Израиль – Палестина: тысяча к одному

Выкупив Шалита, Израиль в очередной раз продемонстрировал, что для него ценность жизни каждого своего гражданина – не пустые слова. Поражает масштаб совершившегося обмена: в буквальном смысле один на тысячу. Эпопея с Шалитом – одна из немногих историй со счастливым концом за весь период современных арабо-израильских отношений, исходом которой в полной мере удовлетворены все стороны.

Однако в Израиле все же нет всеобщего восторга по поводу состоявшегося обмена. Есть и разочарованные. Некоторые израильтяне считают, что главная проблема обмена заключается не в его пропорции, а в том, что освободившиеся палестинцы, по мнению некоторых израильтян, продолжать свою террористическую деятельность против Израиля. До недавнего времени этого мнения придерживался и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Однако, если обмен совершён, значит, премьер изменил своё мнение или, по крайней мере, был вынужден оставить его при себе. Какими соображениями мог руководствоваться Нетаньяху, давая добро на совершение обмена?


Дело в том, что обмен капрала воспринимается большинством израильтян как лучшее доказательство демократичности существующей власти, её самых благородных побуждений в отношении своих граждан. Вспомним, что в последние несколько лет освобождение Шалита стало для Израиля чуть ли составляющей национальной идеи.

Ещё одной причиной совершения исторического обмена с палестинцами стал необычайный рост социальной напряжённости в израильском обществе. Как знать, возможно, Шалита не вызволяли из плена и берегли в качестве огнетушителя на случай распространения пожара арабских революций на территорию Израиля? Освобождение Шалита – прекрасная возможность отвлечения внимания населения от социальных проблем.

Освобождение Шалита – явный дипломатический успех властей Израиля, а победителей, как известно, не судят. Кроме этого, если бы возможность освобождения Шалита силовым способом действительно существовала, то израильская разведка вряд ли не воспользовалась бы ею. Руководители израильских спецслужб, по-видимому, принимали во внимание тот факт, что возможность переговоров с ХАМАС в ближайшем будущем может и вовсе исчезнуть. Заключение соглашения с ХАМАС произошло, вероятнее всего, по следующим причинам.

Сравнительно недавняя операция армии обороны Израиля «Литой свинец» продемонстрировала военную несостоятельность ХАМАС. Разгром Сектора ставил под большой вопрос способность Израиля решать хоть какие-нибудь вопросы путём переговоров. Поэтому повторение подобной операции могло бы привести арабо-израильские отношения к окончательному краху.

На фоне разговоров о признании независимости Палестины популярность Аббаса возросла до небывалых масштабов, это произошло в том числе и в Газе, грозя в самое ближайшее время полностью лишить ХАМАС права голоса.

Кроме того, положение президента Сирии Асада, поддерживающего ХАМАС, всерьёз ухудшилось. Поддержка ХАМАС со стороны Дамаска слабеет. На Иран властям Сектора Газа надеяться также не приходится. Тегеран, находящийся под прессингом значительной части международного сообщества, наверняка, выделяет на поддержку ХАМАС гораздо меньше средств, чем раньше, следовательно, в ближайшее время движение станет искать поддержки у Катара и Саудовской Аравии, то есть тех стран, которые можно назвать наиболее лояльными Западу и Израилю.

И ещё один довод в пользу того, что Израилю стоило поспешить с освобождением Шалита, заключается в том, что активную позицию по этому вопросу заняла Турция. Президент Израиля Перес даже заявил, что, «несмотря на имеющиеся между нами противоречия, турецкая сторона оставила их в стороне и предпочла гуманность политике». Известно, что турецкие спецслужбы сотрудничали со всеми вовлеченными в процесс обмена сторонами. Почему же Турция так активно способствовала переговорам об обмене Шалита на палестинских заключенных? Причина её активного участия в процессе элементарна: Турция давно пытается играть более серьёзную роль в регионе, старясь всеми возможными способами влиять на ход арабо-израильского урегулирования. И Анкара достигла в этом определённого успеха: степень недоверия между Израилем и Турцией значительно снизилась.

Как бы то ни было, главный итог совершившегося обмена заключается в снижении напряжения на Святой Земле, в сбросе конфликтного потенциала. Таким образом, от свершившегося обмена одного на тысячу выигрывают в различной степени все участники процесса ближневосточного урегулирования.

И ещё раз о масштабе обмена. Остаётся только гадать, а что, если на месте капрала Шалита оказался бы какой-нибудь ефрейтор Шатров, стала бы Россия обменивать его на тысячу вражеских военнопленных?
Автор:
Помыткин Павел
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти