Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Корреспондент FlotProm обсудил с генеральным директором предприятия Алексеем Кайфаджяном номенклатуру производимого оборудования, успехи в локализации производства морской техники, принципы взаимодействия с заказчиками и вопросы конкуренции на российском и международном рынках.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Алексей Александрович, расскажите, пожалуйста, какого класса подводные аппараты сейчас выпускает "Тетис Про" и в чем их преимущества перед зарубежными аналогами?

Прежде всего, необитаемые подводные аппараты надо рассматривать не просто как изделие, а как средство обеспечения обследования подводных объектов и как средство для выполнения подводно-технических работ.


Существуют крупные аппараты рабочего класса, среднего класса и легкого обследовательского класса. "Тетис-Про" поставляет для своих клиентов аппараты всех типов, которые существуют в мировой классификации данных средств. Некоторые модели мы выпускаем в кооперации с иностранными производителями и поставщиками комплектующих элементов.

А вот с 2014 года, чем он знаменателен, у нас успешно прошли государственные испытания и начато серийное производство собственного аппарата на нашей производственной базе. Это аппарат обследовательского класса "Марлин-350" с глубиной погружения 350 метров. Сейчас ведется работа по подготовке и началу серийного производства аппарата того же класса для проведения обследовательских работ с большей доступной глубиной, которая достигнет значения 600 метров. В то же время, мы продолжаем производить большие рабочие системы в кооперации с нашими инопоставщиками.
Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Сложности, возникшие во внешней политике и во внешних взаимоотношениях с различными иностранными государствами, в том числе в разрезе введения санкций, ограничивающих завоз тех или иных технических средств в Россию, мы сумели преодолеть. У нас широкая кооперация поставщиков и среди них есть страны, которые не присоединились к санкциям. Используя их ресурс, мы продолжаем разработку комплексов, рабочих телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов для производства подводных работ, мощных гидравлических систем с использованием доступных комплектующих.

На поставке какой техники все-таки отразились эти санкции? По каким производственным направлениям Вам пришлось заменять поставщиков, с которыми "Тетис Про" сотрудничал ранее?

А в принципе, какая разница? Я могу начать перечислять комплектующие, которые невозможно стало завозить от тех поставщиков, которые существовали, но сейчас этот вопрос все равно уже решен. Таким образом, на производстве техники и поставке оборудования нашим клиентам это никак не отразится.

А как отразились на деятельности предприятия колебания курсов иностранных валют, отмечавшиеся в конце 2014 - начале 2015 года?

Изменение курсов сказалось, разумеется, на рентабельности ряда проектов. Особенно эти изменения коснулись контактов, которые были заключены ранее. В ответ на это мы оптимизировали свои процессы и расходы. Опять-таки, то, что мы производим технику у себя на предприятии, уменьшает расходы и тем самым снижает себестоимость. Таким образом, валютные курсы сказались только лишь на завозимой продукции. В связи с этим мы были вынуждены заменить ряд комплектующих импортного производства отечественными и, таким образом, вышли на новый уровень рентабельности. Конечно, показатели в 2014 году получились хуже плановых, на которые мы рассчитывали изначально, но, тем не менее, в 2015 году ситуация выправилась, и мы вышли на установленный уровень рентабельности по всем договорам и продолжаем работать дальше.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"


В итоге, для заказчиков стоимость производимого вами оборудования осталась прежней?

Стоимость осталась прежней, но она может изменяться в соответствии с установленным порядком. Есть целый механизм изменения цен по государственным контрактам и государственный заказчик принимает наши расчетно-калькуляционные материалы, которые мы ему готовим. После того, как представители заказчика согласовывают эти расчеты, цена для них уже не изменяется. То есть цена любого контракта является твердо фиксированной суммой. Это касается контрактов по поставке.

Вы упомянули программу импортозамещения, которая реализуется сегодня Группой компаний "Тетис". Расскажите, каких успехов удалось достичь в этом направлении?

В 2014 году, как я уже говорил, несколько изделий начало производиться серийно именно на нашей производственной базе. Это, в первую очередь, упомянутый подводный аппарат для работы на глубинах до 350 метров. А в этом году мы начинаем серийное производство аппарата на 600 метров, барокамер различных диаметров: 1000, 1200 и 1600 мм. То есть раньше мы покупали эти изделия у наших поставщиков, а теперь мы производим их на своей базе серийно. Они прошли предварительные испытания и испытания на соответствие требованиям морского регистра, по итогам которых получены сертификаты.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Сейчас начинаются государственные испытания для принятия на снабжение Министерством обороны этих барокамер, и с 2016 года мы начнем поставки. Эти барокамеры мы уже сейчас производим, и в 2015 году наши изделия, по окончанию испытаний, будут ими комплектоваться. Также мы производим самостоятельно совершенно новые изделия, такие как водолазные станции быстрого развертывания для Государственной морской спасательной службы РФ. Это все изделия, которые разработаны в недрах нашей организации за инвестиционные деньги, вложенные в развитие компании.

Это еще раз доказало правильность идеологии о том, что прибыль нужно вкладывать в развитие производства и в расширение товарной номенклатуры, производимой собственными силами. И события, произошедшие в 2014 и продолжающиеся в 2015 году, укрепили уверенность в этом наших учредителей и топ-менеджмент нашей компании.

То есть барокамеры полностью изготавливаются в России или все-таки часть оборудования для их изготовления закупается за рубежом?

Они изготавливаются в России.

Производство подводных аппаратов тоже локализовано на 100%?

Про стопроцентную локализацию говорить сложно. Этого вообще не существует в природе. Мы используем комплектующие и импортного производства и своего. Нет у нас в России ряда производств, которые бы обеспечивали стопроцентное комплектование этих изделий. А производств, что называется, замкнутого полного цикла, вообще не существует, потому что это просто экономически нерентабельно.

Например, металл мы не льем на своем предприятии, мы его покупаем в России. То, что не можем купить в России, покупаем в различных странах, не присоединившихся к санкциям. А еще есть ряд оборудования, которое несанкционно. Мы как закупали его в странах, которые изготавливают его лучше всех в мире, так и продолжаем закупать.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

То есть, приоритет все-таки отдается самому качественному оборудованию, которое можно приобрести, а не обязательно отечественному?

Без сомнения. Но самое главное, что постоянно ведется работа по полному комплектованию каких-то средств или изделий комплектующими российского производства. Пока 100% не достичь.

Компьютеры все равно импортные. Вот вы пользуетесь импортным объективом и даже диктофоном. И, может быть, ряд вещей и нецелесообразно производить в России, потому что мировая кооперация все равно будет существовать, несмотря на политические проблемы и санкции. Рано или поздно санкции перестанут существовать, потому что они всем невыгодны. Наши партнеры в 2014 году потерпели огромные убытки. Они все хотят поставлять в Россию качественные товары, комплектующие. А так как они не могут этого делать, они несут огромные убытки, гораздо большие, чем у нас.

Оборудование, которое вы производите, ориентировано на российский рынок или какие-то позиции уходят на экспорт?

У нас ориентация сформирована не на географический рынок, а на потребности заказчика. То есть для того, кто у нас является заказчиком, мы производим средства для решения задач, стоящих перед этим клиентом. Если это Министерство обороны РФ, Военно-морской флот, то перед ними стоит ряд задач по выполнению подводно-технических работ. Есть контракты с нашими странами-партнерами: Казахстаном, Белоруссией, Азербайджаном, Молдавией. Работаем и с Венгрией. Мы открыты для любого заказчика, из любой страны, так как наша страна, в свою очередь, не ввела ни против кого санкции, касающиеся нашего оборудования. Сейчас, в связи с тем, что у нас появилось качественное оборудование и цены ниже, чем у зарубежных поставщиков, у нас появились экспортные контракты.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Существуют ли российские компании на отечественном рынке, с которыми вам приходится конкурировать?

Без сомнения. Любой рынок не может быть не конкурентным. И за этим зорко следит федеральная антимонопольная служба, потому что любое развитие может наблюдаться только в условиях нормальной конкуренции. У нас есть ряд конкурентов в Санкт-Петербурге, Москве: ряд организаций, которые занимаются аналогичным оборудованием. Но, дело в том, что наши конкуренты в основном товароориентированы на определенный сегмент нашей номенклатуры. Я поясню. У нас широкая номенклатура товаров, и мы поставляем их заказчику для решения всего спектра его задач.

Наши конкуренты в основном ориентированы на какие-то определенные сегменты рынка. То есть, например, конкуренты в Санкт-Петербурге, и в тоже время партнеры по работе, ориентированы в основном на водолазное оборудование, московские организации ориентированы на поисковое оборудование и гидроакустические средства. У нас же для подводно-технических работ поставляется весь спектр оборудования. Например, у нас есть конкурент в Москве, который поставляет водолазный инструмент для проведения подводно-технических работ, а мы поставляем и снаряжение, и средства для осуществления водолазных спусков, и подводный инструмент.

Заказчик в большей степени заинтересован в комплексной поставке, которая бы закрывала все его задачи. Конечно, он может использовать нескольких поставщиков, исполнителей его контракта, но тогда у него встанет вопрос технического обслуживания, восстановления технической готовности, обеспечение материалами, а всем интересна система одного окна. Для любого потребителя, даже на бытовом уровне, работать интереснее с одним исполнителем. Вы пришли и получили сразу все. И когда возникают проблемы, вы знаете к кому обратиться. Вот такую задачу мы перед собой ставили и так развивались без малого 25 лет.

Срок внушительный. Но ведь и на сегодняшний день в вашем ассортименте все равно остается большой процент импортного оборудования.

Если говорить про общий процент, у нас порядка 40% импортного оборудования. В этом году даже можно говорить о 30%.

Вопрос с импортным оборудованием обычно заключается в том, соответствует ли он российским ГОСТам. Как решается эта проблема?

Дело в том, что за рубежом мы используем только производственные базы, которые специализируются на производстве того или иного изделия или комплектующих. Причина состоит в том, что на сегодняшний день самое сложное - это развитие производственной базы, которая бы обеспечивала должный уровень технологий. Могу пояснить. Сейчас у нас есть технология и документация, но в России не хватает предприятий, особенно после того периода, когда большое количество производств было разорено. Сейчас производственные процессы восстанавливаются, и поэтому уменьшается процент импортных закупок и увеличивается количество российских. А обладателями технологий являемся мы. То есть мы разрабатываем для заказчика под его требования, то или иное средство, которое требует тех или иных комплектующих. Если мы не можем разместить заказ на них в России, тогда мы размещаем его за рубежом. Но, подчеркну, ответственность за соответствие требованиям заказчика лежит именно на нас, так как мы комплексные поставщики оборудования для решения задач заказчика.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

То есть заказчик вам дает требования по тем же ГОСТам, и вы уже подгоняете закупаемое оборудование под эти ГОСТы?

Мы изготавливаем оборудование именно под требования заказчика и, если мы заказываем что-то за рубежом, мы размещаем заказ именно с учетом требований заказчика. То есть, мы в свою очередь являемся заказчиками для какого-то производителя, но весь этот заказ основан на требованиях нашего клиента.

Таким образом, требования вашего заказчика переносятся…

На нашего поставщика. Мы не покупаем готовые изделия и не предлагаем их с какими-то характеристиками. Мы получаем требования заказчика, формируем технические требования поставщику и заказываем средства с такими характеристиками, которые удовлетворяют заказчика.

Вы упомянули, что предоставляете своим клиентам услуги по сервисному обслуживанию и гарантию на подводную технику. Представим себе ситуацию, когда вы осуществили поставку оборудования клиенту, и ему потребовалось провести сервисное обслуживание. А ваш поставщик комплектующих для этого оборудования прекратил поставки. Как решаются такие проблемы?

На все оборудование, которое мы поставили, мы сразу закупаем расходные материалы и комплектующие, объем которых обеспечит ремонтопригодность и поддержание технической готовности на время гарантийного срока. После того, как гарантийный срок заканчивается, мы предлагаем его продление. Многие заказчики заинтересованы в таком предложении и уже в течение 10 лет заключают с нами контракты на ежегодное обслуживание и продление гарантийного срока. У нас есть ряд бригад, которые выезжают на все флоты, во все регионы и производят годовое обслуживание, которое является наиболее сложным, а также требует специальной подготовки и образования не эксплуатационщика, а инженера-конструктора.

Есть очень сложные операции по техническому обслуживанию в объеме года. Наши специально обученные специалисты выезжают на места, производят годовое обслуживание, пополняют израсходованный ЗИП, то есть запасное имущество и приспособления. Всегда есть то, что в процессе эксплуатации перегорело, испортилось. ЗИП поставляется комплектом, и по результатам каждого года заказчики делают извещения о необходимости пополнения того, что они израсходовали и пожелания по модернизации и расширению круга решаемых задач по результатам и опыту их эксплуатации в течение года. И мы на основе этих извещений осуществляем закупку.

Если в контексте рассматриваемой ситуации возникают проблемы с санкциями, мы находим альтернативных поставщиков. Мы не пользуемся услугами одного поставщика, мы стараемся всегда иметь альтернативных производителей. Либо если он (поставщик - ред.) действительно один, то мы начинаем работу по подготовке производства этих комплектующих на своей производственной базе на случай проблем с этим поставщиком. Для этого у нас есть служба маркетинга, которая постоянно контролирует поставщиков. Также у нас внедрена система менеджмента качества. Бывает, что качество поставщика сначала устраивает нас, потом, по ряду причин, предположим, он поставляет нам некачественное оборудование, тогда мы либо выбираем другого, либо налаживаем собственное производство и отказываемся от него.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Какие-то конкретные примеры можете привести? Что было переведено на собственное производство?

Барокамеры. Вот это конкретный пример. Раньше мы покупали барокамеры у нашего российского партнера. Потом изменилась нормативная база, изменились требования заказчика. Они увидели, какие барокамеры выпускаются за рубежом. У них повысились требования к ним, в том числе по надежности, безопасности и комфортности. Если раньше к средствам подходили только с точки зрения технических и тактических характеристик, то сейчас, в том числе и в Министерстве обороны, и во всех других силовых ведомствах, повернулись лицом к эксплуатанту. Им нужно, чтобы было удобно, комфортно, эргономично, безопасно. В связи с этим, мы, не прекращая работы со старым поставщиком, подготовили собственное производство, открыли опытно-конструкторскую работу, провели техническое и эскизное проектирование, изготовление опытного образца, провели все виды испытаний. Сейчас завершаются государственные испытания, после чего начнется серийное производство этих изделий.

И сколько по времени занимает период перехода на собственное производство от начала до конца?

Год-полтора. Почему? Потому что сейчас используются новые подходы, есть программы для проектирования и конструирования, используется кооперация в ходе создания чего-либо. Старые подходы нас не устраивают. Если мы будем разрабатывать образец продукции в течение 5 лет, то за это время он морально устареет и к началу выпуска и никому не будет нужен.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

На многих предприятиях морского ВПК сегодня отмечается нехватка рабочих рук. В "Тетис Про" есть проблема с подбором персонала?

Я не сторонник того, чтобы говорить, что у нас что-то есть, а чего-то нет. Всегда все где-то посередине. Как таковых кадровых проблем нет, идет непрерывное совершенствование кадрового состава. Для этого существует система обучения уже работающих людей, наши требования увеличиваются и требуют постоянного самообразования, в том числе. Смотря, что считать кадровыми проблемами. Я скажу, что мы даже провели оптимизацию: уменьшили количество сотрудников, при этом увеличивая объем выполняемых заказов. Это, безусловно, требование времени и попытка минимизировать расходы, но это и оптимизация. Толчком явились как раз увеличение курсов, увеличение себестоимости изделий, потому что, не только валютный курс повлиял на это, кроме того в России увеличились цены на отечественные комплектующие.

Я отметил, что у вас в компании достаточно много молодых сотрудников. Какой примерно средний возраст рабочих?

Средний возраст 45 лет.

Что предлагает компания сотрудникам помимо зарплаты? Есть ли какие-то социальные программы?

Вместо социальных программ у нас есть возможность повышения профессионального уровня, то есть программы обучения. Есть система премирования, оплачиваемые отпуска, оплачиваемые бюллетени. Весь социальный страховой пакет, который предполагает наше законодательство, у нас в наличии в полной мере. Для всех сотрудников есть медицинское страхование, специальное страхование для сотрудников, которые выезжают на работу в регионы. Проводятся корпоративные мероприятия для сплачивания коллектива и поддержания позитивного морально-психологического климата. Так как у нас все довольно молодые, как вы правильно заметили, у всех есть стремления, и мы даем им возможность нормального карьерного роста. У нас люди растут, занимают более высокие должности, соответственно улучшается их материальное положение. Это очень серьезная мотивация.

Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Обучение сотрудников происходит в России или за рубежом?

Если это касается обучения комплектующим или изделиям, которые мы завозим из-за рубежа, то сотрудники отправляются на завод-изготовитель. Так как мы являемся членами международной ассоциации контракторов IMCA, которая занимается организацией безопасных подводно-технических работ по всему миру, туда также отправляем на обучение своих людей. Это делается для того, чтобы наши специалисты соответствовали не только российским стандартам, но и мировому уровню. Также обучение проводится на нашей базе или других компаний, которые на этом специализируются. Коммерческих и технических специалистов отправляем на профильные курсы в институты и университеты.

С учетом того, что вы постоянно взаимодействуете с молодежью, как вы можете оценить качество образования в российских вузах?

У нас есть учебные договоры с рядом вузов, в частности с МГТУ им. Баумана. Сначала студенты приходят к нам на производственную практику, затем на преддипломную и впоследствии остаются у нас работать.

У меня есть ощущение, что качество образования улучшилось. И претензий к базовым знаниям специалистов, которые приходят, у нас нет. А дальше, имея базовые навыки, набраться умения по конкретным работам - это уже предмет обучения в нашей компании.

Этим и удобна учебная программа: студенты заранее готовятся к тому, что им придется выполнять в рамках своей должности. К нам приходят специалисты из МАИ, Морского университета, Академии имени Сеченова с высоким уровнем, подчеркиваю, базового образования, а потом все зависит от их желания и нашей настойчивости для того, чтобы вооружить их именно теми умениями и навыками, которые необходимы для исполнения обязанностей в составе нашего коллектива.
Интервью с Алексеем Кайфаджяном: "Экономическая ситуация в стране объективно улучшается"

Возвращаясь к сервисному обслуживанию, были ли какие-то проблемы с тем, что эксплуатанты неправильно обслуживали технику, и она выходила из строя?

Когда мы поставляем оборудование, в контракт часто включает такой раздел, как ввод в эксплуатацию и обучение личного состава, использующего наши средства. Мы заинтересованы в том, чтобы оборудование эксплуатировалось грамотно, чтобы нам потом не пришлось тратить ресурсы для восстановления технической готовности того или иного изделия. Но любая техника в ходе эксплуатации и особенно в момент эксплуатации в экстремальных условиях, в сложных гидрометеорологических условиях на пределе возможностей, иногда выходит из строя. Иногда сами эксплуатанты вынуждены идти на превышение допустимых нагрузок на то или иное средство, для того, чтобы решить задачу по спасению, например.

Когда речь идет о спасении человека, никакие руководства по эксплуатации уже не являются первоочередным критерием для принятия решения. Если надо решить задачу в кратчайший срок, то, даже с риском того, что то или иное средство выйдет из строя или выработает свой ресурс, принимается решение по успешному завершению основной задачи.

В случае выхода из строя изделия или комплектующего пишется уведомление, выезжает наш специалист или группа специалистов, проводится заседание рекламационной комиссии. Иногда выясняется, что это недостаток техники, тогда мы меняем конструкцию или отдельные комплектующие для повышения его надежности. В соответствии с установленным порядком производим изменения в рабоче-конструкторской документации, проводим типовые испытания, после чего серийно выпускаем оборудование уже с другими конструктивными решениями или с использованием других материалов.

Иногда выходы из строя происходят по вине личного состава. Так как наша техника не стоит на складе, а постоянно используется, иногда происходят и ошибки эксплуатантов. В таких случаях также собирается рекламационная комиссия, которая в своих выводах указывает, в связи с чем произошел тот или иной случай, и тогда уже эксплуатант принимает решение о повышении профессионального уровня сотрудников. В некоторых случаях они проходят дополнительное обучение на нашей базе под руководством наших специалистов.

Операторы подводных аппаратов тоже приезжают на обучение?

Иногда приезжают. Но чаще всего это обучение происходит в объеме ввода в эксплуатацию уже на объекте. На Военно-морском флоте есть программа подготовки технического персонала, обслуживающего необитаемые подводные аппараты, которая предусматривает определенный объем теоретической подготовки, практической отработки и поддержания квалификации, либо ее повышение. У каждого оператора необитаемого подводного аппарата, в соответствии с этой программой, есть книжка оператора, где указаны его наработки, квалификационный уровень, какие обучающие программы он прошел, и к каким работам готов и допущен.

Оператору подводного аппарата, если задуматься, больше приходится работать не с "железом", а с программным обеспечением. Расскажите, кто пишет "софт" для вашей морской техники?

Для аппаратов, которые у нас производятся, софт создается нашими специалистами и у нас есть на него патент. Необитаемые подводные аппараты запатентованы компанией "Тетис Про". Соответственно, и программное обеспечение также является нашим продуктом. Что касается программного обеспечения для систем, которые мы закупаем, то оно создается по нашему техническому заданию, как и любое средство. Сначала мы понимаем, что необходимо заказчику, согласовываем технические требования. После этого формируем техническое задание и определяем, что мы делаем самостоятельно, что делаем в России в кооперации с другими производителями, а что мы вынуждены заказывать за рубежом. Иногда хотим делать именно за рубежом.

В этом случае формируется техническое задание, которое согласовывается с потенциальными партнерами. В случае подтверждения изготовления изделия, отвечающего нашим требованиям, формируется график контроля данного производства. Специалисты выезжают на предприятия России, за рубеж, и контролируют его соответствие нашему техническому заданию. Если говорить про программное обеспечение, то оно русифицируется нами и адаптируется к использованию в России нашими заказчиками и нашей вычислительной техникой.

"Тетис Про" имеет весьма оригинальный для оборонных предприятий путь развития. Вы начинали с поставок импортного оборудования и сейчас стремитесь к развитию полномасштабного производства в России. На ваш взгляд, такой подход себя оправдал?

Этот подход придуман не нами и используется повсеместно. Безусловно, если стоять на рубеже рождения качественно нового, еще не существующего технического средства, то было бы необходимо проводить научно-исследовательские работы, привлечь коллективы и кооперации для того, чтобы впоследствии перейти к созданию. Но если в мире уже существует уровень определенной техники, то для начала ее производства необходимо сначала достичь этого уровня, а потом, отталкиваясь от него, создавать что-то новое. Для производства велосипеда никто его заново не конструирует, берут существующую конструкцию и адаптируют ее к своей производственной базе. Вопросы одинаковой сложности - создать что-то и потом производить серийно. Некоторые достижения, в частности в советское время, страдали от того, что мы могли создать замечательный опытный образец, но потом не обладали производственной базой для воплощения этой технологии в серийно производимых изделиях. Исходя из этого, мы сначала исследуем уровень, то есть используем чужой задел. И отталкиваясь от существующих образцов, адаптируем их к своему производству и требованиям заказчика.

Мы коммерческое предприятие и производим не технические средства, а товары. Основным отличием товара от технического средства является его востребованность. Он должен быть нужен, а не являться гимнастикой для ума конструкторов.

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы "Тетис" ведет за свой счет или за счет заказчиков?

Мы, естественно, участвуем в тендерах и с удовольствием выполняем научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы с внешним финансированием.

Но, к сожалению, в последние 15 лет, объем работ у наших заказчиков по нашей номенклатуре на проведение НИОКР невелик, поэтому они зачастую не в состоянии финансировать разработки. В связи с этим, 80% изделий, которые мы выпускаем, создавались в инициативном порядке.

Но процесс создания всегда осуществляется совместно с заказчиком, даже за свои средства, для того, чтобы изделие стало товаром. Для начала формируются требования заказчика, после чего на основании этих требований формируется техническое задание. На основании требований технического задания принимается решение с нашими потенциальными потребителями о том, что мы создадим. Мы оговариваем сроки изготовления и характеристики изделия, но делаем его за свои деньги.

Мы заинтересованы в таком механизме работы, потому что потом получаем изделие, которое действительно нужно заказчику. После того, как мы заканчиваем разработку, мы приглашаем на испытания представителей потенциальных заказчиков. Они участвуют в заседаниях наших комиссий по предварительным испытаниям, высказывают свои рекомендации и замечания, руководствуясь которыми мы дорабатываем наши образцы.

После чего совместно с заказчиком мы принимаем решение о готовности данного образца к проведению государственных испытаний. Заказчик создает государственную комиссию, которая проверяет образец на соответствие требованиям. По итогам госиспытаний подписывается государственный акт. И тогда это становится изделием, созданным в инициативном порядке, но серийно производимым нами и закупаемым нашими заказчиками.

Сегодня много говорят о государственной поддержке промышленности. ОКР мы обсудили, но есть ли какая-то другая поддержка от государства?

У нас коммерческое предприятие, в котором нет ни государственной доли, ни иностранного капитала. Все принадлежит исключительно компании.

В связи с этим, как таковой государственной поддержки нашего предприятия в настоящее время не осуществляется. Лучшая поддержка нашего государства - это выделение средств на заказ наших товаров. Сейчас экономическая ситуация в стране объективно улучшается, в связи с этим улучшается и наше положение: увеличивается оборот, количество сотрудников, появляется гораздо больше возможностей для создания новых образцов продукции.

Лучшая поддержка - это поддержание и повышение уровня экономической стабильности, вложения в развитие нашего государства. Основные наши клиенты - Военно-морской флот, другие подразделения Министерства обороны, рода войск, виды Вооруженных сил, МЧС, ФСБ, МВД. Когда государство уделяет внимание этим министерствам и выделяет им соответственные бюджеты, лучшей поддержки государства и не придумать.

Наш заказчик сам регулирует рынок, он всегда выберет того, кто лучше и качественней выполнит заказ. Когда у него есть для этого средства, то для нашего предприятия, например, лучшей поддержки я и не вижу. А в государственных программах поддержки малого бизнеса мы не участвуем, потому что мы не малый бизнес, мы серьезный налогоплательщик в нашем регионе.

То есть основные заказчики сейчас - это силовые ведомства?

Силовые ведомства и спасательные структуры России. Например, Министерство транспорта не является силовым ведомством, но имеет ряд подразделений для осуществления подводных работ. Так и в других ведомствах. Также "Транснефть", "Газпром", "Русгидро", "Русэнергоатом". Конечно, основная часть нашего оборота - это государственные заказы, но мы работаем и на открытом коммерческом рынке для малых и средних коммерческих предприятий, которые занимаются подводно-техническими работами. Сами мы этими работами не занимаемся, но мы занимаемся производством и поставкой оборудования для их производства. То есть мы обеспечиваем тех, кто выполняет эти работы.

Насколько я знаю, сейчас один из партнеров "Тетис" - компания КАМПО активно развивает направление судостроения. Расскажите подробнее об одном из наиболее интересных проектов - водолазных катерах проекта 23370. В чем их преимущества?

Их основными преимуществами является качество и цена, а также возможность транспортировки и модульность их конструкции. То есть, имея производственную базу, окончательное производство этих катеров можно осуществлять непосредственно в регионе эксплуатации, что исключает проблемы с транспортировкой судна или катера к месту его будущего базирования. Кроме того, катер спроектирован и производится как универсальный носитель, средство, на котором можно устанавливать широкий спектр различного оборудования. Этот процесс обеспечивают его энерговооруженность и конструктивные элементы. В то же время возможность установки различного оборудования в различных вариациях подразумевает выполнение широкого спектра задач экипажем носителя. Используя платформу катера, можно решать задачи водолазных спусков, поиска и обследования, подготовки к судоподъему, обследования участков на предмет наличия подводных объектов. Для этого на палубе судна устанавливаются различные модули. В связи с этим, оно удобно и сейчас успешно эксплуатируется на флотах ВМФ.

Идея поставлять оборудование в контейнерном исполнении тоже пришла из-за рубежа?

У нас есть как стационарное, так и контейнерное исполнение. Мобильные комплексы могут использоваться на универсальных судах, и в этом случае установка одного оборудования подразумевает снятие другого. Комплект устанавливаемого оборудования варьируется в зависимости от выполняемых задач.

Если говорить про передвижные декомпрессионные станции, то есть на базе автомобиля, они также поставляются со съемными контейнерными комплексами и предназначены для обеспечения водолазных спусков с необорудованного побережья.

За рубежом также существуют как стационарное, так и мобильное исполнения средств. Контейнерные варианты удобны для модернизации уже существующих средств, так как это не требует строительства или конструирования специального судна.

Возможно ли делать в контейнерном варианте комплексы для спасения подводников?

Да.

И вашей фирме такой заказ по силам?

Думаю, что да. Мы уже предлагали такие варианты, потому что уже есть такой опыт. Есть научно-технический задел для того, чтобы производить как просто спасательные комплексы в контейнерном варианте, так и глубоководные водолазные комплексы в контейнерном варианте для установки на существующие спасательные суда.

У спасательных комплексов контейнерного исполнения предельная глубина не ограничена?

Все имеет свои ограничения. Но контейнерные комплексы могут иметь такие же ТТХ, как и стационарные.

То есть тех же самых 450 метров, как у ГВК-450, достичь можно, используя контейнерный комплекс?

Можно, но только используя определенный носитель. Далеко не на каждый носитель можно установить такое средство, даже в контейнерном исполнении.

Производство контейнерных комплексов быстрее производства стационарных?

Не быстрее. Изготовление самого комплекса может быть быстрее, но все равно должна произойти привязка к судну. Не просто выполнить привязку комплекса к судну, особенно, если его конструкция изначально этого не предусматривала. К тому же, помимо контейнерного комплекса на судне должно быть размещено стационарное оборудование для обеспечения его работы.

Уменьшение предельной глубины работы комплекса ускорило бы его строительство?

Смысл-то быстроты какой?

Сейчас в России глубоководных спасательных комплексов для подводников нет. ГВК-450 вашего производства только строится. Но, тем не менее, они необходимы прямо сейчас. В нашем расследовании мы выясняли, что в основном аварии подводных лодок происходят на глубинах до 200 метров.

Если говорить не про водолазные, а про спасательные работы, то здесь играет роль не глубина. Смысл спасательного комплекса - это проведение декомпрессии подводников, которые находились в аварийной подводной лодке под повышенным давлением. Если говорить про спасательное судно "Игорь Белоусов", то на него устанавливается водолазно-спасательный комплекс, который обеспечивает проведение как спасательных, так и водолазных работ. Если говорить только про спасательные задачи, то даже существующие носители можно оборудовать контейнерными спасательными комплексами. Наша компания готова это делать, и мы излагали эти предложения Военно-морскому флоту.

Если бы комплекс ГВК-450 был заказан сегодня, какого процента локализации производства можно было бы достичь?

Преждевременно об этом говорить, потому что только эксплуатация комплекса покажет, какие отечественные детали и комплектующие нужно использовать, и что следует заменить.

Мы говорили со своим партнером, и они готовы нам передать ряд технологий для производства таких комплексов в России. Для этого опять же необходимо готовить производство. Я еще раз повторюсь, что обладание технологией не равно возможности организации производства. Можно обладать технологией, но быть не в состоянии ее реализовать. Зачастую это является камнем преткновения у производителей.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня