Крым как непотопляемый авианосец

Крым как непотопляемый авианосец


Прошедший 2014 год стал одним из самых значимых в новейшей истории Российской Федерации – правопреемницы Советского Союза – в связи с возвращением в ее состав исконно российского региона – Республики Крым и города-героя Севастополя. Состоявшаяся в далекие советские времена передача Крымской области Украине была одним из проявлений волюнтаризма со стороны одного из руководителей страны, а не исполнением желания жителей полуострова, исторически связанного с Россией, или народа Украины в целом. Референдум по этому поводу не проводился, да и слова такого мы тогда не знали.


А вот в 2014 году в Республике Крым и г. Севастополе действительно был проведен референдум, в результате которого почти 90% жителей высказались за однозначное возвращение в состав России. Все последующие действия проводились исключительно взвешенно и корректно, в рамках международных правил и правового поля. Республика Крым и г. Севастополь были официально включены в состав Российской Федерации.

Вот почему год спустя это событие, названное «русская весна», так широко, значимо и душевно было отмечено во многих городах России и ставших теперь юридически российскими городах Республики Крым и в Севастополе.

Но в 2014 году Соединенные Штаты и поддерживающие их западные страны проигнорировали результаты референдума в Крыму, а его возвращение в состав Российской Федерации оценили как агрессию и аннексию Крыма.

СОЗДАНИЕ НОВОЙ ГРУППИРОВКИ

Вашингтон еще с начала кризиса на Украине и особенно после возвращения Крыма в состав Российской Федерации стал непрерывно наращивать давление на Москву, в том числе путем введения экономических и политических санкций и откровенным военным шантажом.

Американские апологеты холодной войны и силового давления, видимо, полагают, что все, в том числе свободу, честь, совесть, любовь к родине, можно купить. Но не все пока еще решает золотой телец, хотя его влиянию многие стали подвержены, в том числе прозападно настроенные группировки российских элит и связанное с ними чиновничество.

Убежден, что в ближайшее время история сметет со своего пути «коломойских порошенок», так «ярошно» сегодня пытающихся завоевать место под солнцем даже кровью своих соотечественников. Несмотря на помощь дяди Сэма и матушки-Европы в этом преступлении. Да и мы с вами виноваты, сотню лет закрывая глаза на проявления национализма на Украине. Это тот же незабвенный Тарас Шевченко еще в позапрошлом веке писал: «Як умру, так поховайте на Вкраинi милiй… Поховайте, та вставайте, кайданы порвiте и вражою злою кров’ю землю окропiте». Чьей кровью? «Москалей» – как он их называл и как их называют сейчас? А мы – «национальный герой, классик», его именем называем улицы, набережные, в том числе и в России… Вот и доназывались.

Возвращение Крыма в состав РФ потребовало гарантированного обеспечения его безопасности и поставило перед военно-политическим руководством страны задачу немедленного формирования на полуострове полноценной группировки Вооруженных сил, включающей морскую и сухопутную компоненты, способной справиться с возникшими угрозами. Часть этой группировки пришлось создавать фактически с нуля.

За короткое время была проделана огромная работа. Уже в декабре 2014 года министр обороны РФ официально сообщил, что в Крыму «…развернута самодостаточная группировка войск. На полуострове в дополнение к имеющимся силам и средствам создано семь соединений и восемь воинских частей различного предназначения».

Созданная за это время в Крыму группировка только береговых и сухопутных войск по своей численности и своему составу фактически соизмерима с общевойсковой армией.

Казалось бы, задача решена, однако сейчас стало понятно, что это был только первый шаг. Точнее разобраться в складывающейся ситуации позволит небольшой экскурс в новейшую историю и анализ.

ВЫЙТИ НА КАЧЕСТВЕННО НОВЫЙ УРОВЕНЬ


В материалах ряда СМИ, посвященных анализу братоубийственной войны на юго-востоке Украины и возможному втягиванию в этот конфликт Российской Федерации, совершенно правильно делается акцент на то, что современная Российская армия качественно еще мало чем отличается от своей советской предшественницы образца 1991 года. Поэтому в случае возникновения вооруженного противоборства с применением только обычных средств поражения успех скорее всего будет на стороне Запада.

Это в полной мере относится и к созданной к настоящему времени группировке войск в Крыму, как к «слепку» Российской армии, хотя, как уже говорилось, работа проведена невероятно объемная и трудная.

Вместе с тем потенциально против группировки войск в Крыму в складывающихся условиях может действовать самая современная проамериканская коалиция (военная сила), имеющая опыт боевых действий и реализации самых современных военных технологий.

Так, операция США и других стран НАТО против Югославии и последующие конфликты позволили им к настоящему времени отработать характерные черты военных противостояний и боевых действий нового типа (войн нового пятого и шестого поколений, как это теперь называют). Это и создание разведывательно-ударных боевых группировок, и широкое совместное применение военно-воздушных и военно-морских сил, оснащенных высокоточным оружием, и использование данных всех видов разведки, в том числе космической, для практической реализации сетецентрических способов управления, разрушение гражданской и военной инфраструктуры, минимизация участия наземных сил в операции и многое другое. И этот опыт, безусловно, может быть использован против Крыма, тем более что и Югославия, и Крым – прибрежные территории (образования).

К сожалению, пока создаваемая в Крыму группировка представляет собой еще набор разнородных сил, не объединенных в единую систему обороны, и не отвечает требованиям войн пятого и шестого поколений, способы ведения которых практически отработаны нашим «друзьями» в последние десятилетия.

Такое положение сложилось не только из-за дефицита времени при создании военной группировки в Крыму, но и потому, что, как отметил в СМИ бывший начальник вооружения ВС РФ генерал-полковник Анатолий Ситнов, у нас, к сожалению, до сих пор «…нет концепции армии пятого поколения, единого информационного пространства никто не создает… Все должно увязываться в общую систему. Единое информационное пространство требует создания фоноцелевой обстановки, создания системы обмена данными…», то есть построения современной системы обороны, отвечающей самым высоким требованиям. Современное вооружение и военная техника, новые воинские формирования действительно должны использоваться в едином информационном пространстве.

Вообще следует заметить, что все, созданное искусственно, то есть умом и творческими стараниями человека, преследует достижение определенных целей и решение конкретных задач. Это в полной мере относится и к ситуации с создаваемой военной группировкой в Крыму, которая должна эффективно решать те задачи, во имя которых она строится.

Есть опасения, что без учета этих факторов дальнейшее «развитие» разнородной военной группировки Крыма, в которое будут вложены большие средства, пойдет «как всегда», а не так, как следует.

Представляется, что с учетом складывающейся обстановки и всего выше сказанного в Крыму должна строиться и создаваться современная комплексная автоматизированная система воздушно-морской обороны (КАС ВМО). Она должна обеспечить объединение всех сил и средств, как сухопутных, так и морских, на базе единого информационно-управляющего пространства и использовать их по единому замыслу для обеспечения комплексного отражения ударов противостоящих разнородных средств. Задача такой системы – обеспечение совместного применения для отражения агрессии средств противовоздушной, противокорабельной и береговой обороны.

КОМПЛЕКСНАЯ ОБОРОНА


Американский эсминец УРО «Дональд Кук» и другие боевые корабли НАТО в румынской Констанце «поддерживают союзников». Фото Reuters


Предлагаемая адаптивная комплексная автоматизированная система воздушно-морской обороны ориентирована на обеспечение защиты от ударов современных и перспективных средств воздушного нападения, в первую очередь крылатых ракет различного базирования, важнейших прибрежных критически важных объектов и войск, а также для поражения воздушных и морских носителей крылатых и противокорабельных ракет, в том числе до рубежа их применения.

Основные требования, которым должна удовлетворять КАС ВМО, сводятся к следующему:

– КАС ВМО должна обеспечивать эффективную борьбу со всеми типами СВН, которые могут быть использованы в регионе, в том числе с летательными аппаратами, выполненными по технологии «стелс», и высокоточным оружием в условиях широкого применения интенсивных помех всех видов;

– КАС ВМО должна представлять собой комплекс информационных и огневых сил и средств ПВО, в том числе специализированных, береговой противокорабельной обороны, корабельных средств разведки, борьбы и обороны, технически и логически увязанных между собой в единую систему на базе высокоавтоматизированных средств боевого управления;

– управление системой ВМО должно быть максимально автоматизировано и организовано на основе сетецентрических принципов. Весь цикл боевой работы по целям (от их обнаружения до поражения) должен осуществляется практически автоматически, в онлайн-режиме;

– разведке воздушных и морских (надводных) целей должно быть уделено особое внимание. Она должна быть организована с использованием береговых загоризонтных РЛС, РЛС длинноволнового диапазона наземного базирования, РЛС на воздушных носителях (вертолеты, БЛА), а также корабельных РЛС;

– в составе системы ВМО должно быть предусмотрено применение как современных и перспективных классических средств поражения, так и средств борьбы (функционального поражения), основанных на новых физических принципах, что должно существенно повысить стойкость и эффективность предлагаемой системы обороны и сохранить ее перманентность на среднесрочную перспективу.

Для эффективного решения указанных задач предлагаемая комплексная автоматизированная система воздушно-морской обороны должна включать в свой состав:

– подсистему разведки и предупреждения об агрессии, о вторжении агрессора в территориальные воды и о нарушении воздушного пространства и воздушном нападении с его стороны;

– подсистему зенитного ракетного прикрытия, состоящую из средств наземного (берегового) базирования и корабельных средств ПВО;

– подсистему противокорабельной борьбы и обороны, включающую боевые средства берегового и корабельного базирования, а также средства воздушного базирования для борьбы с подводными лодками;

– подсистему авиационных многофункциональных сил и средств, включающих силы и средства истребительного авиационного прикрытия, морской и обеспечивающей авиации и авиации РЭБ.

Указанные подсистемы должны замыкаться на единые средства автоматизированного боевого управления, телекоммуникации и связи, что, собственно, и обеспечивает функционирование сопрягаемых подсистем и средств в составе единой комплексной автоматизированной боевой системы в сетецентрическом режиме.

Как показывает анализ, некоторые предварительные расчеты и имеющийся опыт, каждая из подсистем должна строиться на современных нетрадиционных принципах и иметь свою специфику. Это в целом и предопределяет высокую боевую эффективность предлагаемой КАС ВКО и ее превосходство над подобными системами в среднесрочной перспективе и может быть реализовано с минимальными финансовыми затратами, что немаловажно в сегодняшней ситуации.

Так, в подсистеме разведки и предупреждения, несомненно, должна использоваться береговая загоризонтная РЛС декаметрового диапазона типа «Подсолнух», способная обнаруживать морские надводные цели в экономической зоне и за ее пределами (на дальностях до 350–400 км), а также воздушные цели практически на таких же дальностях. Подобные РЛС являются нашим «ноу-хау», но на приморских направлениях (где они эффективны) пока что необоснованно не применяются.

Для обнаружения и сопровождения воздушных и надводных целей должны также широко использоваться современные низкочастотные РЛС (РЛС метрового диапазона), нечувствительные к технологии «стелс», но прекрасно использующие эффект поверхностной волны в прибрежных зонах, а также РЛС на воздушных носителях, в том числе вертолетный радиолокационный комплекс (ВК РЛД) типа «Око».

В подсистеме зенитного ракетного прикрытия средства ПВО (существующие, модернизированные и перспективные) предлагается использовать не в «штатной» однородной структуре, а в определенной комбинации, то есть создавать на их основе полигамные (комбинированные) разведывательно-огневые боевые модули, ориентированные на высокоэффективное решение конкретных задач.

Полигамные боевые модули ПВО позволяют в разы (8–12 раз) увеличить устойчивость от ударов противорадиолокационных ракет, сохранить способность защиты прикрываемых объектов от последующих основных ударов и в целом поднять эффективность поражения СВН в типовых налетах (таких, как по Югославии или Ливии) до уровня 0.9 и более. За счет эффективного и специализированного использования указанных средств ПВО становится возможным прогнозировать их приемлемую боевую эффективность как минимум в течение последующих 20–30 лет. Дополнительный и существенный прирост боевой эффективности подсистемы ПВО и КАС ВМО в целом возможно реализовать за счет введения в состав системы средств функционального поражения, реализующих новые физические принципы.

В подсистеме противокорабельной борьбы и обороны, включающей боевые средства берегового базирования, корабельные средства, а также средства воздушного базирования для борьбы с подводными лодками, акцент должен быть сделан в первую очередь на организацию боевого применения в единой сетецентрической системе управления береговой противокорабельной системы обороны «Бастион» с противокорабельными ракетами «Яхонт», а также корабельных средств противокорабельной и противовоздушной борьбы.

В ТЕСНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ

Следует отметить, что в единой системе информации о Мировом океане (ЕСИМО), создававшейся в соответствии с ФЦП «Мировой океан» и начавшей работать с 2013 года, КАС ВМО Крыма может рассматриваться как региональная подсистема и должна входить в ее состав.

В свою очередь, создаваемая единая государственная система освещения надводной и подводной обстановки, в первую очередь в части разведки и отображения местонахождения подводных объектов (своих и вероятного противника), должна была бы выдавать информацию и на ЦКП КАС ВМО Крыма.

В части ПРО и ПВО подсистема зенитного ракетного прикрытия КАС ВМО Крыма, конечно же, должна взаимодействовать с соответствующими структурами войск ВКО и войсками ПВО Южного стратегического направления. Тем более что предлагаемая к реализации КАС ВМО Крыма территориально охватывает только прибрежные районы и не распространяется вглубь полуострова. Это в определенной мере относится и к вопросам обмена информацией о воздушной обстановке между подсистемой разведки и предупреждения об агрессии КАС ВМО Крыма и соответствующими структурами войск ВКО и войсками ПВО Южного стратегического направления. Такое взаимодействие как раз и создаст макроструктуру действия всех сил и средств региона в едином информационном пространстве.

В заключение хотелось бы отметить, что в целом предложения по созданию комплексной системы воздушно-морской обороны Крыма представляют собой попытку определить облик, структуру, предполагаемый состав, построение и возможности системы, рассматривая ее как адекватный ответ в складывающейся обстановке. Понятно, что создание КАС ВМО Крыма потребует решения надвидовых задач и может быть достигнуто только реализацией соответствующих инициатив со стороны Генерального штаба и доброй воли руководства Вооруженных сил.

Преимуществом предлагаемой к реализации КАС ВМО Крыма является то, что она ориентирована и базируется на серийно производимых образцах вооружения и военной техники различных видов Вооруженных сил РФ и не требует, как уже указывалось, существенных дополнительных экономических затрат. Более того, представляется, что КАС ВМО Крыма – начало большого пути. Подобные системы одинаково важны и эффективны и для Приморья, и для Камчатки, и для Кольского полуострова, и для Балтики. Это становится неким атрибутом войн пятого и шестого поколений. Поэтому определенная экономичность создания подобных систем и их базирование на серийно производимое ВВТ приобретают первостепенное значение.

Окончание холодной войны, казалось, отправило на свалку истории военные конфликты в цивилизованном мире. Не тут-то было. Поэтому необходимо помнить, что расходы на оборону всегда значительно меньше расходов на компенсацию ущерба.
Автор:
Александр Лузан
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/concepts/2015-07-24/8_crimea.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

56 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти