Приручение нитроглицерина и русский динамит Петрушевского

«…Вернувшись из-за границы, Альфред [Нобель] вновь устанавливает контакт со своим учителем Николаем Николаевичем Зининым. «Отцу русской химии» не было тогда еще и сорока лет, но его имя получило уже широкую известность. Зинин особо интересуется проблемами «животной химии» и, в частности, нитросоединениями. Открытое им восстановление нитробензола в анилин — знаменитая «реакция Зинина» — принесло ему мировую славу. Нитроглицерин также хорошо известен русскому химику. С началом Крымской войны он проводит серию опытов в надежде использовать его взрывчатые свойства в военном деле. Нобели и Зинин — соседи по дачам. Летними вечерами профессор проводит в старой кузнице эксперименты с удивительной жидкостью. Однако попытки использовать нитроглицерин в снарядах оказались безуспешными, и в 1854 году опыты были приостановлены. Значение этих исследований Зинина было очень велико. «Пироглицерин» оставался лишь опасным лабораторным препаратом, его практическое применение казалось невозможным, исследования его не проводились. Зинин первым в мире показал, что взрывчатый джинн в бутылке не так страшен, как его малюют, что это вещество можно получать, хранить и использовать в больших количествах. Русский ученый установил температуру, при которой воспламеняется эта коварная жидкость, и разработал основные правила безопасного обращения с ней. Очень важно также, что он обратил на нитроглицерин внимание других исследователей и оказывал им в дальнейшем помощь и поддержку.»
В. Красногоров «Подражающие молниям»


Приручение нитроглицерина и русский динамит Петрушевского


Как известно Альфреду Нобелю традиционно приписывается изобретение динамита – одной из важнейших инноваций 19-го столетия, необратимо изменивших мир. В действительности он лишь получал патенты на него, или вернее на них, так как с самого начала это были разные составы на основе нитроглицерина и различных наполнителей (первый из таких патентов получен в 1867 году в Германии).


Динамиты обогатили Нобеля, став одной из основ коммерческого и финансового успеха великого шведа. Но история того типа взрывчатых веществ начиналась одновременно в нескольких странах и сейчас трудно сазать точно, где именно впервые возникла идея «приручить» нитроглицерин пропитывая им различные пористые материалы. В XIX веке это было самое мощное из известных тогда взрывчатых веществ, однако и самое опасное. (Младший брат Альфреда Нобеля Эмиль-Оскар погиб во время одного из опытов с нитроглицерином). Однако еще в 20-е годы XIX столетия стало известно, что эта коварная маслянистая жидкость становится относительно безопасной, когда ею пропитывали различные впитывающие вещества – адсорбенты. И разумеется возникла мысль, что в таком виде нитроглицерин можно было бы использовать, в частности, для горных и инженерных работ, а также в военном деле, ведь его мощность в десятки раз превышала мощность дымного пороха. Собственно это и были первые динамиты и постепенно опыты с такими составами стали хорошо известны среди специалистов в разных странах примерно с 50-х годов XIX века. В качестве наполнителей использовались самые разнообразные материалы – от опилок и прессованных тканей, до высокопористых горных пород (диатомиты и некоторые разновидности известняка). Соотношение инградиентов определялось, как правило, на глазок, интуитивно; единых правил и, тем более, сколько-нибудь научных представлений не было, и конечно количество жертв было очень велико. Но стремление к выгоде владельцев горных разработок и строительных компаний, разумеется, было сильнее любой опасности: применение динамитов экономило огромные ресурсы и время. Занимались их изготовлением в лучшем случае горные инженеры, а чаще всего простые рабочие-самоучки, даже не имевшие элементарных химических знаний. Так было и в Соединенных Штатах (где первые патенты известны еще до Гражданской войны) , и в Европе, и, конечно, в России – передовой химической державе того времени. Были известны и опыты, связанные с военным применением динамитов, но до настоящего успеха было еще далеко – по крайней мере, до широкого распространения специальных капсюлей-детонаторов (в разработке которых участие Альфреда Нобеля действительно неоспоримо) в конце XIX века. (Но затем появились взрывчатые вещества более подходящие для военных целей – сначала пикриновая кислота, затем тринитротолуол – поэтому применение динамитов в этой области так и не получило широкого развития.)

А пока, в середине позапрошлого столетия, история приручения нитроглицерина и появления первых промышленных образцов динамитов изобиловала трагедиями и неудачными опытами. Количество жизней и искалеченных судеб, принесенных им в жертву не поддается точному исчислению, однако сейчас определенно можно сказать, что их было бы намного больше, если бы не научный вклад именно русских химиков и изобретателей. Вообще их вклад в в развитие и применение динамитов был наиболее существенным и важным, как впрочем и вообще в сфере создания новых материалов. Ведь вторая половина XIX века – время настоящего триумфа российской науки, и в первую очередь – эпохальных открытий в химии, в буквальном смысле изменивших мир. (И конечно, об этом очень не любят упоминать западные авторы и историки науки!).

В числе выдающихся русских имен того времени заметно выделяется имя Василия Фомича Петрушевского – офицера русской армии, военного инженера, ученого и помимо всего прочего – создателя так называемого «русского динамита».

Его научная и изобретательская деятельность началась с 1850 года, когда его, только что закончившего артиллерийские офицерские курсы, пригласили преподавать химию в этом же училище. С 1854 года он уже официально занимался разработкой и испытаниями различных устройств, механизмов для артиллерии. Параллельно этим работам, хорошее знание химии не могло не навести на мысли о поисках новых составов и смесей взрывчатых веществ. Петрушевский начинает первые опыты с нитроглиценрином. Тогда это считалось наиболее перспективным направлением в разработке взрывчатых веществ.

В конце пятидесятых годов благодаря дружбе со своим бывшим учителем – выдающимся русским ученым-химиком Николаем Николаевичем Зининым – Петрушевский полностью переключается на исследования нитроглицерина. Надо сказать, что Альфред Нобел в это время тоже поддерживал близкие контакты с Зининым и возможно, он каким-то образом влиял на направления этих поисков (но вряд ли материально – скорее, умело используя исследовательский азарт ученого), однако с самим Петрушевским он общался довольно мало. Но все таки главным стимулом для Зинина и Петрушевского была неудача их совместного изобретения во время Крымской войны. В 1854 году они предложили использовать специальные гранаты высокой мощности, начиненные нитроглицериновой смесью. Однако несколькослучайных взрывов во время приготовления этой смеси (погибло несколько рабочих), заставили военное ведомство отказаться от их предложения.

Эта трагедия развернула направление поисков в сторону безопасного получения нитроглицерина и здесь обоим химикам сопутствовал успех. К началу 60-х годов они разработали первый и передовой для того времени способ получения нитроглицерина в промышленных масштабах. До этого во всем мире смертельно опасную жидкость получали в небольших количествах, обычно непосредственно перед применением.

Удалось снизить и опасность самого нитроглицерина: выяснив, что самопроизвольную детонацию нитроглицерина вызывают неустойчивые кислотные соединения (промежуточные в основной реакции взаимодействия глицерина и азотной кислоты) Петрушевский постепенно нашел оптимальный способ их нейтрализации. В конце концов, в качестве такой добавки он предложил оксид магния. Диатомитовая порода (которая состоит главным образом из окаменевших водорослей и благодаря этому имеет высокий коэффициент пористости), пропитанная таким ингибированным нитроглицерином – и есть знаменитый «русский динамит Петрушевского», известный с 1863 года. Его сразу стали заказывать как российские промышленники, так и иностранные горнодобывающие компании. Однако в 1866 году на единственном заводе в Петергофе, где производился русский динамит, произошел мощный взрыв, после чего все дальнейшие работы, а также новые испытания, оказались под запретом.

Незадолго до этого взрыва Альфред Нобель успешно испытал свой собственный вариант динамита: таким же образом ингибированный нитроглицерин смешивался кизельгуром (одна из диатомитовых пород, имеющая максимальный коэффициент пористости), который добывался тогда в больших количествах в Шлезвиге (на севере Германии). А в следующем году, как уже говорилось выше, Нобель получил свой первый патент на динамит.
Вот такая, вкратце, получилась история великого открытия и великого бизнеса,по итогам которой Петрушевский (за изобретение промышленного способа получения нитроглицерина) был награжден единовременно премией в 3000 рублей, а впоследствии – пожизненной пенсией в 1000 рублей. А Нобель впоследствии некоторое время входил в десятку богатейших людей в мире – для кого-то этого, разумеется, достаточно, чтобы упоминать его имя в том числе и как изобретателя динамита. Впрочем, карьера Петрушевского, несмотря на множество неудач, была все же намного благополучнее лучше, чем у лесковского Левши: он дослужился до генерал-лейтенанта. До самой смерти (в 1891 году) Василий Фомич руководил различными исследовательскими и испытательными работами в самых разных направлениях военного дела и сам был автором более десятка изобретений (самыим известным после нитроглицерина можно считать его боковой прицел для крупнокалиберных орудий). И все же на этом примере, как и на множестве других, отчетливо видна какая-то неуловимая, и одновременно неумолимая закономерность в судьбах российских изобретений. В чем она состоит, нужно ли что-то менять и если да, то как – вот важнейшие вопросы русской жизни, а вовсе не пресловутые «что делать» и «кто виноват».
Автор: Александр Дантонов

Использованы фотографии: В. Ф. Петрушевский

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. parusnik 21 июля 2015 07:54
    карьера Петрушевского, несмотря на множество неудач, была все же намного благополучнее лучше, чем у лесковского Левши: он дослужился до генерал-лейтенанта. ...А за изобретение..как в сказке "Как мужик двух генералов прокормил"-Однако и об мужике не забыли; выслали ему рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!
    1. Махмут 21 июля 2015 17:59
      в России – передовой химической державе того времени

      А как же отсталая страна.
  2. V.ic 21 июля 2015 08:04
    В.С.Пикуль начинал писать роман про нефть и семейство Нобилей. Жаль, что книга не была написана!!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня