"Тихо вокруг, сопки покрыты мглой…"

"Тихо вокруг, сопки покрыты мглой…"


Хотя история Японско-русской войны (на взгляд автора, название «Японско-русская война» более соответствует исторической действительности, ибо именно Япония явилась инициатором начала военных действий, и тем более так эта война именуется и в японской историографии) описана в многочисленных научных трудах, публицистических и литературных произведениях, споры о том, что явилось причиной ее возникновения, не утихают и поныне.

«ИЗГНАТЬ РОССИЮ ИЗ СИБИРИ»


До середины 90-х годов XIX столетия каких-либо признаков намерения Страны восходящего солнца противостоять в военном отношении мощной соседке на севере – России – не отмечалось. Обстановку в Северо-Восточной Азии существенно изменила развязанная Японией в 1894 году война с Китаем. Хотя свою агрессию Япония осуществляла под лозунгом «защиты независимости» Кореи от Китая, в действительности цели были гораздо шире, а именно: обретение стратегически важного плацдарма для вытеснения из региона Китая и России. В значительной степени военное выступление японцев было ответом на российские планы расширения своего влияния в Маньчжурии, строительство здесь российской железной дороги.

Принципиальное значение имел вопрос о том, будет ли железная дорога проходить полностью по российской территории вдоль Амура или в целях экономии ее целесообразнее сократить, пустив по территории Маньчжурии. Считалось, что прохождение российской железной дороги по территории северо-восточных китайских провинций, кроме всего прочего, должно удерживать японцев от попыток подчинить себе эти земли.

С другой стороны, для японцев строительство дороги в Маньчжурии явилось зримым свидетельством нежелания России ослаблять свое присутствие в этом экономически и стратегически важном районе. Председатель Тайного совета Японии маршал Аритомо Ямагата в заявлении от 29 июня 1894 года особо отметил, что Японии не следует ждать, пока Россия завершит строительство Сибирской железной дороги. А представитель Японии в Сеуле Масами Оиси заявил в феврале1893 года, что «Дальний Восток должен составлять достояние Японии и Китая, а Европа, как их общий враг, должна быть изгнана из этих краев». В своей книге он призывал «изгнать Россию из Сибири вплоть до Урала и обратить ее (Сибирь) в район для колонизации всех наций». Концепцию будущего столкновения с Россией разделяли и другие высокопоставленные японские политики и дипломаты. Это стратегическое построение поддерживали Великобритания и США, для которых обострение российско-японских отношений было весьма выгодным в целях недопущения обеих держав в Центральный и Южный Китай, где западные державы имели большой торгово-экономический интерес. В прессе США открыто признавалось, что Вашингтон желал бы усилить Японию в противовес России на Дальнем Востоке.

Японо-китайская война не могла не окончиться победой Японии, ибо, несмотря на численное превосходство китайцев, в плане вооружения и организации войск силы сторон были явно неравными.

17 апреля 1895 года китайское правительство было вынуждено подписать в японском городе Симоносэки мирный договор, по которому признавалась независимость Кореи от Китая, к Японии отходили Ляодунский полуостров с Порт-Артуром, Тайвань и острова Пэнхуледао. Кроме того, Китай должен был уплатить контрибуцию в 200 млн лян (около 400 млн руб. серебром). Одновременно были оговорены многочисленные привилегии для экономической деятельности Японии в Китае, позволявшие извлекать большую прибыль.

Перспектива подобных территориальных итогов войны серьезно обеспокоила царское правительство. Утверждение в Корее и Южной Маньчжурии означало выход Японии непосредственно к границе России. Еще до подписания японо-китайского мирного договора было созвано особое совещание министров для обсуждения создавшегося положения. Выступивший на нем министр финансов Сергей Витте заявил, что настоящая война направлена прямо против России. «Если мы теперь допустим японцев в Маньчжурию, – предупреждал он, – то для охраны наших владений… потребуются сотни тысяч войск и значительное увеличение нашего флота, так как рано или поздно мы неизбежно придем в столкновение с японцами». Было решено воспрепятствовать экспансии Японии на континент. В этом Россия нашла поддержку Германии и Франции, которые, оберегая свои интересы на Дальнем Востоке, также не желали усиления Японии в Китае.

По указанию своего правительства 23 марта1895 года послы трех означенных государств сделали в Токио заявление о том, что Япония должна снять претензии на Ляодунский полуостров и не ставить под угрозу независимость Кореи. Уступая объединенному давлению России, Германии и Франции, Токио был вынужден на данном этапе отказаться от установления своего контроля над имевшим важное стратегическое значение Ляодунским полуостровом.

Сложившаяся после японо-китайской войны обстановка характеризовалась российскими генштабистами следующим образом: «Когда война и последние переговоры, порожденные ею, затихли, перед русским правительством открылся труднейший и сложнейший вопрос об установлении нового начала для нашей политики на Дальнем Востоке, нового потому, что японо-китайская война коренным образом изменила всю обстановку на западном берегу Тихого океана». Необходимо было определиться, кого избрать в союзники в борьбе за интересы России на Дальнем Востоке. В конечном счете выбор был сделан в пользу Китая: «Не доверяя Японии, видя энергично начатое ею вооружение, оказавшись в противоречии с ней по Ляотонгскому (маньчжурскому) и Корейскому вопросам, Россия тогда же сочла ее своим врагом, требовавшим для борьбы с собой известной подготовки».

Однако в Токио не отказались от программы колониального захвата. На средства, полученные в виде контрибуции с Китая, и при финансовой поддержке Великобритании и США японское правительство приняло решение в несколько раз увеличить тоннаж военного флота и численность сухопутных войск.

НЕЗАМЕРЗАЮЩИЙ ПОРТ-АРТУР

Со своей стороны Россия ускорила строительство Сибирской железной дороги. Одновременно увеличивалась численность русских войск на Дальнем Востоке, укреплялся, превращаясь в приморскую крепость, Владивосток. Не допустив японцев на Ляодунский полуостров, царское правительство вознамерилось само арендовать расположенные на этом стратегически важном участке китайской территории незамерзающие порты для своего Тихоокеанского флота – Порт-Артур и Даляньван (Дальний). На состоявшемся в феврале 1898 года совещании царских министров отмечалось, что «Япония в самом начале уже тогда замышлявшейся ею войны против нас легко вторично овладеет Порт-Артуром, в то время как у нас не закончена еще Сибирская железная дорога». 27 марта был подписан русско-китайский договор, по которому Порт-Артур и Даляньван передавались в арендное пользование России на 25 лет. Россия получила на арендованной территории права юрисдикции. Порт-Артур был открыт только для русских и китайских судов. Россия получила также право построить железнодорожную ветку к побережью Ляодунского полуострова.

Тогдашняя российская политика характеризовалась следующим образом: «В 1897 году в Царском Селе под председательством царя было принято решение занять Порт-Артур. Министр иностранных дел Михаил Муравьев при поддержке военного министра Петра Ванновского настаивал в совещании на необходимости захватить эту опорную точку как крайне важный, влиятельный базис России на Дальнем Востоке.

Один лишь министр финансов Витте высказался против этого шага. Царь присоединился к мнению Муравьева. Таким образом, Россия решила отправить свой флот в Порт-Артур под предлогом якобы защиты Китая от его врагов. В действительности же в течение трех месяцев велись переговоры со Срединной империей, которая умоляла Россию не проявлять свою дружбу к ней в такой неприятной форме.

Наперекор этим просьбам русская эскадра, миновав Владивосток, в начале 1898 году высадила свои войска в Порт-Артуре, вызвав этим величайшее негодование в Японии».

На глазах японцев, у них под боком в незамерзающем порту создавалась основная военно-морская база русской Тихоокеанской эскадры. В результате, как заметил современник, «Россия и Япония сблизились до расстояния выстрела из пистолета».

Создание Россией военно-морских баз в непосредственной близости от Японских островов, да еще на территории, на которую претендовала сама Япония, неизбежно вызвало в этой стране всплеск антирусских настроений, стимулировало подготовку к войне. «Ляодунский инцидент, – сообщал из Токио русский военный агент, – послужил поводом к необычайному вооружению Японии». Реагируя на тревожные сообщения из Токио, российское правительство было вынуждено срочно усиливать свой флот. В ноябре 1895 года на специальном Особом совещании отмечалось, что рост военно-морских сил Японии представляет серьезную угрозу для России. Совещание констатировало: «России необходимо теперь же… выработать программу судостроения для Дальнего Востока с таким расчетом, чтобы к окончанию судостроительной программы Японией наш флот на Дальнем Востоке превышал значительно японский».

Дабы избежать дальнейшего обострения российско-японских отношений было решено пойти на уступки Японии в корейском вопросе. После серии переговоров русский посланник в Токио Роман Розен и японский министр иностранных дел Токудзиро Ниси 25 апреля 1898 года подписали протокол, предусматривающий, что Россия не будет препятствовать развитию торговых и промышленных сношений между Японией и Кореей. Царскому правительству пришлось отозвать финансовых и военных советников из Сеула.

К позитиву в российско-японских отношениях в тот период можно отнести вступление в силу в 1899 году заключенного в 1895 году на выгодных для Японии условиях Трактата о торговле и мореплавании.

"Тихо вокруг, сопки покрыты мглой…"

Один из эпизодов Японско-русской войны. Тоё Сётаро. Адмирал Того Хэйхатиро на борту броненосца Микаса. 1906

МАНЬЧЖУРСКИЙ ФАКТОР

Начало XX века было ознаменовано развертыванием в Китае широкого антиимпериалистического движения народных масс. Возглавляло это движение сопротивления закабалению китайского народа тайное общество «Ихэтуань», что можно перевести как «Кулак, поднятый в защиту справедливости». Это общество, а затем и все движение было названо за рубежом боксерским. В движении принимали участие разоренные крестьяне, ремесленники, лодочники, кули и другие обездоленные слои населения, которые видели причину своего бедственного положения в засилье «заморских дьяволов», то есть иностранцев европейского происхождения. Наибольший размах сопровождавшееся погромами и нападением на иностранцев восстание народа получило в Шаньдуне. Попытки китайских властей жестокими методами обуздать восставших результата не дали, и 14 июня 1900 года отряды «боксеров» вошли в Пекин.

Видя беспомощность власти, иностранные державы решили взять карательные функции на себя. Была создана иностранная объединенная армия, основу которой составили японские и русские солдаты. 14 августа иностранные войска овладели столицей, разделив ее на «зоны ответственности». Это обеспокоило Токио и столицы европейских колониальных держав. Против закрепления русских позиций в Маньчжурии выступили не только японцы, но и западные державы, выдвинувшие лицемерный лозунг сохранения целостности Китая. Поэтому российское правительство наряду с общими переговорами в Пекине о расширении привилегий иностранных государств и размере контрибуции за подавление «боксерского восстания» параллельно вело и сепаратные переговоры с китайскими властями о правах России в сопредельных северо-восточных провинциях. При этом в правительственных кругах существовало две точки зрения на маньчжурскую проблему. Согласно первой, которую отстаивали министр финансов Витте и министр иностранных дел Владимир Ламздорф, считалось возможным в случае разнообразных уступок со стороны центрального китайского правительства вывести русские войска из Маньчжурии. Им противостоял военный министр Алексей Куропаткин, который предлагал аннексировать северную часть Маньчжурии, естественно, при сохранении на ее территории русских войск.

Его поддерживал командующий Приамурским военным округом генерал Николай Гродеков, который считал, что передача китайцам правого берега Амура явится смертным приговором для амурского побережья России. «Китайцы очень скоро войдут в силу, – писал Гродеков, – будут в состоянии со своего берега разгромить наши поселения и сделают невозможным для нас всякое сообщение по названной реке». Генерал настаивал на присоединении к русским владениям части Маньчжурии по правому берегу Амура и левому берегу Уссури. Как видно, в основе этой позиции находилось соображение в первую очередь стратегического характера.

Витте же предлагал действовать главным образом путем экономического подчинения Маньчжурии и дальнейшего проникновения в Китай при помощи русских банков и компаний. Он решительно возражал против новых территориальных приобретений в Китае с использованием военной силы. Выступив против предложения Гродекова, российское правительство 25 августа заявило о следующей позиции: «Как скоро в Маньчжурии будет восстановлен прочный порядок и будут приняты все необходимые меры к ограждению рельсового пути… Россия не преминет вывести свои войска из пределов соседней империи, если, однако, этому не послужит препятствием образ действий других держав». Иными словами, вывод войск был обусловлен гарантией свободы действий России в Северо-Восточном Китае.

Российско-китайские переговоры о Маньчжурии сопровождались нажимом Японии, США и европейских держав, стремившихся устранить Россию из этого региона. Это вынудило Санкт-Петербург довести 3 апреля 1901 года до соответствующего правительства следующее: «Ввиду агитации, возбужденной повсюду распространявшимися ложными известиями касательно отдельного между Россией и Китаем соглашения… вышеупомянутое соглашение предполагалось заключить для того чтобы, как только окажется возможным, приступить к постепенному выполнению заявленного Россией намерения возвратить Китаю Маньчжурию».

8 апреля (26 марта) 1902 года между Россией и Китаем было подписано соглашение о поэтапном выводе из Маньчжурии всех русских войск. При этом российскому правительству удалось внести в текст соглашения оговорку о том, что войска будут выведены, «буде не возникнет смут, и образ действий других держав тому не воспрепятствует». Восприняв обещание очистить Маньчжурию от российских войск как уступку под давлением противостоявших держав, японское правительство решило, развивая успех, добиться от России признания своих исключительных прав на Корейский полуостров. Оказывавший заметное влияние на российскую внешнюю политику Витте считал, что Россия не должна идти на риск вооруженной конфронтации с Японией из-за Кореи. Он разъяснял: «Из двух зол вооруженного столкновения с Японией и полной уступки им Кореи в ближайшем будущем для России является меньшим второе». И далее: «Нельзя забывать, что война с Японией была бы не только тяжела сама по себе, но ослабит нас на Западе и на Ближнем Востоке. Прекрасно понимая всю опасность для нас войны на два фронта, эти недоброжелатели станут все смелее и смелее ставить свои требования и заявлять нам такие притязания, о которых никогда не осмелились бы подумать, если бы у России не были связаны руки вооруженной борьбой на Дальнем Востоке». Хотя геополитические выкладки Витте были весьма убедительны, они не производили должного впечатления на сторонников силовых методов, недооценивавших возраставшую военную мощь Страны восходящего солнца.

В целом же стержнем российской дальневосточной политики оставалось утверждение России в Маньчжурии на долгое время. Противоречия между двумя соперничавшими при дворе группировками – фаворита царя, ротмистра Александра Безобразова, с одной стороны, и Витте – с другой, сводились к тому, каким путем добиваться полного такого утверждения. Если группа Безобразова не останавливалась перед войной с Японией, то Витте и его сторонники предлагали добиваться цели России на Дальнем Востоке, по возможности не доводя дело до войны или, по крайней мере, оттянув начало войны, чтобы лучше к ней подготовиться.

Выработка того или иного курса диктовалась не только интересами государства, но и корыстными целями так называемой безобразовской шайки, объединявшей авантюристически настроенных дельцов, стремившихся быстро обогатиться за счет эксплуатации естественных ресурсов Кореи, в частности лесных концессий на реке Ялу. Для этого была создана промышленная компания, среди учредителей которой было немало представителей высшей русской аристократии и придворных. Деятельность этой компании поддерживали министр внутренних дел Вячеслав Плеве и сам Николай II. Карьера сулившего большие барыши от нового предприятия Безобразова стремительно пошла вверх: в мае 1903 года он был возведен в звание статс-секретаря и ему было поручено совместно с генералом Куропаткиным и адмиралом Евгением Алексеевым разработать вопрос об утверждении экономического влияния России на Дальнем Востоке.

После отставки Витте в августе 1903 года с поста министра финансов влияние Безобразова на царя по вопросам дальневосточной политики еще больше усилилось. Несмотря на очевидную неподготовленность России к войне, заинтересованные в корейской авантюре группы не желали отказываться от своих планов дальнейшего овладения богатствами Маньчжурии и Кореи и устранения здесь конкурентов, в первую очередь Японии. Однако надо согласиться с тем, что в ряде исследований истории Японско-русской войны Безобразову и его, как сказали бы сейчас, бизнес-проектам придавалось излишне большое значение, возводя их чуть ли не в основную причину столкновения двух держав.

СХВАТКА ЗА ЧУЖУЮ ЗЕМЛЮ

Со своей стороны, воодушевленное союзом с Великобританией и поддержкой США японское правительство ужесточило свою позицию к России. В переданном 12 августа1903 года правительству России проекте соглашения Токио открыто потребовал ухода русских из Маньчжурии и признания широких интересов Японии в Корее и в Северо-Восточном Китае. В создавшихся условиях царскому правительству было трудно в полном объеме выполнить обещание полностью вывести свои войска с территории Китая, ибо в этом случае КВЖД оставалась под прикрытием малочисленной охраны и создавалась угроза вытеснения России из Маньчжурии с опасностью перспективы выхода японской армии на российско-маньчжурскую границу. Поэтому в ответе на японские предложения содержалось согласие России лишь на ограниченное влияние Японии в Корее в плане улучшения гражданского управления. В русском проекте соглашения предусматривался отказ обеих сторон от военного использования Корейского полуострова и признание Маньчжурии во всех отношениях вне сферы японских интересов. О том, что Россия будет твердо отстаивать свои интересы в Северо-Восточной Азии, свидетельствовало создание Николаем II дальневосточного наместничества во главе с адмиралом Алексеевым, которому передавались широкие полномочия для решения экономических, политических и даже дипломатических вопросов, минуя Министерство иностранных дел.

Объективный анализ складывавшейся на Дальнем Востоке ситуации приводит к выводу о том, что Японско-русская война возникла в результате двух экспансионистских потоков со стороны царской России и императорской Японии. Своекорыстные интересы правящих кругов двух стран выросли в столь острое противоречие, которое можно было разрешить только силой. К такому выводу пришла и созданная после войны военно-историческая комиссия российского Генштаба, в аналитических материалах которой отмечалось: «…Конец июля 1903 года явился гранью, отделившей период, хотя и затяжной, но, во всяком случае, дипломатической борьбы на Дальнем Востоке от периода, когда надвигавшаяся война становилась вопросом только тех или иных дней. Основные же причины указанной перемены необходимо искать по отношению к России в тех решениях, которые были приняты по приезде А.М. Безобразова с Дальнего Востока в апреле, а по отношению к Японии – в той полной готовности к войне, которой она достигла еще весной 1903 года и которую, очевидно, нужно было использовать с наибольшей полнотой и с наиболее яркими и цельными последствиями».

Как известно, разразившаяся война велась на территории третьих стран, которые стали объектом колониальных империалистических устремлений России и Японии. Отсюда обоюдная вина алчных правителей двух государств. Однако инициатором и агрессором выступила именно Япония, нарушившая русско-японские договоры, провозглашавшие «постоянный мир и искреннюю дружбу между Россией и Японией».

Признавая вероломный характер нападения, современные японские историки в то же время пытаются найти оправдание тогдашних действий своей страны. Они пишут: «Главная причина Японско-русской войны заключается в том, что, осуществив мощное увеличение сухопутной армии, Россия стала серьезно наращивать свои силы в Маньчжурии и с каждым днем усиливала свое давление на Корейском полуострове… Для Японии Японско-русская война являлась в буквальном смысле слова битвой, в которой решался вопрос о том, сохранится ли она как государство или прекратит свое существование.

То обстоятельство, что она напала без объявления войны – это правда. Однако прежде чем переступить грань войны, Япония, объявив о разрыве межгосударственных отношений, молчаливо выразила свою волю в отношении войны.

"Тихо вокруг, сопки покрыты мглой…"

Русская батарея на позиции под Мукденом.
Рисунок с фотографии Виктора Булла. 1905


Япония заразилась хищнической манерой поведения других держав Европы и Америки. Пожалуй, можно считать, что типичным примером этого является японо-китайская война (1894–1895) …Одержав победу, Япония отторгла от цинского Китая остров Тайвань и Ляодунский полуостров… Объединившись с Германией и Францией, Россия оказала давление на Японию, и она возвратила Китаю Ляодунский полуостров… Прибегнув к силе, Россия арендовала у Китая Ляодунский полуостров… В результате растущих аппетитов России в отношении Кореи противостояние между Японией и Россией приобрело решительный характер… Стремясь устранить влияние России на Корейском полуострове, Япония выдвигала различные компромиссные предложения, но Россия их проигнорировала и даже, наоборот, продолжала наращивать свои войска на Дальнем Востоке. В январе 1904 года в России был отдан приказ о мобилизации войск на Дальнем Востоке и в Сибири. И тогда Япония прервала дипломатические отношения с Россией и, нанеся удар по Порт-Артуру, разожгла пожар Японско-русской войны».

Стремление японских авторов возложить основную вину за начало войны на Россию и по возможности оправдать свою страну – понятно. При этом очевидно намерение представить Японию не активным участником империалистической борьбы, а чуть ли не невинной жертвой российской политики, якобы вынужденно напавшей на своего могущественного северного соседа от отчаяния, защищая свое «право на существование». В действительности же Россия никогда не угрожала собственно Японии, не помышляла завоевывать японскую метрополию и рассматривала это государство лишь как одного из геополитических соперников на Азиатском континенте. Японские правящие круги были озабочены не выживанием и защитой независимости своей нации, а утверждением путем победоносных войн своей страны в качестве государства, способного вытеснить европейцев и американцев из Восточной Азии и создать здесь «Великую империю Ямато».

Попытки оправдаться тем, что японское правительство, прервав-де дипломатические отношения, тем самым как бы предупредило Санкт-Петербург о скором начале войны, едва ли можно признать состоятельными. Напротив, японское командование предпринимало все возможное для обеспечения внезапности нападения. Не исключено, что заявление о разрыве отношений преследовало цель спровоцировать Россию на первый удар, что делало бы ее зачинщиком войны. Однако следует признать, что намерение возложить ответственность за войну на японцев было и у русского царя. 26 января 1904 года Николай II телеграфировал своему наместнику Алексееву: «Желательно, чтобы японцы, а не мы открыли военные действия. Поэтому, если они не начнут действий против нас, то вы не должны препятствовать их высадке в южную Корею или на восточный берег до Гензана включительно. Но если на западной стороне Кореи их флот с десантом или без оного перейдет к северу через 38-ю параллель, то вам предоставляется их атаковать, не дожидаясь первого выстрела с их стороны. Надеюсь на вас. Помоги вам Бог!».

Этому указанию царя предшествовала «циркулярная телеграмма министра иностранных дел императорским российским представителям за границей» от 24 января 1904 года, в которой ответственность за возможное крайнее обострение отношений возлагалось на японскую сторону. Телеграмма гласила: «По поручению своего правительства японский посланник при Высочайшем Дворе передал ноту, в коей доводится до сведения императорского правительства о решении Японии прекратить дальнейшие переговоры и отозвать посланника и весь состав миссии из Петербурга.

Вследствие сего Государю Императору благоугодно было Высочайше повелеть, чтобы российский посланник в Токио со всем составом императорской миссии безотлагательно покинул столицу Японии.

Подобный образ действий токийского правительства, не выждавшего даже передачи ему отправленного на днях ответа императорского правительства, возлагает на Японию всю ответственность за последствия, могущие произойти от перерыва дипломатических сношений между обеими империями».

Последствия не заставили себя долго ждать. В ночь на 27 января (8 февраля) 1904 года без объявления войны внезапным нападением флота под командованием адмирала Хэйхатиро Того на русскую эскадру в Порт-Артуре с одновременной высадкой десанта на территорию Кореи Япония начала военные действия против России. В донесении Того от 28 января сообщалось: «Соединенный флот, покинув Сасэбо 26 января, направился, как было проектировано. Наши миноносцы атаковали неприятеля в полночь 26-го сего месяца. В то время большая часть русских военных судов находилась на внешнем рейде Порт-Артура, и я могу сказать с уверенностью, что военное судно типа «Полтава», крейсер «Аскольд» и еще два судна получили повреждения.

Наш флот появился перед входом в Порт-Артур в 10 час. утра 27 января и около полудня атаковал русский флот, который все еще находился на внешнем рейде. Атака продолжалась около 40 мин. Результаты еще не вполне известны, но я думаю, что это причинило неприятелю немало вреда и сильно деморализовало его. Кажется, суда неприятеля втягиваются одно за другим во внутренний рейд. В один час дня я прекратил сражение и приказал моему флоту покинуть место действия. В этом бою нашему флоту причинен весьма небольшой вред, и его боевой готовности не нанесен почти никакой ущерб. Потери около 58 человек, в том числе 4 убито и 54 ранено».

В ту же ночь моряки русского крейсера 1-го ранга «Варяг» и канонерки «Кореец» самоотверженно сражались с превосходящими силами японского флота в корейском порту Чемульпо. Предпочитая смерть сдаче в плен, русские моряки сами затопили свои корабли.

Так под покровом ночи Япония развязала войну с Российской Империей. В то время лишь немногие могли предсказать победу молодой дальневосточной державы. Американский исследователь международных отношений на Дальнем Востоке Джордж Ленсен отмечал: «Начало войны между Россией и Японией в 1904 году не явилось неожиданностью. Наблюдатели многих стран, включая Россию, ожидали ее. Но никто, кроме японцев, не верил в поражение русской сухопутной армии». Военные обозреватели России писали в1903 году: «Невероятно, чтобы русский флот потерпел поражение, невероятно также и то, что японцы будут высаживаться в Чемульпо и Ляодунском заливе». Однако все произошло именно так.
Автор: Анатолий Кошкин
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/wars/2015-07-03/1_sopki.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. sent-onere 8 июля 2015 19:44
    Русско-японская война 1904-1905 годов была неудачной и роковой по своим последствиям для России, но память о ней сохранилась в двух песнях, ставших одними из самых популярных, - "Варяг" и вальс "На сопках Маньчжурии". В их основе реальные события: гибель крейсера "Варяг" в морском бою и гибель солдат Мокшанского полка - в сухопутном. "Варяг" - первый из крейсеров дальневосточной эскадры, принявший неравный бой в Порт-Артуре с 14 японскими кораблями. С его гибели началась трагическая для русского флота война. Кровопролитный бой на сопках Маньчжурии Мокшанского полка - всего лишь эпизод этой войны. Но именно ему суждено было стать не менее значимым, чем морское сражение. В полку числилось 6 штаб-офицеров, 43 обер-офицера, 404 унтер-офицера, 3548 рядовых, 11 конных ординарцев и 61 музыкант. Этим музыкантам и предстояло сыграть решающую роль. Одиннадцать суток полк не выходил из боя. На двенадцатые кольцо окружения сомкнулась. Но в самый критический момент, когда иссякли и силы и боеприпасы, грянул полковой оркестр. Военные марши следовали один за другим. Японцы дрогнули. Русское "Ура! " прозвучало в финале. За этот бой семь оркестрантов были награждены солдатским Георгиевским крестом, а капельмейстер - офицерским боевым орденом Станислава 3-й степени с мечами. Вскоре имя этого капельмейстера, Ильи Алексеевича Шатрова, узнала вся Россия. В 1906 году вышло первое издание его вальса "Мокшанский полк на сопках Маньчжурии", выдержавшего более ста переизданий. Граммофонные пластинки с музыкой вальса расходились баснословными тиражами. А вскоре появились и слова на музыку вальса. Наибольшую известность приобрел стихотворный текст Степана Скитальца, автора песни "Колокольчики-бубенчики звенят... " на музыку Я. Пригожего. В советские времена вальс Шатрова, как и "Варяг", продолжал оставаться в числе наиболее популярных, но на новые слова, более соответствовавшие, как считалось тогда, "духу времени": "Мы пойдем навстречу новой жизни, / Сбросим бремя рабских оков" и т. д. В 20 - 30-е годы не только "На сопках Маньчжурии", но и другие старые песни зазвучали на новый лад. Ныне, в XXI веке, они тоже стали достоянием истории.
    sent-onere
    1. Per se. 9 июля 2015 07:58
      Красивые и печальные мелодии старых песен.
      НА СОПКАХ МАНЬЧЖУРИИ

      Музыка Ильи Шатрова
      Слова Скитальца (Степана Петрова)

      Тихо вокруг, сопки покрыты мглой.
      Вот из-за туч блеснула луна,
      Могилы хранят покой.

      Белеют кресты - это герои спят.
      Прошлого тени кружат давно,
      О жертвах боев твердят.

      Тихо вокруг, ветер туман унес.
      Hа сопках Маньчжурии воины спят
      И русских не слышат слез.

      Плачет родная мать, плачет молодая жена,
      Плачут все, как один человек,
      Злой рок и судьбу кляня!..

      Пусть гаолян вам навевает сны,
      Спите, герои русской земли,
      Отчизны родной сыны.

      Спите, сыны, вы погибли за Русь, за отчизну,
      Но верьте, еще мы за вас отомстим
      И справим кровавую тризну.

      1906
  2. лесовозник 8 июля 2015 20:05
    Концепция изгнания России из Сибири и Дальнего Востока не канула в небытие и сейчас потихоньку почти незаметно реализуется китаем под видом сотрудничества Кстати японцы тоже накануне войны придерживались именно этой стратегии Китайцы учли их опыт и поэтому не форсируют события потому что хотят достичь поставленной цели Это не видят или не хотят видеть в за уральским хребтом но нам сибирякам забайкальцам и дальневосточникам это очевидно
    1. Per se. 9 июля 2015 07:50
      Цитата: лесовозник
      Это не видят или не хотят видеть в за уральским хребтом но нам сибирякам забайкальцам и дальневосточникам это очевидно
      Сейчас много оптимистов, что радуются дружбе с Китаем. Наверное, надо находить взаимные интересы, особенно, в свете санкций и недружественных, враждебных действий Запада к России, но не в ущерб своим национальным интересам. За "демаркацию" границы с Китаем, наши ответственные лица должны бы были понести наказание, как дураки или вредители и предатели. Получив уступки по пограничным землям, Китай позднее поднял новый вопрос уже по другим территориям. Никакой нам Китай не друг, это надо помнить. Дружили уже так с гитлеровской Германией, против сволочной Англии и США, так хрен оказался не слаще редьки. Россия сейчас между НАТО и Китаем, ещё в более опасной ситуации. Что из всего этого с нашим зависимым капитализмом получиться, большой вопрос.
    2. bulatovvvas 9 июля 2015 10:54
      Цитата: лесовозник
      Это не видят или не хотят видеть в за уральским хребтом но нам сибирякам забайкальцам и дальневосточникам это очевидно

      Сдача земель на ДВ и в Сибири только увеличивается, иначе как "сливанием" и предательством это не назовешь. У "кремлевских" короткая память, забыли как в 41-м Сибирские и Дальневосточные полки и дивизии помогли отстоять Москву, при этом сдерживая японские силы на ДВ и по Амуру. Как-то сам-же Путин сказал, что отношение к предателя во всем мире одинаково, я бы добавил: " их уничтожают первыми"! Подвиги Русских Героев не должны быть забыты!
  3. clidon 8 июля 2015 20:43
    Предпочитая смерть сдаче в плен, русские моряки сами затопили свои корабли.

    Предпочитая смерть сдаче в плен, русские моряки пошли на прорыв. Как раз раз, когда они топили корабли, то предпочли жизнь, перейдя на нейтральные корабли.
  4. voliador 8 июля 2015 21:17
    Они и сейчас пасть на Дальний восток и Курилы разевают.
  5. polkovnik manuch 8 июля 2015 21:45
    Что было , то было !
  6. Voen.Akademia 9 июля 2015 03:43
    Что было, то было!Но что было - нужно помнить!
  7. Anchonsha 9 июля 2015 11:12
    Да, чтобы ничего не повторялось, нужно учить историю и делать выводы. Вечных союзников не бывает кроме своей армии и флота.
  8. gladysheff2010 9 июля 2015 12:05
    Не все программы концептуального развития должны обязательно предаваться гласности и открыто обсуждаться в СМИ,но судя по действиям нашего Руководства программа развития Сибири и Дальнего Востока присутствует и работает,ибо подобно Бисмарку,Россия развивает и укрепляет прежде всего ВС и Флот.Без этих гарантов независимости и спокойствия невозможно развивать региональную и геополитику.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня