Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Зашифрованный памятник…

Хотите увидеть гобелен своими глазами, ну так отправляйтесь в уютно расположенный в долине реки Орн старинный нормандский городок Байе.

Издалека в глаза бросается средневековый собор, расплывчатые контуры башен и шпилей, которые постепенно, по мере приближения к городу, становятся более четкими. Дорога кольцом огибает старый центр, словно защитное ограждение, в пределах которого лежит паутина тенистых улочек и старинных каменных зданий; и тут, и там на солнце блестят фасады деревянных домов в стиле позднего средневековья, как будто они проникли сюда, в наше настоящее, из прошлого. В центре города возвышается огромный собор, готический шедевр в романском стиле. Его западные башни, возведенные во времена Вильгельма Завоевателя, все также парят над маленькими домами у их подножья. Однако не этот собор, без сомнения выдающийся, но все же достаточно по французским меркам обыкновенный, привлекает в Байе полмиллиона туристов каждый год. Они приезжают, чтобы увидеть одно из величайших и загадочных произведений искусства.


Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Битва при Гастингсе. Современная реконструкция.

Указатели, ведущие к этому шедевру, можно найти в центре города повсюду. На них только одно слово, на английском или французском «Tapisserie. Гобелен». Здесь, в Байе, остальные слова излишни.

Дорога, отмеченная указателями «Гобелен» ведет вас вдоль узких улочек, под сенью старинных домов и собора. Она проходит мимо магазинов, в которых продаются все вещи, которые только возможно украсить изображением гобелена из Байе, начиная от кружек и вафельных полотенец и заканчивая ковриками для «мышек» и футболками. Под бледно-зеленым шатром ресторана Le Buillaume можно передохнуть и вспомнить ратные подвиги герцога Вильгельма Нормандского, или же его жену, королеву Матильду, если вы остановитесь в отеле «La Reine Mathilde».

Далее путь ведет вас мимо этих учреждений вдоль улицы De Mesmono вплоть до внушительного здания XVII века, которое было превращено в музей в начале 1980-х гг.

Вы открываете дверь музея. Внутри тишина и полумрак. Вы покупаете билет. Затем идете по широкому лестничному проходу и, миновав несколько дверей, шаг за шагом приближаетесь к святая святых средневековой загадки. Потом будет длинный, узкий коридор без окон и с неожиданным изгибом в середине. Именно здесь находится гобелен из Байе, заботливо укрытый под толстым стеклом. Он растянут перед вами как гигантская кинолента, прекрасный, красочный фриз из глубины средневековья. Хотя это произведение искусства всего лишь полметра шириной, оно невероятно длинное, особенно для такой старинной работы. Кажется, что если взять гобелен в руки, то он рассыплется. Гобелен тянется вдоль стены, затем делает изгиб и тянется дальше. Вся его длина составляет 70 м, но он был бы еще длиннее примерно на 60 м, если бы в глубоком прошлом не утерялась финальная часть. И даже в таком виде оставшийся гобелен можно покрыть третью часть колонны Нельсона.

Да, именно здесь, в самом сердце Нормандии находится вышитая современниками драматическая история норманнского вторжения в Англию в 1066 г. Несмотря на возраст и хрупкость, гобелен превосходно сохранился. Большая часть того, что мы сегодня видим на гобелене, является оригиналом, а те сцены, которые были отреставрированы, воспроизведены с большой тщательностью и не меняют их первоначальную интерпретацию.

Гобелен выполнен на простом льняном полотне шерстяными нитками красного, желтого, серого, двумя оттенками зеленого и тремя оттенками синего цвета. Несмотря на свою древность, он остается таким ярким и пленительным, словно его закончили вчера, а не тысячу лет назад. Необыкновенная история разворачивается по мере того, как вы проходите вдоль тускло освещенной галереи. Льняная сцена быстро заполняется занятыми своими делами фигурами, которые находятся в замках и залах, на кораблях и на конях, либо пристально смотрят куда-то. Это средневековое сказание об интригах, опасности и о войне. Оно начинается с таинственных событий, имевших место за год или два до 1066 года – критический фон для всех последующих действий, кульминацией которых стало сражение 1066 г., самого решающего года английской истории.

Интересно, что величайшая драма в истории и ежедневные дела зафиксированы художником без амбиций, и как будто в случайном порядке. Одни люди здесь пируют, едят мясо на вертелах, другие пьют вино, налитое в кубки из слоновьих бивней, другие охотятся, сеют или ходят в церковь; мужчины переходят реку вброд, высоко подняв туники, грузят провизию на корабли, а после сражаются. Каждый раз, когда вы смотрите на гобелен, невольно возникает мысль, что на нем появляются новые детали, которые раньше вы не видели. Это произведение понятно потому, что очевидно, но в то же время оно загадочно и заманчиво. Комментарий на латыни, бегущий вдоль верхней границы главного фриза, проливает свет на содержание полотна, но приводит в ярость из-за своей краткости и двусмысленности. Над и под главным фризом идут два узких бордюра, заполненных странными рисунками: реальные и мифические создания, древние предания, астрологические символы, сцены из обычной жизни, и даже отдельные эротические эпизоды.

Несмотря на подпись, гласящую, что это гобелен, на самом деле это совсем не гобелен. Если быть точным, то это вышивка, так как изображения вышиты на ткани, а не выполнены в характерной для изготовления гобеленов манере, но это произведение является, возможно, самым известным «гобеленом» в мире, поэтому было бы слишком уж педантично настаивать на перемене его названия. У нас нет настенных украшений этого времени, чтобы сравнить их с этим гобеленом из Байе, нет и документов, описывающих, когда, почему и кем он был изготовлен. Все, что мы можем узнать о гобелене из Байе, возможно почерпнуть только из исторического расследования. Например, то, как он появился в Байе, если первое упоминание о нем датировано 1476 г.

Даже после того, как вы видели гобелен из Байе много раз, его детали, длина и сложность изготовления все еще продолжают поражать. Так, на нем изображено 626 человеческих фигур, 202 лошади, 55 собак, 505 других животных, 49 деревьев, 37 зданий, 41 корабль. Гобелен повествует о мужчинах: из 626 человеческих фигур только 3 на главном фризе и 2 на бордюрах принадлежат женщинам. В нескольких интригующих эпизодах можно узнать даже неназванных персонажей, но чтобы идентифицировать людей обычно приходится прибегать к подписям на латыни.

Комментарий содержит имена только 15-ти персонажей; очевидно, это основные герои гобелена. Названные герои в основном принадлежат к верхнему эшелону средневекового общества, и упоминается в любом исследовании событий 1066 г. Это Эдуард Исповедник, старый король Англии, и два главных претендента на его престол, граф Гарольд Уэссекский и герцог Вильям Нормандский. Однако, кроме того, упоминаются 4 неизвестные фигуры: карлик Турольд, выполняющий обязанности конюха, английская леди Эльфива, находящаяся в любовной связи со священником, и два младших норманнских рыцаря – Вадард и Виталь. И вот перед нами первая загадка гобелена: почему карлик, элегантная, но оскандалившаяся леди и два младших рыцаря-норманна, делят славу с королями, герцогами, графами, епископами, заставляя нас тем самым выяснять, кто они и какую роль они играли в событиях 1066 г. За что их увековечили на гобелене? Ещё один важный персонаж на гобелене – епископ Одо из Байе, изображенный на нем с жезлом военачальника в руках, больше похожим на суковатую дубину. Одо был жадным и амбициозным единоутробным братом Вильгельма и главным его сторонником в этом завоевании после которого стал одним из богатейших людей Англии.

Согласно популярной концепции, гобелен из Байе – это произведение о триумфе Вильгельма Завоевателя. Оно без сомнения имеет огромное историческое значение, но абсолютно прямолинейно воспринимать его нельзя. Прочитайте любой известный труд, и в нем вы найдете информацию о том, что на гобелене изображена история бездетного английского короля Эдуарда Исповедника, который в конце жизни отправил своего приближённого, графа Гарольда с миссией в Нормандию. Миссия графа – сообщить кузену Эдуарда, герцогу Вильгельму Нормандскому о том, что старый король выбрал его своим наследником. После несчастного случая в другой части Франции, от которого герцог Вильгельм любезно спас его, граф Гарольд должным образом принес ему ленную присягу и торжественно поклялся быть вассалом Вильгельма. Однако, вернувшись в Англию после смерти Эдуарда в январе 1066 г. Гарольд сам захватил его престол. То есть герцог Вильгельм был обманут жадным англичанином, и поэтому собрал огромную армию норманнов и вторгся в Англию, чтобы предъявить свои законные права на трон. В конце концов, он, конечно, побеждает вероломного англичанина в сражении при Гастингсе (но не без поддержки сводного брата Одо), а Гарольд получает за свое предательство стрелу в глаз. История эта рассказывается «строго с точки зрения норманнов». Такой взгляд на гобелен из Байе повторяется снова и снова в путеводителях, брошюрах и популярных исторических книгах.

Но правда, видимо, отличается от этой версии, и она гораздо более интересна. Она медленно проявляется последние 50 лет в журнальных статьях и, понятно, что широкой публике совсем незнакома. Многое остается загадкой, и не все специалисты согласны с этой версией, но есть веские основания полагать, что гобелен из Байе был вышит совсем не в Нормандии, а в завоеванной Англии. Возможно, что в течение 10 лет после 1066 г., и что гениальный художник, создавший рисунок для команды английских швей (королева Матильда тут была совсем не причем!), сотворил опасно многослойный шедевр. Просто существовало романтическое предание, впервые записанное в XVIII в., согласно которому гобелен из Байе обязан своим появлением гордой и восхитительной жене Вильгельма, королеве Матильде. Она и ее помощницы, как гласит легенда, вышили гобелен, чтобы отпраздновать успех Вильгельма в завоевании Англии. Кстати, табличка со словами «Гобелен королевы Матильды» все еще висит на стене музея в Байе, возможно, потому, что большое число французских туристов продолжают приходить к воротам в ожидании увидеть работу королевы Матильды.

На самом деле замысел полотна был просто замечательно продуман и полон тайного смысла. Только на первый взгляд гобелен поддерживает норманнскую версию. Похоже, что идея художника была в действительности подрывной. Работая под главенством норманнов, он придумал вышивку, которая, на первый взгляд, не должна была разочаровать завоевателей. Однако, при более глубоком уровне знакомства с полотном начинаешь понимать, что он рассказывает совсем другую историю. В то время, когда невозможно было письменно передать английскую точку зрения, художник сделал это с помощью рисунков. То, что нельзя было сказать, можно показать, скрытно и искусно; и произведение искусства, которое норманны приняли и восхищались, было на самом деле Троянским конем, в котором сохранилась английская точка зрения. Таким образом, на этих картинах вышита та история, которую мы сегодня понемногу открываем. Согласно ей, отвергаются притязания норманнов на трон. А сам гобелен из Байе больше похож на затерянную версию Англо-Саксонской хроники.

Без сомненья, на гобелене из Байе изображена победа норманнов, и саму их победу нельзя отрицать. Мы видим, как талантливый художник приступает к искусному изложению английской версии событий, приведших к норманнскому завоеванию, но еще больше он пытается оценить завоевание с точки зрения глубокой религиозности и верований того времени. Согласно доктрине, господствующей в христианстве XI в., все великие события происходили по воле господа. Поэтому, в поисках объяснения причин завоевания Англии норманнами, художник обратился к Ветхому Завету и приходит к выводу, что покорение Англии было божьим наказанием за грехи. Именно так беспомощные, покоренные люди пытались объяснить то, что произошло с ними; норманны, со своей стороны, тоже провозгласили, что бог за них. Здесь все переплетено и полностью смысл этих связей никогда не был и, скорее всего, и не будет открыт. Однако художник, скорее всего, поддерживал графа Юстаса II Болонского, который, хотя и присоединился к вторжению Вильгельма в 1066 г., намеревался бороться с норманнами за власть в северной Франции. Вероятно, он претендовал и на английский трон. Графа Юстаса Болонского обычно ошибочно называют «норманном», хотя на самом деле он вовсе не был их ревностным сторонником, и герцог Вильгельм ему не доверял. На гобелене только три персонажа: епископ Одо из Байе, герцог Вильгельм и граф Юстас из Болони названы среди норманнов, участвовавших в битве при Гастингсе. При этом стоит приглядеться к изображению на полотне чуть более внимательно, как становится понятно, что из этих троих главную роль гобелен отводит именно графу Юстасу, а вовсе не Вильгельму Завоевателю! То есть гобелен это не что иное, как зашифрованный памятник тех далеких событий, и если это действительно так, то цель его – сказать правду потомкам побежденных англичан! Однако отыскать её на этом гобелене не так-то и легко.

Сказание о последствиях

Сегодня стены зданий XI в. выглядят голыми и пустыми, на них не осталось ничего от блеска и роскоши прежних времен. Но стоит нам перенестись во времени и вступить в пределы великих церквей или мирских дворцов того времени, как мы сразу же видим красочные настенные драпировки, фрески и другие украшения.

Так, в великой англо-саксонской поэме «Беовульф» холл светского здания описан как блестяще украшенный драпировками, «расшитыми золотом», и «многие, кто был удостоен видеть их, не могут сдержать возгласа восторга». Известно, что вдова англо-саксонского воина Бертнота, погибшего в 991 г. в сражении при Малдоне, создала интересную вышивку, посвященную гибели ее мужа, и передала свою работу в церковь Эли. Но она не сохранилась; о ее размере, дизайне и технике исполнения мы можем только гадать. А вот гобелен из Байе сохранился, причем даже для XI в. он был исключением, т. к. очень небольшое число людей имело достаточно места, для того чтобы выставить работу такой длины, и средства, чтобы ее заказать. Огромное число украшений из ткани, как больших, так и маленьких, исчезло. Так что даже то, что хотя бы этот один гобелен сохранился, и то редкостная удача для историков. Вдвойне удачно, что единственное сохранившееся творение такого рода запечатлело самое важное событие английской истории.

В современном мире почетнее быть народом побежденным, чем нацией воинов-победителей. Ведь было сказано: «Блаженны кроткие…». И хотя с ХI в. Англия чаще выступала в роли завоевателя, поражение, которое она потерпела от норманнов можно считать одним из самых жестких и сокрушительных за всю истории человечества. Однако норманны и французы, высадившиеся в Англии, составляли лишь малую часть общего населения страны (1,5 – 2 млн. человек). Но они заняли все ключевые позиции во власти. В течение нескольких лет практически вся англо-саксонская аристократия была замещена франкоязычной элитой. Один за другим главные епископы и аббаты заменялись норманнами или их ставленниками. Богатство в качестве трофеев войны перетекло в казну завоевателей. К 1086 г., когда король Вильгельм провел опись земельных владений в «Книге Страшного Суда», четверть Англии принадлежала 11 его ближайшим сторонникам. Из 200 аристократов, владевших другой четвертью страны, только 4 были англичанами. Огромная масса представителей англо-саксонского правящего класса была уничтожена в битве 1066 г., превратилась во второсортных людей на своей же земле или стала изгнанниками. Новой элитой стали норманны, но важное меньшинство составили их союзники из других частей Франции и Фландрии. Для усиления своей власти норманны стали возводить замки, сначала из дерева, затем из камня, по всей территории страны. До 1066 г. в Англии было мало замков. Сейчас укрепленные замки – квадратные крепости на рукотворных холмах – стали характерной чертой английских графств. Со смертью короля Гарольда в битве при Гастингсе ушел единственный человек, который мог организовать оппозицию в стране. Поэтому сопротивление было спорадическим и абсолютно безрезультатным. И если крепости отняли надежду на успешное восстание, то душа народа также сжалась в тени великолепных церквей и соборов, возведенных захватчиками в континентальном стиле. Элегантные, парящие соборы Винчестера, Эли, – все это выдающееся наследие норманнского завоевания, как и Тауэр - Знаменитая Белая Башня в Лондоне – напоминание о той военной силе, которая его и создала.

В жестокие времена жестоки были все, но нельзя не отметить особую жестокость в характере Вильгельма Завоевателя. Именно она сделала завоевание Англии возможным. Он был человеком с железной волей. Если он считал, что он прав, то немедля использовал всю силу и не обращал внимания на невинные жертвы. Вторжение 1066 г. так ярко запечатленное на гобелене из Байе, это история целеустремленной воли человека к победе. Менее известно, но не менее показательно то, как Вильгельм подавил восстание на севере Англии в 1069 и 1070 гг., где он покарал все слои общества с чрезвычайной жестокостью. Разделив армию на небольшие отряды, он приказал разорить эту землю. Воины сожгли урожай, устроили бойню среди крестьян, уничтожили орудия труда.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Барельеф с изображением Вильгельма Завоевателя в Див-сюр-мер, Шато Гийома ле Конкура, Фалез.

Это была политика продуманного террора: в течение целого поколения земля не родила, начался голод – но зато бунт был подавлен. Погибли тысячи. Самсон Дархемский пишет, что трупы гнили на улицах и в домах, а выжившие вынуждены были питаться лошадьми, собаками, кошками или продавать себя в рабство. Все деревни от Дархема до Йорка были разорены и брошены. 50 лет спустя уже упоминавшийся нами Одерик Виталис, монах англо-норманнского происхождения, с горечью вспоминал «беспомощных детей, молодых людей, только начавших свой путь, дряхлых стариков», погибших в результате карательной операции Вильгельма на севере. Репутация жестокого человека помогла Вильгельму навязать свое правление Англии. Немногие осмеливались высказываться против него, еще меньшее число решалось восставать.

Прямые человеческие жертвы норманнского завоевания велики, но и долговременное влияние этого вторжения также драматично, и ощущается до сих пор. События 1066 г. глубоко повлияли на дальнейшее развитие Британской и общеевропейской истории. Страна вышла из числа государств Скандинавского мира и повернулась лицом к Франции. В течение последующих столетий Англией управляла франкоязычная элита, чьи интересы, и, по крайней мере, амбиции, лежали по обе стороны Ла-Манша. Со временем Англия все больше втягивалась в региональные и династические интриги Франции. Когда со смертью короля Стефана в 1154 г. прервалась норманнская династия, на ее место пришла французская династия Генриха Плантагенета, правнука Вильгельма Завоевателя. Конфликт, известный как Столетняя война, закончившийся в 1453 г., является самым ярким примером длительных и запутанных англо-французских отношений, причина которых заключалась как раз в победе Вильгельма Норманнского в битве при Гастингсе в 1066 г.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Достаточно реалистическое изображение воина начала XI в., хотя меч, если судить по его перекрестию, должен быть значительно старше. «Псалтирь Тиберия». Англия (Винчестер) после 1064 г. (Британская Библиотека)

Англо-саксонская система управления была достаточно сложной для своего времени, поэтому норманны в Англии её сохранили. Например, они оставили англо-саксонские графства в качестве административной единицы. И они сохраняются и сегодня в тех же границах. Школьникам говорят, что норманны привнесли в Англию «феодализм», но историки более не уверены в этом, а также и в том, что сам термин «феодализм» подходит к тому, что имело место в Англии. Легче поддаются определению и более долговременные культурные и лингвистические изменения. В одно мгновение староанглийский язык стал языком бессильных плебеев, на нем почти перестали писать, а развитие английской литературы, до этого представленной англо-саксонскими поэмами «Беовульф», и «Сражение при Малдоне», фактически просто остановилось. И если французы и смеялись над англо-саксонской поэзией, казавшейся им неуклюжей и грубой, то они же и смогли привнести в новую культуру свой значимый вклад. Французская этническая поэзия, захватывающие истории и поучительные сказки, написанные для развлечения франкоговорящих лордов и леди в их новых английских замках, составили важную часть самой французской литературы. Некоторые уверены, что первое значительное произведение на французском языке – «Песнь о Роланде» – было написано не где-нибудь, а именно в покоренной Англии. Как бы то ни было, но самая ранняя версия «Песни о Роланде» – это копия, записанная в Англии XII в.

В течение веков два языка существовали параллельно: французский для правящего класса, английский для среднего и низшего. Как заметил Вальтер Скотт в романе «Айвенго», эхо этого социального и языкового барьера все еще слышится в современном английском. Многих животных продолжают называть старыми английскими терминами (sheep – овца, cow – корова, ох – бык, deer – олень), в то время, как блюда из них, приготовленные для дворян, получили французские названия (mattock – баранина, beef – говядина, beacon – бекон, venison – оленина, real – телятина). Только в 1362 г. французский язык перестал быть языком английского Парламента. Когда в 1399 г. Генрих IV вошел на престол, он стал первым английским королем со времен Гарольда Гудвинсона, чьим родным языком был английский, а не французский. Даже в XVII в. английские адвокаты использовали дегенерировавшую форму французского языка в стенах суда. Норманны никогда не намеревались искоренять английский язык. Говорят, что Вильгельм Завоеватель пытался выучить английский язык, но нашел его слишком сложным для себя и сдался. Но благодаря подавляющему большинству англо-говорящих жителей и постоянным войнам с Францией, французский постепенно исчез из разговорной речи, и к XV в. современный английский стал главным языком страны. К этому времени французский язык норманнов и Плантагенетов обогатил английский тысячами новых слов. Огромное число синонимов в современном английском языке появилось в результате «прививки» французским языком вслед за норманнским завоеванием. Если бы Гарольд выиграл сражение при Гастингсе, то язык современных англичан был бы совершенно не похож на нынешний.

Строительство же самого собора в Байе в 1070 г., возможно, также финансировалось конфискованными у английских аристократов богатствами. Другие следы менее материальны, но и не менее значительны. Среди огороженных пастбищ Шербурского полуострова на западе и просторов Франции на северо-востоке находится множество городов и деревень, названия которых тесно связаны с некоторыми известными родами Британии. Именно из таких местечек, как Квинчи, Монбре, Мормемар, Ла Померас, Секьювиль и Вер произошли знаменитые семьи британских аристократов – Де Квинси, Мобрай, Мортимер, Померой, Саквил, Де Вере. Это тоже наследие норманнского завоевания, и все эти имена еще вызывают в ушах у англичан воспоминания о своей родовой франкоязычной аристократии. Предки этих аристократов были влиятельными людьми, которые переселились в Англию сразу после норманнского завоевания или со второй и последующими волнами иммиграции.

Разными путями события, запечатленные на гобелене из Байе, повлияли на английскую историю так, что их отголоски слышны до сих пор. Спустя девять столетий, мы все еще можем ощутить последствия, которые нельзя отнести только к завоеванию, как к таковому. Норманнское вторжение 1066 г. было последним случаем в истории Англии, когда она была завоевана другим государством. Ни Филипп II Испанский в 1580-х, ни Наполеон в начале XVIII в., ни Адольф Гитлер в 1940-х не смогли больше повторить достижение Вильгельма Завоевателя…

Так все-таки как же это было?

Считается, что в битве при Гастингсе 14 октября 1066 г. конное войско нормандских рыцарей безуспешно атаковало британцев, пока те укрывались за «стеной из щитов» на возвышенности. Но, выманив их ложным отступлением на открытое место, Вильгельм использовал свое преимущество в коннице и разгромил англичан. Король Гарольд пал в битве, а в Англии установилось нормандское правление. Однако почему все произошло именно так, а не иначе, англоязычные историки спорят до сих пор.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Нормандские лучники и всадники идут в атаку. Сцена 51 (отрывок). Фото вышивки из «Музея ковра», Байё).

При этом все большее их количество склоняется к тому, что реально происходило в битве при Гастингсе, и тем, что изображено на гобелене на самом деле, существует большая разница. Так, на нем со стороны Вильгельма действует только лишь одна конница, однако, по другим источникам там были задействованы и крупные силы пехоты и лучников, а нормандские всадники в начале битвы находились в тылу и только позднее они из самых последних стали первыми, хотя на гобелене все совершенно не так...

Интересно, что в сценах сражения на «Байеском гобелене» можно увидеть 29 воинов-лучников. Однако 23 из них изображены на кайме, вне основного поля, что явно указывает на их второстепенную роль, хотя многие всадники на основном поле буквально утыканы стрелами. Там же можно увидеть четырех пеших воинов-нормандцев (сами англичане предпочитают название норманны) в защитном вооружении и с луками в руках, и одного лучника-сакса, одетого совершенно не по-боевому. Конный лучник всего один. Он также не имеет защитного вооружения и держится позади преследующих саксов нормандских рыцарей. Вряд ли это забывчивость вышивальщиц: поскольку все остальные детали вооружения показаны на гобелене достаточно подробно и вышиты весьма тщательно.

Из школьного учебника истории (да, кстати говоря, и вузовского тоже!) мы знаем о том, что главную роль в этой битве сыграла конница Завоевателя, которая несколько раз атаковала стоявших на холме англичан, которые укрывались там за «стеной из щитов» и в конце концов притворным отступлением выманила их на равнину. Ну, а там они, конечно же, расстроили свои ряды, а конница их тут же окружила и всех их уничтожила. Но как такое вообще могло случиться, ведь Гарольд, предводитель англичан, отнюдь не был новичком в военном деле. Он буквально только что одержал решительную победу над высадившимися в Англии норвежцами, но почему-то все его войско показано на гобелене пешим, хотя щиты у его воинов в большинстве своем совсем не отличаются от всаднических щитов его противников-норманнов!

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Именно такие шлемы были и на голове у воинов в битве при Гастингсе. (Около XI в. Найден в Моравии в местечке Оломуц в 1864 г. В настоящее время в Художественно-историческом музее в Вене.

Причем сам Гарольд был сначала ранен стрелой в глаз, а уже после этого зарублен мечами норманнских рыцарей. Так что вот она тайна гобелена – перед нами! На поле боя при Гастингсе в тот день победило отнюдь не конное войско герцога Вильгельма, а пехотинцы и лучники графа Юстаса Болонского, буквально засыпавшие англичан своими стрелами. Только лишь в самом конце по ним действительно ударила рыцарская конница герцога Вильгельма, однако и тут неудачно! С трудом одолев крутизну подъема на холм, её всадники подверглись ожесточенной контратаке хускарлов – элитных воинов Гарольда, мастерски владевших своими двуручными широколезвийными топорами. Рыцари-норманны обратились в бегство, причем распространился панический слух, что герцог Вильгельм убит. И никто иной, как граф Юстас, организовавший атаку на пехоту англичан с фланга со знаменем в руках. «Вон он, Уильям!» – крикнул он, а сам Вильгельм в это время опустил с лица кольчужное забрало, откинул на затылок свой шлем, и воины его узнали.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Стрела попадает Гарольду в глаз. Над головой Гарольда вышита надпись: «Гарольд-король убит здесь». Сцена 57(отрывок). Фото вышивки из «Музея ковра», Байё).

Воины графа Гарольда в свою очередь были не пехотинцами, а точно такими же всадниками, как и всадники Вильгельма, за исключением разве что его знаменитых хускарлов, которых, однако, в его войске было не так уж и много! Вот только сам Гарольд, видимо не доверяя своим воинам и опасаясь предательства, приказал им сражаться в пешем порядке, а лошадей укрыл в ближайшем лесу позади занятого ими холма. Ведь именно на лошадях они и бегут от преследующих их воинов Завоевателя после своего поражения, что нашло свое отражение в 59-ом эпизоде гобелена.

Да и персонажи из басен Эзопа изображены на кайме гобелена совсем не случайно! Они как бы подсказывают: «Не все здесь так просто! Здесь все, как у Эзопа, имеет двойной смысл!» Однако так ли все это на самом деле мы можем, к сожалению, пока что ещё только гадать!

Реконструкция хода сражения с учетом новых прочтений «Байесского полотна»

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Первая фаза: Англичане стоят на вершине холма длинной извилистой линией, прикрываясь с фронта щитами. Нормандцы наступают на них с подножия холма тремя линиями. Впереди лучники, за ними пехота и, наконец, позади неё находятся отряды рыцарской конницы, которой, разумеется, никак не могло быть очень много. На левом фланге командует герцог Вильгельм, на правом – граф Юстас Болонский.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Вторая фаза: Лучники расстреляли все стрелы, и отошли для пополнения запасов к лагерю норманнов. Пехота атакует «стену из щитов», но её атаки успешно отражаются.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Третья фаза: Лучники возвращаются и подвергают позицию англичан массированному обстрелу. Граф Гарольд ранен стрелой в глаз. Рыцари приближаются к стене из щитов и группируются у подножия холма для атаки.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Четвертая фаза: воины Гарольда, не выдержав обстрела из луков, бросаются вниз по склону холма. Войска герцога Вильгельма, включая и его всадников, захвачены врасплох и отступают. Начинается паника. Распространяется слух о том, что герцог убит. Граф Юстас Болонский перестраивает свою конницу и ведет её на помощь Вильгельму.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Пятая фаза: Фланговая атака конницы графа Болонского в тыл наступающих англичан приводит к их окружению и последующему уничтожению.

Тайна гобелена из Байё и битва при Гастингсе (Часть 2)

Шестая фаза: Совместная атака пехоты и конницы норманнов на «стену щитов», гибель Гарольда и отступление англичан в сторону леса, где уцелевшие, скорее всего, сели коней и обратились в повальное бегство.
Карты А.Шепса
Автор: Вячеслав Шпаковский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 52
  1. cth;fyn 6 августа 2015 07:39
    И правда, намного интереснее чем поп версия. Интересно, как могло пойти сражение если бы англы ломанулись с холма конницей при поддержке флангов пехотой в последней фазе боя?
    1. Astrey 6 августа 2015 15:44
      Цитата: cth;fyn
      Интересно, как могло пойти сражение если бы англы ломанулись с холма конницей при поддержке флангов пехотой в последней фазе боя?


      Для конницы САКСАМ нужна была верная королю аристократия, для поддержки флангов пехотой (0_о) нужны были многочисленные сработавшиеся воинские коллективы а не набранное как удастся ополчение.

      Такое событие возможно было в одном случае - добровольный переход саксов на сторону Харальда Хардрады (Харька Конкретного, зятя Ярослейва Хитрого, он же Ярослав Мудрый). Тогда норманнам действительно ничего не свтелито бы. Новеги Харальда (смертью которого закончилась Эпоха викингов) и стена щитов саксов, плюс конница местных аристо - и сидеть Вильгельму среди меловых скал Дувра, сочиняя прошение о репатриации на материк - на меле ведь ни рожь для солдат, ни овёс для коней не растут, а флот на дне Ла-Манша...

      Через года, Ярослав "Мудрый" бросает киевский трон (трижды) а кто из наследников самый-самый? Правильно: полководец, поэт ("Висы радости" - реально памятник литературы, Харольд - наш президент) и крепкий хозяственник, норманнов опять же победитель (Сицилию выжег, госсударство норманнское)... Быть викингу главным на Руси, быть Англии заморским курортом/культурным заповедником, как Рюген или Аркона.

      Собратья визионеры, признаем альтернативу коллеги cth;fyn жизненной, предлагаю предложить её пишущему писателю альтернатив Мазину. Пусть роман "Гобелен из Вышгорода" напишет.

      За такую книженцию и рублём наделить не жалко.

      П. С. Спасибо Вячеслав за развёрнутео продолжение предыдущей части статьи, очень подняли настроение на фоне отальных реалий.
      1. kalibr 6 августа 2015 16:46
        И Вам спасибо, что цените! Кстати, на Западе есть роман о поисках оторванной части ковра и от том, что на нем было. Очень хочу почитать, но на русский не переведено, а на англ.яз читать долго.Кому-то бы перевести и предложить нашим издательствам! Они охотнее берут переводы оттуда, чем книги наших авторов! А это еще и детектив!
  2. parusnik 6 августа 2015 08:06
    ...Но, выманив их ложным отступлением на открытое место, Вильгельм использовал свое преимущество в коннице и разгромил англичан... Тактика Гарольда была правильной..занял позицию..неудобную..для атак конницы и пехоты..Задача вымотать соперника и по возможности нанести максимальный урон,когда противник выдохнется нанести контрудар...Но не срослось..
    Существует три версии кем создан гобелен и какой смысл заключен..Автор предложил одну из них...
    1. cth;fyn 6 августа 2015 08:14
      Дак у гарольта была конница, но почему она сражалась в пешем порядке? Не доверять собственным людям странно. и мне кажется что использование "стены щитов" должно было автоматически делать упор на лучников, т.е. норманы в первой фазе должны были нести более существенные потери нежели англы.
      1. abrakadabre 6 августа 2015 09:53
        Дак у гарольта была конница, но почему она сражалась в пешем порядке? Не доверять собственным людям странно
        Ничего странного. Армия Гарольда была измотана форсированным маршем через всю страну после кровопролитной битвы. Воины были измотаны неделями войны. Соответственно у Гарольда не было свежих резервов для наступательного боя. После битвы с викингами большая часть армии была распущена до того, как пришли вести о новом вторжении на юге. Новая мобилизация не могла быть проведена быстро.
        Вильгельм же имел время окопаться, наладить снабжение и его войска не были потрепаны. Ну и как бы, само понятия завоевания требует активных действий.

        Так что Гарольд принял правильную тактику - изматывать врага в обороне до окончания новой мобилизации и подхода подкреплений. Соответственно выбрана позиция и конное войско спешено - ведь это не только собственно всадники, но и просто профессиональные и хорошо экипированные воины. Которые умеют прекрасно воевать и спешенными.

        Фактически исход битвы решило ранение Гарольда и последующая утрата четкого командования в решающий момент битвы - англосаксы не удержались от соблазна контратаки. Чем сыграли на руку норманам с их конницей да на равнине.
        Устояли бы на месте и тогда даже смерть Гарольда ничего бы не решила для Вильгельма. Потому что каждый новый день - это подкрепления для ангилчан и утрата боевого потенциала для норманов (ранения, болезни, иссякание припасов и т.д.)
        1. cth;fyn 6 августа 2015 11:36
          Вот это уже интереснее, по моему на случай ранения и смерти военоначальника должен быть зам, который сможет довести изначальный план до конца, да и со смертью Вильгельма(которой заманивали англов) контр атака бесполезна т.к. агрессор сам уплывет. В общем можно сказать что любая контр атака, какой вид бы она не имела, хоть конного клина хоть пешей фаланги, привела бы (и привела) к разгрому англов?
          1. abrakadabre 7 августа 2015 08:16
            Вот это уже интереснее, по моему на случай ранения и смерти военоначальника должен быть зам, который сможет довести изначальный план до конца
            Вы мыслите современными категориями. В идеале да, должен быть. На деле, в подавляющем количестве случаев все замыкалось лично на полководце/короле/князе и т.д. Личная присяга, личный авторитет. И, соответственно, влияние в ходе битвы.
            Как тут уже сказали в комментариях, скрытие факта смерти лидера, зачастую удерживало армию в оперативном повиновении. А малейшее сомнение в начальстве (не только в его ранении или смерти) приводило в истории к разгрому даже более сильной стороны. И это при том, что нередко размеры поля боя и обстановка не позволяли всей армии видеть своего лидера. Хороший пример - разгром Дария Александром Македонским в битве при Иссе. Когда личная трусость Дария привела к повальному бегству персов. При их сначительном превосходстве в резервах и вполне пристойном паритете в вооружении и управляемости.
            1. Альджавад 10 августа 2015 02:46
              скрытие факта смерти лидера, зачастую удерживало армию в оперативном повиновении.


              Есть на эту тему хороший самурайский фильм.
          2. Weyland 9 августа 2015 00:29
            На случай ранения или смерти военачальника должен быть зам. А на случай смерти монарха? Не надо забывать, что юридически у Вильгельма Завоевателя прав на английский трон было куда как побольше, чем у Гарольда, который узурпировал власть, базируясь на личном авторитете. Нет Гарольда - нет смысла воевать!
  3. parusnik 6 августа 2015 09:17
    cth;fyn (1) RO Сегодня, 08:14 ↑ Новый

    Дак у гарольта была конница, [/quote]...Задача вымотать соперника и по возможности нанести максимальный урон,когда противник выдохнется нанести контрудар..Не срослось нанести контрудар конницей..т.е. норманы в первой фазе должны были нести более существенные потери нежели англы...Да так оно и было..подумайте стрелять откуда удобней с холма или с подножья..?..Англы повелись на провокацию..и хорошо повелись..я имею ввиду,что якобы Вильгельм убит..главный враг..Простой пример..Д.Донской..специально поменялся доспехами..и стал в ряды простых воинов..для чего,что бы паники не было.. и слухов..что бы надежда была князь Дмитрий жив и где-то бьется ,возможно рядом..а погиб не настоящий..Или битва на Косовом поле..Обилич проник в султанский шатер и убил султана турецкого..но туркам удалось скрыть смерть султана и одержали победу..Неизвестно как сложилось бы если турки в разгар сражения узнали бы о смерти султана..тем более, что на стороне турков сражались и сербские князья как они бы повели себя и против кого повернули войска..И подобных случаев много..
    1. cth;fyn 6 августа 2015 09:44
      Получается что гаральт не особо блестал полководческим талантом, раз повелся на такой примитивный маневр.
      1. abrakadabre 7 августа 2015 08:19
        Получается что гаральт не особо блестал полководческим талантом, раз повелся на такой примитивный маневр.
        Вы бы тоже повелись, получив стрелу в череп.
  4. Башибузук 6 августа 2015 12:21
    Офигеть....
    Если на якобы гобелене, неизвестно когда и кем созданным, изображены персонажи басен Эзопа, неизвестно когда жившем - то тут, конечно, можно делать очень знаковые выводы.
    ...
    Вот читаешь материал - и так становится жалко трудов автора.
    От легендарных вышивок других мастериц ничего не сохранилось - ни ниточки, ни лоскутка. Одни писания. Легендарные.
    А от этого произведения, из более полутысячи персонажей и до сотни сцен - ну буквально ВСЕ ЕСТЬ.
    Неизвестно только, когда делано, кем делано, по чьей задумке делано. Откуда появилась в Байе?
    Т.е. - исходных данных - ноль. Н О Л Ь...не считая писаний от пятнадцатого века.
    ...
    И самое забавное - сценарист, значит, издевался над традиционной историей. Тогда еще, в 1077 году (ну, десять лет спустя, после битвы при Гастингсе).
    А в качестве сильнейших издевательств вставил в сцены всяких конюхов и остальных шутов - наравне с герцогами и графами. Так?
    ЧтО дает нам основания считать этого сценариста - серьезным человеком? Ничего.
    Представьте Лаврова на встрече с Керри - размахивающим журналом Веселые Картинки.
    Так и тут.
    Сценарист - неизвестный, кстати. Предполагаемый...ваял свои сцены с расчетом на тысячелетия, нет?
    Он точно знал, что через тысячу лет (почти) потомки будут охреневать от шута горохового Турольда на вышитой простыни. От знатной м-м-лядёшки Эльфивы...от братца будущего короля Англии, а ныне священника.
    Нам предлагают верить в такое.
    ...
    Вольному - воля, историкам - рай.
    Убейте меня той самой стрелой, попавшей в глаз Гарольду, но всерьез к таким материал я не могу относиться.
    "Дюна" и Вселенная Некромонгеров в таком случае - гораздо круче.
    ....
    Жалко труда автора.
    Потому что завтра, скажем, найдут новый гобелен...в Форте Байярд, предположим. А там - карлика не будет.
    И что тогда делать?
    Сочинять по новой?
    1. kalibr 6 августа 2015 16:50
      Ну, раз есть исторические источники, то их изучают, верно? И это рождает различные гипотезы. Пока иного гобелена не нашли - имеем то, что имеем. Он уже много дал всего историкам и, надеюсь, даст еще больше. Вот съезжу, посмотрю на него сам.Глядишь... сойдет просветление. Шутка!
    2. abrakadabre 7 августа 2015 08:24
      Судя по вашим писаниям, понятие научного метода познания вам не знакомо. Что говорит о крайне низком качестве образования. Как, впрочем, и используемый вами корявый сленг.
      Вам неведомо, что все подобные теории и выводы делаются не на созерцании только собственно гобелена, а на изучении хроник, предметов материальной культуры соответствующего периода и местности, историко-географических изысканий и многого другого. И только сведя все источники воедино, сравнив их между собой, подвергнув КАЖДЫЙ из них критике и взаимной проверке, делаются какие-либо выводы.
      Увы вам...
    3. Альджавад 10 августа 2015 02:51
      Жалко труда автора.
      Потому что завтра, скажем, найдут новый гобелен...в Форте Байярд, предположим. А там - карлика не будет.
      И что тогда делать?
      Сочинять по новой?


      А вдруг форт Байярд придумали на ТВ и его на самом деле - нет???!!! belay
  5. JääKorppi 6 августа 2015 13:20
    У Гарольда была конница? Коня в студию!! Как уже правильно замечено в этой статье саксы находились в цивилизационном пространстве, как и Русь, скандинавского мира, а на тот момент стена щитов и пешие сражения ( так как викинги были прежде всего морскими разбойниками и торговцами) были основным способом ведения боевых действий! Лошадь использовалась, как транспортное средство! Такую же стену щитов Русси строили перед византийцами под Доростолом! Появлением кавалерии мы обязаны тесным "общением" с тюркским миром (половцами и печенегами)! Кстати и кавалерия норманов, тогда действовала не таранный ударом а метала копья приближаясь к врагу!
    1. cth;fyn 6 августа 2015 13:32
      А про метание копий пруфик мона?
      1. RiverVV 6 августа 2015 14:07
        Да вон хоть на том же самом гобелене. Четверо всадников. Первый держит длинное копье в опущенный руке, а двое сзади готовятся бросить дротики. Собственно и наука физика как бы говорит нам, что брошенный с разогнавшейся лошади дротик летит дальше и бьет сильнее. А норманны тогда физику знали на отлично.
        1. abrakadabre 7 августа 2015 08:44
          Да вон хоть на том же самом гобелене. Четверо всадников. Первый держит длинное копье в опущенный руке, а двое сзади готовятся бросить дротики. Собственно и наука физика как бы говорит нам, что брошенный с разогнавшейся лошади дротик летит дальше и бьет сильнее. А норманны тогда физику знали на отлично.
          На гобелене изображены рыцари, держащие копье верхним хватом для укола, а не метания. Точно так же как на множестве икон св.Георгия, поражающего змия. Или на всяких античных изображениях, например Александра Македонского. Тяжелая кавалерия никогда не баловалась дротиками. Это оружие легкой кавалерии.
          Копье слишком тяжелое и громоздкое для метания. Даже и на полном скаку. И кроме того, так копий не напасешься.
    2. RiverVV 6 августа 2015 14:53
      Пардон, но ведь это бред - про кавалерию. Александр Македонский отнюдь не верхом на палочке на бой выезжал. Или он тоже свою конницу у древних укров позаимствовал?
      1. cth;fyn 6 августа 2015 21:01
        Берите выше он был протоукром )
    3. abrakadabre 7 августа 2015 08:29
      У Гарольда была конница?
      В любом королевстве того периода конница была. Весь вопрос в ее количестве относительно численности всей армии и способе применения полководцем на поле боя. Так что не сомневайтесь, была. Хотя особой погоды не делала. Как вы правильно указали, саксы использовали преимущественно пехотную тактику.
      Кстати и кавалерия норманов, тогда действовала не таранный ударом а метала копья приближаясь к врагу!
      Использовала она таранный удар. Об этом говорит комплекс вооружения. Но наряду с ним использовался устаревший к этому времени способ атаки, когда копьем не таранили на скаку, а кололи, держа либо нижним хватом (от бедра), либо верхним (от головы). Именно это и изображено на гобелене.
      Кидать же копья - вещь совершенно бессмысленная. Потому что копье не дротик, слишком тяжелое для этого. Хоть с места, хоть на скаку.
      Вот как раз со времен норманов Вильгельма и его прекрасно организованной многочисленной кавалерии таран копьем (зажатым по мышкой) на галопе и становится основным приемом атаки рыцаря в бою.
  6. RiverVV 6 августа 2015 15:14
    Если кто то смотрел "Храброе сердце": там есть эпизод боя между шотландцами и англичанами. У англичан начинают лучники. Дают несколько залпов. Потом тяжелая конница пытается проломить строй пехоты. Пехота в свою очередь выставляет заточенные колья. Потом атака шотландского резерва подводит итог.

    Бой в фильме показан исторически верно. Так всегда и было: пращники, лучники, легкая пехота начинают бой, потом разбегаются и пытаются вытянуть противника под удар фаланги, или конницы. Бой при Гастингсе ничем особым наверняка не отличался. Легкая пехота норманнов начала, отошла, атаковали рыцари. Не пробили. Снова в дело вступили лучники, на этот раз стреляя навесом.

    Пока Гарольд мог командовать - строй держался даже под градом стрел. Когда его ранили, строй сломался. Англичане видимо попробовали опрокинуть врага и превратить отступление его лучников в бегство. Тоже не вышло. Атака увязла в норманнских рыцарях, превратилась в свалку и из нее мало кто вышел. Резерв англичан в бою участия не принял и сделал ноги. Вот и все. Все просто, как веник и не начни Вильгельм новую эпоху в истории Англии, про битву и не вспоминали бы.
    1. kalibr 6 августа 2015 16:54
      Тут вся проблема в том, что холм Сенлак, где стояли саксы длинный, но узкий, как лезвие бритвы. Там сейчас стоит монастырь, так он как раз длинный, но узкий. И склоны крутые. То есть конница разогнаться не могла, идя в гору. А вот пехоту так и подмывало побежать вниз и рубануть коня топором по заду.И стрелы лучше летят вниз, чем вверх. Так что роль нормандской конницы в битве сильно преувеличена.
      1. RiverVV 6 августа 2015 17:53
        Не факт... Это нынче они крутые, а лет то сколько прошло? И будь там на холме настоящие укрепления, разве хоть один вышел бы из под защиты? Сидели бы за частоколом. Блокады нет, сзади лес.

        И вот тут есть один нюанс: сидение такое означало бы проигрыш войны именно из-за наличия у норманнов сильной конницы. Выход на коммуникации англичан не заставил бы себя ждать. Как только Вильгельм сориентировался бы в ситуации, он попытался бы окружить противника и вряд ли английские рыцари без пехоты смогли бы окружение прорвать. Так, или иначе, пехоте пришлось бы оставить выгодную позицию, а в поле шотландцы, у которых почти не было доспехов, шансов не имели.

        Так что вариантов у англичан не было. Только атаковать и разгромить врага. Вероятно кто то преждевременно отдал приказ за короля. Гарольд явно собирался сидеть на холме, пока норманны не прекратят атаки.
        1. abrakadabre 7 августа 2015 08:51
          И вот тут есть один нюанс: сидение такое означало бы проигрыш войны именно из-за наличия у норманнов сильной конницы. Выход на коммуникации англичан не заставил бы себя ждать. Как только Вильгельм сориентировался бы в ситуации, он попытался бы окружить противника
          Тыл саксов защищал лес. Позиция была выбрана идеально. Что позволило небольшой и измотанной ФОРСИРОВАННЫМ маршем через всю страну армии Гарольда биться с отдохнувшей и не потрепанной армией Вильгельма на равных. Настолько, что Вильгельм уже начал приходить в отчаяние. Настолько упорной и без перевеса сторон была битва. Только ранение и гибель самого Гарольда решила все. Последовала потеря управления армией, ошибочная контратака саксов с утерей сильной позиции на холме и последующим разгромом.

          Время работало против Вильгельма. Если бы стороны разошлись к вечеру вничью, это означало бы конец вторжения. Потому что: норманы бы пали духом от столь упорного побоища; Гарольд ожидал подкрепления; у саксов за спиной целая страна со снабжением, а у норманов за спиной море.
          1. RiverVV 7 августа 2015 10:34
            Вы противоречите сами себе. Если армия норманнов была свежей, а у англичан наоборот измотанной, то почему норманны должны были отступить и убраться из страны после первого боя? И почему это боевой дух должен был упасть? Англичан, допустим, не разбили, но ведь и сами поражения не потерпели. Так что никакое время против Вильгельма не работало.

            Я понимаю, что тому, кто тактику изучал по игре "Казаки", сложно что то объяснить, но включите мозги. Противник занял выгодную, самой природой укрепленную позицию. К нему могут подойти подкрепления. Позицию он покидать не хочет. Любой толковый полководец (не стоит отказывать Вильгельму в наличии головного мозга) постарается окружить врага. Тогда и подкрепления не дойдут, и жрать ему скоро станет нечего. Завершив окружение, конница будет не торопясь грабить округу, а пехота выйдет из соприкосновения с врагом и под ее прикрытием потопает к ближайшему городу. В ней ведь не компьютерные юниты. Воины хотят жить красиво, а для этого нужно грабить. Страна чужая, чего стесняться? Местные феодалы сделают выводы и перейдут на сторону Вильгельма. Пехота будет пополняться местными йоменами (тогда еще не слыхали о патриотизме). Не жизнь - малина.

            И пусть себе Гарольд по прежнему сидит на своем холме, пока норманны Лондон не возьмут.
            1. abrakadabre 14 августа 2015 07:54
              Вы противоречите сами себе. Если армия норманнов была свежей, а у англичан наоборот измотанной, то почему норманны должны были отступить и убраться из страны после первого боя?
              Это азы военной логистики и психологии масс людей.
              1. Плохое снабжение.
              2. Большие потери в битве и множество раненных в обозе. При тогдашнем уровне медицины.
              3. Соответственно неуклонное снижение дисциплины и разложение армии.
              4. Воодушевление саксов от выстоянной битвы в таких условиях (после недавней победоносной битвы с викингами и сумашедшего марша через страну.
              5. Соответственное и неоспоримое (по меркам Средневековья) доказательство прав на трон для Гарольда делом. Отсюда всеобщее воодушевление в стране и рост активности сторонников.
              6. Соответственно ускорение прибытия резервов от мобилизации и хорошее снабжение.
              7. Что ведет либо к разгрому в повторной битве, либо выдавливание противника в море блокадой.
              Я понимаю, что тому, кто тактику изучал по игре "Казаки", сложно что то объяснить, но включите мозги.
              Дальше можете не продолжать. Идите играть в "Казаков" дальше...
              Завершив окружение, конница будет не торопясь грабить округу, а пехота выйдет из соприкосновения с врагом и под ее прикрытием потопает к ближайшему городу.
              География района не позволяла. О чем вам, видимо, невдомек. Позиция Гарольда как раз и закрывала дорогу меду двумя обширными лесными массивами южной части страны. Ближайшая округа уже была разграблена Вильгельмом с момента высадки и до битвы. И... его мертвые воины встанут, раненные побегут на грабежи быстрее здоровых... В то время как в любой момент родная армия разграбляемой страны усилившись подкреплениями всадит копье в жо..., пардон в тыл. Чушь порете.
              Пехота будет пополняться местными йоменами (тогда еще не слыхали о патриотизме).
              Полное незнание ситуации и психологии того времени. ЩаЗЗЗЗ, после того как Вильгельм высадился и пару недель геноцидил округу (а чего стесняться, да и настращать страну надо, чтобы потеряла волю к борьбе): грабил, сжигал селения, убивал подчистую мужчин и насиловал женщин (и тоже после убивал)... Ага! Йомены с восторгом пойдут сами на заклание к отморозку из-за моря.
              И пусть себе Гарольд по прежнему сидит на своем холме, пока норманны Лондон не возьмут.
              Ага, и с каждым днем восстанавливает боеспособность и усиливается подкреплениями. Да на волне душевного подъема от пережитых за месяц успешных битв.
  7. Yarik 6 августа 2015 16:27
    cth;fyn (1) RO Сегодня, 07:39
    И правда, намного интереснее чем поп версия. Интересно, как могло пойти сражение если бы англы ломанулись с холма конницей при поддержке флангов пехотой в последней фазе боя?

    А если бы поставить хускарлов на один из флангов и ударить во фланг-тыл норманнам,которые врубились бы в ополченцев?Опрокинули бы,а?
    1. kalibr 6 августа 2015 16:54
      Не могу сказать! Это уже будет не история.
      1. Yarik 8 августа 2015 19:16
        wink спросим у профессора.
    2. abrakadabre 7 августа 2015 08:58
      А если бы поставить хускарлов на один из флангов и ударить во фланг-тыл норманнам,которые врубились бы в ополченцев? Опрокинули бы,а?
      Для этого надо иметь:
      - нужное количество резервов - большая часть армии была распущена после победы над викингами у Самфорд-Бридж на севере за пару недель до этого;
      - хускарлы должны были бы иметь другое вооружение и тактику для атаки на кавалерию Вильгельма: длинные копья-пики и плотное построение, а не секиры и рассыпной строй (в атаке);
      - иметь скорость перемещения по полю боя (с сохранением строя) сопоставимую со скоростью перемещения кавалерии противника, то есть успеть атаковать строем до того, как противник тупо организованно отойдет.
      1. Yarik 8 августа 2015 19:13
        Хм,похоже на анализ,выглядит неплохо.Профессор?История?
        1. abrakadabre 14 августа 2015 08:05
          Хм,похоже на анализ,выглядит неплохо.Профессор?История?
          Для этих выводов не обязательно быть профессором. Достаточно быть в теме:
          1. Хускарлы - профессиональные отборные воины дружины монарха. Их не может быть много. И они не могут составлять численное большинство армии при таких масштабных боевых дествиях. Кроме того, в хрониках чернилами по пергаменту указано, что и как происходило в течении последнего месяца перед битвой. А также, всем, кто интересуется историей периода, известны принципы формирования феодальных армий на большую войну.
          2. Секира - оружие двуручное, которое требует размаха. А значит строй должен быть достаточно разрежен для пользования ею. Тем более не в глухой обороне, а в атаке. Но длина древка секиры недостаточна против тяжелой кавалерии, вооруженной гораздо более длинными копьями, чтобы эффективно атаковать. При этом, разреженный атакующий порядок - это подарок судьбы для тяжелой кавалерии. Лошадь трудно заставить броситься на густую стену из копий. А вот на рассыпной строй легко. Причем конь потопчет больше людей, чем всадник успеет поколоть.
          3. Прежде чем всадника (или его лошадь) стукнуть секирой, его еще нужно догнать. И желательно не потеряв строй (прикрытие товарищей).
  8. JääKorppi 6 августа 2015 16:58
    Отличался от храброго сердца! В 11 веке не было ещё лошадей для тяжёлого удара кавалерией копьями! Это на столетие позже!
    1. RiverVV 6 августа 2015 18:06
      То есть римские катафрахты (ну вернее не совсем римские, а к примеру те же сарматы на службе Рима) - только и умели, что из луков пулять? :) Между прочим копье у сарматского всадника было длиной метров пять.
    2. kalibr 6 августа 2015 19:03
      Не было куширования копья (под мышкой) - вернее оно только входило в моду, о чем и говорит гобелен. До этого держали двумя руками или бросали на скаку.
      1. RiverVV 6 августа 2015 20:21
        Опять же: на приведенном кусочке гобелена крайний справа всадник держит длинное копье одной рукой. Неужели вы всерьез думаете, что он не догадался бы зажать древко подмышкой для удара?

        Что же касается древности таранного удара... Полибий писал о македонских кавалерийских копьях: «… первый удар наконечником копья будет хорошо нацелен и результативен, так как копье так устроено, чтобы быть устойчивым и крепким..." Очевидно, что под первым ударом понимался именно таранный, потому что без разгона никакой разницы между первым и остальными ударами копьем попросту нет. И атаковали гетайры клином, то есть типичной "свиньей".
        1. kalibr 6 августа 2015 21:15
          Да о таранных ударах древние авторы писали очень много, есть и изображения сарматских всадников, держащих копье двумя руками. И конечно, я всерьез не думаю, что он не догадался. Просто так изображено... И одновременно, что копья бросают. То есть это мог быть и частный, специфический случай, и "переходный период", и "сила традиции", и "а я так вижу" автора гобелена. Все может быть.Точно мы никогда уже не узнаем.
          1. RiverVV 7 августа 2015 05:59
            Ну тут достаточно включить мозги. Залезьте на любой забор. Ваш друг пусть даст вам в руки четырехметровый дрын. Возьмите этот дрын так, как его держит всадник на рисунке, сверху, и вы сразу поймете, что нанести одной рукой из такого положения достаточно сильный удар невозможно даже Шварценеггеру. Кроме того удар получится слишком медленным (дрын довольно тяжелый), а длина укола составит всего полметра. В общем даже сильно пьяного средневекового пеха убить будет немножко сложно.

            И придется вам перехватывать либо копье двумя руками (а шит вешать на... ну вы в курсе), или брать его одной рукой, снизу. Но тогда и копье должно быть покороче и удобнее для броска. А вот для таранного удара первый способ был в самый раз.
            1. abrakadabre 7 августа 2015 09:12
              Ну тут достаточно включить мозги. Залезьте на любой забор. Ваш друг пусть даст вам в руки четырехметровый дрын.
              На указанный период рыцарское копье было поменьше. Указанный вами размер и вес лэнса стал позже, с широким распространением пластинчатых лат. То есть к концу 14-го - началу 15-го веков.
              Между прочим, когда в Новое время латы вышли из употребления, укол легкой казачей пикой одной рукой снова стал достаточно эффективен.
        2. Альджавад 10 августа 2015 03:05
          И атаковали гетайры клином, то есть типичной "свиньей".

          Вот только стремян у нмх не было. Всадник держался на коне только за счёт силы своих ног. Таранный удар копьём мог спешить его самого.
          Катафрактарии через пару веков свои копья к коню цепями крепили. (стремян всё ещё не было.)
          1. abrakadabre 14 августа 2015 08:09
            Катафрактарии через пару веков свои копья к коню цепями крепили.
            Очень сомнительно про цепи - неадекватный вес. А вот ременной или веревочной петлей - самое то.
      2. abrakadabre 7 августа 2015 09:05
        До этого держали двумя руками или бросали на скаку.
        Бросали дротики. Копьями кололи ударом сверху вниз или от бедра... одной рукой. Во второй были поводья. В отличие от катафрактов 2-5 веков, в указанное время использовались стремена, что делало посадку в седле более прочной, а это в свою очередь давало возможность сделать укол копьем более мощным.
        Катафракты же, не имели стремян и для выполнения мощного тарана копьем были вынуждены иметь на копье петлю, которая крепилась к лошади. То есть большую часть отдачи при столкновении копья с целью, принимал на себя конь.
        1. RiverVV 7 августа 2015 09:39
          Все желающие могут сами провести предложенный эксперимент. Залезть на забор (к черту седло) и попытаться попасть трехметровой жердью в пробегающую мимо собаку. Любым ударом. Сверху (не опираясь на стремена, ага!), снизу, сбоку, броском... как угодно. Ноги, повторяю, не должны ни на что опираться. Только забор, только хардкор. После этого прикиньте свои шансы против вооруженного перочинным ножом средневекового шотландца.

          Не стоит сразу пытаться с лошадью. На ней удержаться намного труднее, гарантирую. Доспехи тоже одевать поначалу не стоит. Без них не так больно падать. И может быть после эксперимента у вас появится желание думать собственной головой.
          1. Альджавад 10 августа 2015 03:11
            Только забор, только хардкор. После этого прикиньте свои шансы против вооруженного перочинным ножом средневекового шотландца.

            Не стоит сразу пытаться с лошадью. На ней удержаться намного труднее,


            Ширина лошади - см этак 60. Заборы нынче в массе из профнастила.... Хардкор!
  9. КоЩей 6 августа 2015 21:31
    Как это может быть?
    огромный собор, готический шедевр в романском стиле
    Готика и романский стиль сильно между собой разнятся.
    1. kalibr 7 августа 2015 17:20
      Да уж... наверно такое пишется от усталости.Понятно, что так быть не может. Текст большой!
    2. Комментарий был удален.
  10. Комбриг 10 августа 2015 00:50
    На фото у реконструкторов руки защищены перчатками и латными рукавицами, хотя на гобелене у всех открытые руки..)))) Безопасность превыше исоричности )))
    1. abrakadabre 14 августа 2015 08:17
      На фото у реконструкторов руки защищены перчатками и латными рукавицами, хотя на гобелене у всех открытые руки..)))) Безопасность превыше историчности )))
      На первом фото все достаточно пристойно в этом смысле: в основном перчатки (кожа), кольчужные рукавицы, рукавицы с бляхами усиления. Все нормально.
      Вот если бы там виднелись латные (пластинчатые) перчи или варежки или бригантные, по типу Висбю. Вот тогда это было бы неверно.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня