Красная армия и Армия Крайова: Как 71 год назад освобождали Вильнюс

Красная армия и Армия Крайова: Как 71 год назад освобождали Вильнюс


В столице Литвы Вильнюсе сегодня, 13 июля, проходят мероприятия по случаю 71-летия освобождения Вильнюса от фашистских захватчиков, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

У мемориала Неизвестному Солдату от имени посольств России и Белоруссии были возложены венки. Присутствовали на церемонии депутаты Сейма Литвы от партий «Русский альянс», Избирательная акция поляков Литвы, «Союз русских Литвы». Никто из представителей правительства, Министерства иностранных дел Литвы на мероприятии не появился.


Напомним, вильнюсская операция 1944 года была частью наступательной операции 3-го Белорусского фронта. После окружения советскими войсками группировки противника восточнее Минска и освобождения столицы Белоруссии войскам 3-го Белорусского фронта директивой Ставки от 4 июля была поставлена задача: главными силами наступать в общем направлении на Вильнюс, Каунас и не позднее 10−12 июля освободить Вильнюс и Лиду от фашистов, рассказал корреспонденту ИА REGNUM литовский журналист, изучавший в архивах ход операции, Николай Жуков.

Немецко-фашистское командование пыталось остановить продвижение советских войск на заранее подготовленном рубеже Даугавпилс — Вильнюс — Лида, на котором сосредоточивало отступавшие части и соединения 3-й танковой и 4-й полевой армий. Особенно сильную группировку оно создало в районе Вильнюса, который являлся крупным узлом обороны.

Гарнизон города насчитывал свыше 17 тысяч солдат и офицеров. В ходе боевых действий эта группировка была усилена за счет вновь прибывших соединений. 7−8 июля войска 5-й гвардейской танковой армии под командованием генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова и 3-го механизированного корпуса, который возглавлял генерал танковых войск В. Т. Обухов, вышли к городским укреплениям, прорвали их и совместно с соединениями 5-й армии окружили вражеский гарнизон. 9 июля 1944 года развернулись бои по уничтожению окруженных войск. В ходе 5-дневных напряженных боев советские войска уничтожили окруженную группировку и освободили столицу Литовской ССР.

«Войска 3-го Белорусского фронта сегодня, 13 июля, в результате пятидневных боев уничтожили гарнизон немцев, окруженный в городе Вильнюсе, и освободили столицу Литовской Советской Республики от фашистских захватчиков. В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Вильнюсом, представить к присвоению наименования „Виленских“ и к награждению орденами. Сегодня, 13 июля, в 23 часа 30 минут столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Белорусского фронта, овладевшим столицей Советской Литвы городом Вильнюсом, двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий», — говорится в приказе Верховного главнокомандующего, маршала Советского Союза И. Сталина генералу армии Черняховскому от 13 июля 1944 года № 136.

По словам эксперта, каждая сторона, докладывая своему вышестоящему начальству, завышала или преуменьшала некоторые данные, то есть преподносила результаты военных операций так, как она считала нужным, — несоответствие данных, касающихся состояния войск, собственных потерь, взятых в плен военнопленных и так далее. Специальная «утеря» различных фактов или их случайное «переиначивание» существенно сказались на исторической чистоте вопроса, отмечает Жуков. Например, каково было участие польской партизанской Армии Крайовой (АК) в освобождении литовской столицы?

Опираясь лишь на один источник, воссоздать настоящую картину хода освобождения Вильнюса невозможно. Итак, к началу 1944 года стало очевидно, что Польша будет освобождена войсками Красной армии. Этот факт у руководителей польского подполья не вызывал особой радости, отмечает журналист. Они были уверены, что в случае прихода советских войск их страна лишится значительной части своей территории и станет одной из советских республик, но в то же время надеялись на помощь Англии и США, которые являлись союзниками не только Польши, но и СССР. Однако к тому времени Черчилль и Рузвельт уже договорились со Сталиным о новом формате советско-польской границы и помогать (АК) не собирались. Согласно приказу, изданному в марте 1944 года, Гитлер хотел превратить Вильнюс в крепость. Уже в апреле в город прибыли специалисты по фортификационным работам. Для выполнения земляных и бетонных работ на строительстве объектов была использована всевозможная рабочая сила. По приказу Гитлера город должны были защищать до последней капли крови. Город готовился к обороне. Но стремительное приближение фронта не позволило немцам соорудить всю линию оборонительных узлов. До подхода частей Красной армии немецкое командование значительно укрепило оборонную мощь «Вильнюсской крепости», как называли город немцы в своих отчётах.

В статье генерала Владаса Карвялиса, опубликованной в книге «Гитлеровская оккупация в Литве», первое издание которой увидело свет на литовском языке в 1961 году, отмечается, что к обороне укрепрайона были привлечены «3 пехотные дивизии, 2 дивизии охраны, 2 бригады горных стрелков, 3 отдельных полка, 7 отдельных батальонов и различные резервные части, прибывшие для подкрепления».

Во втором издании этой книги, которая была напечатана на русском языке спустя пять лет, автор не указывает состав частей, а приводит следующую информацию: «Придавая большое значение этому важному узлу обороны, прикрывавшему подступы к Восточной Пруссии, немецкое командование сосредоточило в Вильнюсе крупную группировку войск. Сюда оно стянуло отступавшие части и соединения 3-й танковой армии. Гарнизон города насчитывал 15 тысяч солдат и офицеров».

В октябре 1943 года лидерами польского подполья был разработан план «Буря», согласно которому законспирированные в стране польские части выйдут из подполья и нанесут удары по отступающим немецким войскам. Предполагалось создать на освобожденных польских землях независимую от СССР администрацию. Этим шагом, полагало руководство АК, Сталин будет поставлен перед свершившимся фактом: Польша освободила себя сама и обрела подлинную независимость в своих прежних границах. При этом поляки надеялись, что их бои с немцами получат широкое освещение в западных СМИ.
Одной из главных целей АК являлось освобождение Вильнюса, который после вступления советских войск в 1939 году был передан Литве, и возвращение этой территории опять в состав Польши. План освобождения города силами АК был утвержден в середине июня. Ему было дано кодовое название «Остра Брама». Руководителем операции был назначен командир Виленской округи АК подполковник Александр Крыжановский, его псевдоним — Вильк. Предполагалось, что объединенные силы Новогрудского и Виленского округов Армии Крайовой, около 16 тыс. бойцов, 10 июля ударят по Вильнюсу. К началу июля в городе находилось всего 500 немецких жандармов и полицейских, что давало полякам шанс на победу.

Однако молниеносное наступление Советской армии внесло изменение в действие польских военных. 5 июля части Красной армии были уже в нескольких десятках километров от города. В сложившейся обстановке штурм был перенесен на три часа ночи 7 июля. Не все части АК, находившиеся в сотнях километров от города, смогли подойти вовремя. Несколько бригад и батальонов, имевших к этому времени не одно столкновение с советскими партизанами, не приняли участия в штурме. Они отказались выполнить приказ своего руководства, и часть осталась в подполье, а другая часть отошла на Запад. Таким образом, в ночь штурма в распоряжении Крыжановского находилось только немногим более 4 тыс. солдат, но тем не менее приказ о штурме был отдан. К этому времени немецкий гарнизон насчитывал уже 17,5 тыс. солдат при поддержке танков, артиллерии и авиации.

После нескольких часов упорного боя поляки, потеряв десятки человек убитыми и ранеными, начали отступать. 7 июля моторизированные части 3-го Белорусского фронта прорвали кольцо обороны немцев, приблизились к городу и начали окружать его с юга и северо-востока. Первыми к городу подошли части 3-го гвардейского механизированного корпуса генерал-лейтенанта В. Т. Обухова.

В пригородах литовской столицы польские бойцы встретились с наступающими частями Советской армии. Они попытались занять город, но их атаки были отбиты. Все следующие дни, пока Вильнюс не был освобожден, солдаты Армии Крайовой и Красной армии сражались бок о бок против фашистов.
Победа пришла 13 июля. Вильнюс стал свободен от немецко-фашистских войск. В тот же день отступающие из Вильно немцы около деревни Кравчуны столкнулись с частями АК, опоздавшими к штурму города, и подразделениями 277-й стрелковой дивизии Советской армии. После девятичасового боя немцы сложили оружие.

К исходу 13 июля затихли выстрелы в районе горы Гядиминаса. Это был последний очаг сопротивления противника. Спустя некоторое время на башне Гядиминаса взвилось бело-красное знамя, вывешенное солдатами АК. Правда, польский флаг провисел несколько часов и затем был убран бойцами Красной армии, которые на Замковой горе подняли Красное Знамя Победы. Очевидцы тех событий утверждают, что солдаты Армии Крайовой, заметив эти изменения, повторно установили на вершине польское знамя. Но вскоре красноармейцы его вновь убрали и водрузили советское знамя. На этот раз на башне Гядиминаса был оставлен караул.

Власть в городе перешла в руки советской и польской администраций. Некоторые исторические источники утверждают, что в Вильно даже был организован совместный парад — русских и польских солдат, который принимали командующий фронтом генерал Иван Черняховский и командующий операцией «Остра Брама» подполковник Александр Крыжановский. Бойцы АК и советские солдаты даже совместно патрулировали улицы Вильно. Полякам была обещана помощь в создании из их разобщенных частей кавалерийской бригады и пехотной дивизии.

Однако советское руководство еще в начале 1944 года заявляло, что не потерпит на своей территории каких-либо не подконтрольных ему отрядов, подчиненных польскому правительству в эмиграции.

Директива ставки Верховного главнокомандующего предписывала: ни в какие соглашения с польскими отрядами не вступать. Немедленно по обнаружении личный состав разоружать и направлять на специально организованные пункты сбора для проверки. В случае их сопротивления применять силу. Операция по разоружению поляков началась 17 июля. За несколько дней до этого под Вильнюс были направлены 12 тыс. солдат НКВД и погранвойск под руководством заместителя наркома внутренних дел генерала Ивана Серова, который получал указания от Лаврентия Берии.

В этот день командующий Черняховский пригласил Крыжановского и начальника его штаба на переговоры, на которых они были арестованы. Практически одновременно были интернированы и многие другие офицеры АК. Вскоре избежавшие ареста офицеры вместе с войсками сконцентрировались в окрестностях города, откуда решили пробиваться на Запад. Некоторым отрядам это удалось. Однако большинство партизан АК было разоружено и отправлено в лагерь в Медниках. Там им предложили вступить в польскую армию генерала Зигмунда Берлинга, на что они не согласились. В итоге в конце августа после фильтрации тысяча человек была отпущена по домам, а 5 тыс. солдат АК вывезены в Калугу, где из них был сформирован 361-й резервный полк Красной армии.

Однако аковцы, являвшиеся уроженцами Западной Белоруссии и считавшиеся согласно советским законам гражданами СССР, отказались присягать советской власти. За это их отправили на лесоповал в подмосковные леса. На родину многие уже не вернулись. Часть поляков была отправлена в Польшу в 1946—1947 годах. Другие были сосланы в Архангельскую область. Офицеров, интернированных в Вильно, отправили в Грязовецкий лагерь в Саратовской области, откуда они в 1947 году были выданы в Польшу. Где впоследствии многие из них были казнены или осуждены на длительные тюремные сроки.

Части АК, не принимавшие участие в битве за Вильнюс и избежавшие разоружения, еще на протяжении почти 10 лет проводили боевые операции против советской власти в Западной Белоруссии. Как в военном, так и в политическом отношении операция «Остра Брама» не принесла польскому подполью никаких дивидендов. Зная о реальной численности вражеского гарнизона, Вильк все же отдал приказ о штурме города. Это был приказ, приведший к многочисленным жертвам среди солдат АК. Цель привлечь внимание мирового сообщества к проблеме польских земель на востоке также не была достигнута.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступил с критикой в адрес польского руководства. Оно, по его мнению, неправомерно проводило вооруженные акции на территории западных районов СССР, дискредитируя тем самым Лондон в глазах советского руководства и нарушая единство антигитлеровской коалиции. По поручению британского премьера английским СМИ было рекомендовано не освещать деятельность АК на бывших польских восточных территориях. Остается открытым и вопрос, сколько советских солдат и офицеров погибло во время освобождения Вильнюса.

«Среди архивных документов мне удалось обнаружить серую папку с надписью: „Акты выявления красноармейских могил и переноса трупов в братские могилы. Список могил бойцов и офицеров советской армии, перенесенных на воинское кладбище „Антоколь“. Начато 6 июня 1945 года. Закончено 10 августа 1945 года. 72 листа“. В этой папке собраны документы о перезахоронении советских воинов из могил, находившихся на территории четырех районов Вильнюса. Это акты, справки и записки, написанные от руки простым или красным карандашом иногда на клочках бумаги, иногда на обратной стороне каких-то устаревших инструкций. Во многих документах встречается одна и та же запись: „имя погибшего неизвестно“. Год спустя после освобождения Вильнюса было принято решение о перезахоронении всех погибших в одном месте. Этим местом было выбрано воинское кладбище на Антакальнисе», — рассказал эксперт.

«10 июля 1945 года заведующий военным отделом Горкома КП (б) Литвы Урбанавичус на имя заведующего военным отделом ЦК КП (б) Литвы Яковлева направляет „Докладную записку“ в которой сообщает, что „на воинском кладбище „Антоколь“ находятся 900 братских и индивидуальных могил бойцов и офицеров Красной армии. Из них: братских могил — 271, индивидуальных — 629. Все эти могилы оформлены. Поделаны холмики и обложены дерном, а также проложены дорожки. На всех могилах, как на индивидуальных, так и братских, поставлены памятники. Памятники плохие — сделаны из фанеры. На всех памятниках есть надписи, и ведется книга похороненных у зав. кладбищем. Две могилы имеют ограды, восемь могил не имеют надписи. Цветов на могилах нет“. После завершения боев за освобождение Вильнюса в различных уголках литовской столицы находилось более 100 захоронений, в которых покоились сотни советских солдат и офицеров, отдавших свои жизни за победу в Великой Отечественной войне. Летом 1945 года было принято решение о переносе всех погибших в вильнюсской операции на воинское кладбище на Антоколь», — говорит Жуков.

По различным данным в боях за Вильнюс погибли более 500 польских бойцов АК. На вильнюсском кладбище Россы захоронено более 70 польских солдат."Противник потерял тогда 8 тысяч убитыми, свыше 5 тысяч солдат было взято в плен. Наши войска захватили 156 орудий, десятки минометов, танков, самолетов, много складов с боеприпасами, продовольствием и военным снаряжением, 6 железнодорожных эшелонов с различными грузами, много автомашин, оружия и военного имущества", — говорится в еще одном документе.

Многие авторы в мемуарах того времени утверждают, что наступление сухопутных частей активно поддерживала авиация. Город сильно бомбили. Есть воспоминания, в которых говорится, что большую роль в Вильнюсской операции сыграла 1-я воздушная армия. Особенно активными были действия авиации с 7 по 13 июля. Непосредственно перед штурмом города 163 самолёта Ил-2 нанесли бомбово-штурмовой удар по основным узлам сопротивления противника. Каждый автор трактует эту ситуацию по-своему. Немалое число тех, кто проживал тогда в столице, а также людей, интересующихся историей Вильнюса, утверждают, что ни та, ни другая сторона город вообще не бомбила.

Как отмечает в своих воспоминаниях «очевидец» тех событий: «Бомбы целенаправленно падали на железнодорожный узел, поэтому вблизи железнодорожного вокзала было разрушено несколько домов». По словам других «очевидцев», дома рушились даже не от разрыва бомб, а от взрыва имеющихся в вагонах боеприпасов. В результате этого якобы тогда пострадали несколько домов на улице Шопено и Соду. Да, разрушения вокруг железнодорожного вокзала были, но это случилось 9 января 1945 года, во время крушения поезда с реактивными боеприпасами.

Действительно разрушения были огромные, а взрыв был такой мощности, что пары железнодорожных колёс долетали аж до Кафедральной площади. Но это случилось уже через полгода после освобождения города. Точное количество жертв этого взрыва установить не удалось, но можно говорить, что в огне снарядов катюш сгорело несколько тысяч человек, и при этом немалая их часть остались безымянными.

Говоря о разрушениях на Немецкой улице (ныне улица Вокечю), необходимо напомнить одну из версий этой трагедии. Эта легенда гласит, что командир артиллерийской батареи, дислоцированной в районе аэродрома для его прикрытия, обнаружил на карте города Немецкую улицу. И он решил «убрать с лица города» немецкий отпечаток. Ему удалось уничтожить только правую сторону улицы, так как последовал приказ вышестоящего руководства: «Прекратить обстрел!» Это спасло строения с левой стороны. Сегодня, гуляя по ул. Вокечю, это можно наблюдать: с одной стороны — постройки XVIII—XIX вв.еков, а с другой — послевоенная архитектура.

В некоторых источниках говорится, что во время штурма Вильнюса было разрушено около 40% городских зданий. И подтверждением этому служит множество фотографий того времени. Но, во-первых, этих фото не так уж и много, а во-вторых — это одни и те же сооружения, снятые различными авторами и с различных ракурсов. Стоит отметить, что по статистике на 1 августа 1945 года, жителей Вильнюса официально было 99.300 человек, из них 82,7% составляли поляки. На долю русских приходилось 7,4%. Третью позицию в этом списке занимали литовцы — 6,9%, что составило 6.852 человека.
Первоисточник: http://regnum.ru/news/polit/1942284.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Karavan 15 июля 2015 13:48
    Вечно окупированная страна.
  2. Kilo-11 15 июля 2015 23:40
    Автор допускает не точность-на момент боев по освобождению г.Вильнюса П.А.Ротмистров был уже маршал бронетанковых войск /воинское звание присвоено 21.02.44./ ,а не генерал-лейтенант танковых войск.О потерях,именно по итогам освобождения г.Вильнюса с должности был снят командующий 5-й гвардейской танковой армии маршал бронетанковых войск П.А.Ротмистров,по требованию командующего 3-го Белорусского фронта генерала армии И.Д.Черняховского,именно за не допустимо большие потери понесенные танковой армией в ходе боев по освобождению г.Вильнюса.К центру города первыми прорвались воины 144-й стрелковой орденов Боевого Красного Знамени,Суворова 2-й ст,Кутузова 2-й ст.,Александра Невского Виленской дивизии,именно бойцы этой дивизии установили на башне Гядиминаса Советское Знамя,а не солдаты АК польское знамя,возможно потом аковцы установили свое,но изначально на башне было установлено Советское Знамя,да и быть по другому не могло!
  3. Барбоскин 16 июля 2015 08:56
    Стоит отметить, что по статистике на 1 августа 1945 года, жителей Вильнюса официально было 99.300 человек, из них 82,7% составляли поляки. На долю русских приходилось 7,4%. Третью позицию в этом списке занимали литовцы — 6,9%, что составило 6.852 человека.
    Эти 6.9% говорят о многом. Хотя бы о том, кто кому должен за так называемую советскую оккупацию.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня