Лужский рубеж

Лужский рубежБитва за Ленинград стала одной из самых драматичных в ходе войны. За спиной его защитников – второй по величине город СССР с населением около трех млн человек, важнейший стратегический, экономический, политический центр Северо-Запада страны.
Командование противника направило под Ленинград свои лучшие части, выполняя приказ Гитлера во что бы то ни стало захватить и уничтожить город.

К тому же бои развернулись в труднодоступной, лесисто-болотистой местности, бедной дорожной сетью, что создавало большие сложности для обеих противоборствующих сторон.

С первых дней Великой Отечественной войны Ленинград оказался между двух огней. С юго-запада, через Прибалтику, к городу устремилась немецкая группа армий «Север», которая составляла четвертую часть всей германской армии вторжения.

В ее составе было свыше трехсот тысяч солдат, 6 тысяч орудий, 5 тысяч минометов, 1000 танков, 1000 самолетов. Впереди группировки двигалась стальная лавина 4-й танковой группы. Ее дивизии имели задачу за несколько недель сквозным ударом через Двинск, Псков, Лугу ворваться в Ленинград. Гитлеровский генеральный штаб считал, что внезапность массированного удара танков обеспечит нерушимость графика молниеносной войны.

С севера и северо-запада на Ленинград нацели­лась совместно с немецкими войсками финская армия (командующий маршал К.-Г. Ман­нергейм). Согласно плану «Барбаросса», захват Ленинграда должен был предшествовать взятию Москвы, и состояться еще в июле, в крайнем случае, в первых числах августа.

К середине июля 1941 г. обстановка под Ленинградом напоминала до предела натянутую струну, готовую лопнуть в любой момент. В первые три недели войны продвижение танковых соединений немцев в среднем составляло 30 км в сутки, а в некоторые дни они преодолевали свыше 50 км. Это позволило одним прыжком покрыть большую часть расстояния от границы до конечной цели наступления – Ленинграда. Прорвавшиеся в глубину танковые дивизии захватили плацдармы на реке Луге, которая должна была стать неприступной линией обороны на дальних подступах к Ленинграду.

Уже к 1 июля агрессор, располагавший большим превосходством в силах, захватил Ка­унас, Вильнюс, Ригу. Когда 9 июля был захвачен Псков, возникла непосредственная угро­за Ленинграду. 1 июля в городе была создана комиссия по вопросам обороны во главе с А.А. Ждановым.

В тот же день сильный удар по советским войскам в двухстах километрах северо-западнее города нанесла финская армия, целью наступления которой являлись Ле­нинград и Петрозаводск.
5 июля была выделена опе­ративная группа под командованием генерал-лейтенанта К.П. Пядышева для обороны лужского ру­бежа. Этот рубеж длиною в 250 км протянулся от Финского залива до озера Ильмень. Десятки тысяч ленинградцев и жителей пригородов днем и ночью строили оборонительные сооружения на подступах к Луге. В течение двух-трех недель были возведены оборонительные рубежи с траншеями, противотанковыми рвами, железобетонными дотами и минными полями. Был расчищен от зарослей восточный берег Луги, созданы лесные завалы в опасных для прорыва местах.

В оперативную группу Пядышева, оборонявшую этот рубеж, вошли четыре стрелковых дивизии, три дивизии Ленинградской армии народного ополчения, стрелковая бригада, ленинградские пехотные и стрелковые пулеметные училища, артиллерийские, танковые и инженерные части. Лужский участок обороны возглавил генерал-майор А.А. Астанин. Вот его-то героическая оборона и сорвала план гитлеровских стратегов захватить город на Неве с ходу, молниеносным ударом в духе пресловутого блицкрига.

Одновременно было развернуто ускоренное строительство укреплений на линии Нарва – Луга – Старая Русса и начата подготовка оборонительного рубежа Колпино – Красногвардейск (Гатчина). Ленинград как бы полукольцом прикрывают реки Плюсса, Луга и Оредеж. Сама природа уготовила этим рекам с их то высокими, то болотистыми берегами роль естественного оборонительного рубежа, который укреплялся дотами, дзотами, противотанковыми рвами. Работы продолжались круглосуточно, не прерываясь даже во время частых обстрелов и бомбежек.

6 июля нашими войсками был оставлен Остров, 9 июля немцы заняли Псков. Они рассчитывали быстро проскочить небольшой город Лугу. Пленные, захваченные в бою 9 июля, подтвердили, что войска 41-го моторизованного корпуса генерала Рейнгардта стремятся кратчайшим путем пробиться в Ленинград.

10 июля передовые отряды гитлеровцев добрались до реки Плюссы. Этот день вошел в историю Великой Отечественной войны как начало героической обороны Ленинграда.

Главное направление вражеского наступления на Лугу, наряду с регулярными частями Красной армии прикрывали и ополченцы.
Из рабочих-добровольцев Балтийского судостроительного завода были сформированы отдельный артиллерийский пулеметный батальон и партизанские отряды, которые забрасывались в тыл врага.

Когда ополченцы прибыли в Лугу и эшелон остановился у станции, город подвергся интенсивному артиллерийскому обстрелу. Это было их первое боевое крещение. Вот так началась оборона Луги одним из батальонов, которому были отведены позиции на окраине Луги от Лангиной горы до военного городка протяженностью почти пять километров. Большинство из тех молодых ополченцев так и остались лежать под Лугой.

До наших дней сохранились возведенные в этих местах доты, дзоты, вырытые окопы. В 1966 году Балтийским судостроительным заводом был установлен монумент там, где проходил передний край обороны в июле – августе 1941 г.

На Лужском рубеже только артдивизион капитана Синявского уничтожил тридцать семь фашистских танков. Курсанты-кировцы под Большим Сабском 15 часов кряду отбивали яростные атаки врага, уничтожили 600 гитлеровцев и не отступили. За этот бой, в котором погиб целый выпуск – около двухсот курсантов, Ленинградское высшее военное училище имени Кирова удостоилось второго ордена Красного Знамени.

Наступление на Ленинград было приостановлено. Образовавшуюся паузу каждая из сторон стремилась максимально использовать. В то время как немцы уточняли план во­зобновления наступления на Ленинград, Советское командование укрепляло оборону го­рода. Сроки начала наступления немцы откладывали шесть раз, главным образом, из-за трудностей в снабжении и в осуществлении перегруппировок, а также из-за разногласий по поводу дальнейших действий. Лишь к 30 июля немецкое командование пришло к со­гласованному решению. В этот день Гитлер приказал передислоцировать 8-й авиацион­ный корпус из группы армий «Центр» для поддержки войск группы армий «Север» Лееба, который назначил на­чало наступления 4-й танковой группы на 8 августа, хотя 56-й моторизованный корпус явно запаздывал с выходом в исходный для наступления район.

Воспользовалась образовавшейся паузой и советская сторона. Главнокомандование войск Северо-Западного направления, Северо-Западного и Северного фронтов напряжен­но готовилось к отражению удара на Ленинград с юга. И все это в условиях постоянной борьбы на два фронта, так как и финские войска к северу от Ленинграда, и немецкие к югу от него вели себя отнюдь не пассивно. Город усиленно готовился к отражению новых уда­ров врага. Многие жители подали заявления с просьбой отправить их на фронт. Только за первую неделю войны в военкоматы поступило 212 тыс. таких заявлений. В конце июня началось создание Ленинградской армии народного ополчения. К 14 июля первые три ди­визии народного ополчения общей численностью 31 тыс. человек бы переданы в Лужскую оперативную группу. Партийные мобилизации дали фронту свыше 12 тыс. коммуни­стов-политработников и политбойцов.

Самой опасной для Ленинграда являлась немецкая группировка, действовавшая на новгородском направлении.
28 июля начальник штаба войск Северо-Западного направле­ния генерал М.В. Захаров предложил главкому К.Е. Ворошилову развернуть в районе Луги четыре-пять стрелковых и одну танковую дивизии для удара с севера на Струги Крас­ные. С востока, по замыслу Захарова, должна была наступать на Сольцы 11-я армия. Кро­ме того, он предлагал привлечь к этому удару и соединения формируемой 34-й армии. На­ступление планировалось на 3–4 августа, в то время как немецкое наступление – на 8 августа. Но по причине затягивания сосредоточения войск оно началось только 12 авгу­ста.

Однако за четыре дня до этого с лужских плацдармов ударил 41-й немецкий моторизо­ванный корпус. А спустя два дня наступление на новгородском направлении смог начать и 56-й моторизованный корпус. В первый день боев 41-й корпус Г. Рейнгардта продвинулся всего на 5 км. Однако 1-я танковая дивизия сумела нащупать слабое место в советской обороне и прорвать ее. В образовавшуюся брешь Рейнгардт немедленно направил 6-ю тан­ковую и 1-ю пехотную дивизии. Туда же командующий 4-й танковой группой Э. Гёпнер приказал перебросить 3-ю моторизованную, а затем и 8-ю танковую дивизии. Казалось, вожделенная цель – Ленинград – совсем близка. Но действия войск Северо-Западного фронта опрокинули все намерения командования группы армий «Север».

7 и 10 июля противовоздушной обороной г. Луги были сбиты первые немецкие самолеты. 10 июля отличился командир звена 154-го истребительного полка Сергей Титовка. В районе Городца он лобовым тараном уничтожил фашистский бомбардировщик. За этот подвиг 22-летнему летчику посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. 17 июля около озера Самро заместитель командира эскадрильи 159-го истребительного полка Павел Лебединский сумел таранить «мессершмитт». В это же время, перейдя линию фронта, во вражеском тылу южнее Луги открыли боевые действия подразделения 3-го истребительного полка особого назначения.

Не добившись успеха на направлении главного удара у Городца, 24 июля немцы крупными силами при поддержке авиации двинулись в наступление по дороге Югостицы – Наволок – Стрешево.
Из Югостиц, уже занятых врагом, о продвижении большой колонны танков и бронетранспортеров с автоматчиками сообщила по телефону одному из организаторов обороны Луги И.Д. Дмитриеву комсомолка Тося Петрова. Важное сообщение о прорыве противника срочно было передано на КП 177-й дивизии. Зашедший во фланг противник был накрыт огнем артиллерии. Кстати, о судьбе Тоси Петровой. Позднее Тося погибнет в партизанском лагере под Мшинской, в неравном бою последнюю пулю пустив в себя. Комсомолке Антонине Петровой также будет присвоено звание Героя Советского Союза.

В районе Череменецкого озера, где 8-я немецкая танковая дивизия прорвала нашу оборону, 24 июля 1941 года совершил бессмертный подвиг лейтенант В.К. Пислегин, посмертно ставший Героем Советского Союза. Юный лейтенант возглавил контратаку своего подразделения. Несмотря на жестокое сопротивление, враг был выбит из деревни Югостицы. Этот жаркий бой для Виктора Пислегина оказался последним. Бывший командир 49-го танкового полка В.Г. Лебедев писал в 1966 году: «До последнего момента из горящего танка Пислегин докладывал командиру обстановку на поле боя, но уже на земле, охваченный пламенем, упал и подняться не смог».

В те дни общенациональная газета «Правда», орган ЦК ВКП(б), опубликовала статью «Большое мужество маленького города». Автор статьи Д. Руднев писал о разгоревшихся ожесточенных сражениях на Лужском рубеже, восхищался мужеством его защитников, но по оперативным соображениям Луга была названа в «Правде» городом «Н-ском».

После войны фельдмаршал Э. фон Манштейн в книге воспоминаний «Утраченные победы» признавал: «Под Лугой русские обладали сильной артиллерией». Немцы попали под мощный удар артиллерийской группы под командованием полковника Г.Ф. Одинцова (будущего командующего артиллерией всего Ленинградского фронта, генерала, а впоследствии и маршала артиллерии).

Темп наступления гитлеровцев из-за упорного сопротивления советских войск на Лужском рубеже катастрофически падал, а в конце июля – начале августа и вовсе иссяк. Вражеское командование было ошеломлено непредвиденной задержкой.
К тому времени разгорелось и Смоленское сражение, в котором блицкриг также стал давать непредвиденные сбои.

Гитлер лично прибыл в штаб группы армий «Север» и назначил последний срок взятия Луги – 10 августа.

Не имея возможности рассказать о реальных успехах немецкого наступления на Ленинград, в это время фашистская пропаганда изощрялась в восхвалении «побед доблестных войск фюрера» и в изображении «нищей России». Захваченный в плен обер-ефрейтор дивизии СС «Мертвая голова» рассказывал: «У Луги мы три недели топтались на одном месте, а наши корреспонденты писали каждый день о быстром продвижении вперед. Взвод пропаганды фабрикует фальшивки, фальсифицирует факты. Когда мы занимали какой-либо населенный пункт, фотографы по приказу командира взвода обер-лейтенанта Рюле с помощью солдат сгоняли местных жителей к полуразрушенным постройкам или нежилым домам. Здесь жителей раздевали, напяливали на них тряпье и приказывали им занимать позу по усмотрению фотографов. Эти снимки немедля отсылались в Германию для опубликования в газетах со следующей надписью: «Так живут в России».

Упорное сопротивление советских войск вынудило германское командование временно прекратить наступление на Ленинград. Сотни, тысячи людей делали все, что было в человеческих силах, чтобы выстоять, измотать врага. И они выстояли, их не устрашили даже психические атаки дивизии СС «Полицай» южнее деревни Раковичи. Одиннадцать серо-зеленых шеренг, над которыми развевались штандарты с изображением черной свастики, двигались к нашему переднему краю. Они были встречены мощным артиллерийским огнем. Потеряв два полка и командира дивизии генерал-лейтенанта Мальверштенда, эсэсовская дивизия отступила.

Маршал А.М. Василевский писал об этих сражениях: «на Лужской полосе обороны развернулись яростные бои. Часто они не имели пауз, длились сутками, доходили до рукопашных схваток».

В районе сел и деревень Заполье, Городец, Серебрянка, Югостицы, Наволок, Смерди, Старая Середка, Раковичи, Озерцы, Муравейно, Бараново, Корпово, Лесково стойко сражались защитники Лужского рубежа. Животворным оптимизмом дышат строки, написанные 9 августа бойцом 177-й стрелковой дивизии Н.Я. Малышевым родным в город Боровичи Новгородской области, которое ныне хранится в Лужском историко-краеведческом музее: «что касается меня, то уже месяц, как воюю, чувствую себя хорошо, на здоровье жаловаться не могу. О действиях врага надо сказать, что его наступательный порыв свелся к нулю. За весь истекший месяц ему удалось продвинуться на такое расстояние, которое он раньше покрывал в течение одного часа. Как видите, такое соотношение в темпах наступления гитлеровцев в начале войны и сейчас свидетельствует о том, что противник начал выдыхаться, а сопротивление наших войск неизменно возрастает… в общем, враг не так силен и устойчив, как кое-кто его представляет».

Какой дорогой ценой доставалось врагу продвижение на каждый километр к Ленинграду, свидетельствуют записи в знаменитом дневнике начальника генштаба сухопутных войск вермахта генерала Ф. Гальдера.
«На 1 августа 41 г. группа армий «Север» имела потери 42 тысячи солдат и офицеров. Из строя вышло до 38% автотранспорта». А вот категорическая запись от 2 августа: «Группа армий «Север» не добилась никаких успехов в наступлении». Таким образом, созданный советскими войсками и местным населением Лужский «орешек» оказался явно не по зубам хваленым гитлеровским генералам Рейнгардту и Манштейну.

12 августа, как и планировалось, под Старой Руссой 11-я и 34-я армии нанесли удар по соединениям правого крыла группы армий «Север». К 15 августа они продвинулись более чем на 60 км в тыл новгородской группировки. Лееб приказал остановить 41-й и 56-й кор­пуса и направить обе дивизии Манштейна на помощь 10-му армейскому корпусу, который подвергся удару советских войск. Задача овладения Ленинградом оказалось под угрозой срыва. Для Гитлера это явилось поводом с еще большей настойчивостью проводить свою идею относительно переноса части усилий с московского на ленинградское направление. Он потребовал немедленно перегруппировать под Ленинград как можно больше сил 3-й танковой группы из группы армий «Центр». Части 39-го моторизованного корпуса спешно начали перебрасываться на новгородское направление.

Соединениям Северо-Западного фронта, участвовавшим в контрударе, разгромить новгородскую группировку врага не удалось. К тому же в нем из-за немецкого наступле­ния не участвовали части Лужской оперативной группы, а вследствие неумелого руководства войска 34-й армии стали беспорядочно отходить. Положение усугубило то, что было потеряно управление. В частях возникла паника. К 25 августа армия не досчиталась около 60 % людей, более 80 % военной техники и оружия. Ставка приняла жесткие меры. Командующий Северо-Западным фронтом П.П. Собенников был смещен, а на его место назначен генерал П.А. Курочкин, успешно справившийся с выводом из окружения 16, 19 и 20-й армий в районе Смоленска. Были понижены в должности командиры 34-й и 43-й армий, ряд командиров и комиссаров соединений были отданы под суд Военного трибунала. Одной из причин неудачи являлась постановка перед войсками непосильных задач. Так, 11-я армия к моменту перехода в наступление была сильно ослаблена предыду­щими боями, а 34-я – плохо укомплектована и слажена. Зачастую во главе вновь сформи­рованных соединений и частей стояли недостаточно подготовленные командиры.

Но упорная оборона Лужского рубежа заставила верховное командование противника на три недели задержать врага на подступах к Ленинграду. 19 июля Гитлер приказал приостановить наступление, чтобы восстановить потрепанные дивизии, оно возобновилось только 8 августа. 45-дневная оборона города Луги является блестящим примером героизма советских солдат и офицеров.

Приостановив наступление непосредственно на город Лугу, немцы решили обходным путем прорвать линию обороны.
Упорные бои развернулись за Лугу с 10 по 13 августа. 10 августа, как и ровно месяц назад, враг бомбил город. Были очень сильные разрушения, но немцы не могли прорвать нашу оборону. Однако на флангах положение сильно ухудшилось: 15 августа немцам удалось выйти на дорогу Нарва – Гатчина, 16 августа противник овладел Новгородом и Батецкой, прорвался к реке Оредеж, а на западном направлении приблизился к дороге Кингисепп – Ленинград. Началась срочная эвакуация оборудования завода «Красный тигель» и абразивного завода «Смычка», городской электростанции, нескольких машинно-тракторных станций, сельхозинвентаря, запасов продовольствия и многого другого. На восток области, на Вологодчину перегоняли стада из совхозов и колхозов. В сложных условиях в сибирском городе Новокузнецке тигельщики наладили выпуск продукции, а абразивщики – производство в Златоусте.

Самыми тяжелыми для защитников Луги были 21 и 22 августа. По всей линии обороны шел бой. В районе деревни Беково и села Рождествено гитлеровцы перерезали шоссейную дорогу на Ленинград. Снабжение резко ухудшилось, а затем прекратилось совсем. Защитникам Лужского участка поступил приказ об отходе. 23 августа наши войска уходили из Луги. К утру следующего дня город опустел.

Части Лужской оперативной группы еще несколько дней мужественно сражались у поселка Толмачево и станции Мшинской. 25 августа командный пункт 41-го стрелкового корпуса перешел в Пехенец, а КП 177-й дивизии – северо-восточнее деревни Жельцы. Наши бойцы сдерживали наступление противника до 27 августа, а через двое суток генерал-майор А.А. Астанин начал выводить войска на север. Многие защитники Лужского оборонительного рубежа погибли при отступлении: пропали в болотах, были расстреляны фашистскими самолетами, которые методично атаковали отступающих с бреющего полета. К 15 сентября уцелевшие части вышли в район Слуцка и на реку Волхов.

Начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А.М. Василевский, отмечая значение Лужского рубежа, ставил его оборону в один ряд с такими сражениями первого периода Великой Отечественной войны, как оборона Бреста, защита Могилева и Смоленска.
Непрерывные бомбежки и обстрелы разрушили большую часть Луги. Не всем горожанам и жителям окрестных деревень удалось уйти с нашими войсками в тыл. Им пришлось испытать весь ужас фашистской оккупации. Немецкое командование в первые же дни начало жестокую расправу с мирным населением, демонстративные казни советских людей. Городской сад и Базарную площадь (сейчас площадь Мира) оккупанты уставили виселицами. Фашисты принесли с собой смерть. Как сообщается в материалах местного историко-краеведческого музея, только за первый год оккупации они убили несколько тысяч мирных жителей в Лужском, Оредежском, Тосненском районах.

Лужская земля была освобождена от фашистской нечисти в феврале 1944 года. 13 февраля Москва салютовала двенадцатью залпами из 124 орудий в честь освобождения Луги.

За мужество и героизм, проявленные воинами на Лужском рубеже, в свой 200-летний юбилей в 1977 году город Луга был награжден высокой государственной наградой – орденом Отечественной войны I степени.

В течение многих лет на местах кровопролитных боев ведут работы поисковые отряды «Лужский рубеж» (командир В.С. Шитц), «Поиск» из Сургута и другие. Останки более 2000 бойцов были перезахоронены по-христиански на братском мемориальном кладбище. Протоиерей Лужского округа отец Н.В. Денисенко отслужил панихиду по павшим за Родину солдатам. Останки 1000 павших бойцов были найдены в районе Лысой горы, где отряд «Лужский рубеж» работает с 1989 года. Там, по словам В.С. Шитца, еще лежит в земле прах около 29 тысяч советских военнослужащих и мирных жителей, замученных и расстрелянных фашистами в лагере смерти. Составляются акты захоронений, протоколы эксгумаций; все новые данные, добытые поисковиками, поступают на вечное хранение в Центральный архив Министерства обороны России.

Лужане свято чтят память о войне. Имена героев живут в названиях улиц, школ, запечатлены навеки на гранитных плитах братского кладбища. Подвигу защитников Луги посвящены памятники на Лангиной горе, на Лысой горе; в День Победы в 1975 году был открыт величественный памятник «Партизанская слава».

P.S. Ценой огромных жертв и усилий советские войска остановили наступление группы армий «Север» и заставили ее перейти к обороне. С 10 июля по 30 сентября войска Север­ного, Северо-Западного и Ленинградского фронтов, а также Балтийский флот потеряли почти 345 тыс. человек, из них 214 078 убитыми и пропавшими без вести. За тот же период неприятель потерял около 136 тыс. солдат и офицеров, из них убитыми 34,9 тыс. человек.

В конце сентября 1941 года начался новый этап битвы за Ленинград. Оккупанты приня­лись разрушать город, терроризируя его жителей методическим огнем артиллерии и мас­сированными бомбежками. 21 сентября руководство ОКБ представило Гитлеру доклад по вопросу о Ленинграде. В нем предлагалось: «Заключить город в плотное кольцо с забором из колючей проволоки под электрическим током и вышками с пулеметами; разрушить его огнем артиллерии и ударами авиации... Выпустить женщин, детей, старух через посты блокады, остальных обречь на голодную смерть, с тем, чтобы остатки гарнизона крепости остались там на зиму... Сравнять Ленинград с землей... ». На следующий день была утверж­дена директива «Будущее Петербурга», в которой говорилось:

«1. Фюрер принял решение стереть город Петербург с лица земли. После разгрома Со­ветской России сушествование этого огромного города не будет иметь никакого смысла. Финляндия также сообщила нам, что она не заинтересована в дальнейшем сушествовании города рядом с ее новыми границами.

2. Прежние требования военно-морского флота сохранить верфи, гавань и воен­но-морские сооружения известны, однако их выполнение невозможно в связи с главным решением вопроса о Петербурге.

3. Предлагается плотно блокировать город и сравнять его с землей с помощью артил­лерии всех калибров и непрерывных бомбардировок с воздуха. Если в результате создав­шейся в городе обстановки последуют заявления о сдаче города, они должны быть откло­нены ... ».

В ослаблении артобстрела большую роль сыграл Балтийский флот, орудия которого участвовали в контрбатарейной борьбе. Только с августа по декабрь 1941 г. корабельная и береговая артиллерия 5777 раз открывала огонь по позициям немецких войск, в том числе 1650 раз по вражеским батареям, выпустив при этом свыше 71,5 тыс. снарядов калибра от 100 до 406 мм. Для защиты города флот собрал все свои силы: корабельный состав, авиа­цию, береговую и железнодорожную артиллерию, сформировал корректировочно-наблю­дательные посты, части морской пехоты. Непосредственно на суше плечом к плечу с вои­нами фронта сражались свыше 70 тыс. моряков.

Недостаток сил, слабая выучка войск, отсутствие опыта наступательных действий в условиях лесисто-болотистой местности, неумение командиров и штабов управлять вой­сками в сложной боевой обстановке привели к срыву плана деблокады города. Отрезан­ным от Большой земли войскам и населению предстояла многомесячная и многотрудная борьба за жизнь. Битва за Ленинград продолжалась с 10 июля 1941 г. до 9 августа 1944 г.

Однако уничтожить Питер фашистам оказалось не под силу. И в срыве их чудовищного плана – стереть с лица земли этот крупнейший цивилизационный центр сыграли, повторяю, важную роль героические усилия защитников Лужского рубежа, на 45 дней задержавшие врага.
Автор: Александр Пронин
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/ww2/luzhskij_rubezh_939.htm


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 11
  1. udincev 14 июля 2015 11:18
    Если в результате создав­шейся в городе обстановки последуют заявления о сдаче города, они должны быть откло­нены ... ».

    Защитникам города и его героическим жителям город Санкт-Петербург - Петроград - Ленинград - СПб обязан жизнью. Вечная память им и слава!
  2. Мареман Василич 14 июля 2015 11:37
    Однако уничтожить Питер фашистам оказалось не под силу. И в срыве их чудовищного плана – стереть с лица земли этот крупнейший цивилизационный центр сыграли, повторяю, важную роль героические усилия защитников Лужского рубежа, на 45 дней задержавшие врага


    Ленинград. когда же вы научитесь правильно излагать историю тех времён. нынешнее название этого великого города не имеет к той войне и подвигу ленинградцев никакого отношения. Нынешние "питерцы" даже подвиг своих предков-ленинградцев не могут отстоят нормально. Сколько народу вышло в знак протеста против мемориальной доски Маннергейму?
    1. igordok 14 июля 2015 12:12
      В Советское время Ленинград, упрощенно называли Питер (не Петроград, не Петербург) и ничего зазорного в этом не было. В документах никогда не именовали, а вот в разговорной речи - постоянно. Своего рода сленг.
      А вот с названием Ленинград город-герой на въезде в город могли попрощаться.
      В Комитете по градостроительству закончили принимать заявки на проект новых стел на въездах в город. Установят знаки не раньше 2013. Но уже возникают споры: фраза «Ленинград - город-герой» не обязательна - так написано в техзадании.
      Арсений Лебедев, участник конкурса, студент 4 курса СПбГАСУ: «У нас же не только блокада была. Знак должен быть лаконичным. Советские ордена вешать не надо».

    2. 97110 15 июля 2015 09:54
      Цитата: Мареман Василич
      Нынешние "питерцы" даже подвиг своих предков-ленинградцев не могут отстоят нормально.

      Да, минус возник моментально. От потомков желавших подать "заявления о сдаче города". Учился в Ленинграде и служил около Ленинграда. Иногда бываю. Другая страна, другой город...
  3. voyaka uh 14 июля 2015 11:57
    Лужский рубеж - яркий пример ПРАВИЛЬНОЙ тактики Красной
    Армии летом 41 года. Переход к упорной обороне (самой сильной
    черте русской армии во все времена).

    БЕЗ самоубийственных лобовых контратак, которыми "болел" начальник Генштаба Жуков,
    в которых растворилась под немецкими пулеметами и противотанковыми
    пушками кадровая армия в начале войны.
    1. igordok 14 июля 2015 12:14
      Цитата: voyaka uh
      Лужский рубеж - яркий пример ПРАВИЛЬНОЙ тактики Красной
      Армии летом 41 года. Переход к упорной обороне (самой сильной
      черте русской армии во все времена).

      БЕЗ самоубийственных лобовых контратак, которыми "болел" начальник Генштаба Жуков,
      в которых растворилась под немецкими пулеметами и противотанковыми
      пушками кадровая армия в начале войны.

      За первую часть вашего комментария - плюс, за вторую - минус. В итоге - ноль.
    2. RiverVV 14 июля 2015 12:28
      Признайся: ты ведь никогда приказы не отдавал? А если и получал их, то только от собственной жены. По-твоему Жуков лично приезжал в часть и командовал: "Справа, перебежками, по полю в атаку!" - так? Командующий фронтом не командует рядовыми и в самоубийственные атаки их не посылает. Его дело - отдать приказ генералам, командующим армиями, обеспечить их исполнение и контроль, а по результатам принять решение о профессиональной пригодности подчиненных.
      Поскольку враг в Ленинград (какой еще Питер?) так и не прорвался, следует признать, что Жуков со своими обязанностями справился.
    3. 97110 15 июля 2015 09:58
      Цитата: voyaka uh
      БЕЗ самоубийственных лобовых контратак, которыми "болел" начальник Генштаба Жуков

      Смотрите на восток. У вас будет ещё много возможностей применить правильную тактику... А топтаться на русских костях не надо. Недостойно это, писать гадости про людей, спасших ваш народ от окончательного решения...
    4. Витязь 15 июля 2015 13:16
      Цитата: voyaka uh
      БЕЗ самоубийственных лобовых контратак, которыми "болел" начальник Генштаба Жуков,
      Вам поставил плюс,потому что вы с одной стороны правы.Но с другой,зачем вы упомянули имя Жукова,наступательная стратегия была общепринятой в РККА,Жуков как и многие тогда лишь следовали тому,что было предписано уставом.Были и исключения,Тюленев например(на мой взгляд он мудрый человек,лучший комфронта на западном направлении),который несмотря на все претензии генштаба продолжал гнуть оборонительную тактику.Благодаря этому он сохранил свои МК,когда на других фронтах они были уже уничтожены.Жуков поверил в наступательную тактику на Халхин-Голе и продолжал гнуть ее и в 41г.,однако и оборонительные бои под Ленинградом и Москвой раскрыли его талант не только как полководца наступления,но и обороны.Почему же наступление под Дубно например закончились неудачно?Во многом потому,что Жуков был лишь идеологом этой операции,но не был непосредственным командующим.Уверен,если бы Жуков непосредственно осуществлял командование под Дубно советские войска действовали бы более успешно.Достаточно оценить размах подготовки войск под Халхин-Голом,масштаб взаимодействия авиации,артиллерии,пехоты,танков,чтобы понять,что Жуков аналогичное бы организовывал и в сражении под Дубно,поэтому немцам пришлось бы очень не сладко.
  4. стрелок вв 14 июля 2015 14:41
    Ну еще бы ленинград сдали,с такими то силами и оружием,это был бы позор большого масштаба
  5. bubla5 14 июля 2015 15:09
    Пора уже название Ленинграду вернуть
  6. etti65 14 июля 2015 15:55
    345 против 136 многовато при том что немцы наступали. Палками что ли воевали?
  7. Andrey591 15 июля 2015 19:17
    Думаю карта не помешает.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня