Боевые повреждения кораблей


Мы можем знать лишь вероятность.
Лишь случай — полный господин .
Из всех сценариев возможных

Он представляет нам один.

“Легенда о несбывшемся грядущем”

Эпохе капитальных кораблей наступил конец с появлением авиации и “фанерных этажерок”.

Вечером 26 мая 1941 года пятнадцать торпедоносцев с «Арк Ройял» произвели повторную атаку на “Бисмарк”, добившись двух (по другим данным — трех) попаданий. Одно из них имело решающие последствия. Пытаясь уклониться от торпеды, «Бисмарк» повернул влево, и торпеда вместо бронепояса по правому борту попала в кормовую часть, повредив рулевой механизм и заклинив рули в крайнем положении. Линкор превратился в малоподвижную мишень и был легко добит кораблями англичан.

За время боя «Родней» выпустил 380 406-мм и 716 152-мм снарядов, «Кинг Джордж V» — 339 356-мм и 660 133-мм, тяжелые крейсера «Дорсетшир» и «Норфолк» — соответственно 254 и 527 203-мм снарядов. Расход торпед составил: “Родней” — 2 (одно попадание), “Дорсетшир” — 3 (два попадания).


И “Бисмарк” осел под воду монбланом оплавленной стали...

Если “фанерная этажерка” одним щелчком топит плавучую крепость, тогда зачем нужен флот? Достаточно иметь эскадрилью “этажерок”.

Суровая истина заключалась в том, что “этажерка” не всегда топила линкоры. Более того, она часто не могла их догнать!

В марте 1942 года две эскадрильи “Альбакоров” (817-й и 832-й сквадрон) с авианосца “Викториес” попытались атаковать одиночный “Тирпиц”. Атака производилась на кормовых углах, как наименее опасных с точки зрения зенитного огня, в результате, скорость сближения “этажерок” с линкором составляла всего 30 узлов — меньше чем у торпедных катеров! Попав под ураганный зенитный огонь, британцы не смогли атаковать столь быстроходный маневрирующий корабль. Все 24 выпущенные торпеды прошли мимо цели. Ответным огнем было сбито два “Альбакора”, а на вернувшихся с задания самолетах имелись убитые и раненые. Бой окончился. “Тирпиц”, идя на 29 узлах против ветра, растворился в тумане и снежных зарядах.

Надо признать, “этажеркам” здорово повезло. Система ПВО немецких линкоров была организована так, словно её делали не арийцы, а унтерменши. Два сухопутных “Коммандогерата”, управлявшие зенитным огнем на кормовых углах безо всякой стабилизации и противоосколочного бронирования. В результате фашисты расплатились за свою жадность по полной.

Будь на месте “Бисмарка” американский линкор (где каждый “Бофорс” имел собственный гиростабилизированный пост наведения с аналоговым компьютером, а пятидюймовые зенитные снаряды оснащались встроенным мини-радаром)... Комментарии излишни.

Торпеда, заклинившая рули, — редкая случайность. Вот лишь несколько примеров повреждений линкоров без каких-либо фатальных последствий:

“Витторио Венето” (март 1941 г.). Попадание торпеды в район правого гребного винта, осложненное серией близких разрывов авиабомб. Линкор принял 3500 тонн воды. Спустя два часа аварийные партии локализовали поступление воды, был дан малый ход. Еще через час удалось довести ход до 16 уз. Линкор самостоятельно вернулся в базу, ремонт занял 4 месяца.


Торпедирование “Литторио” (июнь 1942 г.). 1600 тонн воды + 350 тонн контрзатопления для выравнивания крена и дифферента. Вернулся в базу своим ходом. Спустя 1,5 месяца возвращен в строй.

Повторное торпедирование “Витторио Венето” (декабрь 1941 г.). Попадание 533 мм торпеды с подлодки “Урге” в район кормовой башни ГК. Принято 2032 тонны воды. Линкор вернулся в базу своим ходом, ремонт 4 месяца.

Торпедирование “Норт Кэролайн” (август 1942 г.). Янки подробно описали события того дня. Утверждают, что им это совершенно не понравилось. Ход упал до 18 узлов, погибло 5 моряков, оказались затопленными погреба носовых башен ГК, повреждены три броневые плиты, в океан вылилось 528 тонн нефти (8%). Стоит заметить, боевая часть торпеды японской подлодки (400 кг) была вдвое мощнее, чем авиационные торпеды “этажерок”.

Аварийные партии выправили крен за 6 минут. Линкор ушел на атолл Тонгатабу (где-то на краю света), где прошел двухдневный эрзац-ремонт. Оттуда выдвинулся через океан в направлении Перл-Харбора, основной ремонт занял 2 месяца.

Боевые повреждения кораблей

Линкор "Мэрилэнд", поврежденный авиационной торпедой у Сайпана

Следующее — торпедирование “Ямато” подлодкой “Скейт” (декабрь 1943 г.). Принято 3000 тонн воды, затоплен артиллерийский погреб кормовой башни ГК. Линкор вернулся через океан в Японию своим ходом. Ремонт: январь — март 1944 г.

Вот такая любопытная статистика.

Разумеется, кто-то с нескрываемым злорадством припомнит “Бархэм” и “Ройал Оук”, а также быструю гибель ЛК “Принц оф Уэлс”. Что ж, всем скептикам стоит ознакомиться с историей этих кораблей, обратив особое внимание на даты их закладки. Первые два — дредноуты Первой мировой. Строились в эпоху, когда угроза из-под воды считалась пренебрежимо малой, а о ПТЗ никто даже не задумывался.

“Принц Уэльский” (как и все ЛК типа “Кинг Джордж V”) — временное решение Королевского флота. Уцененные линкоры эконом-класса, объективно считавшиеся худшими среди всех капитальных кораблей позднего периода. У них было множество недостатков, одним из которых была слабая ПТЗ. В среднем ширина их противоторпедной защиты была на 2 метра меньше, чем у немецкого “Бисмарка”.

И, конечно же, роковая случайность. Одно из шести попаданий пришлось в район гребного вала по левому борту. Продолжая вращаться, деформированный вал “разворотил” всю подводную часть корпуса, что и привело к фатальным последствиям.

Противоречивый пример — потопление суперавианосца“Синано” (ЛК типа “Ямато” с перестроенной верхней палубой). Корабль погиб, продемонстрировав удивительную живучесть. Он, как ни в чем ни бывало, семь часов шел своим ходом, получив четыре торпеды, и все в один борт! Потом остановился и затонул. Почему затонул “Синано”? Потому что он был не достроен, а его водонепроницаемые переборки не были герметизированы. Быстрой гибели немало способствовали действия команды “Синано”. Впрочем, обвинять моряков не за что. Они ступили на палубу секретного авианосца всего за пару дней до выхода в море и банально не знали даже плана отсеков!

Удивительную непотопляемость и боевую стойкость продемонстрировали “Ямато” и “Мусаси”. Согласно хронике их последних сражений, показаний американских пилотов и выживших членов экипажей, линкоры выдержали по шесть попаданий торпед, сохранив ход, электроснабжение и частичную боеспособность. Точный предел их стойкости не установлен: в “Мусаси” попало до 20 торпед. В “Ямато” — 11, не считая многочисленных разрывов авиабомб.


Она утонула


Статистика свидетельствует следующее.

Одиночные попадания торпед не могли представлять смертельной угрозы крейсерам и линкорам Второй мировой. Известны случаи возвращения кораблей с проломленным бортом и полностью оторванной носовой оконечностью (“Новый Орлеан”). Что до роковых совпадений и поврежденного рулевого управления — вероятность такого события была на порядок ниже, чем принято считать у современных любителей военной истории.


Крейсер "Новый Орлеан" не собирается сдаваться


Глава номер два. Бомбы

Опытные эксперты знают реальное положение дел. Вступая в дискуссию, они многозначительно произносят: “Девятое сентября 1943 года”.

В тот день немецкие бомбардировщики поставили точку в извечном противостоянии снаряда и брони. Казавшийся непотопляемым, новейший итальянский ЛК “Рома” был уничтожен с помощью управляемых бомб.

Первый «Фриц-X» ударил в палубу полубака между 100 и 108 шпангоутами, прошёл через отсеки конструктивной подводной защиты и взорвался в воде под корпусом корабля. Взрыв привёл к огромным разрушениям подводной части линкора, и туда стала поступать забортная вода. В считанные минуты она затопила кормовое машинное отделение, третью электростанцию, седьмое и восьмое котельные отделения. Повреждение кабелей вызвало многочисленные замыкания и возгорания электрооборудования в кормовой части. Корабль покинул строй соединения, резко сбавив ход.

В 16:02 второй «Фриц» добил линкор: бомба поразила его в палубу полубака по правому борту между 123 и 136 шпангоутами, прошла через все палубы и взорвалась в носовом машинном отделении. Начался пожар, который привёл к детонации носовой группы артиллерийских погребов.




На этом история “Ромы” закончилась.

И началась другая история.

Одновременно с “Ромой” две управляемые бомбы поразили однотипный ЛК “Литторио”. Первый удар пришелся в палубу полубака в районе 162 шпангоута. Бомба пронзила корабль и вышла сквозь борт, сдетонировав в воде. Повреждению подверглось 190 кв. метров обшивки в подводной части корпуса. Поступление воды составило 830 тонн (еще 400 приняли для выравнивания крена и дифферента). Следующая бомба ударила в воду рядом с линкором, вызвав частичную разгерметизацию обшивки по левому борту.

“Литторио” пришел своим ходом на Мальту, откуда отправился в район Суэцкого канала, где подвергся интернированию (18.09.1943 г.).



Немцы лютовали не на шутку. В том же месяце под удар управляемых бомб попал британский “Уорспайт”. Ветеран обеих мировых войн явно не ожидал такого подарка судьбы. Бомба пробила линкор насквозь, проделав в его днище 6-метровую пробоину, сквозь которую поступило 5000 тонн забортной воды. Близкий разрыв другого “Фрица” повредил противоторпедную защиту линкора, третья бомба взорвалась на расстоянии, не причинив “Уорспайту” вреда. Несмотря на тяжелые повреждения, потери среди экипажа “Уорспайта” оказались невелики: всего 9 погибших и 14 раненых.

Потерявший ход линкор был эвакуирован на Мальту, откуда был переведен в Англию. Через полгода “Уорспайту” была возвращена боеспособность. 6 июня 1944 года, корабль первым открыл огонь по немецким укреплениям в Нормандии.

Вывод очевиден: даже применение управляемых бомб не гарантировало победы в морском бою. Почему управляемых? Это позволяло сбрасывать бомбы с огромных высот (до 6000 м), чтобы их скорость в момент встречи с целью достигала скорости звука. Супербоеприпас особой конструкции (массив из закаленной стали) массой 1380 кг. Не каждый бомбардировщик мог поднять и прицельно сбросить “Фриц-Х”!

И что же?

Более крупный и современный “Литторио” отделался умеренными повреждениями, без потери хода и боеспособности. Заслуженный старик “Уорспайт” пострадал сильнее, однако даже он остался на плаву, а его экипаж не понес сколько-нибудь заметных потерь.

В унисон прозвучит история с повреждением “Витторио Венето”.

5 июня 1943 года, во время сильнейшей бомбардировки Специи, в пришвартованный линкор попало две 908-кг бронебойные бомбы, сброшенные американским B-24. Первый удар пришелся в район первой 381-мм башни (159-ый шпангоут). Бомба пробила все палубы, цилиндры подводной защиты и, не взорвавшись, ушла на дно. Второе попадание имело серьезные последствия: удар пришелся по левому борту возле шпилей, в районе 197 шпангоута. Бомба прошла через все корабельные конструкции и взорвалась под днищем.

“Витторио Венето” немедленно взорвался и затонул.

Черта с два! “Витторио Венето” ушел своим ходом в Геную. Ремонт занял один месяц.

На основе вышеприведенных фактов рождается строгая статистика:

В результате четырех атак и девяти сброшенных бомб (семь “фрицев” и пара бронебойных 2000-фунтовок) смог быть потоплен всего один линкор (“Рома”).

И это — результат воздействия могучих боеприпасов, сбрасываемых с больших высот и предназначенных непосредственно для борьбы с высокозащищенными объектами!

Нанесение критических повреждений достигалось лишь в случае прямого попадания в район погребов боезапаса (самый опасную часть боевого корабля). Однако, на практике вероятность попадания “фрица” в линкор не превышала 0,5. Для неуправляемых бомб это значение было меньше на два порядка: высотное бомбометание по движущимся кораблям было бесполезным расходом боеприпасов.

Что уж говорить про обычные “фугаски” и попытки бомбить линкоры с малых высот! Высокозащищенные корабли эпохи ВМВ чихали на такие угрозы.

В апреле 1944 года, в ходе рейда британских авианосцев к Каа-фьорду, в линкор “Тирпиц” попало девять бомб. Англичане применили весь спектр авиационных вооружений: 500-фунтовые “фугаски”, полубронебойные бомбы, могучие 726-кг “пенетраторы” и даже 600-фн. глубинные бомбы.



Бомбардировка не прибавила красоты, однако линкор не собирался тонуть, не взорвался, не сгорел и даже сохранил часть боеспособности. Ни одна из бомб не смогла пробить главной бронепалубы. Основные проблемы доставили не столько бомбы, сколько открывшиеся от сотрясений старые раны — последствия предыдущей атаки мини-субмарин. Осколками сильно побило находившуюся на верхней палубе прислугу зенитных орудий.

Следующий налет 42 “Барракуд” в сопровождении 40 истребителей (операция “Талисман”) окончилась безрезультатно. Асы Королевских ВВС добились 0% попаданий в неподвижный линкор. С аналогичным результатом завершился августовский рейд четырех авианосцев к месту стоянки “Тирпица” (операция “Гудвуд”).

Наверняка кто-то задастся очевидным вопросом: если линкор малоуязвим для ударов в надводную часть корпуса, почему британцы не использовали торпеды?

Потому что немцы, в отличие от “макаронников” (Таранто) и американских яхтсменов и любителей гольфа (Перл-Харбор), не забывали устанавливать противоторпедную сеть.

Раз уж прозвучало про Перл-Харбор, можно вспомнить старую “Аризону”. Ржавое ведро 1915 года постройки, с горизонтальной защитой по стандартам Перовой мировой (главная бронепалуба 76 мм). Несчастный корабль попал под удар 800-килограммовой бомбы, переделанной из 356-мм бронебойного снаряда.

Из той же серии история с советским “Маратом”. В рамках текущего разговора этот пример не имеет смысла.

Бэттлшипы позднего периода не являлись “абсолютным оружием”. Более того, в определенный период (до появления зенитных ракет), возросла вероятность их гибели от воздействия высокотехнологичных авиационных боеприпасов. Но это была всего лишь ВЕРОЯТНОСТЬ. Все легенды о “фрицах” и “фанэрных этажерках”, якобы изменивших расклад сил на море и обесценивших капитальные корабли — лозунги “диванных экспертов”, которым лень открыть книгу и ознакомиться со статистикой боевых повреждений кораблей ВМВ.

По факту, даже применение самых мощных супербоеприпасов не гарантировало победы над плавучими крепостями. Более того, теория вероятности всегда была на стороне линкоров. С учетом их значительных размеров и непрерывной эволюции, шанс их выживаемости в бою непрерывно возрастал. Блестящий пример — британский ЛК “Вэнгард” (1940-46 гг.), впитавший в себя опыт обеих мировых войн. Попасть — не значит пробить. А если пробьешь — не факт, что выведешь из строя. 3000 тонн противоосколочных переборок. Восемь электрогенераторов, рассредоточенных в изолированных отсеках по всех длине корабля. Чередование котельных и турбинных отделений в “шахматном порядке”. Разнесение линий гребных валов на 15 метров. Развитая система откачки и контрзатоплений, шесть независимых постов борьбы за живучесть. Дистанционное управление вентилями паропроводов — турбины “Вэнгарда” могли работать в полностью затопленных отсеках! И все это великолепие было подкреплено максимально возможной конструктивной защитой с 350-мм поясом и 150-мм палубой цитадели.

Замучаешься такого топить.


Спуск "Вэнгарда" на воду
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

236 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти