«Шаман»: Самое главное – это забота о людях



Недавно на «Военном обозрении» была опубликована беседа с руководителями и активистами «Харьковского движения сопротивления». Эта организация была создана харьковчанами, прошедшими украинские застенки, обменянными на пленных «укропов» и оказавшимися в Донецке. Однако часть харьковчан действует в Луганской Народной Республике. В героическом городе Краснодоне мы встретились с еще одним сопредседателем ХДС – Владимиром Демченко, позывной «Шаман».


Этот человек организовывал сопротивление еще первому майдану 2004 года – развернул тогда в Харькове палаточный лагерь противников Ющенко. А в настоящее время – чуть было не стал случайной жертвой трагедии, унесшей жизни Алексея Мозгового и его соратников. Не только сам принимал участие в боях за ЛНР, но и оказывает активную помощь другим бойцам. Сломалась ли вдруг посреди дороги машина у ребят, нужно срочно везти гуманитарку или же предоставить ночлег журналистам – Владимир готов прийти на помощь, даже будучи разбуженным посреди ночи. Он также захотел поделиться своим видением ситуации.

- 10 июля депутаты горсовета Харькова под давлением «Правого сектора» признали Россию страной-агрессором. Какова позиция Харьковского движения сопротивления по этому поводу?

- Каждый депутат, выступая с трибуны то ли Верховной рады, то ли городского или областного совета – без разницы, - высказывает свои мысли, и никто и никак не имеет права навязывать ему свое мнение. Горсовет во главе с Геннадием Адольфовичем Кернесом несколько раз отклонял подобное решение. А вообще, это – компетенция государства, а на городском уровне никак не решается, не входит в регламент горсовета – любого горсовета, харьковского ли, полтавского или киевского. Такие вопросы обсуждаются на уровне Верховной рады. Есть же определенные законы о регламенте.

И, если в Харькове трижды не принимали подобное решение – это значит, что его не желали принимать. А тут пришла толпа и пытается навязать свое мнение – а я предполагаю, что они пришли туда далеко не с пустыми руками. Я считаю, что те, кто голосовал за подобное решение – «ссыкуны». Свое мнение надо уметь отстаивать. А принять такое решение – это маразм. Более чем уверен, что это было под давлением.

- Как сообщается, одного из депутатов – Алексея Перепелицу, который выступил против такого решения, облили зеленкой, другому – Андрею Лесику – облили зеленкой машину. И все это – ради символического жеста, которое, в принципе, ни на что не влияет. Как Вы думаете, для чего вообще проталкиваются подобные решения?

- Подобные решения проталкиваются только для одного – для американского и европейского общественного мнения. Чтобы хунта могла показать, что даже те города, которые явно поддерживали Юго-Восток, сейчас признают Россию страной-агрессором. А это – далеко не так. Даже если депутаты признают, то харьковчане не признают. Мне уже множество харьковчан об этом написало.

Нужно отметить, что практически все бывшие регионалы – сломались. Не сломался Лесик, не сломался Перепелица, были еще двое, кто – не знаю. У них – своя позиция. Перепелица – коммунист, а они всегда были такими. За что я уважаю коммунистов – за то, что они всегда твердо отстаивают свою позицию.

А что касается тех, кто голосовал за это решение, – тех 60 бывших регионалов – думаю, мы их не простим никогда.

- Расскажите, с чего начинался тот путь, который привел Вас из Харькова в Краснодон.

- 1 марта 2014 года Харьков поднялся. Мы тогда освободили от «Правого сектора» здание обладминистрации, которое находится на самой большой площади в Европе – площади Свободы (раньше она называлась Площадью Дзержинского). Нас там встретил глава администрации. Мы вернули здание в собственность города, передали под контроль областных депутатов. Мы тогда были уверены в порядочности наших депутатов. Я собственными руками, можно сказать, передал власть председателю Облсовета Сергею Ивановичу Чернову. Но через два дня нас предали. Нас начали сажать, нас начали уничтожать, в нас начали стрелять.

14 апреля погибли двое наших товарищей. Их убили те самые подонки из «Правого сектора», над которыми мы тогда предотвратили самосуд. Да, мы поставили их на колени, вывели на площадь. Но они остались живы. А 14 апреля они убили двух наших друзей.

Итак, никто не ожидал, что депутаты Облсовета нас предадут. Но нас предали. Тогда я понял, что надо сопротивляться или хотя бы показать, что мы существуем, что мы не согласны с таким положением дел. Мы начали активное сопротивление. Стали отправлять на подготовку тех людей, кто желал взять в руки оружие. Начали совершать в Харькове различные акции против «Правого сектора», в частности, подожгли несколько их автомобилей.

29 июня я был арестован Службой безопасности Украины. Мне подкинули тротиловую шашку и карту Украины, на которой было указано движение поездов Харьков – Киев. Меня как раз задержали на трассе между этими городами, когда я ехал на автомобиле с рыбалки. К тому времени арестовали еще двух человек. А за день до этого – Виктора Склярова и еще одного, который затем оказался предателем и оговорил нас.

83 дня я провел в тюрьме. Затем попал под программу обмена пленными. Почти месяц пробыл в Донецке, потом, 17 октября, приехал сюда, в Краснодон, к своему знакомому. Так и остался здесь. 12 ноября состоялся новый обмен, я встретил очередную партию военнопленных, среди которой было немало харьковчан.

- Вы были знакомы с легендарным командиром бригады «Призрак» Алексеем Мозговым и чуть не попали вместе с ним под обстрел. Расскажите эту историю.


Место гибели комбрига А.Б.Мозгового

- Да, я чуть было не попал туда. Тогда была расстреляна не только его машина. Там был белый «Фольцваген» и синие «Жигули» четвертой модели, где находились гражданские люди.

В тот день, 23 мая, мы ехали со стороны Перевальска из Донецка. У нас в Донецке было совещание представителей оккупированных территорий, с него мы и возвращались. Прямо перед нами, буквально в 300 метрах, услышали выстрелы. Когда мы подъехали, увидели три расстрелянные машины. Стрелявших мы не видели. Три машины были разбиты в хлам.

Когда мы подошли к машине Мозгового, он был уже мертв. И другие люди, кто был с ним вместе, - тоже. Единственным выжившим на тот момент был водитель «четверки» - он был в шоке, куда-то побежал. Мы его так и не смогли найти, а потом узнали, что он умер в больнице. Все остальные погибли на месте.

Если бы я был за рулем, возможно, мы догнали бы Леху и поговорили бы, пообщались… Но за рулем ехал мой друг, а он быстро не ездит. Так вот и получилось.

- Каким он Вам запомнился?

- Единственное, что скажу про Мозгового – он был честный и открытый. И этого достаточно. Других слов у меня нет.

- Следите ли Вы за тем, что сейчас происходит в Харькове? Как оцениваете происходящее?

- Не только следим, а пытаемся направлять, организовывать. К сожалению, в свое время, в тот 2014 год, СБУ удалось обезглавить харьковское сопротивление. Пересажали всех лидеров, всех видных людей. Кто-то потом вышел под залог, кто-то попал под обмен пленными. Многие из них теперь здесь, на Донбассе. Кто-то находится в России – в Москве, Ростове и других местах.

Сейчас мы пытаемся вновь объединиться. Пытаемся организовать акции протеста. Тяжело, с натугой, но все равно стараемся работать

Если говорить о настроениях в Харькове, то люди преимущественно поддерживают Донбасс. В процентном отношении – таковых около 70 процентов. Люди ждут, выражают свое мнение в социальных сетях, задают вопрос «Когда?», говорят «Дайте команду – пойдем».

- Мы находимся в городе Краснодоне. Он известен всем людям нашей страны, прежде всего, благодаря «Молодой Гвардии». Что ощущается сейчас, когда война вновь пришла на землю Донбасса?

- Мы были здесь, в Краснодоне, 9 мая. Сами краснодонцы сказали, что такого праздника, как в этом году, не было за последние 50 лет. Казалось, что вышел весь город. Никто не заставлял людей выходить, они сами вышли на улицы.

Но здесь – это одно дело. Это – освобожденная территория. И совсем другое дело – на оккупированных территориях. Там были проблемы, причем, такие, каких даже никто не ожидал. В Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Николаеве, Херсоне и других городах хунта запретила даже Георгиевские ленты. Мне из Харькова звонили ветераны, говорили, что не могут их надеть. Тем не менее, вопреки всему, в Харькове на празднование Дня Победы вышло очень много народу. Были и те, кто не испугался запрета и шел с Георгиевскими ленточками. Память народную не убить. Я и детей своих всегда воспитывал на примере героев Великой Отечественной, с дочерью всегда ходил к мемориалу.

- Каким Вы видите будущее Новороссии, Луганской Народной Республики, Донецкой Народной Республики?

- Я скажу свое личное мнение. Считаю, что российская гуманитарка рано или поздно закончится. И поэтому – я более чем уверен – надо поднимать свою экономику. Без своей сильной экономики мы даром не нужны никому, даже своей сестре или своему брату, даже России. Только если у нас будет сильная экономика, с нами будут считаться.

Считаю, что нужно входить в Россию на правах субъектов федерации. И еще – Украина имеет право на существование, однозначно, - на существование по типу Белоруссии или Казахстана, только в Таможенном союзе, в БРИКСе. Украина со своей мощнейшей промышленностью могла бы смело войти в состав этих организаций.

В мирных городах ДНР и ЛНР надо начинать с того, чтобы накормить, напоить людей и дать им работу. Иначе можем получить даже голодные бунты. Нужно ремонтировать дороги и восстанавливать дома, которые были разрушены.

Могу привести два примера заботы о людях. В Краснодоне – мой друг Гена, позывной «Музыкант». Он воевал в ополчении. По крайней мере, наша часть благодаря ему не оставалась без топлива, без еды. Сейчас он ушел в мирную жизнь. Отобрал у баптистов клуб, который всю жизнь принадлежал Краснодону. Открыл там кинотеатр, в котором каждое утро для детей бесплатно показывают фильмы. А для взрослых - за символическую плату, чтобы сделать в здании отопление.

Еще здесь находится Андрей, позывной «Мальчик». Он взял на себя ответственность за детский садик и полностью его отремонтировал. Подлатал крышу, вставил стекла. Вот такие действия очень важны.

Повторю, самое главное – это люди. Накормим их – получим от них мощную поддержку. Не сможем – будут серьезные проблемы.


***

Июльский вечер... Машина, которая проехала за последние сутки туда-сюда сотни километров, едет по темной улице на окраине Донецка. «Шаман» помог ребятам, которые везли медикаменты для онкоцентра – и сломались по дороге. Почти сутки ушли на организацию проезда груза через Изварино, после чего, поспав всего четыре часа, Владимир поехал в другую Республику Новороссии, через полуразрушенные Новосветловку, Дебальцево, Углегорск. Для харьковчанина, который волей судьбы оказался вдали от своего дома, в настоящий момент главное, чтобы люди получили необходимые для жизни лекарства.

«Шаман»: Самое главное – это забота о людях

В момент отправки гуманитарной помощи

(Специально для "Военного обозрения")
Автор:
Елена Громова
Использованы фотографии:
Елена Громова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти