Рейд казаков Мищенко в японский тыл в Русско-японскую войну

Падение Порт-Артура в декабре 1904 года нанесло России очень большой ущерб. Моральных дух русских войск, расположенных на Маньчжурском театре военных действий, который и так был невысок, был существенно подорван. В этих условиях обидное японское определение русской армии в этой кампании «сто битв — сто поражений» снова получало подтверждение. За героической обороной Порт-Артура, которая стоила японцам огромных потерь, и самоотверженным подвигом матросов и офицеров крейсера «Варяг» не могло укрыться главное: Россия проигрывала войну на Дальнем Востоке. После капитуляции Порт-Артура армия Ноги, которая осаждала город, спешно перебрасывалась в Манчжурию. В этих условиях русскому командованию необходимо было что-то предпринять, чтобы задержать ее продвижение на север.

Исходя из ситуации, командование российских войск в Маньчжурии решило вспомнить опыт 1812 года, а также удачные казачьи набеги в русско-турецких войнах. Было принято решение об организации подобной операции, которая предполагала проведение глубокого рейда по японским тылам. Для этого формировался крупный сводный отряд кавалерии под командованием генерал-адъютанта Павла Ивановича Мищенко. В состав отряда включались части Кавказской казачьей бригады, Уральско-Забайкальской казачьей дивизии, 4-й Донской казачьей дивизии, подразделения драгун, саперов и пограничников. В составе отряда были собраны довольно крупные силы: 71 эскадрон и казачьи сотни, 4 конно-охотничьи команды (разведчики), а также 22 орудия и 4 пулемета. Всего отряд насчитывал около 7 тысяч человек. Помимо этого в состав отряда был включен вьючной транспорт (более 1500 вьюков), также каждый из всадников должен был взять с собой запас продовольствия, перекрывающий двухнедельную потребность.


Задачей этого сводного отряда был рейд по занятой японцами территории. Рейд должен был закончиться взятием порта Инкоу, расположенного на берегу Ляодунского залива. Из этого порта осуществлялось снабжение японских войск грузами и продовольствием. Также необходимо было вывести из строя железнодорожные мосты, станцию и полотно железной дороги, для того чтобы помешать переброске на фронт новых японских войск. Все, что произошло в дальнейшем, легко описывается известной российской поговоркой «замах на рубль, удар на копейку».



Условия для совершения рейда по тылам противника были благоприятными. У японцев была слабая и малочисленная конница. Пехота, которая занималась охраной коммуникаций, была разбросана в укрепленных пунктах, располагавшихся в стороне от маршрута следования отряда. Район проведения рейда представлял собой открытую равнину, плодородную и не истощенную войной, она могла обеспечить солдат и лошадей припасами. Да и время было благоприятным, так как в зимние месяцы в Манчжурии дороги всюду являлись проходимыми — болота и реки замерзали. Погода стояла нормальная. При полном безветрии температура воздуха составляла 1-2 градуса мороза днем, ночью температура падала до -8 градусов.

27 декабря 1904 года конный отряд вышел в поход. Сразу же стало ясно, что вьючной транспорт сильно задерживает отряд, снижая его скорость. Отряд двигался пешком. На пути своего следования им было уничтожено некоторое количество разъездов и обозов неприятеля, были задержаны мелкие партии японцев и хунхузов. В этих небольших стычках участвовали разъезды и передовые части колонн отряда, к которым постепенно начали присоединяться и более крупные части, иногда целые казачьи полки. Происходило это на фоне неоднократных приказов начальника отряда генерала Мищенко об обходе японских сил, находящихся в попутно встречающихся деревнях. Данные стычки не только задерживали и без того медленное продвижение сводного отряда, но и обременяли его появлением раненых.

29 декабря из состава сводного отряда было выделено 3 партии (в составе 5 сотен и 1 эскадрона) с подрывными средствами. Они должны были вывести из строя два моста у Хайчена и один у Дашичао. Все три партии смогли добраться до железной дороги, но не сумели подобраться к мостам и взорвали только рельсы и телеграфные столбы. После этого Мищенко окончательно выбрал своей основной целью Инкоу. Он решил выступить для разгрома данной станции с таким расчетом, чтобы подойти к ней уже в сумерки и под покровом опустившейся на землю темноты атаковать противника, разрушить станционные постройки и сжечь склады. Для штурма Инкоу назначалось 15 сотен (по одной от каждого полка), а также 4 конных охотничьих команды с подрывным имуществом. Командовал ими полковник Хоранов. Силы были откровенно слабыми, если учесть, что в отряде было около 7 тысяч всадников, не считая артиллерии, разведчиков и вспомогательных частей. По какой причине Мищенко выделил из имеющихся сил столь ограниченные средства, современникам остается только догадываться.



Главные силы его отряда приблизились к Инкоу на 3-4 версты, после этого был открыт артиллерийский огонь сначала по идущему из Дашичао поезду, который доставил в Инкоу еще один батальон японской пехоты (всего Инкоу оборонял два батальона), а после и по самой станции. Около 6 часов вечера, когда уже стемнело, артиллерия подожгла японские склады, после чего прекратила огонь. Часть отряда вышла на железнодорожное полотно и начало его портить. В это время штурмующий отряд спешился и около 7 часов вечера выдвинулся к станции, которая освещалась заревом пожаров. Как только атакующие попали в полосу, освещенную пожарами, японская пехота открыла по ним залповый огонь. Несколько горячих, но не дружных атак спешившихся конных, которые проводились к тому же в лоб японской обороны, ни к чему не привели. Укрепившаяся в каменных постройках и окопах японская пехота смогла отбить все атаки на станцию, а русский отряд потерял более 200 человек, остальные, превратившись на время в носильщиков (выносили убитых и раненых), отступили.

Узнав о неудачном штурме, генерал Мищенко около 9 часов вечера приказал отходить. Обратный марш отряда вышел не самым простым. Переправа колонн через Ляохэ встретила значительные трудности, так как лед был тонок, а возле берегов образовались полыньи. По этой причине переправу удалось завершить только к 3 часам ночи. Выходили тремя колоннами. Ближней к японцам колонной были донцы генерала Телешова, в середине отряда шла колонна генерала Абрамова, в западной колонне шли драгуны под руководством генерала Самсонова. Раненые находились в составе средней колонны. Левая колонна генерала Телешова, на рассвете 1 января 1905 года выдержала бой с японскими частями, задержав противника до подхода основных сил. В дальнейшем противник несколько раз пытался перехватить конный отряд, но все эти попытки были достаточно легко отбиты донцами. К вечеру 2 января сводный конный отряд Мищенко уже не тревожимый противником смог соединиться с отрядом генерала Коссаговского, который был выслан ему навстречу. Еще через 3 дня отряд Мищенко был полностью расформирован.

Так в общих чертах об этом походе рассказывается в русской историографии. Всего с 27 декабря 1904 года по 3 января 1905 года отряд преодолел 250 верст, то есть по 31 версте в сутки (для конницы не самый выдающийся показатель). За время рейда потери отряда составили 40 офицеров и 361 нижних чинов. За это время они рассеяли и захватили в плен несколько японских тыловых команд. Было сожжено несколько небольших складов, уничтожено до 600 арб (высокая двухколесная повозка) с запасами, взято в плен 19 человек. При этом силам отряда не удалось взять и разрушить Инкоу, уничтожить железнодорожные мосты и какие-либо капитальные сооружения противника. Главные цели рейда достигнуты не были.

Рейд казаков Мищенко в японский тыл в Русско-японскую войну


Рейд отряда Мищенко был примером неудачной реализации не самого бесполезного в сложившейся ситуации замысла. Не вина казаков и драгун в том, что данный рейд закончился не так как планировалось. Лишенные достаточной подвижности конные части с вьюками и приданной артиллерией не смогли провести операцию быстро и стремительно, как делали это их отцы и деды. Недальновидность и просчеты командования были характерны для Русско-японской войны, которая стала одной из самых неудачных для России и явилась предвестником гибели Российской империи. Но сам рейд Мищенко не был забыт, благодаря народному фольклору. Именно в то время появилась песня: «За рекой Ляохэ загорались огни», которую уже в 1924 году удачно переделали на новый лад, превратив в еще более известную сегодня песню «Там вдали за рекой», заменив казаков и Маньчжурию на красноармейцев и украинские степи.

Причины неудачи рейда Мищенко

Одной из причин неудач рейда стала большая численность отряда, который просто не мог скрытно действовать в тылу противника. В то время командование русской армии смутно представляло себе тактику действий партизанских войск. О какой-либо скрытности маневра не заботилось и командование отряда. Отряд много раз вступал в мелкие стычки с японцами, которые отвлекали его от основной цели. Для повреждения железнодорожного полотна несколько раз Мищенко высылал отдельные отряды, которым, однако, не удалось серьезно помещать японцам. Каждый раз они были в курсе готовящегося нападения на тот или иной пункт, заранее готовя его к обороне. Характерной особенностью рейда стало то, что о его подготовке, информация о которой по неписанным партизанским правилам должна была держаться в тайне, знали не только местные китайцы, корреспонденты, но даже французский миссионер. Подготовка к рейду не осталась тайной и для японского командования, которое располагало неплохой агентурной сетью в районе боевых действий. Все эти недостатки исключил в 1905 году полковник Гилленшмидт, который с отрядом из 400 человек, соблюдая конспирацию, избегая стычек с противником и контактов с местным населением, успешно решил свою задачу — уничтожил железнодорожный мост на линии Ляоян — Хайчэн — Ташичао, пройдя за 5 суток 400 километров и не будучи до этого обнаруженным противником.

Совершенно лишним оказалось и наличие в отряде приданной артиллерии, 22 орудия серьезно сдерживали продвижение частей. Помимо этого солдаты вынуждены были нести на себе фураж и продовольствие. При этом двигаться с грузами было очень неудобно, поэтому часть продуктов и фуража были брошены. Двигались войска по большей части наугад (хороших карт просто не было) сначала четырьмя, а затем тремя колоннами. Расстояние между колоннами составляло 2-4 километра. Связь между ними поддерживалась при помощи дозоров. При этом разведывательные разъезды были недостаточно оперативны и не могли вовремя предотвратить нежелательные столкновения с японцами.



Хотя одной из главных целей рейда был Инкоу, отряд к бою готов не был. Подтверждает это и тот факт, что в 11-12 километрах от цели отряд остановился и по неизвестной причине простоял 3-4 часа. Японцы воспользовались этим, для того чтобы как можно лучше подготовиться к встрече. Заранее было принято решение об атаке в темное время суток, но никакой предварительной рекогносцировки никто не провел, поэтому командование не знало, что японцы укрепили станцию и возвели искусственные препятствия. Странно были распределены и силы отряда непосредственно в момент атаки. На направлении главного удара была задействована едва четверть имеющихся войск, а сам Мищенко в операции участия не принимал. Артиллерийский обстрел до атаки был по большей части бессистемным и не принес противнику серьезного ущерба. Вместе с тем, пожар, который возник на станции после обстрела, освещал местность и помогал противнику обнаружить нападавших. Атакующие пытались добраться до японских позиций не в темноте, а в свете пожаров горящего склада. В то же время обороняющиеся находились в зданиях и окопах, которые пожаром не освещались. В таких условиях шансы на успех лобовых атак равнялись нулю, но ничего другого наши полководцы, увы, предложить не сумели.

Кто-то же связывает неудовлетворительные причины рейда с несвоевременностью похода и неправильным выбором цели. Несвоевременность объясняется тем, что рейд был проведен в период затишья на фронте, а не во время напряженных боев. По этой причине японцы очень легко смогли восстановить весь нанесенный отрядом ущерб, в то же время моральное значение очередной неудачи тяжело подействовало на российские части. Ошибочность цели удара объясняется тем, что вместо того чтобы атаковать второстепенный порт стоило бы организовать капитальное разрушение железной дороги на участке Ляоянь — Дашичао, который являлся частью линии коммуникаций от основной японской базы, города Дальнего и главное мостов и виадуков на этом пути. Такие действия действительно замедлили бы выдвижение армии Ноги и облегчили положение русской Маньчжурской армии.

Источники информации:
http://www.proza.ru/2012/10/05/827
http://геоамур.рф/sources/history/history_modern/history_modern-x=08$24.php
http://hist.ctl.cc.rsu.ru/Don_NC/XIXend-XX/Voiny_rus_jap.htm
http://zavtra.ru/content/view/udalyie-komsomoltsyi
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти