Ядерные угрозы России: как должна реагировать Америка? ("The National Interest", США)

Ядерные угрозы России: как должна реагировать Америка? ("The National Interest", США)


Российский президент Владимир Путин без всякого смущения угрожает, выставляя напоказ ядерное оружие своей страны. С тех пор, как советский премьер Никита Хрущев хвастался тем, что «делает ракеты, как сосиски», и предупредил западных послов о том, что «мы вас похороним», никто из лидеров Москвы так громко на весь мир своим оружием не бряцал. При том, что американо-российские отношения продолжают ухудшаться, а ядерные арсеналы в мире насчитывают около 15,7 тысяч боевых головок и бомб, становится все более важным выработать принципы эффективного реагирования на подобное поведение.


Ядерные угрозы

Со времени начала кризиса на Украине Путин открыто напоминает своей аудитории о значительном ядерном арсенале России, а после аннексии Крыма он заявил, что был готов привести российские ядерные силы в состояние боевой готовности. Он также приложил все старания для того, чтобы объявить о производстве новых ядерных ракет и бомбардировщиков и санкционировал активные — и порой крайне рискованные — полеты самолетов носителей ядерного оружия у границ НАТО. И он, несомненно, разрешил и проведение испытаний стратегических крылатых ракет наземного базирования, что является нарушением подписанного в 1987 году Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

В результате создания и размещения ядерных вооружений характер международных отношений коренным образом изменился. Их применение в войне сегодня означает гораздо более серьезную и неминуемую угрозу для человечества и даже для существования нашей планеты, чем глобальное потепление. Угрозы применения ядерного оружия — пусть даже пустые — нельзя не принимать всерьез, а все более частое упоминание ядерного оружия следует считать неприемлемым.

Уроки холодной войны

Недавно вышедшая книга Джеффри Кимбалла (Jeffrey P. Kimball) и Уильяма Бэрра (William Burr) «Ядерный спектр Никсона» («Nixon’s Nuclear Specter») является прекрасным напоминанием о том, что в годы холодной войны США тоже использовали тактику ядерных угроз и демонстрации ядерной силы — и зачастую частью замысла была внутренняя политика. Большая часть рискованных шагов Вашингтона (например, имитация готовности к нанесению ядерного удара в 1969 году, чтобы спровоцировать Советский Союз, и тот оказал давление на Северный Вьетнам, заставив его пойти на уступки во время мирных переговоров) оказались в высшей степени неудачными в достижении поставленных целей.

Беспристрастное изучение подобных фактов из истории ядерной эпохи может повлиять на наш образ мыслей и подсказать, каким образом следует подходить к решению современных проблем в отношениях с Россией. Это позволит выработать некоторые принципы поведения и станет руководством к действию:

С военной точки зрения большинство маневров Путина не столь значительны, как нам пытаются внушить заголовки газет.

Например, в начале июня президент Путин торжественно и во всеуслышание сообщил о том, что в 2015 году Россия поставит на вооружение сорок новых межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися головным частями с блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН). Но это количество на самом деле оказалось меньше тех цифр, которые он озвучил в декабре прошлого года. Кроме того, даже если бы это было чистым увеличением (что маловероятно, поскольку старые системы снимаются с вооружения), то у России общее количество развернутых баллистических ракет оказалось бы меньше, чем у США, и меньше минимального количества (700 единиц), разрешенного по условиям договора о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Возможно, пополнение арсенала модернизированными ракетами с РГЧ ИН позволит России достигнуть предусмотренного СНВ-3 предельного количества в 1550 единиц развернутых боеголовок и бомбардировщиков с учетом того, что ее межконтинентальные баллистические ракеты с 10 боевыми головками РС-20 (по классификации НАТО — SS-18) будут сняты с вооружения. Но при этом Россия не увеличит свою способность поражения целей в странах НАТО.

Главком ВВС России генерал-полковник Виктор Бондарев подтвердил в конце мая решение Владимира Путина возобновить производство самых современных российских тяжелых бомбардировщиков Ту-160 и сообщил о планах построить не менее 50 модернизированных самолетов, что увеличит численность стратегической бомбардировочной авиации страны в три раза.

В российской и американской прессе публиковали фотографии этого элегантного и самого большого в мире бомбардировщика с крылом изменяемой геометрии, однако при более подробном изучении вопроса сложились совершенно иные впечатления. По имеющимся сведениям, решение о выпуске дополнительного количества бомбардировщиков времен холодной войны было связано с невозможностью осуществить в срок замену этих самолетов машинами пятого поколения — перспективными авиационными комплексами дальней авиации (ПАК ДА). Первые новые бомбардировщики Ту-160С появятся примерно в 2023 году, что позволит России на протяжении десяти лет поддерживать боеспособность бомбардировочной авиации (включая крылатые ракеты), но по сравнению с предполагаемыми возможностями бомбардировочной авиации США эти силы будут не такими многочисленными и боеспособными.

Важно не преувеличивать с ответной реакцией, когда воинственные жесты совершаются Россией в символических целях либо для регулирования внутренней политики. Часто создается впечатление, что Москва настойчиво стремится спровоцировать Запад на ответные действия, которые затем смогут послужить подтверждением заявления российских властей о том, что Россия является жертвой, а не источником агрессии и напряженности.

С учетом этого НАТО до сих пор действовала достаточно благоразумно и не поддавалась на требования некоторых западных политиков разместить ядерное оружие на территории самых восточных стран-членов альянса или взять на себя обязательства по обороне (вроде тех, что существуют в НАТО) по отношению к Грузии или Украине. Точно так же и российские испытания (но не размещение) запрещенных крылатых ракет наземного базирования промежуточной дальности являются предметом неофициальных переговоров и замечаний со стороны общественности, и (пока еще) не спровоцировали контрпродуктивного развертывания сопоставимых боевых систем.

Как заявил в марте старший помощник заместителя министра обороны США Брайан Маккеон (Brian McKeon), США «не следует давать симметричный ответ на каждую провокацию России. В частности, в данный момент нет никакой необходимости расширять роль американских ядерных вооружений или менять нашу ядерную политику».

Серьезной ошибкой было сокращать военные контакты между НАТО и Россией по политическим мотивам в тот момент, когда подобные связи как никогда важны для предотвращения непреднамеренных военных инцидентов и исключения недопонимания. Вместо прекращения связей с целью демонстрации политического сопротивления российской агрессии, следует с максимальной эффективностью использовать такие контакты, чтобы удержать ситуацию под контролем.

Так же было ошибкой не использовать в полной мере механизмы, предусмотренные в резолюции о соблюдении договора о ядерных вооружениях — например, специальные группы по контролю над соблюдением договора о РСМД. Вместо того чтобы машинально подражать безответственным и враждебным действиям России, сопровождающимся угрозами ядерным оружием, США следует как можно активнее искать продуктивные способы расширения диалога и стимулирования полезного обмена мнениями.

Как говорится в докладе Комиссии США, Германии и России по проблемам глубокого сокращения ядерного оружия, опубликованного в апреле 2015 года, Россия и НАТО должны восстановить каналы связи между военными структурами по вопросам практического характера и предпринять шаги для предотвращения опасных военных инцидентов, в особенности с участием ядерных сил сторон. В докладе также рекомендуется обсудить меры транспарентности в отношении американских систем ПРО в Польше и Румынии в ответ на высказываемую Россией озабоченность в связи с соблюдением Договора РСМД. Это позволило бы усилить давление на Москву и обеспечить со стороны России аналогичные меры транспарентности в отношении высказываемой США озабоченности испытанием КРНБ (крылатые ракеты наземного базирования — прим. ред.) на дальностях, подпадающих под действие Договора РСМД.

Когда Путин начнет играть в ядерные шахматы, начинайте играть в шашки

Даже в ядерный век международные отношения гораздо более многомерны, чем шахматная доска. Следовательно, перемещение ядерных фигур по ядерной шахматной доске является не самым удачным сравнением при поиске ответной реакции на ядерные маневры Путина. В ядерных шахматах победителей не бывает — каждый игрок в конечном итоге оказывается в проигрышной ситуации.

Количественное превосходство по ядерным арсеналам почти не дают преимуществ ядерным странам — или не дают вообще. Даже если одна страна имеет ядерное преимущество над другой, не факт, что она может навязать той свою волю — в чем США могли убедиться во Вьетнаме, а Советский Союз — в Афганистане.

Сегодня США размещают около 1900 стратегических ядерных боеголовок, из которых 900 могут быть доставлены в течение нескольких минут после приказа главнокомандующего США о нанесении удара. Даже при использовании сторонами «минимального» количества ядерных вооружений означает риск полного уничтожения России, США и союзников США по НАТО. Как однажды сказал президент Рейган: «Ядерную войну выиграть невозможно, и ее не следует начинать».

Несмотря на эти реальные условия, ядерное оружие лежит в основе нынешнего кризиса в отношениях с Россией, что повышает риск, но при этом дополнительной силы владельцам этого оружия не дает. Военная угроза, перед которой оказалась Украина, связана с обычными, а не с ядерными вооружениями. Как заявил 30 апреля командующий объединенными силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав (Philip Breedlove) Комитету Сената США по вооруженным силам, «ситуация в области безопасности в Европе менее стабильна, но в этом нет ядерной составляющей ... Это меня не беспокоит».

Для членов НАТО, расположенных на востоке Европы, давление со стороны Москвы имеет скорее психологический и экономический характер, чем военный. В качестве инструмента используется не ядерное оружие, а экономическое влияние, мягкая сила и явные свидетельства политических устремлений.

Если международная общественность хочет предотвратить «приближение к беспрецедентной катастрофе», которое предсказывал Альберт Эйнштейн в отношении наличия и распространения ядерного оружия, США должны будут и дальше стараться отражать ядерные угрозы Путина, а не отвечать ему тем же.
Автор:
Грег Тилманн — бывший сотрудник дипломатической службы и член Комитета Сената США по разведке, а в настоящее время является старшим научным сотрудником Ассоциации по контролю над вооружениями.
Первоисточник:
http://www.nationalinterest.org/feature/russias-nuclear-bluster-how-should-america-respond-13261
Перевод:
http://inosmi.ru/world/20150708/228983112.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти