Для внешнего употребления правды больше нет

Для внешнего употребления правды больше нет


У меня в ленте часто появлялись посты патриотов разного спектра (от государственников до русских националистов), состоящие из одной строчки: «А «Боинг»-то кто сбил, а?» И под ними много лайков.


Вопрос был ироническим и обращал наше внимание на то, что, несмотря на все изначальные уверенные крики, расследование крушения 17 июля 2014 года над Донбассом малайзийского «Боинга-777» зашло в прогнозируемый тупик.

Либеральная общественность, насколько я могла ее обозреть, на эту тему с какого-то момента замолчала, но замолчала так выразительно, что было ясно, что никаких сомнений на эту тему у нее как не было, так и нет.

И вот теперь 18 родственников погибших пассажиров требуют 900 млн долларов компенсации от Стрелкова, который «действовал с благословения Кремля». Ну, то есть, от России они их требуют. Они уже все решили, все знают.

Там еще предполагается какая-то международная комиссия, какое-то расследование, от которого российские специалисты были отстранены, но комиссия в конце концов что-то скажет, и как скажет – так и будет считаться правильным.

Я все жду, когда же патриотические любители иронических вопросов наконец поймут: нет совершенно никакой разницы, кто действительно сбил «Боинг», это в любом случае повесят на Россию. И никто не ощутит стеснения.

Через 20–30 лет какой-нибудь неугомонный западный журналист или даже политик напишет книгу о том, как это было, где раскроет грязную механику западной политики и выступит в защиту России... Книга наделает шуму, которого хватит на несколько месяцев... Но и все.

Никого не интересуют ваши доказательства. Для внешнего употребления правды больше нет. Другой вопрос, что правда по-прежнему нужна для внутреннего употребления, для адекватного восприятия действительности, но во внешнем мире никого не интересует наша правда.

У меня была доморощенная теория, что во многом Советский Союз распался из-за правды. Из-за того, что людям (воспитанным русской классикой, это очень важно: от русской классики мозги становятся необычайно чувствительными и все сознательные процессы в организме обостряются) – этим людям вдруг стали вываливать тонны ужасающей правды про их житье-бытье.

Существенную часть правды люди знали и раньше, но в выносимых дозах, а тут ее стало очень много, она шла потоком, ее ничем не уравновешивали (не уравновешивали другой правдой) – ну и в ней захлебнулись. Слишком многим стало казаться, что так дальше жить нельзя. С чего бы? Ну вот нельзя. Мы слишком плохие.

И эту драму, которая у нас разворачивалась на сцене, «цивилизованный мир» наблюдал из партера и амфитеатра. То, что у нас, поломанных однобокой правдой, стало осознаваться как «нельзя», – у них по-прежнему можно. Своя интерпретация любой истории – можно.

Врать – можно. Любую интригу – можно, если о ней не узнают или узнают слишком поздно, когда все выгоды будут получены. И вот увидите: все граждане, которые ныне на ключевых постах российской политики, имеют хорошие шансы найти спокойное пристанище на Западе.

Они уже усвоили воззрение на Россию той стороны, стороны амфитеатра, стороны наблюдателей и выгодополучателей.

Говорят «только не Путин» – и приводят единственное обоснование: из-за Крыма. Но это и доказательство: к неприятию российского политика на Западе может привести единственный патриотический жест.
Автор:
Татьяна Шабаева, ведущий редактор приложения «Словесник» в «Литературной газете»
Первоисточник:
http://www.vz.ru/opinions/2015/7/16/756495.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти