Куда идем или правосудие в стиле ЛНР

Куда идем или правосудие в стиле ЛНРПравосудие - вещь очень и очень сложная. Судить, понятное дело, можно и даже нужно. Но вот судить так, чтобы суд являлся правосудием, как показывает практика, весьма непросто.

Ранее в моих материалах время от времени доставалось и ДНР, и ЛНР на эту тему. Но, за исключением нашей дискуссии с Мозговым по поводу "посадки" гумотдела, особого рвения в этом вопросе я не проявлял. По вполне оправданным причинам. И время военное, и люди, мягко говоря, некомпетентные. А кто был компетентен в вопросах посадок и отжимов... Как в литературном произведении: "Одних уж нет, а те - далече".


Да, знаменитые "подвалы" полевых командиров постепенно уходят в историческое небытие. Вместе с самими командирами. Кто-то уже не командир, а кто командир - тому, как бы, подвал теперь и не нужен. Ибо есть комендатура, прокуратура, военная прокуратура, МВД, МГБ...

Вроде бы, все как у людей. Ан, нет. Не все.

Действие моего повествования снова происходит вокруг и около Алчевска. Ну что поделать, "прикипел" я к этому городку. Да и люди, которые стали участниками описываемых событий, в своем большинстве мне знакомы.

Все началось в марте 2015 года. Когда гражданский человек по фамилии Руденко, житель Луганска, убил на бытовой почве бывшего бойца бригады "Призрак" Николая "Школьника". К тому времени - сотрудника МГБ. И завладел его личным оружием - пистолетом.

Далее пошел вестерн. Опять же бывший "призраковец" Борис (фамилии не знаю, но лично с ним был знаком), бывший личный водитель Мозгового, решил отработать это дело самостоятельно. Взял с собой еще троих, Гучинского, Ткаченко и Громкого. Все они вместе служили в "Призраке", но на тот момент Громкий и Ткаченко уже были не в бригаде. Ткаченко как и Борис, служил в МГБ.

Приехав на дом к Руденко, они его "отработали", а потом в "отработанном" виде сдали в МВД. Пистолет, принадлежащий Школьнику, тоже был сдан.

А далее начались "непонятки". Руденко остался жив и почти здоров. Но 10 марта по обвинению в нанесении тяжких телесных повреждений Громкий был арестован. Бесспорно, что товарищи превысили свои полномочия (это к тем, кто в МГБ служит) и о законности их действий тоже речи не идет.

Хотя, в свете того, что там творится, однозначно - добрейшей души люди. Могли бы грохнуть этого Руденко, и на этом все. Как показывает практика, в ЛНР можно человека и повыше рангом и статусом убить, и никому ничего за это не будет.

Но наши четыре мушкетера решили уповать на луганское правосудие. Итог своеобразен. Трое по-прежнему на свободе, а Громкий сидит пятый месяц без шансов на улучшение.

С одной стороны, нарушитель закона должен однозначно сидеть и ждать суда. А следствие должно искать доказательства его вины и передать их в суд. Однако в ЛНР все немного не так.

Мне кажется странным тот факт, что мордобой устраивали четверо, а сидит один. И вот здесь возникают вопрос, а почему так? Не потому ли, что два мушкетера служат в МГБ, и за них есть кому заступиться? А третий в "Призраке" и за него заступился ныне покойный комбриг?

Сразу подчеркну, что с Громким, пока он был зампотылом "Призрака", мы особо не общались. У него своя копна была, у меня своя. И мы их молотили порознь. Более того, по делу Гладковой у меня к нему была куча претензий. Но то, что он делал свое дело хорошо - ни у кого сомнений не вызывало. Даже у тех, кто его особо не любил.

Но сложившаяся ситуация "умер Максим - и черт с ним" как бы меня лично не совсем устраивает. Как и то, что некоторые люди на вопрос "А чего вы за Громкого не вступились, он же столько для бригады сделал?" начинали мямлить, дескать, "он вон когда ушел-то, он уже давно не наш".

Под термином "вступиться" я имел в виду не отмаз. Хотя в Алчевске с этим делом полный порядок. На слуху случай, когда "не совсем трезвый" боец бригады насмерть сбил дедушку. Ничего, 5 000 гривен - и боец продолжает служить. Или тело, которое взяли за хобот "призраки" с 2 (двумя) килограммами героина и притащили куда надо. А из "куда надо", то есть, из прокуратуры, тело ушло через день, как только за него внесли 12 000 гривен.

В этом плане у прокурора Алчевска Кравцовой Виктории Григорьевны полный порядок.

Я веду речь не об "отмазе". С точки зрения законности, было бы странно, если оставить сей факт в стороне. Можно было бы однозначно обойтись без мордобоя. Но уж если такое случилось, то почему сидит-то один? И сидит уже больше четырех месяцев? А остальные?

Странный подход, если честно.

Мы долго говорили на тему "подвалов". Что это не есть показатель, должным образом характеризующий народную республику. Что "подвал" - это явный беспредел. Хорошо, полевых командиров фактически изжили. Но по факту что изменилось?

А выходит, что ничего.

"Залет" - изолятор при прокуратуре - деньги в прокуратуру (либо договоренность) - свобода.

Мои друзья из Алчевска снабдили меня телефонами и Кравцовой, и следователя Виноградовой. Постараюсь, если позволит украинская связь, и если они захотят со мной общаться, задать им следующие вопросы:

1. Почему из четырех фигурантов по делу о мордобитии задержан только один?
2. Почему только 22.05 Громкому было предъявлено обвинение? (Напомню, задержали его 10.03).
3. Каким именно законодательством пользуются законники в Алчевске?

Как бы по статье 120 УПК Украины (понятно, что там до сих пор в ходу эти кодексы) следует, что:

Досудебное следствие по уголовным делам должно быть закончено в течение двух месяцев. В этот срок включается время с момента возбуждения дела до направления его прокурору с обвинительным заключением или постановлением о передаче дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера либо до прекращения или приостановления производства по делу. Этот срок может быть продлен районным, городским прокурором, военным прокурором армии, флотилии, соединения, гарнизона и приравненным к ним прокурором в случае невозможности закончить расследование — до трех месяцев.

По особо сложным делам срок досудебного следствия, установленный частью 1 настоящей статьи, может быть продлен прокурором области, военным прокурором округа, флота и приравненным к ним прокурором или их заместителями на основании мотивированного постановления следователя — до шести месяцев.

Правила, изложенные в настоящей статье, не распространяются на дела, по которым не установлено лицо, совершившее преступление. Течение срока следствия по таким делам начинается со дня установления совершившего преступление лица.

Видимо, именно этой частью и пользуется Виноградова. Она явно не в состоянии определить, кто же совершил избиение Руденко и доставил убийцу и пистолет в органы МВД. Поэтому один сидит, трое - на свободе.

Но возникает еще один вопрос. А почему Борис и Сергей (Громкий), которых я знаю не один день, и знаю как людей достаточно адекватных и разумных, пошли на такой шаг? Почему они предпочли пойти на некий самосуд, устроить побоище для Руденко, а потом сдать его вместе с пистолетом в МВД?

Не потому ли, что были осведомлены о том, КАК именно могут сработать органы охраны закона в Алчевске?

Попробуем разобраться. Продолжение, как говориться, следует.
Автор:
Скоморохов Роман (Banshee)
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти