Пора в окопы. К бойцам генерала Панфилова

Сразу скажу, что идея написания этого материала принадлежит читателям "ВО". От нескольких человек пришли письма со ссылками и возмущениями. Внимательно все изучив, я предлагаю вашему вниманию этот материал. Он, как и все исторические изыскания, довольно противоречив, но вот выводы — абсолютно однозначные.


Подвиг гвардейцев-панфиловцев. Картина В. Памфилова



Начну с изысканий, потому что с ними все более-менее ясно. А выводы, как более, с моей точки зрения, важное — в конец.

Все началось с материала на "России 24".



Именно этот сюжет и вызвал столь бурную реакцию. Мне понравилось, с какой легкостью Николай Соколов сказал, что "придется переписать несколько десятков учебников истории". И Панфилова грязью полил мимоходом, дескать, в Казахстане памятник открыли, а тут вон как вышло...

Вот ссылка на этот документ, который стал основой для сюжета: http://www.statearchive.ru/607.

Для того, чтобы картинка сложилась, надо внимательно все прочитать. И очень многое становится на свои места.

Для начала о действующих лицах.

Мироненко С.В. Директор Государственного архива, кавалер Ордена Почета, инициатор всего процесса. Именно он обещал рассекретить документы, "которые прольют свет", и обещание свое сдержал. Рассекретил.

Мироненко назначен на свою должность в далеком 1992 году. Лично у меня не вызывает сомнений, птенец чьего он гнезда. У кого есть сомнения — просто почитайте вот тут: http://frallik.livejournal.com/983168.html.

Показательно. Как показательно и то, что для Мироненко все, что не овеяно светочем Солженицына, — зло и сталинская пропаганда.

Итак, по документу. Какие основные выводы из него сделал я как автор.

1. Бой у Дубосекова был. То, что полковник Капров был "не в курсе", объяснимо тем, что 16 числа он на запасных позициях собирал остатки полка. Это явственно следует из его же показаний. Получилась (по моему же мнению) следующая картина: полк, не удержав занимаемых позиций, отошел. За это, кстати, Капров был отстранен от командования.

Какая-то часть бойцов, видимо, из роты Гундиловича, по своим соображениям не отошла и приняла бой. То, что бой был, подтверждают жители села. Которые, вполне справедливо, сидели по подвалам и не наблюдали картины боя.

2. Из пункта 1 следует, что толком никто, кроме участников боя (опять же, из документа следует, что погибли не все) не может вразумительно рассказать о его итогах. А участников особо никто тогда и не слушал, кроме корреспондента Коротеева, написавшего, правда, о другой роте, политрука Диева.

Возможно, те, кто сражался у Дубосекова, не подбили ни одного танка. А возможно, подбили, и не один. Проверить сегодня нереально. Не помогут даже немецкие архивы, несмотря на их педантичность. В тот день немецкие танки горели по всей линии фронта на подступах к Москве. И слева, и справа от Дубосекова. Могли гореть и в самом Дубосекове.

Я думаю, что горели. Почему?

Да потому, что политрук Клочков, которого нашли и опознали только в 1942 году, и те бойцы, которых не смогли опознать, там не тушенку кушать оставались. Но тут сразу к пункту 3.

3. Политруки. Уважаемые участники, вас не смущает тот факт, что корреспондент Коротеев писал о роте политрука Диева? А главным действующим лицом у Дубосекова был политрук Клочков? Меня не смущает. Это потом замполит стал замполитом, а политрук в те времена был абсолютно иным явлением. Да, это был человек партии, поставленный как надзиратель за командиром. Но в случае чего он брал на себя командование и вел людей в бой. Потому, что политруки были более подкованными людьми в вопросах веры. А тогда, простите, вера была во что? Правильно, в торжество линии КПСС. У командира роты, допустим, было свое командование, а у политрука свое. Партийное.

"Сделанным в СССР" объяснять не нужно, тем, кто родился в России, поясню: можно было не раз и не два накосячить перед непосредственным начальством, но если тобой занялись партийцы, добра не жди. Это сейчас ФСБ пугают, а тогда пугали парткомом.

Прощу прощения, отвлекусь немного. Приведу в пример воспоминания моего деда, говорившего мне так: "Особиста, если особо вредный был, всегда можно было пристукнуть. Они же дальше второй линии не ходили, поэтому "случайно" прилетевшая мина, а лучше — растяжка или просто мина в кустах... Они ж необученные были. Но они с нами никогда не ссорились. А политрук у нас был наш. С нами на все задания ходил. Да, награждали его несколько иначе, но у нас свое начальство, а у него свое. Но ходил с нами, и нормально ходил".

Политруки и комиссары в основной массе своей были людьми из низов. Но фанатично преданные партии. И потому поднимали людей в атаку, становились к пушкам и пулеметам на кораблях, садились в кабины самолетов. Это — аксиома. Исключения были, конечно, но это были исключения.

Лично у меня (надеюсь, что и у многих читающих это) не вызывает сомнений, чем там занимался политрук Клочков и его бойцы. Они выполняли свой воинский долг, защищая подступы к Москве. И выполняли его до смерти. Насколько эффективно в плане потерь врага, не ясно, но то, что до смерти — очевидно. Возможно, именно после гибели оставшиеся в живых и отошли. Но не раньше.

4. Зачем все это было искажено "Красной звездой". Тут знак вопроса не стоит, и не стоит справедливо.

Во-первых, как было правильно замечено, в тот тяжелейший момент стране нужны были герои. Которые служили бы примером для остальных. Ибо отступления 1941 года боевой дух не поднимали. Поэтому и стали герои появляться на страницах газет. А насколько точными были описания их подвигов — на совести журналистов, но никак не бойцов.

Во-вторых, бой у Дубосекова стал "палочкой-выручалочкой" для Капрова. Это уже потом он стал говорить, что "никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел". В 1948 году. А в 1942 наградные листы подмахнул, никуда не делся. Ему в первую очередь нужен был этот бой, потому как в общем, полк под его командованием воевал так, что лишился своего командира. Который отвечает за полк целиком и полностью.

Достойны ли командира полка такие высказывания, как "фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович, который вёл с ним разговоры на эту тему, никаких документов о бое 28 панфиловцев в полку не было и не могло быть. Меня о фамилиях никто не спрашивал. Впоследствии, после длительных уточнений фамилий, только в апреле 1942 года из штаба дивизии прислали уже готовые наградные листы и общий список 28 гвардейцев ко мне в полк для подписи. Я подписал эти листы на присвоение 28 гвардейцам звания Героя Советского Союза. Кто был инициатором составления списка и наградных листов на 28 гвардейцев — я не знаю".

Я не я, и лошадь не моя. Хорошо было все свалить на погибшего Гундиловича, мертвые сраму не имут. Вот и выкручивался полковник, как мог. Но даже в его показаниях есть суть.

"Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах".

Так все-таки бой был. Опять без вопросительного знака. И этот бой фактически спас комполка Капрова от судьбы многих командиров того времени. Он был только отстранен от командования. Замечу, что это был не единственный случай в его карьере. В декабре 1942 года Капров, командир 238 стрелковой дивизии, был еще раз отстранен от командования. Но в дальнейшем воевал, и воевал успешно. Три ордена "Красного Знамени", орден Кутузова и орден Александра Невского об этом свидетельствуют.

Это обычная практика для Красной Армии — в случае больших потерь или неуспешных действий преувеличить потери врага. Дескать, нас выбили с занимаемых позиций, но вон сколько всего уничтожили. А посчитать, раз территория под врагом — увы. Еще Суворов говорил своим адъютантам — "пиши, сто тыщ положили супостата. Чего басурман жалеть?" Но Суворов не отступал и битв не проигрывал, вот в чем разница. А тут несколько иной подход. Посовременней.

Переходим к выводам.

Итак, 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково вела бой 4 рота капитана Гундиловича и политрука Клочкова. Очевидно, что во время боя рота, понесшая большие потери, была разрезана наступающими немецкими частями. Группе капитана Гундиловича удалось отойти (иначе бы он остался там, у Дубосекова), а группа политрука Клочкова приняла последний бой и некоторая часть бойцов смогла-таки отступить после гибели политрука.

Вот, собственно, и вся картина. Остальное было "дорисовано" Кортеевым, Кривицким и Ортенбергом.

Лучше меня точку во всей этой истории может поставить Дмитрий Тимофеевич Язов. Человек, который принимал участие в работе комиссии по расследованию дела 28 панфиловцев. Последний Маршал СССР. Человек, которого многие глубоко и обоснованно уважают. Не стану приводить его ответ на измышления "историка" Мироненко здесь, проще прочитать тут:
http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=588848&pagenum=1#com.

Теперь самый главный вопрос: зачем все это и кому выгодно?

Вообще, это не первый, и я уверен, не последний случай, когда пытаются унизить или вообще стереть начисто примеры нашего героического прошлого. Здесь все: и панфиловцы, и Виктор Талалихин (не первый таранил), и Зоя Космодемьянская (ничего не успела совершить, а молчали на допросах тысячи), и Александр Матросов (тоже не первый, кто закрыл).

В чем суть? А суть в том, что из-под нас пытаются выбить те примеры, на которых воспитывались мы. Мы — это те самые, кто "сделан в СССР". И кто как может, но старается воспитывать новые поколения. И получается не всегда и не у всех.

Президент говорил много слов о необходимости патриотического воспитания молодежи, о памяти о нашем прошлом. Много чего говорил.

Я вижу, как "Россия 24" рванула выполнять его мысли. Память о панфиловцах из учебников стереть, улицы переименовать, музей закрыть.

Что ж, господа, спасибо. Мы (надеюсь, что мы — это много) вас услышали. Вот только руки коротки у вас. Не выйдет.

Для того, чтобы что-то стереть/уничтожить в таком вопросе, надо бы сперва что-то взамен приготовить. Если бы те же деятели из "России 24" скинулись, провели расследование, да выяснили фамилии тех пяти неизвестных солдат, которых нашли вместе с Клочковым, вот тогда честь была бы и хвала.

Да, давайте все вытрем из памяти. Кто следующий? Может, Александр Космодемьянский? Старшина Липовенко? Покрышкин? Кожедуб? Гастелло? Кто???

А кого на их место? Кого ставить в пример вместо них? Может, Солженицына? Или Власова? Резуна-Суворова? Беленко? Немцова?

Вы, дорогие наши деятели от истории, далеко могли бы зайти в ваших потугах на изменение НАШЕЙ истории. Вы, соглашусь, во многом преуспели в девяностых. Но сейчас времена не те. Слишком много изменилось.

Я уверен, что с каждым бойцом славной дивизии "генерала Бати" Ивана Васильевича Панфилова, в одном окопе окажутся сотни и тысячи тех, кто скажет свое веское слово в защиту памяти тех, кто отстоял Москву и нашу Родину.

Не выйдет, господа. Даже не надейтесь.
Автор:
Скоморохов Роман (Banshee)
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

116 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти