ФРАП и ГРАПО. Как Испания стала ареной террористических атак радикалов

Несмотря на то, что в 1975 г. скончался генералиссимус Франсиско Баамонде Франко, и в Испании началась постепенная демократизация политического режима, те оппозиционные силы, которые еще в годы правления Франко встали на путь революционной борьбы с фашистским правительством и признавали вооруженные действия в качестве допустимых и желаемых средств политической борьбы, продолжили сопротивление и в постфранкистской испанской монархии. Постепенно произошла трансформация антифашистских и национально-освободительных организаций в террористические группировки, не гнушавшиеся политических убийств, ограблений, взрывов в общественных местах. О том, как происходила эта трансформация и что представляла собой «городская герилья» в Испании в 1970-х — 2000-х гг., мы и расскажем ниже.

Радикализация коммунистического движения

Вооруженное сопротивление франкистскому режиму в Испании второй половины ХХ века оказывали два вида политических организаций — национально-освободительные организации этнических меньшинств, проживающих в отдельных районах страны, и леворадикальные организации антифашистской направленности — коммунистические или анархистские. Оба вида политических организаций были заинтересованы в свержении режима Франко — левые по идеологическим соображениям, а национально-освободительные — по причине жесткой политики франкистов в отношении национальных меньшинств. Ведь в годы правления Франко были запрещены баскский, галисийский и каталанский языки, обучение на них в школах, деятельность национальных политических организаций. ФРАП и ГРАПО. Как Испания стала ареной террористических атак радикалов Репрессии затронули десятки тысяч людей, только численность без вести пропавших в годы франкистского режима оценивается современными исследователями в 100 — 150 тысяч человек. Учитывая особенности менталитета испанцев, следует понимать, что многие люди не могли простить режиму убийства и пытки своих родственников и близких. Именно национальные регионы Испании — Страна Басков, Галисия и Каталония — стали основными очагами радикального сопротивления франкистскому режиму. Причем на территории данных регионов поддержку со стороны местного населения находили и национально-освободительные организации, и леворадикальные организации. Наиболее мощными организациями национально-освободительного толка, действовавшими на территории национальных регионов Испании в 1970-х — 1990-х гг. были баскская ЭТА — «Страна басков и свобода» и каталонская «Терра Льюре» — «Свободная земля». Однако активность каталонских террористов значительно уступала активности басков. Еще менее активными были галисийские сепаратисты — сторонники независимости Галисии. Кстати, испанские левые и национально-освободительные организации тесно сотрудничали между собой, поскольку прекрасно понимали общность целей — свержение режима Франко и изменение политической системы в стране. Однако Коммунистическая партия Испании, придерживавшаяся просоветских позиций, после того, как Иосиф Сталин в 1948 г. призвал испанское коммунистическое движение взять курс на свертывание вооруженной борьбы, постепенно отказалась от радикальных методов борьбы с франкистским режимом. В отличие от коммунистов, достаточно активно с франкистским режимом продолжали бороться анархисты и радикальная часть коммунистического движения, не принявшая просоветской линии.


После того, как в 1956 г. Коммунистическая партия Советского Союза на ХХ съезде взяла курс на десталинизацию и осуждение культа личности Сталина, более ортодоксальные коммунисты не признали новой линии советского руководства и переориентировались на Китай и Албанию, сохранивших верность идеям сталинизма. В мировом коммунистическом движении произошел раскол и практически во всех странах мира, за исключением государств социалистического блока во главе с СССР, от «старых» просоветских компартий отмежевались новые — прокитайские, или маоистские. Коммунистическая партия Испании сохранила верность просоветским позициям и с 1956 г. ориентировалась на «политику национального примирения», заключавшуюся в отказе от вооруженной борьбы против режима Франко и переход к мирным методам противодействия франкистской диктатуре. Однако в 1963 г. несколько несогласных с официальной линией Компартии Испании групп активистов покинули ее ряды и установили контакт с промаоистской Марксистско-ленинской партией Бельгии и с китайскими дипломатическими миссиями, поддерживавшими по всей Европе образование прокитайских коммунистических партий. В течение 1963-1964 гг. происходила дальнейшая консолидация радикально-коммунистических групп, несогласных с официальной позицией Коммунистической партии Испании. Так произошло формирование Коммунистической партии Испании (марксистско-ленинской), ориентированной на маоизм и выступающей за развертывание революционной вооруженной борьбы против франкистского режима — с целью проведения в стране социалистической революции. Уже в декабре 1964 г. испанская полиция начала задержания активистов маоистской партии, подозреваемых в государственной измене. В апреле 1965 г. была арестована группа активистов, пытавшая начать распространение газеты «Рабочий авангард». В сентябре 1965 г. из Компартии Испании (м-л) вышла группа боевиков во главе с Фернандо Креспо, который сформировал Революционные вооруженные силы (РВС). Однако в начале 1966 г. Креспо был арестован. Арестам в течение двух последующих лет подверглись и другие активисты организации. Ввиду репрессий франкистского режима, организация перенесла деятельность за границу и получала помощь от Китая, Албании и бельгийских маоистов. В 1970 г., после того как у партии возникли разногласия с Коммунистической партией Китая, она в большей степени переориентировалась на ходжаизм — то есть, на политическую линию, разделяемую Албанией и лидером Албанской партии труда Энвером Ходжей. После этого партия перенесла штаб-квартиру в столицу Албании Тирану, где начало работать и испаноязычное радио. Таким образом, партия приняла наиболее ортодоксальную версию сталинизма, поскольку Энвер Ходжа и Албанская партия труда подвергали критике даже китайских коммунистов, усматривая в деятельности маоистов определенные отклонения от «учения Ленина — Сталина». Албанская партия труда и албанские спецслужбы длительное время осуществляли финансовую и организационную поддержку действовавших в самых разных уголках планеты ходжаистских политических партий.

ФРАП возглавил бывший министр республики

ФРАП и ГРАПО. Как Испания стала ареной террористических атак радикалов В 1973 г. группой активистов Коммунистической партии Испании (марксистско-ленинской) был создан Революционный антифашистский и патриотический фронт (ФРАП), провозгласивший своей главной целью вооруженную борьбу против диктатуры Франко и создание испанского народного революционного движения. В мае 1973 г. в Пласа-де-Антон Мартин состоялось выступление активистов ФРАП и КПИ (м-л). Вооруженные прутьями, камнями и ножами, боевики ФРАП были рассредоточены небольшими группами, несмотря на присутствие на митинге значительных сил полиции. В 19.30 началась демонстрация и тут же демонстранты подверглись атаке полицейских сил. В результате потасовки с полицией был зарезан заместитель полицейского инспектора Хуан Антонио Фернандес и тяжело ранен инспектор Лопес Гарсиа. Ранение получил и полицейский агент по фамилии Кастро. Убийство полицейского стало первой насильственной акцией ФРАП. Позже последовали другие нападения на сотрудников франкистской полиции, в результате которых в общей сложности было ранено около двадцати сотрудников правоохранительных органов. Деятельность ФРАП вызвала усиление политических репрессий в Испании, в результате которых многие активисты боевой организации и марксистско-ленинской компартии были арестованы и подвергнуты пыткам в полицейских участках. 30 августа арестовали Киприано Мартоса, который 17 сентября умер, не выдержав изнурительных допросов испанскими полицейскими. Причиной смерти стало то, что оперативники заставили его выпить «коктейль Молотова».

Однако официально ФРАП заявил о начале своей деятельности только в ноябре 1973 г. в Париже. Основатели организации собрались на квартире Артура Миллера — американского драматурга, проживавшего в Париже и бывшего давним хорошим другом испанского социалиста Хулио дель Вайо — бывшего министра иностранных дел в правительстве Испанской республики. В числе первоочередных задач, стоящих перед ФРАП, были названы: 1) свержение фашистской диктатуры Франко и освобождение Испании от американского империализма; 2) создание Народной федеративной республики и обеспечение демократических свобод и самоуправления национальных меньшинств страны; 3) национализация монополий и конфискация имущества олигархов; 4) аграрная реформа и конфискация крупных латифундий; 5) отказ от империалистической политики и освобождение оставшихся колоний; 6) превращение испанской армии в подлинного защитника народных интересов. На национальной конференции, состоявшейся 24 ноября 1973 г., председателем ФРАП был избран Хулио Альварес дель Вайо-и-Ольоки (1891-1975). Хотя организация была молодежной по составу, Хулио дель Вайо был уже глубоко пожилым 82-летним человеком. ФРАП и ГРАПО. Как Испания стала ареной террористических атак радикалов С ранней юности он участвовал в деятельности Испанской социалистической рабочей партии, получил широкую известность как журналист в Испании и Великобритании, обозревал события Первой мировой войны. В 1930 г. дель Вайо участвовал в подготовке антимонархического восстания в Испании, а после провозглашения республики в течение двух лет занимал должность посла Испании в Мексике — очень важную, учитывая развитые отношения двух стран. С 1933 по 1934 гг. представлял Испанию в Лиге Наций, участвовал в разрешении политических противоречий между Боливией и Парагваем в 1933 г., когда началась Чакская война между двумя государствами. В 1933 г. Позже дель Вайо стал послом Испании в Советском Союзе, присоединился к революционному крылу Испанской социалистической рабочей партии, которое возглавлял Ларго Кабальеро. Во время Гражданской войны в Испании дель Вайо занимал важные должности в республиканском правительстве, в том числе два раза был министром иностранных дел. После завоевания Каталонии, дель Вайо участвовал в последних боях с франкистами и лишь затем бежал из страны. В 1940-х — 1950-х гг. дель Вайо находился в эмиграции — в Мексике, США и Швейцарии. За это время его политические взгляды претерпели существенные изменения. Дель Вайо был исключен из Испанской социалистической рабочей партии и создал Испанский социалистический союз, близкий по своей программе к Компартии Испании. В 1963 г., после окончательного отказа Компартии от идеи вооруженной борьбы против франкистского режима, дель Вайо не согласился с этой излишне умеренной линией и призвал к продолжению вооруженной борьбы против франкистского режима. Им был основан Испанский национальный фронт освобождения (ФЕЛН), который, однако, так и не смог превратиться в многочисленную и активную организацию. Поэтому, когда по инициативе Компартии Испании (марксистско-ленинской) был создан ФРАП, Альварес дель Вайо включил в его состав свою организацию и был избран исполняющим обязанности президента Революционного антифашистского и патриотического фронта. Однако, по причине своего пожилого возраста, активное участие в деятельности организации он уже принимать не мог, а 3 мая 1975 года скончался в результате приступа сердечной недостаточности.

ФРАП стала одной из первых испанских террористических организаций последнего периода существования франкистской диктатуры. Фронт одобрительно относился к насильственным методам политической борьбы и всецело одобрил убийство премьер-министра Испании адмирала Карреро Бланко, который погиб в результате взрыва, организованного баскской террористической организацией ЭТА. ФРАП заявил, что убийство Карреро Бланко было актом «восстановления справедливости». Весной — летом 1975 года деятельность боевых групп ФРАП активизировалась. Так, 14 июля был убит офицер военной полиции, чуть позже был ранен сотрудник полиции, в августе убит лейтенант гражданской гвардии. Помимо нападений на полицейских, ФРАП занимался насильственным решением трудовых конфликтов, вооруженными ограблениями и кражами, позиционируя эту деятельность как «революционное насилие рабочего класса». В ответ на рост политического насилия ФРАП, испанские силовые структуры начали репрессии против боевых структур организации. Поскольку деятельность спецслужб в Испании в годы правления Франко была поставлена на высокий уровень, вскоре удалось задержать троих боевиков ФРАП Хосе Умберто Баэна Алонсо, Хосе Луиса Санчеса и Рамона Браво Гарсия Санса. 27 сентября 1975 года, вместе с двумя басками из ЭТА, задержанные активисты ФРАП были расстреляны. Казнь членов ФРАП вызвала негативную реакцию не только испанской, но и мировой общественности. Так получилось, что эти казни стали последними при жизни диктатора.

20 ноября 1975 года генералиссимус Франсиско Франко скончался. После его смерти политическая жизнь в стране стала стремительно меняться. 22 ноября 1975 г., в соответствии с завещанием Франко, власть в стране была возвращена в руки монархов из династии Бурбон и новым королем Испании стал Хуан Карлос де Бурбон. К этому времени Испания представляла собой одно из наиболее развитых в экономическом отношении государств Европы, жизненный уровень населения стремительно возрастал, но политический авторитаризм Франко вплоть до его смерти представлял собой серьезное препятствие на пути дальнейшего развития испанского государства и укрепления его позиций в мировой экономике и политике. Председателем правительства король назначил консерватора К. Ариаса Наварро, который включил в состав правительства представителей умеренного направления в испанском франкизме. Новый премьер выступил за эволюционный путь приближения Испании к другим демократическим странам Запада, без кардинальной и стремительной ломки сложившихся в годы правления Франко порядков. В то же время, прекрасно понимая, что дальнейшее сохранение репрессивного режима чревато активизацией вооруженной борьбы оппозиционных групп, кабинет Ариаса Наварро объявил частичную амнистию. Происходило расширение гражданских прав и свобод, развитие парламентаризма. При этом предполагалось, что демократия в Испании все же будет носить «управляемый» характер и будет контролироваться королем и правительством. Репрессии против коммунистов и анархистов продолжались и при правительстве Наварро, но носили уже гораздо меньший характер. Постепенное снижение накала политического противостояния способствовало и снижению активности радикальных групп, в том числе ФРАП. В 1978 г., окончательно убедившись в демократизации политической жизни в Испании, руководители ФРАП распустили организацию. К этому времени в Испании была утверждена новая конституция, провозглашавшая страну демократическим государством и превращавшая Испанию в «государство автономий». Правительство пошло на определенные уступки баскскому, каталонскому и галисийскому национально-освободительным движениям, поскольку понимало, что в противном случае отсутствие реальных прав и свобод у национальных меньшинств приведет к нескончаемому противостоянию национальных окраин с центральной властью Испании. От центральной власти региональным автономным сообществам был передан определенный набор полномочий, направленный на расширение местного самоуправления. В то же время, уровень реальной автономии национальных регионов оставался крайне недостаточным, тем более, что националистически ориентированные представители местных леворадикальных организаций не собирались соглашаться с тем уровнем свобод, которые предоставлял регионам Мадрид и ориентировались на продолжение вооруженной борьбы с режимом — до достижения «подлинной» автономии или даже политической независимости своих регионов. Именно национальные регионы Испании, прежде всего Страна Басков, Галисия и Каталония, стали очагами нового вооруженного сопротивления уже постфранкистскому правительству страны. С другой стороны, существовала опасность «правой реакции» и возвращения к методам правления франкистского режима, поскольку среди офицеров армии, полиции, спецслужб, ряда чиновников господствовали реваншистские настроения — убежденные франкисты были убеждены в том, что демократизация не доведет Испанию до добра, обвиняли социалистов и коммунистов в стремлении разрушить испанскую государственность и создавали собственные вооруженные группы, боровшиеся с баскским сепаратизмом и леворадикальным движением. Последний фактор также способствовал активизации вооруженных группировок леворадикальной ориентации — как защитной реакции левого движения на опасность «правой реакции».

Группа первого октября

Однако ФРАП, несмотря на ту высокую активность, которую она проявляла в 1973-1975 гг., вряд ли можно назвать наиболее мощной испанской леворадикальной вооруженной организацией второй половины ХХ века. Куда больше отечественному, да и западному, читателю известна ГРАПО — Группы патриотического антифашистского сопротивления первого октября. ФРАП и ГРАПО. Как Испания стала ареной террористических атак радикалов Эта организация получила свое название в память о дне 1 октября 1975 г. Именно в этот день была проведена акция вооруженного возмездия за казнь 27 сентября троих активистов ФРАП и двоих активистов ЭТА, после чего испанские леворадикалы в знак отмщения режиму Франко за казнь единомышленников, предприняли нападение на офицеров военной полиции. ГРАПО формировалась как вооруженное подразделение Коммунистической партии Испании (возрожденной), также выступавшей с леворадикальных позиций. В 1968 г. в Париже была создана Марксистско-ленинская организация Испании, которую сформировала группа активистов Коммунистической партии Испании, недовольная просоветской позицией последней и обвинившая ее, а заодно и Советский Союз и коммунистические партии просоветской ориентации в «ревизионизме». В 1975 г. на базе Марксистско-ленинской организации Испании возникла Коммунистическая партия Испании (возрожденная) и ее вооруженное крыло — Группы патриотического антифашистского сопротивления первого октября. Наиболее сильные позиции ГРАПО получила в северо-западных регионах Испании — Галисии, Леоне и Мурсии, где действовала Организация марксистов-ленинцев Галисии, активисты которой и составили ядро ГРАПО. Экономическая отсталость северо-западных регионов Испании способствовала определенной поддержке радикальных коммунистических движений со стороны населения этих территорий, чувствовавшего себя социально дискриминированным и ограбленным центральным правительством страны и желавшего радикальных социальных и политических преобразований в жизни испанского государства. К социальному недовольству примешивались и национальные чувства — Галисия населена галисийцами, которые в этнолингвистическом отношении ближе к португальцам, чем к испанцам. Маоисты провозгласили борьбу за национальное самоопределение галисийского народа, чем заслужили симпатии местного населения и обеспечили себя кадровым резервом из числа радикально настроенных представителей галисийской молодежи.

История ГРАПО как вооруженной организации началась 2 августа 1975 г., хотя тогда она еще не носила своего официального названия и просто представляла собой вооруженную секцию Компартии Испании (возрожденной). В этот день в Мадриде Калисто Энрике Серда, Абелардо Кольясо Араужо и Хосе Луис Гонсалес Зазо по прозвищу «Кабалло» напали на двух военнослужащих гражданской гвардии. Через несколько дней боевики убили полицейского Диего Мартина. После того, как были казнены боевики ФРАП и ЭТА, 1 октября 1975 г. четверо сотрудников военной полиции были убиты боевиками будущей ГРАПО на одной из мадридских улиц. Эта акция была широко освещена леворадикальной прессой — как месть за казнь во франкистской тюрьме баскских боевиков и членов ФРАП. После того, как в Испании началась формальная политическая демократизация, ГРАПО, Компартия Испании (возрожденная) и целый ряд других леворадикальных организаций подписали «Программу из пяти пунктов», в которых излагались основные тактические требования испанских ультралевых в направлении реальной демократизации политической жизни в стране. В число пяти пунктов входили: полная и всеобщая амнистия для всех категорий политических заключенных и политических изгнанников, с отменой антитеррористических законов, направленных против радикальной оппозиции; тотальное очищение органов власти, правосудия и полиции от бывших фашистов; отмена всех ограничений политических и профсоюзных свобод в стране; отказ от вступления Испании в агрессивный блок НАТО и освобождение страны от американских военных баз; немедленный роспуск парламента и проведение свободных выборов с равным обеспечением доступа к ним всех политических партий страны. Разумеется, что королевский режим Испании, сменивший Франко, никогда не пошел бы на реализацию этих пунктов, особенно в направлении прерывания сотрудничества с НАТО, поскольку это было чревато ухудшением отношений с Соединенными Штатами Америки и появлением у Испании многочисленных экономических и дипломатических проблем. Вряд ли испанские власти согласились бы и на увольнение из правоохранительной и судебной системы высокопоставленных чиновников, начинавших службу еще при Франко, поскольку они составляли костяк испанских судей, прокуроров, высшего офицерского состава полиции, гражданской гвардии и вооруженных сил. Тем более, что большинство испанских высокопоставленных чиновников относились к аристократическим и знатным семействам, обладавшим большими связями в правительственных кругах и влиянием. Наконец, испанское правительство опасалось, что в случае полной демократизации политической жизни в стране в парламент могут попасть представители непримиримой коммунистической оппозиции, а расширение влияния коммунистов и анархистов на политическую жизнь постфранкистской Испании никак не входило ни в планы короля и его консервативного окружения, ни в планы прозападных либеральных и социал-демократических политических партий Испании.

Десятилетия кровавого террора

Несмотря на то, что в 1975 году умер генералиссимус Франко и политическая ситуация в Испании стала меняться в сторону демократизации внутренней политики и отказа от репрессий в отношении леворадикальной оппозиции, ГРАПО продолжила террористическую деятельность. Это было связано с тем, что испанское правительство так и не пошло на реализацию «Программы из пяти пунктов», что, по мнению ГРАПО и других ультралевых, являлось свидетельством фактического отказа испанского правительства от подлинной демократизации политической жизни в стране. Кроме того, недовольство ГРАПО вызывало расширение испанского сотрудничества с США и НАТО, поскольку ГРАПО действовала в союзе с другими европейскими леворадикальными вооруженными организациями — итальянскими «Красными бригадами» и французским «Прямым действием», которые проводили акции против объектов НАТО и США. Но мишенью ГРАПО, чаще всего, становились представители испанской власти и силовых структур. ГРАПО провела целый ряд нападений на сотрудников полиции и военнослужащих испанской армии и гражданской гвардии, а также занялось ограблениями и вымогательствами у бизнесменов на «нужды революционного движения». Одним из наиболее дерзких и знаменитых действий ГРАПО стало похищение президента Государственного совета Испании Антонио Мариа де Ариоль Урхико. Высокопоставленный чиновник был похищен в декабре 1976 г., а в начале 1977 г. был похищен президент Верховного совета военной юстиции Эмилио Виллаэскус Куиллис. Однако 11 февраля 1977 г. Урхико был освобожден полицейскими, вышедшими на след боевиков ГРАПО. Тем не менее, череда вооруженных вылазок боевиков продолжилась. Так, 24 февраля 1978 г. группа боевиков напала на двух полицейских в Виго, а 26 августа ограбила один из банков. 8 января 1979 г. был убит президент палаты Верховного суда Испании Мигель Крус Куэнка. В 1978 г. был убит генеральный директор тюрем Испании Хесус Хаддад, а спустя год — его преемник Карлос Гарсиа Вальдес. Таким образом, в 1976-1979 гг. жертвами нападений боевиков ГРАПО стал целый ряд высокопоставленных чиновников испанской правоохранительной системы и правосудия. Этими действиями ГРАПО мстило испанским судьям, полицейским и военным руководителям, начинавшим карьеру еще при Франко и, несмотря на формальную демократизацию политической жизни в стране, сохранявшим свои посты в органах власти и судебной системе. Целый ряд нападений на полицейских и военнослужащих гражданской гвардии был совершен в союзе с боевиками ФРАП. 26 мая 1979 г. был совершен кровавый террористический акт в Мадриде. В этот день в кафе «Калифорния», расположенном на улице Гойя, была взорвана бомба. Взрыв прогремел в 18.55, когда в кафе было многолюдно. Его жертвами стало 9 человек, 61 человек получил ранения. Здание кафе внутри было полностью разрушено. Это стал один из наиболее жестоких и малообъяснимых террористических актов не только ГРАПО, но и всех европейских левых террористов. Ведь отказ от практики «безмотивного террора» был принят в качестве основного правила еще в начале ХХ века и с тех пор лишь редкие группы, как правило националистического толка, проводили столь масштабные теракты в общественных местах.

ФРАП и ГРАПО. Как Испания стала ареной террористических атак радикалов Череда террористических актов в испанских городах в 1979 г. заставила полицию страны активизировать свои усилия по борьбе с терроризмом. В 1981 г. лидеры ГРАПО Хосе Мария Санчес и Альфонсо Родригес Гарсия Касас были осуждены Национальным судом Испании к 270 годам заключения (смертная казнь в стране после смерти генералиссимуса Франко была отменена). В 1982 г. ГРАПО предложила испанскому премьер-министру Фелипе Гонсалесу заключить перемирие и после проведенных в 1983 г. переговоров с руководством Министерства внутренних дел Испании, большая часть боевиков ГРАПО сложила оружие. Тем не менее, многие боевики не пожелали сдаться властям и полицейские операции против остающихся на свободе действующих активистов ГРАПО продолжались в различных городах Испании. 18 января 1985 г. в ряде городов страны было арестовано 18 человек, подозревавшихся в причастности к вооруженным выступлениям ГРАПО. Однако таким видным боевикам как Мануэль Перес Мартинес ("камараде Аренас" — на фото) и Милагрос Кабальеро Карбонель удалось избежать ареста, покинув пределы Испании.

В 1987 г., несмотря на то, что Испания уже давно стала демократической страной, ГРАПО реорганизовалась для продолжения вооруженных акций против испанского правительства. В 1988 г. боевиками ГРАПО был убит галисийский предприниматель Клаудио Сан-Мартин, а в 1995 г. похищен бизнесмен Публио Кордон Сарагоса. Он так и не был освобожден и лишь после ареста боевиков ГРАПО многие годы спустя, стало известно, что предприниматель умер спустя две недели после похизения. В 1999 г. боевики ГРАПО совершили нападение на отделение банка в Вальядолиде и заложили бомбу в штаб-квартире Испанской социалистической рабочей партии в Мадриде. В 2000 году в Виго боевики ГРАПО напали с целью ограбления на бронированный фургон инкассаторов и в перестрелке убили двоих охранников, тяжело ранив третьего. В том же 2000 г. в Париже полиции удалось арестовать семь ведущих активистов организации, однако уже 17 ноября 2000 г. боевики ГРАПО застрелили полицейского, патрулировавшего мадридский район Карабанчель. Кроме того, в том же году было заминировано несколько предприятий и государственных учреждений. В 2002 г. полиции вновь удалось нанести серьезный урон организации, арестовав 14 активистов — 8 человек было арестовано на территории Франции и 6 человек — на территории Испании. После этих арестов группа была очень сильно ослаблена, но не прекратила свою деятельность и в 2003 году атаковала отделение банка в Алькорконе. В том же году было арестовано 18 членов организации. Испанское правосудие обратило пристальное внимание на политическую деятельность Коммунистической партии Испании (возрожденной), справедливо усматривая в ней «крышу» для вооруженной борьбы, осуществляемой ГРАПО.

ФРАП и ГРАПО. Как Испания стала ареной террористических атак радикалов


В 2003 г. судья Бальтасар Гарсон принял решение приостановить деятельность Коммунистической партии Испании (возрожденной) по обвинению в сотрудничестве последней с террористической организацией ГРАПО. Однако уже 6 февраля 2006 г. боевики ГРАПО напали на бизнесмена Франциско Коле, владевшего агентством по трудоустройству. Бизнесмен был ранен, а его жена погибла в результате нападения. В том же году произошла перестрелка на улице города Антена, а 26 февраля 2006 г. полиция арестовала Исраэля Торральба, который нес ответственность за большинство убийств, совершенных группой в последние годы. Тем не менее, 4 июля 2006 г. двое боевиков ГРАПО ограбили отделение банка Галиции в Сантьяго-де-Комостелла. В результате нападения боевикам удалось похитить 20 тысяч евро. Полицейскими были установлены личности нападавших — оказалось, что это боевики ГРАПО Исраэль Клементе и Хорхе Гарсиа Видаль. По данным полиции, именно этими людьми было совершено нападение на предпринимателя Коле, в результате которого погибла его жена Анна Исабель Херреро. По данным испанской полиции, к рассматриваемому времени от рук боевиков ГРАПО погибло, по меньшей мере, 87 человек — большая часть из них стала жертвами нападений на банки и инкассаторские автомобили, поскольку боевики никогда не отличались особой щепетильностью в выборе мишеней и без зазрения совести открывали огонь на поражение, даже если на линии огня оказывались мирные граждане. В июне 2007 г. были обнаружены конспиративные квартиры ГРАПО в Барселоне, а в 2009 г. французской жандармерией был обнаружен тайник недалеко от Парижа, в котором боевики ГРАПО хранили свое оружие. 10 марта 2011 г. была взорвана небольшая бомба в доме, где прежде проживал мэр Сантьяго-де-Компостелла Хосе Антонио Санчес — представитель Испанской социалистической рабочей партии. По подозрению в причастности к взрыву был арестован бывший член ГРАПО Тельмо Фернандес Варела, при обыске в квартире которого нашли материалы, используемые при изготовлении бутылок с зажигательной смесью. Тем не менее, некоторые эксперты склонны связывать последние теракты в Сантьяго-де-Компостелла с деятельностью Группы галисийского сопротивления — сепаратистов, выступающих за отделение Галисии от Испании. Судя по всему, вплоть до настоящего времени испанской полиции и спецслужбам так и не удается полностью ликвидировать ячейки ГРАПО, тем самым уничтожив террористическую угрозу, исходящую от леворадикальных галисийских боевиков. Поэтому не исключено, что в обозримом будущем Испания может столкнуться с очередными вооруженными вылазками боевиков. Однако, в настоящее время наибольшая угроза национальной безопасности испанского государства исходит не от ультралевых и даже не от национально-освободительных движений Страны Басков, Галисии и Каталонии, а от радикально-фундаменталистских группировок, набравших влияние в среде молодых мигрантов из стран Северной Африки (марокканцев, алжирцев, выходцев из других африканских стран), в силу социального положения и этнических отличий в наибольшей степени подверженных усвоению радикальных настроений, в том числе и принимающих форму религиозного фундаментализма.

Следует отметить, что в последние десятилетия в Испании создались все условия для политической деятельности мирным путем. В стране больше нет фашистского режима Франко, проводятся демократические выборы, а власть действует жесткими методами лишь тогда, когда вступает в противостояние с радикальной оппозицией. Тем не менее, боевики из вооруженных леворадикальных и националистических организаций и не думают прекращать вооруженное сопротивление. Это свидетельствует о том, что путь насилия и экспроприаций их давно интересует больше, чем реальное решение социальных проблем испанского общества. Ведь ни одну социальную проблему решить посредством террористических атак невозможно, о чем свидетельствует вся вековая история современного терроризма — и левого, и правого, и национально-освободительного. Вместе с тем, нельзя не отметить и тот факт, что сама возможность массового вооруженного насилия при поддержке определенной части населения свидетельствует о том, что в испанском королевстве далеко не все спокойно. Существует масса социально-экономических и национальных проблем, решать которые, в силу определенных обстоятельств, официальный Мадрид не может или не хочет. К ним относится, в том числе, и проблема самоопределения регионов Испании, населенных национальными меньшинствами — басками, каталонцами, галисийцами. Остается надеяться лишь на то, что испанские политические организации, в том числе и радикальной направленности, найдут для донесения своей позиции до испанских властей более мирные аргументы и прекратят террористические атаки, жертвами которых становятся люди, просто выполняющие свой долг солдат и полицейских, а то и вовсе не имеющие отношения к политике мирные граждане страны.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. parusnik 28 июля 2015 07:57
    Спасибо,Илья ждал эту статью...Унитарная Испания,это прошлое..но пока плохо понимают...
  2. Георг Шеп 28 июля 2015 15:11
    После смерти генералиссимуса Франко, либерасты пришедшие к власти, превратили страну в один огромный публичный дои, заполонили Испанию сплошными мигрантами и беспросветное бесконечнокризисное болото. Так что - почувствуйте разницу.
    1. datur 28 июля 2015 22:39
      то есть при фашисте ФРАНКО, это было эдакое процветающее эуропейское государство? belay
  3. datur 28 июля 2015 22:40
    вы еще вспомните ЧЕРНЫХ ПОЛКОВНИКОВ в ГРЕЦИИ!!! wink КСТАТИ победивших при полной а точнее по полной вмешательстве 2х самых дерьмократических государств мира!!!!! мелкобритании и млин, куда же без исключительных-америкрейха!!! negative чудесили на Родине Демократии не по детски и что? wink типа так бывает!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня