советская полковая 76-миллиметровая пушка образца 1943 г. (ОБ-25) была гораздо легче старой полковой пушки.

По сравнению со своим предшественницей она существенно выигрывала в подвижности и возможностях маневра огнем, а также в борьбе с танками вследствие наличия в боекомплекте кумулятивных снарядов. Однако она уступала в максимальной дальности и кучности стрельбы. В вермахте 75-мм пушку le 1G18 сменила в производстве новая пушка 1G37 . Новые советская и германская пушки обладали близкими тактико-техническими характеристиками, но ствол советской пушки не имел дульного тормоза, что при стрельбе вызывало повышенные нагрузки на лафет, а немцы использовали мощный щелевой дульный тормоз. 75-мм 1G37 была оснащена полуавтоматическим клиновым затвором, а в ОБ-25 использовался старый поршневой затвор полковой пушки образца 1927 г. Современные исследователи военного вооружения дают как положительные, так и негативные 161 оценки боевых качеств 76-мм полковой пушки образца 1943 г.

В частности, указывается на слабую баллистику пушки, недостаточный для ведения навесного огня угол вертикального наведения, низкую скорострельность орудия и другие недостатки. В 1944 г. фирма Круппа разработала еще более совершенное 75-мм пехотное орудие 1G42, у которого был увеличен угол возвышения, что позволило повысить дальность стрельбы. В Советском Союзе в этом же году была предпринята попытка создать 76-мм полковую пушку с клиновым затвором, но это орудие не было принято на вооружение. В начале 1945 г. в фашистской Германии проводились испытания гладкоствольного пехотного орудия, однако дальше опытных образцов немецкие конструкторы продвинуться не успели. В сражениях Второй мировой войны самые большие потери пехота несла от огня минометов.

Однако в предвоенные годы отношение к ним военных специалистов армий многих стран мира было достаточно сдержанным. Доминирующим являлся взгляд на минометы как на дешевый и легкодоступный для массового производства суррогат орудия. В предвоенные годы минометы включили в систему артиллерийского вооружения, и к началу войны войска получили 82-мм и 120-мм минометы весьма удачной конструкции. С началом Великой Отечественной войны минометы неоднократно модернизировались. 82-мм батальонный миномет образца 1941 г., разработанный в СКБ В. Н. Шамарина, имел встроенный в казенник ствола эксцентриковый механизм, который позволял повысить безопасность процесса разряжания миномета . Двунога-лафет 82-мм батальонного миномета образца 1943 г. представляла собой жесткую раму с приваренными к ней сошниками, которые при стрельбе углублялись в грунт и обеспечивали высокую устойчивость миномета.

В 120-мм полковом миномете образца 1943 г. под руководством А. А. Котова была упрощена конструкция ствола, встроенного в казенник, и стреляющего механизма, установлены предохранитель от двойного заряжания, улучшенные амортизаторы и качающийся прицел. В отличие от Красной армии в вермахте миномет рассматривали только как пехотное оружие. В связи с этим предусматривалось наличие 50-мм минометов в пехотной роте и 81-мм минометов в пулеметной роте пехотного батальона. Разработанные перед войной 105-мм минометы предназначались для ведения химической войны в составе «войск задымления» и применения в пехоте не нашли. 120-мм немецкий миномет (GR-42) конструктивно был выполнен как точная копия советского 120-мм миномета образца 1938 г. (была использована захваченная в Харькове конструкторская документация) . Тактико-технические характеристики советских и германских минометов были примерно одинаковы. Следует отметить, что германские войска использовали свое минометное оружие тактически грамотно, нанося порой весьма ощутимые потери советским войскам. Реакцией на это стало постановление ГКО, которое повлекло значительное увеличение производства минометов, их поставки в войска и совершенствование методов боевого применения.

К началу войны Красная армия располагала вполне современной системой дивизионной артиллерии, основными образцами которой в дальнейшем стали: 76,2-мм пушки образца 1939 г. (Ф-22УСВ), образца 1942 г. (ЗИС-З), 122-мм гаубицы образца 1938 г. (М-30). Достижением конструкторской мысли в конструкторском бюро В. Г. Грабина стала разработка 76,2-мм дивизионной пушки ЗИС-3, признанной по своей мощности, совершенству конструкции, внешней легкости и даже, по выражению некоторых экспертов, изяществу лучшей пушкой Второй мировой войны. Заводские испытания этой пушки были начаты в 1940 г., а завершены в начале 1941 г. При создании орудия использовалась идея наложения снабженного дульным тормозом ствола пушки Ф-22 УСВ на лафет 57-мм противотанковой пушки. Новое орудие обеспечивало решение всего комплекса задач дивизионной артиллерии: уничтожение живой силы и автобронетанковой техники, подавление и уничтожение огневых средств пехоты и артиллерии, разрушение долговременных огневых точек и прочее. Однако накануне войны эту пушку не приняли на вооружение, поскольку разработка велась без официального задания ГАУ, а 76-мм калибр дивизионной артиллерии считался бесперспективным.

В начале войны В. Г. Грабин по согласованию с руководством завода № 92 на свой страх и риск запустил ЗИС-3 в серийное производство. В сражениях 1941 г. ЗИС-3 доказала свое преимущество над Ф-22 УСВ, которая отличалась сложностью наводки на цель, имела большую массу и значительную силу отдачи. Это позволило В. Г. Грабину лично представить ее И. В. Сталину и получить официальное разрешение на производство. В результате ЗИС-3 была принята на вооружение под наименованием «76,2-мм советская дивизионная и противотанковая пушка образца 1942 г.». ЗИС-3 стала основной артиллерийской системой советской дивизионной артиллерии. По эффективности стрельбы она превосходила немецкую 75-мм пушку. При разрыве осколочно-фугасной гранаты образовывалось 870 убойных осколков с радиусом сплошного поражения 15 м (немецкий снаряд давал 765 осколков с радиусом сплошного поражения 11,5 м).

На дальности 500 м при угле встречи 90 градусов бронебойный снаряд пушки пробивал броню толщиной 70 мм 164 . Основным же преимуществом ЗИС-3 перед аналогичными орудиями зарубежных стран была ее неприхотливость. Как и танк Т-34, пушка ЗИС-3, хотя с 1943 г. ее боевые возможности уже не в полной мере отвечали предъявляемым требованиям, стала одним из символов достижений отечественной промышленности в период Великой Отечественной войны. Во второй половине 1944 г. прошла государственные испытания новая 85-мм дивизионная пушка Д-44, которая была спроектирована в КБ Ф. Ф. Петрова для замены 76-мм пушки ЗИС-3 .

Переход на больший калибр встал на повестку дня, поскольку у Германии появились новые тяжелые танки с толстой броней. Однако необходимость последующих доработок не позволила этой пушке участвовать в войне. Пушку Д-44 отличали компактность размещения механизмов наведения, малая высота линии огня и возможность транспортировки механической тягой со скоростью движения до 60 км/ч. Время перевода пушки из походного положения в боевое и обратно не превышало одной минуты. Максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом составляла 15 820 м. В фашистской Германии опережающее развитие получили боеприпасы к дивизионным гаубицам. Так, с 1942 г. в боекомплект 150-мм гаубицы sFH-18 были введены кумулятивные снаряды, которые поражали броню советских тяжелых танков на дальности до 1500 м. Фирмы «Рейнметалл» и Круппа в 1941–1944 гг. выпустили улучшенные активно-реактивные 150-мм снаряды Rgr-19/40, обеспечивающие дальность стрельбы до 19 км, однако их кучность стрельбы и прочность снарядов оставляла желать лучшего. К концу войны для 150-мм гаубицы были разработаны осколочно-фугасные оперенные снаряды (крылатые мины).

Красная армия получила боеприпасы кумулятивного действия со значительным опозданием. С восстановлением корпусного звена управления возникла практическая необходимость иметь корпусную гаубицу с высокими маневренными качествами, мощным снарядом и дальностью стрельбы, обеспечивающей ведение контрбатарейной борьбы. Эта задача была решена созданием 152-мм гаубицы образца 1943 г. (Д-1) 166 . Она вполне удовлетворяла требованиям РККА по мобильности, мощности и дальности стрельбы. Д-1 могла стрелять всем ассортиментом 152-мм гаубичных снарядов. По мнению Н. Н. Воронова: «По сравнению с прежней гаубицей того же калибра она имела солидные преимущества. В связи с переходом Красной армии к большим наступательным операциям потребовались новые орудия для наступления. Именно такой оказалась хорошо встреченная в войсках новая, облегченная 152-миллиметровая гаубица» . Облегченная гаубица Д-1 являлась весьма надежным орудием, обладала высокой точностью стрельбы и хорошей живучестью.

Гаубица Д-1, как минимум, не уступала по своим характеристикам лучшим мировым образцам орудий такого класса. Сравнительный анализ аналогичных орудий показывает, что немецкая тяжелая полевая гаубица калибра 150 мм sFH-18, превосходя Д-1 по максимальной дальности стрельбы почти на километр (13 325 м), была слишком тяжелой для своего класса (почти на 2 тонны тяжелее Д-1) 168 . Более совершенную гаубицу sFH-36 (дальность стрельбы и масса соответствовали показателям Д-1) немцам на поток поставить не удалось. Чешская 150-мм гаубица K4, в немецком варианте — sFH-37(t), 149-мм итальянская гаубица фирмы «Ансальдо» и 155-мм американская гаубица M1, имея большую, чем у Д-1, дальность стрельбы, сильно уступали ей в мобильности ввиду большого веса. Французские и британские гаубицы этого класса уступали Д-1 как по дальности стрельбы, так и по массе. В 1943 г. войска получили лучший по тому времени в мире 160-мм миномет с заряжанием с казенной части и неотделяемым лафетом.

Давая после войны оценку этому миномету, главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов написал: «В числе новинок был также 160-миллиметровый миномет, мощное наступательное оружие с дальностью стрельбы 5150 метров, с миной весом 40,5 килограмма, обладающей мощным фугасным действием. Вес миномета в боевом положении был всего лишь около тонны. Это оружие оказалось незаменимым при прорыве обороны противника, для разрушения его деревоземляных сооружений. Когда на одном из фронтов были впервые массированно применены новые минометы, они произвели огромное моральное воздействие на противника. Выстрелы этих минометов глухие, мина взлетает очень высоко по крутой траектории, а затем почти отвесно падает вниз. При первых же разрывах таких мин гитлеровцы решили, что их бомбит наша авиация, и стали подавать сигналы воздушной тревоги». В других странах не было такого мощного и маневренного оружия.

На протяжении всей войны в Германии пытались разработать экспериментальные образцы 150, 210, 305 и даже 420-мм минометов, однако до конца войны ни один из них так и не вышел из стадии проектирования. Неудачными оказались и аналогичные попытки в США. В начале войны в связи с неудачами Красной армии, кадровыми и материальными потерями перед армией и страной встали труднейшие задачи обеспечить эффективность боевого применения артиллерии в условиях тяжелых оборонительных боев и операций. Большие надежды в повышении эффективности огня с закрытых огневых позиций возлагались на реактивную артиллерию, о рождении которой в Красной армии возвестил первый залп батареи БМ-13 по противнику под Оршей 14 июля 1941 г. Высокую эффективность реактивной артиллерии отмечал начальник Генерального штаба генерал Г. К. Жуков.

В своем докладе И. В. Сталину в сентябре 1941г. он писал: «Реактивные снаряды своими действиями производили сплошное опустошение. Я осмотрел районы, по которым велся обстрел, и увидел полное уничтожение оборонительных сооружений. Ушаково — главный узел обороны противника — в результате залпов реактивных снарядов было совершенно разрушено, а убежища завалены и разбиты». Части реактивной артиллерии организационно входили в состав артиллерии РВГК и именовались гвардейскими минометными. На их вооружении находились реактивные системы БМ-8 и БМ-13. Многозарядность реактивных установок определяла их высокую огневую производительность, возможность одновременного поражения целей на значительных площадях. Залповый огонь обеспечивал внезапность, высокий материальный и моральный эффект воздействия на противника.

В фашистской Германии реактивная артиллерия появилась в результате поиска эффективных средств постановки дымовых помех. Первые установки, оснащенные 150-мм реактивными снарядами, получили наименование «Небельверфер» (устройство, стреляющее дымом). Этот миномет представлял собой шесть стволов, установленных на модифицированный лафет 37-мм пушки РаК-35/36. В 1942 г. появились самоходные реактивные десятиствольные установки, смонтированные на полугусеничных тягачах, 150-мм «Панцерверфер 42». К началу войны немцы располагали также 280-мм и 380-мм минами, пусковыми установками для которых служили простейшие трубчатые стволы или деревянные рамы (Packkiste), использовавшиеся в качестве стационарных установок для создания огневого вала или инженерно-штурмовыми группами для уничтожения домов и других хорошо защищенных объектов .

Реактивные снаряды, использовавшиеся для стрельбы из советских и германских пусковых установок, принципиально отличались друг от друга: советские снаряды стабилизировались в полете хвостовым оперением, а германские снаряды были турбореактивными, то есть стабилизировались в полете вращением вокруг продольной оси. Хвостовое оперение значительно упрощало конструкцию снарядов и позволяло изготавливать их на сравнительно несложном технологическом оборудовании, а для изготовления турбореактивных снарядов необходимы были прецизионные станки и высококвалифицированная рабочая сила. В годы войны это был один из основных факторов, сдерживавших развитие германской реактивной артиллерии. Другим отличием советских и германских реактивных установок был различный подход к выбору базового шасси. В СССР пусковые установки реактивной артиллерии рассматривались как средство ведения маневренных боевых действий.

Таким требованиям удовлетворяли самоходные установки, позволявшие производить широкий маневр частями реактивной артиллерии и быстро сосредотачивать их на важнейших направлениях для поражения противника массированным огнем. В СССР в качестве шасси использовались дешевые грузовики, а в Германии — легкий колесный лафет от противотанковой пушки или дефицитное шасси полугусеничного бронетранспортера. Последнее сразу исключило возможность массового производства самоходных пусковых установок, так как в бронетранспортерах остро нуждались их основные потребители — бронетанковые войска вермахта. Реактивные снаряды были применены немцами уже 22 июня под Брестом, однако до конца войны им так и не удалось найти структуры войсковых формирований и установить формы и способы, которые бы обеспечили сопоставимую с советской эффективность боевого применения. Установки залпового огня БМ-13 сочетали многозарядность, скорострельность и значительную массу боевого залпа с самоходностью и высокой подвижностью.

Они стали эффективным средством борьбы с танками, а также при разрушении прочных оборонительных и других инженерных сооружений. Следует отметить, что ни в одной армии, принимавшей участие во Второй мировой войне, так и не было создано аналогичных конструкций для массового применения реактивных снарядов. В 1943 г. была принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н . При этом удалось обеспечить увеличение скорости вертикальной наводки в 2 раза, сектора обстрела — на 20%, уменьшить усилия на рукоятках механизмов наведения в 1,5–2 раза, повысить живучесть и эксплуатационную надежность боевой установки. Тактическую мобильность частей реактивной артиллерии, вооруженных установками БМ-13Н, повышало использование в качестве базы для пусковой установки мощного американского грузового автомобиля «Студебеккер 6×6». В конце 1943 г. на заводе «Компрессор» конструкторская группа А. Н. Васильева приступила к разработке пусковой установки для стрельбы снарядами увеличенной дальности М-13-ДД и улучшенной кучности М-13УК, которые проворачивались в момент запуска и на траектории. Несмотря на некоторое уменьшение дальности полета этих снарядов (до 7,9 км), площадь их рассеивания была значительно уменьшена, что привело к трехкратному увеличению плотности огня по сравнению со снарядами М-13.

В 1943 г. Я. Б. Зельдовичу, который в то время возглавлял лабораторию Института химической физики АН СССР, было поручено разобраться в случаях аномальной работы реактивных двигателей. В результате появилась теория горения твердотопливных зарядов в ракетной камере, что ставило развитие ракетной техники на глубоко научную основу. В США аналогичные работы были выполнены только в 1949 г. В ходе наступательных действий Красной армии выявилась потребность в реактивном снаряде с мощным фугасным действием для разрушения оборонительных сооружений. Необходимость быстрого и надежного подавления узлов обороны противника залповым огнем потребовала повышения маневренных возможностей частей и соединений М-31 и лучшей кучности снарядов в залпах. Разработка в 1944 г. 132-мм и 300-мм снарядов повышенной кучности обеспечила дальнейшее увеличение плотности огня соответственно в 3–6 раз. С принятием на вооружение в 1944 г. боевой машины БМ-31-12 были решены проблемы маневра огнем и подвижности частей, которые применяли реактивные снаряды М-31 (калибра 300 мм и массой 92,5 кг) со специальных рамных станков .

Разработка и развертывание массового производства артиллерийского тягача М-2, обеспечивавшего скорость передвижения тяжелой артиллерии 20–30 км/ч, способствовало повышению маневренности артиллерии за счет использования отечественных транспортных средств. Время на подготовку залпа дивизиона сократилась с 1,5–2 часов до 10–15 минут. Во время войны постоянно велись работы по увеличению дальности стрельбы и повышению кучности. В 1944 г. для стрельбы снарядами М-13-ДД была разработана новая боевая машина БМ-13-СН 174 .

Эта самоходная пусковая установка была оснащена 10 направляющими, каждая из которых, в свою очередь, состояла из четырех спиральных прутков. При движении по спиральным (винтовым) направляющим оперенные реактивные снаряды получали вращение с небольшой угловой скоростью. При стрельбе с БМ-13-СН кучность снарядов М-13-ДД возросла в 1,5 раза, а М-13УК — в 1,1 раза по сравнению со стрельбой с пусковой установки БМ-13Н. Весной 1945 г. проводились испытания установки БМ-8-СН, которые показали рост кучности стрельбы снарядами М-8 в 4–11 раз. Однако с окончанием войны снаряды М-8 были сняты с производства, а пусковая установка БМ-8-СН так и не была принята на вооружение. В предвоенные годы только две страны в мире — Германия и СССР имели реальные достижения в области создания ракетного вооружения. В годы войны в области создания ракетных систем дальнего действия класса «земля — земля» Германия занимала лидирующие позиции.

Достижением германских ракетчиков стало создание ракетных систем дальнего действия самолета-снаряда Фау-1 (FZC-76) и управляемой ракеты Фау-2 (А-4), которые не были применены на восточном фронте, а использовались для нанесения ударов по Англии и портовым сооружениям в Западной Европе в период с июня 1944 г. и вплоть до марта 1945 г. Пуски ракет осуществлялись как с оборудованных стационарных и полевых стартовых позиций, так и комплексов. Самолет-снаряд Фау-1 массой 750–1000 кг с дальностью стрельбы 240 км (позже была доведена до 400 км) является наиболее известным летательным аппаратом, оснащенным пульсирующим воздушно-реактивным двигателем (ПуВРД) . «В первый пробный полет этот самолет-снаряд отправился в декабре 1942 г., и сразу стали видны его привлекательные стороны» . Система управления снарядом представляла собой автопилот, который удерживал снаряд на заданных при старте курсе и высоте в течение всего полета. Другим «оружием возмездия» была баллистическая ракета «земля — земля» Фау-2 (V-2, A4) с жидкостным ракетным двигателем и максимальной дальностью стрельбы более 300 км .

Для наведения ракеты Фау-2 на цель использовались в отдельности и в комбинациях друг с другом радиоуправление, автономное управление, автоматика без радиоуправления, но с интегратором перемещений (кверинтегратором), который определял боковой снос ракеты путем двойного интегрирования ускорений бокового сноса. Первый боевой пуск состоялся 8 сентября 1944 г. Ракеты имели малую точность попадания и низкую надежность, в то же время Фау-2 стала первым объектом, совершившим суборбитальный космический полет.

Историю советских крылатых ракет можно вести с лета 1944 г., когда В. Н. Челомей завершил эскизную проработку самолета-снаряда со своим пульсирующим воздушно-реактивным двигателем Д-3, получившего название 10Х 178 . Его беспилотный самолет-снаряд разрабатывался на основе немецкой ракеты Фау-1. Первый пуск был проведен с самолетаносителя Пе-8 20 марта 1945 г., однако результаты испытаний не впечатляли. Недостатки инерциальной системы наведения приводили к большому рассеиванию, и крылатая ракета В. Н. Челомея на вооружение так и не поступила. Советская артиллерия большой мощности после начала Великой Отечественной войны была отведена в тыл и вступила в боевые действия в конце 1942 г. Особую роль сыграла артиллерия большой и особой мощности при прорыве укрепленной обороны на Карельском перешейке, при взятии таких городов-крепостей, как Познань, Кенигсберг, Берлин, а также в уличных боях в других населенных пунктах. Так, в ходе штурма Кенигсберга 203-мм гаубицы, круша двухметровые стены фортов, вели огонь мощными бетонобойными снарядами прямой наводкой, хотя правила стрельбы не предусматривали для орудий большой мощности такого применения. Особенно была велика роль артиллерии в организации противотанковой обороны, уничтожении танков противника. С началом войны основным противотанковым орудием была 45-мм пушка образца 1937 г. Однако ее невысокие боевые качества при увеличении толщины брони немецких танков вызвали необходимость создания орудия более высокой мощи при сохранении высоких маневренных качеств. Задача повышения бронепробиваемости 45-мм противотанковой пушки была решена в результате удлинения ствола и использования нового выстрела, в котором снаряд и гильза остались без изменения, а вес порохового заряда был увеличен. Это позволило повысить давление в канале ствола и увеличить начальную скорость снаряда с 760 до 870 м/с.

В свою очередь, повышение начальной скорости снаряда обеспечило увеличение бронепробиваемости при угле встречи 90 градусов на дальности 500 м до 61 мм, а на дальности 1000 м — до 51 мм 179 , что позволяло 45-мм противотанковой пушке образца 1942 г. М-42 успешно бороться со всеми средними танками вермахта 1942 г. Основной противотанковой пушкой вермахта являлась 50-мм противотанковая пушка РaK-38, по бронепробиваемости она примерно соответствовала 45-мм пушке образца 1942 г., но не могла поражать советские средние и тяжелые танки. Только с появлением в 1942 г. 75-мм противотанковой РaK-40 германская пехота получила более или менее приемлемое средство борьбы с советскими танками . Среди германских противотанковых пушек среднего калибра следует отметить 76,2-мм РaK-36(г) 181 . Она была создана методом глубокой модернизации трофейной советской дивизионной пушки Ф-22.

3а счет увеличения объема каморы ствола и заряда пороха германским конструкторам удалось добиться бронепробиваемости 120–158 мм. Эта пушка буквально спасла германскую пехоту на начальном этапе войны, когда 37-мм и 50-мм противотанковые пушки вермахта оказались бессильны перед советскими средними и тяжелыми танками. В 1941–1942 гг. советскими оружейниками был разработан и сдан на вооружение 76-мм кумулятивный снаряд 182 . В 1942 г. в НИИ-24 были созданы кумулятивные снаряды к 122-мм и 152-мм гаубицам, обеспечив успешную борьбу со всеми бронированными целями, в том числе и с новейшими немецкими танками «Тигр». В состязании снаряда и брони значительную роль сыграло принятие на вооружение в 1943 г. подкалиберного снаряда для 45, 57, 76-мм орудий. Наличие в боекомплекте этих снарядов обеспечило успешную борьбу с тяжелыми танками противника. Советская ЗИС-2 снарядами БР-271П и БР-271Н пробивала броню толщиной 145 мм и 155 мм соответственно. Как вспоминал легендарный артиллерийский конструктор В. Г. Грабин: «Весной 1943 года, когда гитлеровская армия применила толстобронные танки «Тигр» и «Пантера» и самоходные орудия «Фердинанд»… только ЗИС-2 могла оказать сопротивление новым немецким танкам» 183 . С принятием на вооружение Красной армии и вермахта тяжелых танков нового поколения обеими противодействующими сторонами были разработаны более мощные противотанковые пушки: советская 100-мм БС-3 184 и германские 88-мм РaK-43/41 и 128-мм РaK-44/ РaK-80.

Эти пушки уверенно пробивали броню толщиной 160–200 мм, однако вследствие большой массы имели низкую тактическую подвижность. БС-3 от ранее разработанных отечественных систем отличали торсионная подвеска, гидропневматический уравновешивающий механизм и лафет, выполненный по схеме обращенного опорного треугольника. Выбор торсионной подвески и гидропневматического уравновешивающего механизма был обусловлен требованиями легкости и компактности узлов, а изменение схемы лафета заметно снижало нагрузку на станины при стрельбе на максимальных углах поворота верхнего станка. Новая схема упрощала и оборудование боевой позиции. Отдельного упоминания заслуживает опыт применения немцами в качестве противотанкового средства 88-мм зенитного орудия Flak-18 (Flak-37) .

Несмотря на большие габариты и низкую подвижность, орудие успешно применялось для борьбы с советскими танками за счет высокой начальной скорости (820 м/сек) осколочно-фугасного снаряда массой 9,24 кг. В германской армии достаточно успешно применялись безоткатные орудия 187 . Компактные, легкие, оснащенные осколочной и бронебойной гранатами и шрапнельным снарядом, они использовались для огневой поддержки стрелков-парашютистов и горных стрелков. Пехота от применения динамореактивных орудий из-за их эксплуатационных и боевых неудобств отказалась. Отношение к безоткатным орудиям в германской армии резко изменилось после создания к ним кумулятивных снарядов. Легкие орудия с такими снарядами были признаны чрезвычайно эффективным средством борьбы с танками.

Производство легкого безоткатного орудия LG 40 продолжалось до конца войны С началом боевых действий выявилась слабость советской войсковой зенитной артиллерии. В интересах повышения эффективности ПВО в начале войны 85-мм зенитная пушка образца 1939 г. подверглась существенной модернизации, направленной на повышение ее боевых и улучшение эксплуатационных характеристик. В 1943 г. под руководством Н. И. Костина была разработана спаренная 25-мм зенитная пушка, представлявшая совокупность двух автоматов с противооткатными устройствами от 25-мм зенитной пушки образца 1940 г. 72-К, прицелом, механизмом наведения, станком и повозкой от 37-мм зенитной пушки образца 1939 г., поворотным механизмом от 37-мм морской зенитной пушки 70-К .

Однако эта пушка не нашла широкого применения из-за недостаточной точности прицела, большой дымности выстрела и ненадежной работы автоматов. Разрабатывались и проходили испытания и другие образцы пушек зенитной артиллерии, но они по разным причинам не были приняты на вооружение, однако этим создавался научно-технический задел для создания зенитной артиллерии будущего. В третьем периоде Великой Отечественной войны малокалиберная зенитная артиллерия значительно снизила свою эффективность с увеличением живучести самолетов противника. Основным же орудием среднего калибра в течение всей войны являлась 85-мм зенитная пушка. Как показал опыт боев, зенитные 85-мм пушки можно было успешно применять для стрельбы прямой наводкой по наземным целям.

Большая начальная скорость снаряда, быстрота ведения огня, возможность кругового горизонтального обстрела обеспечивали зенитной артиллерии успех в борьбе с танками противника 189 . В 1944 г. появилась более мощная 85-мм зенитная пушка (КС-1). Она была получена наложением нового ствола на лафет 85-мм зенитной пушки 52-К образца 1939 г. Новая зенитная пушка была снабжена принимающими приборами управления артиллерийским зенитным огнем ПУАЗО-4А, ее вертикальная дальность достигла 12 км . Недостатками КС-1 являлись малая устойчивость при стрельбе и большое усилие на маховике подъемного механизма, поэтому ее доработка продолжалась до конца войны. В 1944 г. в ЦАКБ под руководством В. Г. Грабина была начата разработка новой 57-мм автоматической зенитной пушки С-60, которую так и не удалось запустить в серию до конца войны. Достижением германской промышленности стали зенитные самоходные установки (ЗСУ). Первая немецкая ЗСУ-38 с 20-мм зенитной пушкой была сделана на базе легкого чехословацкого танка на шасси TNHP-S фирмы «Шкода» (изготавливались с 1943 г. в Чехословакии, всего была выпущена 141 установка).

ЗСУ «Вирбельвильд» выпускалась на базе танка Т-IV со счетверенной 20-мм автоматической установкой FlаK-38 (выпущено 106 установок) . Те же конструктивные решения использовались при установке 37-мм автомата. Развитие зенитной артиллерии в годы войны шло по пути модернизации находящихся в производстве зенитных систем, создания новых пушек и боеприпасов, обеспечивающих большие начальные скорости снаряда, высокие темпы стрельбы самолетов. Одновременно проводилось совершенствование средств разведки воздушных целей и управления зенитным огнем. В результате модернизации орудий повысилась досягаемость стрельбы до высоты 14–15 тыс. м, увеличилась точность поражения целей. В целом, следует подчеркнуть, что вклад артиллерии в победу огромен. Причем около 40% артиллерийских систем, находившихся на вооружении Красной армии и применявшихся в боевых операциях, были сконструированы и освоены промышленностью в ходе войны.

Отечественная артиллерия выдержала испытание войной, тем не менее имелось качественное отставание в области оптических приборов разного назначения, средств связи и аппаратуры управления, а также средств тяги. При создании оружия активно осуществлялась инновационная деятельность. Так, членкорреспондент АН СССР Н. Г. Четаев обеспечил повышение кучности стрельбы орудий, решив сложную математическую задачу по оптимизации крутизны нарезки стволов орудий; академик А. Н. Колмогоров дал математическое определение оптимального рассеивания артиллерийских снарядов; профессор, в последующем академик Л. Ф. Верещагин, опираясь на исследования по сверхвысоким давлениям, руководил работами по созданию установки, позволявшей производить автофреттаж (упрочение) минометных и орудийных стволов не только малого и среднего, но и крупного калибра, что до этого не удавалось осуществить ни в нашей, ни в зарубежной практике. Новый метод обеспечивал увеличение срока службы и дальнобойности орудий и минометов .

Особенно важно, что накопленный научно-технический и производственный потенциал и качество управления позволили непрерывно совершенствовать артиллерийское вооружение и расширять его производство с учетом накопленного опыта боевого применения и уяснения потребностей фронта. Можно отметить оперативность реагирования советской конструкторской мысли. Как только обнаружилась недостаточная бронепробиваемость 45-мм противотанковой пушки, оперативно была проведена ее модернизация, и в войска поступила 45-мм пушка образца 1942 г., обеспечивающая столь необходимый уровень бронепробиваемости 50 мм на дальности стрельбы до 1 км.

Низкая эффективность в борьбе с танками 76-мм дивизионной пушки образца 1939 г. привела к замене ее 76-мм пушкой образца 1942 г., знаковой ЗИС-3. Реакцией на появление на поле боя тяжелых германских танков стало принятие на вооружение 57-мм противотанковой пушки образца 1943 г., снаряды которой пробивали броню толщиной 120–150 мм, а с лета 1944 г. в войска стало поступать самое эффективное противотанковое орудие своего времени — 100-мм пушка БС-3, обеспечившая бронепробиваемость до 162 мм. Тогда же была создана перспективная 85-мм дивизионная пушка. Введению в армии корпусного звена сопутствовало своевременное создание 152-мм корпусной гаубицы образца 1943 г. Когда в бою выявилась низкая эффективность 50-мм минометов, они были сняты с производства, и в сжатые сроки выполнена модернизация и развертывание выпуска 82, 107, 120-мм минометов, а в 1943 г. войска получили лучший в то время в мире 160-мм миномет с заряжанием с казенной части и неотделяемым лафетом.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 7. Экономика и оружие
войны. — М.: Кучково поле, 2013. — 864 с., 20 л. ил., ил.
Первоисточник:
http://www.oboznik.ru/?p=42291#more-42291
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти